Суэнвик, Майкл [Swanwick, Michael]

Майкл Суэнвик [Michael Swanwick]Майкл Суэнвик родился в 1953 году. Начало своей литературной карьеры он описывает таким образом: "Зимой 1973 года я прибыл в Филадельфию с чемоданом полным одежды, семидесятью долларами в дорожных чеках, другом, который согласился приютить меня на несколько недели и абсолютно твердым убеждением, что научная фантастика - высшая форма литературы и я должен научиться ее писать".

"В 1980 году вышла моя первая публикация, но начинал я писать за десять лет до этого и на протяжении девяти из них я никак не мог закончить ни один рассказ... Я был уверен, что у меня нет никаких других способностей, так что продолжал писать. Я писал десять лет и однажды закончил историю и это, как если бы кто-то щелкнул выключателем; и я сказал "О, вот так ты это делается - ты заканчиваешь рассказ и пытаешься его продать". После этого стало намного легче", - рассказывал Суэнвик в одном из интервью.

Первые же два рассказа писателя были номинированы на высшие фантастические премии и им пришлось конкурировать в списках друг с другом. На протяжении нескольких лет Майкл Суэнвик завоевывал популярность у читателей публикуя в фантастических журналах один рассказ за другим, но некий "барьер" все же оставался - ему никак не удавалось написать роман. В конце-концов, по совету одного из друзей, Суэнвик взял за основу свой рассказ "Поцелуй Муммера" [Mummer Kiss] (1981), написал еще несколько взаимосвязанных историй и получил таким образом свое дебютное в "большой форме" произведение - роман "В зоне выброса" [In the Drift] (1985). Он не стал "бомбой", но психологический барьер писателю удалось преодалеть.

Спустя два года увидел свет второй роман Суэнвика - "Вакуумные цветы" [Vacuum Flowers] так до конца и не понятый и не принятый ни киберпанками, ни гуманистами. Между тем, по признанию самого писателя он не пытался создать произведение, которое было бы принято, как свое в какой-либо из группировок постмодернистов.

Вот как комментирует "Ваккумные цветы" сам писатель: "Я однозначно не писал в стиле киберпанк, и сами поклонники киберпанка не очень-то этот роман любят. Моим намерением было приблизить космическую оперу, которая тогда была умирающим жанром, к современным понятиям, так сказать, модернизировать этот жанр. Я привлек к делу киберпанк и гуманистические идеи. Я специально, в шутку, создал типично киберпанковскую сцену в начале романа, когда Ребел и Хайсен приходят в заведение Сноу, и типично гуманистическую - в конце, когда два персонажа обсуждают достоинства Мэттью Арнольда. Когда я рассказал об этом Джону Кесселу, гуманисту до мозга костей, он начал пространную беседу об Арнольде, который, по его словам, был первым из викторианцев, кто понял, что будущее будет мрачным и киберпанковским".

Роман "Вакуумные цветы" [Vacuum Flowers] и эссе "Постмодернизм в фантастике: руководство пользователя" [A User's Guide to the Postmoderns] позволяют причислить его к когорте киберпанков. Другой знаменитый роман - "Дочь железного дракона" [Iron Dragon's Daughter] и эссе - "В традиции" [In the Tradition...] - раскрыли талант Суэнвика, как автора и знатока "твердой" фэнтези.

Особо нужно отметить еще одну, во многом знаковую и, возможно, самую сильную работу писателя - роман "Дочь железного дракона" [Iron Dragon's Daughter] - то ли техно-, то ли, как именует ее сам писатель "твердую" фэнтези. Этот роман был издан в России АСТ еще в 1993 году но особого успеха у российских читателей, увы, не снискал. Это, а также коммерческий провал двух других издававшихся у нас романов ("Вакуумные цветы" и "Путь прилива"), заставили российских издателей надолго вычеркнуть имя писателя из своих издательских планов и лишь недавно издательство АСТ выпустило роман "Кости Земли", а ЭКСМО взялось за переиздание старых вещей автора.

Cам Майкл Суэнвик свою принадлежность к киберпанкам, как, впрочем, и к гуманистам отрицает: "Нет, я никогда не был киберпанком, но я был чертовски близок к тому. Теперь, оглядываясь назад, я вижу было несколько моментов когда я мог бы слиться с их движением (они на самом деле были ко мне расположены) если бы я говорил правильные вещи и не общался с неправильными людьми. Никто не заметил этого, но когда я написал "Постмодернизм в фантастике" я поставил себя посередине между киберпанками и гуманистами. Обе группы демонстрировали тенденции, которые я видел в своих работах, так что я определил из как стоящих справа и слева от меня. Если бы можно было всех их собрать и синтезировать в единого писателя, то этим писателем бы бы я".

В последние годы Суэнвик, который неоднократно признавался, что пишет слишком медленно, чтобы соответствовать общепринятым среди профессиональных писателей нормам, уделяет все большее внимания небольшим рассказам и совсем крохотным мини-рассказам-зарисовкам, не забывая при этом о литературоведческой работе (последний пример тому - его книга-интервью "Быть Гарднером Дозуа" [Being Gardner Dozois], награжденная премией Locus 2002).

Майкл Суэнвик неоднократно работал в соавторстве с Гарднером Дозуа и Джеком Данном, написал один из рассказов - "Собачий бой" [Dogfight] вместе с Уильямом Гибсоном, а другой - [Archaic Planets: Nine Excerpts from the Encyclopedia Galactica] со своим сыном Шоном Суэнвиком. Также Майкл Суэнвик дописал две неоконченные работы Аврама Дэвидсона, известного в России по фэнтезийному роману "Феникс и зеркало".

Сейчас писатель живет в Филадельфии, со своей женой Мэрион Портер и сыном Шоном, активно работает и не забывает регулярно отвечать на всевозможные вопросы, которые задают ему посетители его официального сайта: http://www.michaelswanwick.com

 

"Когда я был школьником, я как-то решил, что стану писателем, вернее, что буду учиться на писателя. Хотя ничего не указывало на то, что у меня есть хоть какой-то талант к этому. Я просто знал. Мне это казалось неизбежным. Джон Гарднер как-то заметил, что боль заставляет людей становиться писателями, и я сделал вывод, что хотя бы в моем случае это верно, только я не готов еще об этом говорить. Я начал писать фантастику, потому что, когда я учился (а мне тогда было двадцать с небольшим), очень много интересного происходило именно в этом жанре и совсем ничего - в других".