На главную страницу Лоис М.Буджолд

Барраярский цикл (стихи)

Деленн

скопировано со страничек поэзии клуба "Вавилон" и "Ордена золотистого баклана"




Ботари

Кровь и плоть. Служба чести. Цепной пес миледи.
"Ты - чудовище, слышишь? Забудь Эскобар!"
В вену шприц. И струится лекарство по вене.
"Ты - Висконти...Элен..." - и опять - пустота.

Черный локон в сосуде, горит огонь смерти,
Твои волосы треплет лесной ветерок.
Помнишь: "Мама?...Отец!" - снова слезы неверья,
И последний взгляд дочери душу обжег.

Снова демон. И он говорит, усмехаясь:
"Да, мой милый, ты ИМ хорошо послужил.
И, я думаю, верно достоин ты рая..."
И бессильные слезы: "Неправда, я жив!"

Те слова - кровь смывает грехи. Ты не верил,
Что избавлен ты будешь от тяжких забот.
Что забудешь всю боль. Ту любовь и потерю,
Твой кошмар - барраярский израненный флот.

Гибель принца - свобода! Но снова удар:
"Служишь мне иль ему?!" - "Я - цепной пес миледи"
Душу ранят слова - "Так иди же туда!"
В глазах - слезы: "Ведь я - не предатель, поверьте!..."



Бессонница

Это короткий сон бьется в чужих руках
Раненой птицей, 
Это лишь голоса тех, кто ушел в закат,
Их мысли и лица...
Крик отзвучал в ночи, даже огонь молчит –
Выбор наш сделан...
Мы уходили в ночь, и не смогли помочь,
Те, кто нас предал...

Припев. Это только боль, что пришла за мной,
        Разнесет по венам горькую волну. 
        Снова до утра пить вдвоем с тишиной– 
        Я не усну...

Это опять молчит брошенная в ночи
Горькая память. 
Это скончался день, в сумерки вновь одев
Старые раны...
Колкие пальцы сна, снова бокал вина– 
Полузабвенье, 
Но замирает вздох, сколького я не смог
Выпить и сделать?..

         Это только боль, что пришла за мной... 

Это зовет в туман, разум одев в дурман
Горькая правда - 
Чтоб уходить в рассвет, взявшись за пистолет
Много ли надо?
Просто идти вперед, пусть душу в клочья рвет
Эта дорога.
Вечно терять друзей, только в коротком сне
Лица их помня. 

         Это только боль, что пришла за мной... 

Это слепой закон помеченных судьбой
Воинов долга. 
И не свернуть с пути, пусть только мир молчит
Сумрачной ночью. 
Вновь принимая бой и не простясь с тобой
Стану на грани.
Пусть позабудут все, что им в крови моей,
Только ты знаешь - 

         Это только боль, что пришла за мной... 


Самому себе

А когда-то ты был другим...
Ты еще не считал потерь
Ты не мерил чужую жизнь 
Расстоянием до ночей. 

Ты не знал, что такое «долг», 
Еще помнил, что значит «честь» 
Ты не знал, как горька любовь
И как больно терять друзей...

Ты не знал что такое миг
Перед вспышкой, ведущей в смерть
Ты не знал, что такое жизнь
Ты не верил, что можно петь .

Ты не знал, как приходит день,
Как любимой горят глаза
Когда ты еще рядом с ней
И не надо смотреть назад. 

Ты не думал, что ночь зовет
Тихим голосом бледных звезд
Ты так верил в свои мечты, 
Что не понял – это всерьез...


***

Серый ветер, черный космос, бесконечный путь к победе, 
Что я знаю, что я помню – только час страшнее смерти, 
Как сквозь вихри непогоды шли войска в затихший город, 
Где спасти себя пытались те, кому свое дал слово...

Как рвались в больные звезды залпы плазменных орудий,
Этот бой коротким не был, как потом расскажут люди, 
Мы прошли сквозь пыль и ветер, принося тоску и слезы, 
Тем, кто в честь мою поверил, тем, кому свое дал слово...

Помню, как пылало сердце в жарком пламени победы,
И смеялись мы, как дети, глядя в сумрачное небо, 
Раздавался мерный топот сотен ног под куполами, 
Мне поверили так просто – слову чести, слову правды...

А потом короткой вспышкой шепоток по коридорам,
И сознание погибло, захлебнувшись праздной злобой...
Только жесткий текст приказа, не дозволенного мною, 
На Комарре расстреляли тех, кому свое дал слово...

И теперь никто не вспомнит отблеск боли, взгляд взметнулся,
Жизнь в руках моих погасла слишком рьяного безумца, 
Застывала кровь так быстро на огромном стадионе, 
Тех, кто жизни мне доверил, тех, кому свое дал слово...

***

Город, разбитый над пыльной травой
Пройденных раньше дорог. 
Новые жизни заполнят чужие страницы. 
Честь разлетелась граненым стаканом
О реальность чужих миров. 
И из осколков иллюзий угрюмо осклабилась жизнь. 

Жизнь пути бесконечно прямого, 
Через сплетни, убийства, ложь,
Кто поверит теперь, что от крови 
Мир сделался чистым. 
То, что нас не прикончит, то душу и сердце 
Еще глубже впечатает в лед. 
И тогда люди скажут – ты стал много лучше, чем прежде. 
Только что тебе их слова…

Войны пустые огнями пожаров
Встречают рожденных вновь. 
И называют своим посторонние люди. 
Капли слез – все что выжмешь из жалких попыток
Сделать лучше короткую ночь…
Ты уйдешь, умирая опять и никто не осудит. 

Не осудит за мокрые веки, 
За разбитую всмятку любовь,
И за то, что в слова и улыбки
Ты больше не веришь.
Только спрячешь в карман по привычке сухую
И так странно пустую ладонь. 
И уйдешь по шоссе в никуда в сероватую вечность.
Только что тебе краткий взгляд…

Пускай на ветру ночном цепенеет
Даже этот холодный взгляд. 
Тяжесть своих долгов не оставит плечи.
И останется только мечтать о свободе, 
Как и много веков назад, 
Хоть и знаешь, что наши мечты не находят ответа.

Не находят ответа молитвы,
Но не смей опустить глаза,
Раз тебя наградили медалью 
Чужой  надежды.
Лишь опять ухмыльнешься кривой усмешкой
Молодых бравурным словам 
И уйдешь в пустоту, подгоняемый черным снегом.  
 Только что тебе черный снег…

Корделии. 

Отблески боли в бездонных глазах…
Сможешь простить меня?
Смерти сплелись на твоих глазах
За холодной стеной корабля.

Сломлены были и гордость и честь,
Стал непосилен долг…
Но пока ты во Вселенной есть
Я все еще живой. 

Годы борьбы, вездесущий страх, 
Смерть за моим плечом…
Ты это все пережить смогла,
Как и прежде даря любовь.

Между безумьем и пустотой
Встала сплошной стеной...
Все что я сделать верного смог - 
Было рядом с тобой. 

Как мне просить, чтобы ты смогла
Простить лицемерный свет 
За глупо – жестокие, злые слова,
Презрения тихий смех,

Ты стала мне волей, душой, судьбой,
Надежду принесшей в дом…
И больше тебя не оставит твой
Усталый безумец – фор… 
04.02.2000

(Эйрел – Корделии) 

Ты точно знаешь, что такое смерть, 
И точно знаешь, что такое страх, 
Ты помнишь, как поруганная честь
Убила свет мечты  в моих глазах…

Как много я прошел путей один,
И сколько позади могил друзей, 
Я радость и надежду позабыл
За пеленою барраяских дней…

Ты  свет в моей потерянной душе
Сумела взять, увидеть и зажечь
Сумела растопить тот льдинок блеск,
Что застилал мне дня и мира свет…

Прими, прошу, нелегкий этот дар, 
Мы вместе пронесем его сквозь хмарь
И помни – никому тебя не дам,
Доверься мне, мой милый капитан…
06.02.2000

 (Эйрел - Корделии)

Открытая дверь - твой срок
Я знаю – дороги нет…
Нет сил посмотреть на свет,
Нет сил шагнуть за порог, 
Ты мне говорил: "Я здесь!
И я не уйду, поверь"…
Захлопнулась где–то дверь
И этот круг пройден весь. 
"Прости, что так много зла
Принес в этот мир с собой"
Я помню, шумел прибой
Когда я к тебе пришла. 
"Твоя любовь – это дар, 
Который я не заслужил…"
Так ты ведь без страха жил,
Пока я к тебе не пришла…
Застыла слеза в глазах
И снег у висков – седина.
И я вновь осталась одна, 
Единственный спутник – страх. 
Мой страх не о смерти, нет.
Мой страх о бессонных ночах, 
О ярых и пылких речах, 
О том, что держать ответ. 
Ответ перед ТЕМИ людьми…
Ответ за любовь и честь, 
За то, что пока еще есть, 
За то, что миры в крови. 
За отблеск безумных глаз, 
За путь, что опять избрала, 
Себе никогда не врала, 
И снова – не в этот раз…
Поверь…снова клятвы слова
И радость – безумным огнем
Пока в  этом мире живем,
Никто не увидит зла…

(Корделия –Эйрелу)

Яркий огонек надежды - как маяк люминофора
Свет звезды в высоком небе – как глаза безумца – фора. 
Холод бездны, страх потери, путь домой мощен утратой
Ты прости меня, коль сможешь, пред тобой я виновата. 

Виновата в том, что стали мягче звезды глаз безумца.
И острей прохладной стали режет слово – не коснуться
Того дара, что наградой стал за смерть, за боль утраты
Так прими же мой подарок – пред тобой я виновата. 

Ты мне дал леса и горы, чудный воздух и озера, 
Гладь воды в безумном мире и глаза безумца- фора. 
Дал понять, что честь дороже для тебя всего на свете,
Дал понять, что тайна слова вновь напомнит об ответе. 

Свет звезды в высоком небе – та далекая планета
Чудо мира – хлопья снега, в их саван и я одета. 
Первый снег всей моей жизни лег на раны горькой солью
Яд, разрушивший мне счастье, не родившееся болью. 

Я хочу, чтоб в зимний полдень без отчаянного страха
Я могла смотреть на небо, не развеянное прахом. 
Чтоб взглянув в родные звезды, нет, в глаза безумцу – фору,
Я сказала: "Я согласна!" вновь отдав свою свободу…

(Корделия – Эйрелу)

Странно теперь понимать…
Раньше к свободе и к звездам, 
К миру стремилась душа…
Помнить уже слишком поздно. 
Тысячу зол одолев,
Мы получили лишь старость. 
А тем, кто поверил в любовь,
Только безумье досталось... 
А как же хотелось  тепла,                                                                                                                                     
Радости, солнца и лета! 
Но непосильна цена, 
Что запросили за это. 
Боль от бесчисленных ран,
Холод последней могилы,
Пламя в слепых небесах,
Бой без победы и смысла…
Только наступит рассвет,
Мир вдруг очнется от гнева. 
Мы сможем выйти на свет, 
Взглянем на чистое небо…
Как же всем хочется знать
 Что все  еще обойдется, 
Что за стеной корабля 
Все – таки прячется солнце…
Смысл во всем этом есть, 
Ведь невозможно не верить…
Но снова пора уходить – 
Бой размышлений не терпит…
12.10.97 – 05.02.99. 

***

Старая крепость залита кровью,
Старые сказки забыла осень.
Падают листья, бьются оземь, 
И разбиваются моей болью. 

Им не разбить судьбы оковы,
Им не развеять сказку прахом,
Их не прогонишь одним махом, 
И я не полюблю другого.

Сменится плач листвы осенней, 
Сменится снежным саваном зимним.
И вновь прольются слезы ливнем, 
Падают слезы снегом на землю.

Память задернута покрывалом, 
Черным покровом звездной ночи
Ты извини – устала очень…
Ты так гордился звездным балом. 

Ты так гордился этой песней, 
Ты так гордился этой сказкой
Ты так устал от этой маски, 
Но нет усталости чудесней. 

Ты обвинял себя за слезы,
Ты говорил: "Прости, родная"
Нас разлучила судьба злая, 
Соединили наши грезы. 

Не отказаться от усталых
Серых и теплых глаз безумца.
Родной руки посмев коснутся, 
Я принимаю твой подарок…

 (Корделия – Эйрелу)

По лунной дороге сквозь искры ночей,
Не зная имен, и не помня дней, 
Заставив себя зачеркнуть мечту, 
И больше не веря снам, 

За призрачной далью, в чужую мысль, 
За болью, что вновь сотворяет жизнь, 
Простившись с надеждой на мир и дом, 
Унылый  безумец шел.

Он больше не  верил в добро и свет, 
И смысла во взгляде простыл и след, 
Он просто шел, принимая бой, 
Пока не настигнет смерть. 

Но ты приняла этот тяжкий груз, 
Ты просто сказала: "С тобой пойду"
И вот на дороге сквозь зло и боль, 
Ладонь обрела ладонь.

И снова отыщется место снам, 
Усталость истает в колодцах глаз, 
Зажглась вдруг во мраке судьбы звезда, 
Ты просто сказала "да".

И больше не властен могучий рок, 
Сегодня закончился вечный снег, 
Теперь по дороге, умытой дождем, 
Двое идут в рассвет… 
 
(Еще совсем недавно мне казалось, что впереди ничего не ждет. Что 
после этой ночи уже не наступит утро, что из ЭТОЙ битвы я уже не 
вернусь… Но пришла ты, и я понял, что солнце все–таки взойдет 
снова.… И что бы не случилось со мной теперь, каким бы далеким не 
оказался путь из мрака к тебе – я вернусь… Потому что мне есть, ради 
чего жить и есть, куда  возвращаться. И даже сотни жизней не хватит, 
чтобы отблагодарить тебя за все, что ты мне дала…)
09.02.2000

(Эйрел – Корделии)

- Закрытая книга - порука снам, 
Скажи, почему ты пришел ко мне? 
Лишь потому, что эта зима 
Тянется слишком уж много дней?

- Знаешь, как плачет осенний дождь, 
Каплями горечи в водную гладь?
Какой холодной бывает ночь,
Когда не смеешь верить друзьям?

- Наверное, ветер принес мой зов… 
Быть может, расстает короткий бред, 
И снова сквозь бури идти вперед, 
Поняв, что тебя не нашла  и здесь…

- Ты хочешь проснуться? Открой глаза.
И рядом с рассветом – мое лицо,
На пальце -  серебряное кольцо, 
И тонет в ладонях твоя  рука…

- А если все это – всего лишь сон?
И он вместе с ночью умчится прочь? 
И больше никто не сумеет помочь, 
И вновь я останусь в толпе одна?

- Ты снова боишься? Скажи, чего? 
Холода прошлого? Боли разлук?
А может того, что исчезнет вдруг
Ровное зеркало нежных слов?…

- Я так боюсь потерять тебя…
Кратких видений и тихих слез…
Что не сумею задать вопрос, 
И не смогу разогнать туман…

- Наши глаза загорелись вновь, 
 Все наши судьбы отныне – одна, 
Просто теперь ты идешь со мной, 
Если захочешь ответить "Да". 

- Путь в бесконечность ведет в мечту -  
Звезды осветят его для нас. 
Дай же почувствовать жизнь твою, 
Мы идем вместе – да будет так…
09.02.2000

Война. (Эйрел – Корделии)

В окна просочился робко свет. 
Ночь еще вершит свои права.
Скоро и она сойдет на нет, 
И опять оскалится война…

Будет ветер нас нести по грани вечности клинка. 
Будет жар глаза слепить – битвы как  обрывки сна, 
Будет ночью день от дыма, и  от взрывов полднем ночь, 
Краткий миг - и жизнь ушла - нельзя помочь…

Затерялась в облаках звезда.
И в глазах людей - хмельная мгла
Те, кто жив, уснули, они ждут, 
А мертвым не проснутся никогда…

Снова взбесятся осколки от растерзанной души, 
Пеплом станут ваши слезы, те, кто остается жить, 
А мы уходим без оглядки и, похоже, навсегда. 
И это значит, что опять идет война…

Лагерь захватил короткий сон-  
Всех, кто будет поутру сражен, 
И еще остался миг, за ним – рассвет…
И уйдут войска в грохочущую смерть…
14.09.99 – 10.02.2000

***

Гостья из странного сна… в чуждом мире.
Сказаны были слова… полюбили, 
Но только тоску и страх подарили
Годы ночей без сна - тучей пыли. 

Как я хотел сказать всей планете,
Что для меня лишь ты есть на свете, 
Но не хватает сил бросить дело, 
И никому нельзя больше верить…

Дать ничего не смог – только слезы,  
Краткого счастья вновь  радость тонет 
Но потерять тебя слишком больно, 
Стала твоя судьба – моей судьбою…
12.02.2000 – 13.02.2000. 

***

Пусто - серые дни… это осень пришла,
Осень прожитой жизни и сказанных слов, 
В собеседниках - только бутылка вина.
И летящие  листья. И утренний дождь.

Эта осень теперь не пройдет никогда. 
И за ночью уже не настанет рассвет…
За победу не слишком большая цена…
Сотни судеб и жизней. Сошедших на нет…

Горше хины триумф и острее клинка
Одиночества руки -  лежат на плечах… 
Я исполнил приказ…и душа умерла, 
Заблудившись в проклятиях пристальных глаз…

От надежд и амбиций осталась зола. 
Краткой вспышкой поступка - спаленная честь…
То, что смог обрести – все равно потерял, 
И осталась лишь осень…и ночь. Пьяный бред…

Легкий шелест шагов разорвал тишину…
Мягкий голос разрушил болезненный сон…
И пробился сквозь тучи растерянный свет, 
Когда снова в глазах твоих я утонул…

Все исчезнет и снова останется боль.
И разбитая жизнь и погасший огонь…
И тогда только смерть, чтоб остаться собой…
И теперь уже я побегу за тобой.
12.02.2000 - 13.02.2000

Джессу

Я уже не могу посмотреть 
В глаза, они застыли,
Все, что было в твоей душе- 
Твои мысли уже задушили. 

Это сон?…Это бред?… Это ад, 
Мне открыл ты.
А когда-то ты верил снам…
Но забыл,чему нас учили. 

Ты не помнишь уже, как был
Бесшабашным мальчишкой.
Как умел и дружить, и любить,
Жизнь была так проста и красива…

Это мысль?… Это зов?… Это боль. 
Чего я не сделал?
Почему черный мир из оков
Стал твоим приютом от света?
Чего я не смог?…
08.03.2000

Танец мечтателей.

…Тихий голос нарушит покой, 
За спиной только боль. 
Черной птицей расправит крыла 
Горький призрачный долг

Застывают слова  в тишине, 
Давит зеленый шелк
Этих странно безликих стен…
Сколького сделать не смог…

А в глазах только сумрак и мгла,
Ясен выбранный  путь,
И опять закрываешь глаза, 
Но уже не  свернуть…

Искр блеск за стеной корабля, 
Призвала всемогущая смерть, 
Всех их, кроме тебя…
Лишь тебе не дано умереть… 
06.03.2000.

Призрачное зло

Что мы знаем о коварстве и смерти, 
Если все это всегда за спиной?
Если сможешь, то попробуй ответить, 
Где вершиться НАСТОЯЩЕЕ зло?

Не в окопах не в бою, не в застенках,
Не в глухих углах, где сырость и мгла.
Не на крейсере, наполненном смертью…
Все за них уже решили слова 

В теплых залах и уютных гостиных, 
Где разлито по бокалам вино,
За столами заседаний столь мирных
Сотни жизней прерывают кивком. 

Только слово – ивзлетают ракеты, 
Закорючка на бумаге – война, 
Краткий взгляд – и не спасут катакомбы,
От живого и реального зла…
08.03.2000 

Танец мечтателей –2

Серые блики экранов погасли в бокале – 
Завтра последний отряд отправляется в путь…
Этого права солдаты так долго желали – 
Просто уйти со словами "Я скоро вернусь…"

Гулких шагов перестук прерывает сомненья
Вспышкой тоски в полумертвых холодных глазах.
Тем, кто оправится в бой не дожить до рассвета
Тысячи гордых бойцов схоронит Барраяр…

Эта дорога острее, чем меч или шпага, 
Долг мной исполнен, все сделано – выверен путь…
В ярости боя расстреляна гордость солдата
Ему не дано больше ночью спокойно уснуть…

Все, что свершилось, возможно, спасет миллионы,
Знатный безумец уже не взойдет на престол…
Всполохи взрывов – как камни свинцовой короны, 
Той, что давно многим стала терновым венцом…
08.03.2000

В ночь солтоксиновой атаки.

… Я тону в твоих измученных глазах,
В них нет боли, нет обиды – лишь тоска…
Ты узнала горечь правды – что теперь?
То, что отнято, никто нам не отдаст. 

Не отдаст надежд на радость и любовь,
Жизнь, с которой были связаны мечты, 
Нашу веру, что мир расцветает вновь – 
У меня не появился сын…

Как же холодно тебе в чужом краю…
Я стою душой открытый пред тобой
Почему я принял миссию свою - 
Приносить в дома других чужой покой?…

А в глазах твоих нет боли – только ночь, 
Две судьбы не разорвут гнилую стынь,
Этот шрам уже не заживет – 
Ведь у нас не появился сын…
09.03.2000


Майлзу.

Сможешь ли когда – нибудь простить, 
То, что жизнь твоя полна тоски?
Ты ведь так пытаешься взлететь, 
Но нет крыльев – нечего раскрыть. 

Маленький калека – адмирал…
Я – то это точно заслужил,
Но зачем жестокая судьба
Не мою – твою сломала жизнь?

Ни одной обиды – только боль
В детских, но измученных глазах.
Я хотел бы рядом быть с тобой – 
Но опять не могут ждать дела…

Просто помни – ты не одинок, 
Рядом те, кто любит и любим.
И пока мы живы, помни – все, 
Что бы не случилось – победим…
09.03.2000

Марку.

Коридор отражений, разбитые судьбы, 
Безнадежность  во взгляде…  победы не будет.
Одиночество злое в жестоких глазах, 
И никто не прикроет, в соратниках – страх. 

Ты протянешь мне руку – получишь лишь боль. 
Ты прости, что не принял – решится позволь… 
Незажившее сердце в оковах тоски
Больно сжало от ветра… пойми и прости. 

Как решиться на веру, на память и смерть,
Как суметь зло развеять, помочь и успеть,
По натянутым нервам пляшет пламя тоски, 
Ты не можешь стать первым – и за это прости…   
20.03.00.
                                              Мы прокляты... Боль.
                                                 (Ганима Атридеc)

Отцу.

Осколки чести - 
Осколки стекла,
Осколки жизни,
Любви и тепла

Осколки покоя,
Осколки судеб,
Война - это призма,
Победы не будет.

Нет, всё - таки будет,
Но не для тебя.
Хотя, что - победа?
У всех, ведь - своя.

Победа над жизнью, 
Победа над смертью
Меж вспышек и взрывов
В расколотой тверди.

Больное небо,
Истёртые нервы,
Истёртые клятвой,
Вечной и  первой.

Меж кровью и болью - 
Осколки стекла,
Лохмотья счастья,(чести) 
Любви и тепла...
(Майлз Форкосиган - Нейсмит)