Социальные сети - всё для общения www.owohho.com;Roger Waters билеты. Вся информация о концерте

Лоис МакМастер БУДЖОЛД

БАРРАЯР

(Lois McMaster Bujold, Barrayar, 1991)
Перевод (c) Екатерины Грошевой (kate0616@yandex.ru)

Глава 1

"Мне страшно". Отодвинув портьеру, Корделия глядела через окно на залитый солнцем двор резиденции Форкосиганов. Длинный серебристый лимузин, миновав шипастую чугунную ограду и заросли земного кустарника, въехал на дугообразную подъездную аллею и затормозил у парадного крыльца. Правительственный автомобиль. Открылась задняя дверца, и из машины вышел человек в зеленом мундире. Хотя с высоты третьего этажа видна была только его макушка, Корделия сразу узнала командора Иллиана - темноволосого и, как всегда, с непокрытой головой. Он прошагал под навес крыльца, скрывшись из поля зрения. "Наверное, мне незачем волноваться - до тех пор, пока Имперская служба безопасности не приедет за нами посреди ночи". Но где-то глубоко под сердцем остался осадок страха. "Зачем я вообще прилетела на Барраяр? Что я сделала с собой, со своей жизнью?"

В коридоре послышались тяжелые шаги, и дверь гостиной, скрипнув, приоткрылась. Сержант Ботари просунул голову в щель и удовлетворенно хмыкнул, обнаружив Корделию.

- Миледи. Пора идти.

- Благодарю, сержант. - Она отпустила край портьеры и напоследок оглядела себя в зеркале, висевшем над старинным камином. Трудно поверить, что здесь люди все еще сжигают растительный материал для высвобождения тепла.

Она вздернула подбородок над жестким кружевным воротником блузы, одернула рукава бежевого жакета и бездумно расправила коленом подол длинной пышной юбки, какие носили здесь женщины форского сословия. Юбка тоже была бежевой, в тон жакету - этот цвет успокаивал Корделию, напоминая ей полевую форму Бетанского астроэкспедиционного корпуса. Она провела рукой по волосам - рыжие кудри были расчесаны на пробор и заколоты по бокам двумя эмалевыми гребнями, свободно ниспадая по плечам до середины спины. Из зеркала на нее глядела сероглазая бледная женщина. Нос малость великоват, да и подбородок чуть длиннее, чем следует, но с чисто практической точки зрения - очень даже неплохое лицо.

Ну, если она захочет выглядеть элегантной, ей достаточно встать рядом с сержантом Ботари. Его двухметровая фигура угрюмо маячила рядом с ее отражением. Корделия всегда считала себя высокой женщиной, но сержанту ее макушка едва доставала до плеча. Его лицо напоминало морду горгульи - крючконосое, скрытное, настороженное, а короткая военная стрижка прямо-таки преступно подчеркивала бугристость черепа. Даже элегантная темно-коричневая ливрея, расшитая серебряными гербами Форкосиганов, не спасала Ботари от уродства. "Но с практической точки зрения - очень даже хорошее лицо".

Ливрейный слуга. Что за странное понятие. Чему он служит? "Ну, для начала, жизни, благосостоянию и священной чести нашей". Она приветливо кивнула его отражению в зеркале и последовала за ним через лабиринт резиденции Форкосиганов.

Ей надо как можно скорее научиться ориентироваться в этом громадном здании. Как неловко - заблудиться в собственном доме и спрашивать дорогу у какого-нибудь проходящего мимо охранника или слуги. Причем посреди ночи, завернувшись в полотенце после душа. "Я была навигатором скачкового корабля. Правда-правда". Уж если она могла совладать с пятимерным пространством, то с какими-то тремя измерениями просто грех не справиться.

Они вышли на верхнюю площадку широкой винтовой лестницы, грациозно сбегавшей вниз, к выложенному черно-белой мозаикой холлу. Легкие шаги Корделии вторили тяжелой поступи Ботари. Из-за пышной юбки ей казалось, будто она спускается с парашютом.

У подножия лестницы стоял, опираясь на трость, высокий молодой человек. Заслышав их шаги, он поднял голову и добродушно улыбнулся Корделии. Лицо лейтенанта Куделки было столь же правильным и милым, сколь лицо Ботари - узким и необычным, и даже морщинки боли, избороздившие уголки глаз и рта, не смогли состарить его. Он был одет в повседневную зеленую форму - точно такую же, как у командора СБ Иллиана, если не считать знаков различия. Корделия знала, что длинные рукава и высокий ворот мундира скрывают узор тонких красных шрамов, покрывающих половину его тела. Обнаженный Куделка мог бы служить наглядным пособием на лекции по изучению структуры нервной системы: каждый шрам соответствовал погибшему нервному волокну, извлеченному и замененному искусственным - тончайшей серебряной нитью. Лейтенант Куделка еще не успел как следует привыкнуть к своей новой нервной системе. "Скажем начистоту: здешние хирурги - неуклюжие и невежественные мясники". Их работа явно недотягивала до бетанских стандартов. Корделия постаралась ничем не выдать своих мыслей.

Куделка резко повернулся и кивнул Ботари.

- Привет, сержант. Доброе утро, леди Форкосиган.

Ее новое имя все еще звучало непривычно для ее ушей, неестественно. Она улыбнулась в ответ:

- Доброе утро, Ку. Где Эйрел?

- В библиотеке вместе с командором Иллианом - они выбирают место для установки нового защищенного комм-пульта. Это займет немного времени. А, вот и они, - кивнул он в сторону арки, откуда донесся звук шагов. Корделия проследила за его взглядом. Иллиан - хрупкий, невзрачный и деликатный - полностью терялся рядом со своим спутником - мужчиной лет сорока с лишним, который был воистину блистателен в своем парадном зеленом мундире. Вот ради кого она прилетела на Барраяр.

Лорд Эйрел Форкосиган, адмирал в отставке. Вернее, был в отставке - вплоть до вчерашнего дня. Вчера их жизнь определенно перевернулась вверх дном. "Но мы как-нибудь сумеем приземлиться на ноги, уж будьте уверены". В каждом движении крепко сбитой и мощной фигуры сквозила скрытая энергия. Темные волосы Форкосигана слегка посеребрила седина, тяжелый подбородок украшал старый изогнутый шрам. Серые глаза были сосредоточенно-задумчивы, но при виде Корделии они засияли.

- Доброго вам утра, миледи, - воскликнул он, беря ее за руку. Сами слова были довольно сдержанными, но ясные глаза светились откровенной, искренней любовью. "В этих двух зеркалах я прекрасней всех на свете, - с теплотой подумала Корделия. - Они льстят мне гораздо больше, чем то зеркало, в котором я видела себя минуту назад. Пожалуй, отныне я буду смотреться только в них". Его широкая ладонь была почти горячей - приятное, живое тепло, охватившее ее прохладные тонкие пальцы. *Мой муж*. Вот это понятие укоренилось в ее сознании так же легко, как ладно и непринужденно ее рука легла в его ладонь; хотя ее новое имя, "леди Форкосиган", по-прежнему отскакивало от Корделии.

Она на мгновение охватила взором стоявших рядом Ботари, Куделку и Форкосигана. "Трое ходячих инвалидов. Плюс я, женщина из вспомогательных войск". Уцелевшие. Каждый из них получил почти смертельные ранения в прошедшей эскобарской войне: у Ку изувечено тело, у Ботари - разум, у Форкосигана - дух. "Жизнь продолжается. Шагай вместе с нею или умри. Неужели мы все наконец начинаем выздоравливать?" Она надеялась, что так.

- Готова идти, милый капитан? - спросил ее Форкосиган. Его мягкий баритон оттенял гортанный барраярский акцент.

- Настолько, насколько это возможно.

Иллиан и лейтенант Куделка направились к выходу. Рядом с быстро шагавшим Иллианом нетвердая походка Куделки была особенно заметна, и Корделия озабоченно нахмурилась. Она взяла Форкосигана под руку, и они пошли следом, оставив дом на попечение Ботари.

- Что намечено на ближайшие дни? - спросила Корделия.

- Ну, сначала, конечно, эта аудиенция, - отозвался Форкосиган. - Далее у меня запланировано несколько встреч. Это организует граф Фортала. Через несколько дней будет получено одобрение Объединенного совета, и затем меня приведут к присяге. У нас не было регентства уже сто двадцать лет - одному Богу известно, что за церемониал они раскопают в своих архивах.

Куделка уселся на переднем сидении рядом с водителем, тоже одетым в форму, а командор Иллиан расположился расположился в салоне, напротив Корделии и Форкосигана. По толщине закрывшегося над ними прозрачного колпака Корделия догадалась, что автомобиль бронирован. Иллиан подал знак водителю, и они плавно выехали на улицу. В салон не проникало почти ни звука.

- Регент-консорт, - Корделия попробовала эти слова на вкус. - Это мой официальный титул?

- Да, миледи, - ответил Иллиан.

- С ним связаны какие-нибудь служебные обязанности?

Иллиан перевел взгляд на Форкосигана, и тот ответил:

- Хм... И да, и нет. Предстоит множество церемоний, которые с твоей стороны было бы весьма любезно посетить. Начиная с похорон императора, которые будут чрезвычайно утомительны для всех - за исключением разве что самого императора Эзара, который вот-вот испустит дух. Не знаю, назначил ли он для этого определенный день и час, но от него всего можно ожидать. Что касается общественных обязанностей, то ты можешь взять на себя столько, сколько сама пожелаешь. Речи и церемонии, важные бракосочетания, крестины и похороны, встречи с делегациями из округов - короче, связи с общественностью. То, что с таким блеском удается вдовствующей принцессе Карин. - Форкосиган остановился, заметив ужас в глазах жены, и поспешно добавил, - Или, если захочешь, ты можешь вести сугубо частную жизнь. У тебя сейчас для этого есть прекрасный предлог... - его рука, обнимавшая ее талию, незаметно погладила ее все еще плоский живот. - И, по правде говоря, я бы предпочел, чтобы ты себя не слишком утруждала. А с политической точки зрения... Мне бы очень хотелось, чтобы ты стала моим посредником во взаимоотношениях с вдовствующей принцессой и... юным императором. Подружись с ней, если сможешь; она очень замкнутая женщина. Воспитание мальчика - жизненно важный вопрос. Мы не имеем права повторить ошибку Эзара Форбарры.

- Я попробую, - вздохнула она. - Чувствую, нелегко это будет - сойти за барраярского фора.

- Только не принуждай себя. Я вовсе не хочу, чтобы ты чувствовала себя несвободной. Кроме того, есть еще один аспект.

- Почему меня это не удивляет? Ладно, продолжай.

Он помедлил, тщательно подбирая слова:

- Когда покойный кронпринц Серг назвал графа Форталу "липовым прогрессистом", это вовсе не было полным вздором. Больнее всего задевают оскорбления, в которых есть доля правды. Граф Фортала пытался сформировать прогрессистскую партию из одних только верхних слоев общества. Из людей, имеющих вес, как выразился бы он. Ты видишь небольшой изъян в его рассуждениях?

- Изъян величиною примерно с каньон Хогарта на моей родине? Да.

- Ты бетанка, и к тому же знаменита на всю Галактику.

- Ой, да брось.

- Таковой тебя считают здесь. Похоже, ты не вполне осознаешь, как тебя у нас воспринимают. Мне это, кстати, очень лестно.

- Я надеялась остаться в тени. Да и с чего мне быть популярной - после того, что наши сделали с вами при Эскобаре?

- Это особенность национального менталитета - мои соотечественники простят храброму вояке практически что угодно. А ты как бы объединяешь в себе два враждующих лагеря - военную аристократию и прогалактический плебс. По-моему, с твоей помощью я мог бы перетянуть на нашу сторону всех умеренных из Лиги защиты простолюдинов. Если, конечно, ты согласишься разыграть мои карты.

- Праведное небо! И давно ты об этом думал?

- О самой проблеме - давно. А о твоей роли в ее разрешении я подумал только сегодня.

- И что, ты прочишь мне роль номинального вождя какой-нибудь конституционной партии?

- Нет-нет. Как раз этого я под присягой поклянусь не допустить. Передать принцу Грегору императорский титул без реальной власти - значило бы нарушить дух моей клятвы. Чего я хочу... чего я хочу, так это найти способ привлечь на императорскую службу лучших представителей всех сословий, партий и этнических групп. Форы - слишком малая группа, чтобы можно было черпать таланты только оттуда. Привнести в правительство лучшее, что есть в армии - возможность продвижения по службе вне зависимости от происхождения. Император Эзар пытался проделать что-то в этом духе, усиливая министерства в ущерб графам, но у него получился перекос в другую сторону. Графы лишились всякого влияния, а в министерствах процветает коррупция. Но должен же быть какой-то способ привести их в равновесие!

Корделия вздохнула.

- Пожалуй, нам остается лишь согласиться на том, что полного согласия мы не достигли - я имею в виду, относительно конституции. Никто не назначал меня регентом Барраяра. Но предупреждаю: я буду пытаться тебя переубедить.

Слушавший их Иллиан удивленно вскинул бровь. Корделия устало откинулась на спинку сиденья и уставилась в окно, за которым проносились улицы барраярской столицы, Форбарр-Султаны. Четыре месяца назад она выходила замуж не за регента Барраяра, а за простого отставного военного. Да, конечно, мужчины обычно меняются после женитьбы, и чаще в худшую сторону, но чтобы... так сильно? И так быстро? "Таких пунктов не было в моем контракте, сэр".

- Какое исключительное доверие оказал тебе вчера император Эзар, назначив регентом. Он не показался мне таким безжалостным прагматиком, каким ты его расписал, - заметила она.

- Ну, это действительно был жест доверия, однако он был продиктован необходимостью. Стало быть, ты не уловила смысла того, что капитан Негри приписан к принцессе и ее сыну.

- Нет. А что, был какой-то скрытый смысл?

- О да, и вполне очевидный. Негри остается в своей прежней должности шефа Имперской службы безопасности. Он, конечно, будет докладывать мне, а не четырехлетнему мальчику. Командор Иллиан на самом деле будет всего лишь его помощником, - Форкосиган с Иллианом обменялись легкими ироничными поклонами. - Но нет никакого сомнения в том, на чьей стороне окажется Негри, если я... хм, тронусь умом и начну претендовать на императорский титул в дополнение к императорской власти. У него несомненно есть на этот случай секретный приказ ликвидировать меня.

- О-о. Ну, я заверяю тебя, что у меня нет ни малейшего желания становиться императрицей Барраяра. На случай, если ты в этом сомневался.

- Ничуть.

Автомобиль притормозил у ворот в каменной ограде. Четверо охранников тщательно досмотрели их, проверили пропуск Иллиана и дали разрешение ехать. Все эти охранники - и здесь, и в резиденции Форкосиганов - от кого они их охраняют? Надо полагать, от других барраярцев, живущих в этом политически раздробленном обществе. В голове у нее вертелась одна фраза, услышанная как-то от старого графа и очень насмешившая ее: "Если кругом столько навоза, значит, где-то поблизости пони". Очень барраярская пословица. На Колонии Бета лошади практически неизвестны, их можно найти разве только в зоопарке. "Если кругом столько охранников... Но если я никому не враг, то откуда у меня враги?"

Иллиан, уже несколько минут ерзавший на своем сидении, наконец заговорил.

- Я прошу, сэр, - осторожно обратился он к Форкосигану, - и даже умоляю вас пересмотреть свое решение и поселиться здесь, во дворце. Проблемы безопасности... мои проблемы, - он слегка улыбнулся (улыбка явно вредила его имиджу - его курносая физиономия сразу становилась до неприличия мальчишеской), - будет гораздо проще решать здесь.

- И какие помещения вы бы мне предложили? - поинтересовался Форкосиган.

- Ну, когда... Грегор станет императором, они с матерью переедут в императорские апартаменты. Комнаты Карин освободятся.

- Вы имеете в виду - комнаты принца Серга, - мрачно поправил Форкосиган. - Пожалуй... я предпочту сделать своей официальной резиденцией особняк Форкосиганов. Мой отец все больше времени проводит в провинции, в Форкосиган-Сюрло - не думаю, что он станет возражать, если мы его немного потесним.

- Я не могу одобрить эту идею, сэр. Исключительно из соображений безопасности. Дом расположен в старой части города, планировка улиц там - точно лабиринт. Под этим районом проходит по крайней мере три сети туннелей, оставшихся от прежних канализационных и транспортных систем, и еще рядом слишком много новых высотных зданий, откуда ваш дом легко... э-э... просматривается. Для обеспечения самой минимальной защиты понадобится по крайней мере шесть постоянных патрулей.

- У вас достаточно людей?

- Ну... да.

- Значит, особняк Форкосиганов. - Видя огорчение Иллиана, Форкосиган утешил его: - Может, для безопасности это и не слишком хорошо, но зато полезно для пропаганды: отличное свидетельство... хм... солдатской скромности нового регента. И вдобавок уменьшит опасения насчет дворцового переворота.

В этот самый момент они подъехали к вышеупомянутому дворцу. Рядом с громадой императорской резиденции особняк Форкосиганов показался бы крошечным. Распростершиеся крыла здания складывались из многочисленных флигелей высотой в два-четыре этажа, которые то тут то там венчали островерхие башенки. Пристройки различных эпох пересекались и теснили друг друга, образуя то широкие дворы, то крошечные уютные дворики: некоторые весьма гармоничные, некоторые - довольно беспорядочные. Восточный фасад, выполненный в наиболее однородном стиле, был украшен плотной каменной резьбой. Северная сторона, выходившая окнами на изысканный английский сад, была более разностильной. Западное крыло было самым древним, южное же было построено сравнительно недавно.

Машина остановилась у подъезда южной стороны, и Иллиан провел своих спутников мимо еще одного поста охраны наверх по широкой каменной лестнице. Поднимались они медленно, подлаживаясь под неуверенный шаг лейтенанта Куделки. Куделка глянул на них с виноватой гримасой, а затем вновь сосредоточенно - или стыдливо? - опустил голову. "В этом доме что, даже лифта нет?" - с раздражением подумала Корделия. На другом конце этого каменного лабиринта, в комнате с окнами на северный парк, на громадной старинной постели лежит умирающий белый старик...

Поднявшись на второй этаж, они вошли в широкий коридор, весь застеленный коврами и увешанный картинами. Стоявшие вдоль стен столики были загромождены всяческими безделушками - видимо, произведениями искусства. Здесь их ожидал капитан Негри - суровый коренастый офицер, зловещая легенда с непроницаемым лицом. Он вполголоса беседовал с молодой светловолосой женщиной. Со знаменитым (или даже одиозным) шефом барраярской службы безопасности Корделия познакомилась накануне, сразу после того, как в северном крыле дворца состоялись исторические переговоры Форкосигана с императором Эзаром Форбаррой, готовящимся оставить этот мир.

И вот сейчас этот великий человек, служивший императору телом и кровью большую часть своей жизни, почтительно склонился к руке Корделии, и его "миледи" прозвучало без всякого сарказма - или, по крайней мере, не более иронично, чем любое другое из его высказываний. Его собеседница - высокая мускулистая блондинка в простом штатском платье - глядела на Корделию с большим любопытством.

Форкосиган и Негри обменялись краткими приветствиями - как люди, знающие друг друга уже так давно, что все формальные любезности в их разговоре успели спрессоваться в некий лаконичный стенографический код.

- А это мисс Друшнякова. - Негри не столько представил, сколько обозначил незнакомку, небрежно махнув рукой в ее сторону.

- И кто же такая эта Друшнякова? - спросила Корделия с веселым отчаянием. Казалось, все вокруг осведомлены обо всем, и лишь она одна ничего не понимает. Впрочем, Негри не позаботился представить и лейтенанта Куделку; Куделка и Друшнякова то и дело исподтишка поглядывали друг на друга.

- Я служительница внутренних покоев, миледи, - Друшнякова склонила голову, изобразив легкий реверанс.

- И чему же вы служите? Помимо покоев.

- Принцессе Карин, миледи. Это - моя официальная должность. В штате капитана Негри я числюсь как телохранитель первого класса. - Трудно было сказать, которым из званий она гордится больше, но Корделия подозревала, что скорее последним.

- Должно быть, вы мастер своего дела, раз он так высоко вас отличает.

Польщенная девушка улыбнулась:

- Спасибо, миледи. Я стараюсь.

Они проследовали за Негри в длинную, залитую солнцем комнату, многочисленные окна которой выходили на юг. Глядя на пестрое собрание мебели, Корделия гадала, было ли это бесценным антиквариатом или потрепанным старьем. Они прошествовали в дальний конец комнаты, где на обтянутом желтым шелком диванчике чинно восседала женщина, серьезно и несколько напряженно наблюдавшая за их приближением.

Вдовствующая принцесса Карин оказалась худенькой женщиной лет тридцати. Ее роскошные темные волосы были убраны в изысканную прическу, хотя покрой ее серого платья был довольно простым. Простым, но безупречным. Темноволосый мальчик лет четырех, растянувшись на полу, втолковывал что-то игрушечному стегозавру размером с кошку, который лопотал в ответ. Принцесса велела ему встать, выключить игрушку и сесть рядом. Малыш послушно забрался на диван и замер, по-прежнему крепко сжимая усаженную на колени зверушку. Корделия с облегчением отметила, что маленький принц был одет разумно, по возрасту - в практичный и удобный костюмчик.

Негри официально представил Корделию августейшим особам. Корделия не знала, следует ли ей поклониться, сделать реверанс или отдать честь, и в конце концов просто коротко склонила голову - на тот же манер, что и Друшнякова. Торжественно-серьезный Грегор взирал на нее довольно настороженно, и она улыбнулась ему, надеясь, что улыбка получится дружелюбно-успокаивающей.

Форкосиган опустился на колено перед мальчиком - только Корделия видела, как Эйрел сглотнул - и произнес:

- Вы знаете, кто я, принц Грегор?

Грегор прижался к матери и вопросительно глянул на нее. Та поощрительно кивнула.

- Лорд Эйрел Форкосиган, - ответил мальчик тоненьким голоском.

Форкосиган расслабил судорожно сжатые руки и смягчил тон своего голоса, стараясь умерить бьющую через край энергию.

- Ваш дед попросил меня стать вашим регентом. Кто-нибудь объяснил вам, что это значит?

Грегор молча помотал головой. Приподняв бровь, Форкосиган бросил на Негри взгляд, в котором читался легкий упрек. Негри остался совершенно невозмутим.

- Это значит, что я буду исполнять обязанности вашего дедушки, пока вы не достигнете совершеннолетия - двадцати лет. Вместо вашего дедушки я буду заботиться о вас и о вашей матери, и прослежу за тем, чтобы вы получили надлежащее образование и были подготовлены к тому, чтобы справляться со своими обязанностями не хуже, чем ваш дедушка. Чтобы вы стали хорошим правителем.

Знает ли этот малыш, что такое "правитель"? Форкосиган осторожно избегал говорить "вместо вашего отца", сухо отметила про себя Корделия. Вообще не упоминал принца Серга. Серг того и гляди вовсе исчезнет из барраярской истории - так же бесследно, как он был распылен во время орбитального сражения.

- А пока, - продолжал Форкосиган, - ваша задача - хорошо учиться и слушаться маму. Сумеете справиться с этим?

Грегор сглотнул и кивнул.

- Я думаю, вы отлично справитесь, - тут Форкосиган решительно кивнул мальчику - точно так же, как он кивал своим подчиненным-офицерам, и поднялся.

"Ты тоже отлично справишься, Эйрел," - подумала Корделия.

- Пока вы здесь, сэр, - начал Негри, выдержав надлежащую паузу на случай, если регент захочет сказать что-нибудь еще, - не могли бы вы заскочить на минутку в оперативный отдел? Я хотел бы ознакомить вас с парой рапортов. Последние сообщения из Даркоя свидетельствуют о том, что граф Форлакиал был уже мертв, когда его резиденция загорелась, что проливает новый свет - или бросает тень - на это дело. И еще надо решить вопрос о реорганизации Министерства политвоспитания...

- Да нет, о его расформировании, - буркнул Форкосиган.

- Как вам угодно. И, как всегда, очередной саботаж на Комарре...

- Хорошо, я понял. Идем. Корделия, э-э...

- Возможно, леди Форкосиган пожелает остаться и побыть здесь некоторое время, - подсказала принцесса Карин с едва различимой иронией.

Форкосиган бросил на нее признательный взгляд:

- Благодарю, миледи.

Проводив взглядом удалившихся мужчин, принцесса слегка расслабилась.

- Отлично. Я надеялась побеседовать с вами тет-а-тет. - Лицо ее заметно оживилось, она устремила на Корделию долгий изучающий взгляд. По безмолвному жесту матери Грегор соскользнул с дивана и, вопросительно поглядывая на них, вернулся к своей игре.

Друшнякова нахмурилась вслед ушедшим.

- Что такое с этим лейтенантом? - спросила она Корделию.

- Лейтенант Куделка попал под луч нейробластера, - сдержанно ответила Корделия, не зная, что скрывается за странным тоном девушки - неодобрение или что-то еще. - Год назад, когда он служил с Эйрелом на "Генерале Форкрафте". Его лечили, но, похоже, восстановление нервной системы было выполнено ниже уровня галактических стандартов. - Она прикусила язык, боясь, что ее слова могут быть восприняты как критика в адрес хозяйки дома. Не то что бы, конечно, принцесса Карин была в ответе за сомнительное качество барраярской медицины.

- О, значит, не на эскобарской войне? - спросила Друшнякова.

- Фактически, в некотором роде это был первый выстрел эскобарской войны. Хотя вы, наверное, назвали бы это "дружественным обстрелом". - Что за дикий оксюморон.

- Леди Форкосиган - или, правильнее будет сказать, *капитан Нейсмит* - была там, - заметила принцесса Карин. - Она-то знает.

Корделии трудно было прочесть выражение ее лица. В какие еще из пресловутых докладов Негри была посвящена принцесса?

- Как это ужасно для него! А прежде он, по-видимому, был весьма атлетичным, - заметила телохранительница.

- Да, был. - Ощетинившаяся было Корделия расслабилась и благосклонно улыбнулась девушке. - По-моему, нейробластер - мерзкое оружие. - Она рассеянно потерла нечувствительный участок на бедре, когда-то чуть задетый нейробластером - хорошо еще, что излучение не проникло под подкожный жир и не повредило функции мышц. Ей, конечно, следовало бы подлечить это еще до отлета из дома, а теперь уж ничего не поделаешь...

- Присаживайтесь, леди Форкосиган, - принцесса Карин похлопала по дивану рядом с собой, где только что сидел будущий император. - Дру, не отведешь ли ты Грегора на ленч?

Друшнякова понимающе кивнула, словно уловив в этой простой просьбе некое зашифрованное сообщение, взяла мальчика за руку и увела с собой. Из-за закрывшейся двери долетел его детский голосок:

- Друши, а можно мне пирожное с кремом? И еще одно - для Стегги?

Корделия робко села рядом с принцессой, размышляя о докладах Негри и о барраярской дезинформации относительно недавней кампании по завоеванию планеты Эскобар, закончившейся полным провалом. Эскобар, добрый сосед и союзник Колонии Бета... оружие, уничтожившее кронпринца Серга вместе с его кораблем в пространстве у Эскобара, было геройски доставлено через барраярскую блокаду некоей Корделией Нейсмит, капитаном Бетанского Астроэкспедиционного корпуса. Эта часть правды была проста и известна всем, извиняться за нее не приходилось. А вот закулисные события, происходившие в высшем барраярском командовании, таят в себе немалую опасность. *Каверзные* секреты - вот подходящее для них слово. Ненадежные и опасные, как неумело хранимые токсичные отходы.

К величайшему изумлению Корделии, принцесса подалась вперед, схватила ее правую руку, поднесла к губам и крепко поцеловала.

- Я поклялась, - с жаром проговорила Карин, - что поцелую руку, сразившую Геса Форратьера. Спасибо вам. Спасибо. - Голос ее срывался от еле сдерживаемых слез, лицо светилось искренней благодарностью. Затем она выпрямилась, снова овладев собой, и решительно кивнула. - Спасибо вам. Благослови вас Бог...

- Э-э... - Корделия потерла тыльную сторону ладони. - Хм. Я... эта честь принадлежит не мне, миледи. Я присутствовала при том, как адмиралу Форратьеру перерезали горло, но он погиб не от моей руки.

Руки Карин сжались в кулаки, глаза ее засияли.

- Значит, это был все-таки лорд Форкосиган!

- Нет! - Корделия досадливо сжала губы. - Негри следовало бы оказать вам правдивый доклад. Это сержант Ботари. Тогда он спас мне жизнь.

- Ботари? - Карин ошарашенно выпрямилась. - Чудовище Ботари, безумный ординарец Форратьера?

- Я была не против взять его вину на себя, - пояснила Корделия. - ведь если бы о его поступке стало известно общественности, командование было бы вынуждено казнить его за убийство и мятеж, а так он остался цел. Но я... я не могу присваивать заслуженные им похвалы. Я передам ему вашу благодарность, но не уверена, что он помнит о происшедшем. После войны, прежде чем отправить в отставку, его подвергли какой-то чудовищной психотерапии - тому, что вы, барраярцы, называете терапией, - Корделия опасалась, что психотерапия была у них на том же уровне, что и нейрохирургия, - и я так понимаю, что и до этого он был, хм, не совсем нормален.

- Да, - подтвердила Карин. - Я считала, что он - раб Форратьера.

- Он сумел... сумел переступить через рабство. Думаю, более героического поступка мне видеть не доводилось. Вырваться из трясины зла и безумия, чтобы заслужить... - смущенная Корделия остановилась на полуслове, так и не договорив: "...заслужить прощение". Помолчав, она спросила: - Вы вините адмирала Форратьера в... э-э, совращении принца Серга? - Покуда они дышали одним воздухом... "Никто не упоминает принца Серга. Он думал, что ему остается всего шаг до императорской власти, а теперь вот его просто... забыли".

- Гес Форратьер... - Карин судорожно сжала руки, - нашел в Серге единомышленника. Изобретательного сообщника в своих мерзких забавах. Может быть, не вся вина лежит на Форратьере. Я не знаю.

Честный ответ. Помолчав, Карин смиренно добавила:

- После того, как я забеременела, Эзар защищал меня от Серга. Я не виделась с мужем более года, а потом он погиб при Эскобаре.

"Пожалуй, мне тоже не стоит больше упоминать принца Серга".

- Эзар был могущественным защитником. Надеюсь, Эйрел окажется не хуже, - высказалась Корделия. Следует ли говорить об императоре Эзаре в прошедшем времени? Похоже, все остальные находят это вполне естественным.

Карин очнулась от задумчивости и вернулась к настоящему.

- Чаю, леди Форкосиган? - с улыбкой спросила она. Дотронувшись до миниатюрного комм-устройства, спрятанного в драгоценной брошке на плече, принцесса отдала соответствующие распоряжения. Видимо, приватная беседа была закончена. Теперь капитану Нейсмит надо сообразить, как леди Форкосиган следует вести себя на чаепитии у принцессы.

Грегор и телохранительница вернулись почти в то самое время, когда подали пирожные с кремом. Покорив сердца дам пылкими просьбами, Грегор ухитрился получить вторую порцию, но третью Карин решительно воспретила. Сын принца Серга казался вполне нормальным мальчиком, разве что слегка застенчивым в присутствии посторонних. Корделия наблюдала за ним и Карин с глубоким интересом. Материнство. Все с этим справляются. Насколько трудное это дело?

- Как вам нравится ваш новый дом, леди Форкосиган? - осведомилась принцесса, начиная вежливый разговор. Легкая светская беседа, никаких откровенных признаний. Не в присутствии детей.

Корделия задумалась над вопросом.

- Сельская местность близ Форкосиган-Сюрло просто прелестна. Такое живописное озеро - оно больше, чем любой открытый водоем на всей Колонии Бета, а Эйрел не находит в этом ничего особенного. Ваша планета чрезвычайно красива. - *Ваша планета*. Не *моя планета*? В ее сознании слово "дом" по-прежнему ассоциировалось с "Колонией Бета". И при этом она была бы счастлива навеки остаться там, на озере, в объятиях Форкосигана.

- А здешняя столица - ну, она гораздо многообразнее, чем любой город у нас до... на Колонии Бета. Хотя, - смущенно рассмеялась она, - здесь, по-моему, чересчур много солдат. В последний раз в окружении такого количества зеленых мундиров я была в лагере военнопленных.

- Мы все еще кажемся вам врагами? - поинтересовалась принцесса.

- О, вы перестали казаться мне врагами еще задолго до окончания войны. Просто жертвы, жертвы собственной слепоты.

- У вас очень проницательные глаза, леди Форкосиган. - Делая глоток, принцесса улыбнулась в чашку. Корделия моргнула.

- Когда граф Петр гостит в столице, резиденция Форкосиганов становится похожей на казарму, - заметила Корделия. - Все эти его ливрейные слуги... горничные сразу прячутся по углам. Кажется, я пару раз видела кого-то из них, но пока ни одной не поймала. Я, конечно, имею в виду барраярские казармы. Наша бетанская армия совсем другая.

- Женщины служат наравне с мужчинами, - произнесла Друшнякова. Что это блеснуло в ее глазах - уж не зависть ли?

- Обязанности распределяются строго в соответствии со способностями каждого, - согласилась Корделия. - Конечно, работа, связанная с физическими нагрузками, чаще достается мужчинам, но она отнюдь не придает им никакого исключительного статуса, на котором все здесь так помешаны.

- Уважение, - вздохнула Друшнякова.

- Ну, если люди рискуют своей жизнью ради общества, то вполне естественно, что они пользуются уважением, - ровно отозвалась Корделия. - Честно говоря, мне очень недостает моих подруг-офицеров. Сообразительных женщин-техников, с которыми я дружила дома. - Вот опять это каверзное словечко - "дом". - Здесь ведь тоже должны быть умные женщины, раз так много умных мужчин. Где же они все прячутся?

Тут Корделия прикусила язык, сообразив, что Карин может принять этот комментарий на свой счет. Добавлять "исключая присутствующих" значило бы еще более усугубить неловкость.

Но если даже Карин и отметила бестактность последнего замечания своей гостьи, то не подала вида, а от дальнейших промахов Корделия была спасена возвращением Эйрела и Иллиана. Вежливо распрощавшись, супруги отправились обратно в резиденцию Форкосиганов.

*

В тот же вечер командор Иллиан заявился в особняк Форкосиганов в сопровождении Друшняковой. Та несла большой чемодан и с любопытством глазела по сторонам.

- Капитан Негри откомандировал мисс Друшнякову для личной охраны супруги регента, - коротко объяснил Иллиан. Эйрел одобрительно кивнул.

Позже Друшнякова вручила Корделии запечатанное письмо на плотной кремовой бумаге. Удивленно вскинув брови, Корделия сломала печать и развернула листок. Почерк был мелким и аккуратным, подпись - четкой, без всяких завитушек.

"С наилучшими пожеланиями, - гласило послание. - Она вам подойдет. Карин".