Интернет-магазине рыболовных товаров и снастей

Лоис Макмастер БУДЖОЛД
Лабиринт

(Lois McMaster Bujold, "Labirinth", 1989)
Перевод (c) - Анны Ходош (annah@thermosyn.com) от 08.08.2003

<< Назад    Вперед >>

фрагмент 3

Вернувшись на борт стоящего в доке "Ариэля", Торн принялся мерить шагами кают-компанию, а Майлз сидел и потягивал кофе - столь же кипящий и черный, как его собственные мысли.

— Прости, что я сорвался с этим выскочкой Риовалем, — угрюмо пробормотал извинение Бел.

— Выскочкой? — переспросил Майлз. — Черт побери, мозгу в этом теле не меньше ста лет. Он играл на тебе, как на скрипке. Нет. Мы и не могли рассчитывать отыграть у него очко. Признаюсь, было бы неплохо, если бы у тебя хватило ума заткнуться. — Он со свистом втянул воздух, пытаясь охладить ошпаренный язык.

Торн возбужденно махнул рукой, что понимает, и продолжил вышагивать. — Бедная девочка, запертая в ловушку в этом пузыре... У меня был всего один шанс поговорить с ней, и, черт побери, я нес какую-то чушь...

"Действительно, она разбередила в Торне мужское начало", — кисло подумал Майлз. — Это случается даже с лучшими из нас, — подытожил он вполголоса, улыбнулся в свою чашку кофе, потом нахмурился. Нет. После всего происшедшего не стоит поощрять интерес Торна к этой квадди. Она явно нечто большее, чем одна из домашних слуг Фелла. А у них здесь всего один корабль с командой в двадцать человек. И даже будь у Майлза за спиной весь дендарийский флот, он бы дважды подумал, прежде чем задеть барона Фелла на его же собственной территории. У них задание. Кстати о задании, где их чертов попутчик? Почему он не связался с ними, как было условлено?

Интерком на стене издал короткое "бип". Бел шагнул к нему. — Это Торн.

— Говорит капрал Ноут, я у стыковочного узла со стороны порта. Здесь... женщина, она вас спрашивает.

Торн с Майлзом обменялись удивленными взглядами. — Как ее имя? — спросил Торн.

Неразборчивая реплика в сторону от микрофона, и ответ: — Она говорит - Николь.

Торн удивленно хмыкнул. — Очень хорошо. Проводите ее в кают-компанию.

— Есть, капитан. — Капрал забыл отключить интерком, прежде чем отвернулся, поэтому из динамика донеслось удаляющееся: "... послужи здесь подольше, всякого насмотришься".

Николь появилась в дверном проеме, покачиваясь на летающем кресле - парящей цилиндрической чаше (которая выглядела так, словно сбежала из сервиза), покрытой голубой эмалью - точно под цвет ее глаз. В дверь она проскользнула так легко, как может качнуть бедрами женщина. Подлетев к столу Майлза, она затормозила и зависла на высоте сидящего человека. Нижние руки квадди управляли креслом, верхние же оставались полностью свободными. Опора для нижней части тела была спроектирована индивидуально - точно под нее. Майлз наблюдал за этими маневрами с громадным интересом. А он-то считал, что она не может даже жить вне своего антигравитационного пузыря. Он прежде считал ее слабой. Но она не выглядела слабой. Она выглядела решительной. И она глядела на Торна.

Торн оживился. — Николь! Как приятно снова увидеть вас.

Она коротко кивнула: — Капитан Торн. Адмирал Нейсмит. — Николь перевела взгляд с одного на другого и остановилась на Торне. Майлз, кажется, догадался, почему. Он отпил кофе и стал ждать развития событий.

— Капитан Торн. Вы же наемник, верно?

— Да...

— И... простите меня, если я неверно вас поняла, но мне показалось, что вы... сочувствуете моему положению. Понимаете, каково оно.

Торн одарил ее несколько идиотским поклоном. — Я понимаю, что вы балансируете на краю пропасти.

Губы ее напряглись, она молча кивнула.

— Она сама вовлекла себя в эту ситуацию, — заметил Майлз.

Николь вздернула подбородок. — И сама намерена из нее выбраться.

Майлз развел руками - "ну что ж?" - и отпил еще кофе.

Квадди нервно подрегулировала высоту кресла - чуть вверх, чуть вниз, и в результате зависла на прежнем уровне.

— Мне представляется, — снова заговорил Майлз, — что барон Фелл - могущественный покровитель. Полагаю, вам нечего бояться, э-э, плотского интереса Риоваля, пока о вас заботится Фелл. — Барон Фелл умирает, — покачала она головой. — Или, во всяком случае, думает, что умирает.

— Я так и понял. И почему он не закажет себе клона?

— Он заказывал. С Домом Бхарапутра все было обговорено. Клону было четырнадцать, он полностью вырос. Но пару месяцев назад кто-то его убил. Барон так точно и не выяснил, кто же это был, хотя список подозреваемых у него остался небольшой. И возглавляет этот список его сводный брат.

— И он попал в ловушку стареющего тела. Какой... интересный тактический ход, — задумчиво проговорил Майлз. — Интересно, что предпримет дальше этот неизвестный враг? Просто подождет?

— Не знаю, — ответила Николь. — Барону выращивают нового клона, но он пока из репликатора не вышел. Даже при использовании стимуляторов роста пройдут годы, прежде чем тело достаточно созреет для пересадки. И... мне приходит в голову, что за это время барон может умереть по множеству причин, помимо плохого здоровья.

— Нестабильная ситуация, — согласился Майлз.

— Я хочу из нее выбраться. Хочу купить себе билет отсюда.

— Тогда почему, — сухо заметил Майлз, — вам просто не выложить денежки какой-нибудь из трех галактических коммерческих пассажирских линий, причаливающих здесь, и не купить себе билет?

— Дело в моем контракте, — ответила Николь. — Когда я подписывала его на Земле, то не понимала, чем это обернется на Единении Джексона. Я даже не в состоянии оплатить свой путь отсюда, пока барон не решит меня отпустить. Каким-то образом... сама жизнь здесь делается все дороже и дороже. Я подсчитала... прежде, чем истечет мой срок, все станет гораздо хуже.

— А каков этот срок?

— Еще пять лет.

Торн сочувственно охнул.

— Итак, вы хотите, чтобы мы, э-э, помогли вам обойти контракт с Синдикатом, — сказал Майлз, отпечатывая чашечкой маленькие мокрые круги на столе. — Вывезли бы вас тайно и контрабандой.

— Я могу заплатить. Прямо сейчас я смогу заплатить больше, чем через год. Когда я сюда ехала, то ждала совсем другого. Были разговоры о записи деморолика на видео - этого так и не случилось. И не думаю, что случится. А мне нужна широкая аудитория, чтобы я когда-нибудь собрать денег на билет домой. К моему народу. Я хочу... убраться отсюда прежде, чем свалюсь в этот гравитационный колодец. — Большой палец одной из верхних рук указал в сторону планеты, на орбите которой висел корабль. — Люди здесь спускаются вниз и больше никогда не возвращаются. — Она помолчала. — Вы боитесь барона Фелла?

— Нет! — выпалил Торн одновременно с майлзовым "да". Они язвительно переглянулись.

— Мы склонны быть осторожными с бароном Феллом, — уточнил Майлз. Торн пожал плечами, соглашаясь.

Квадди нахмурилась и подплыла ближе к столу. Вытащив из кармана зеленого шелкового жакета пачку банкнот с разных планет, она выложила ее перед Майлзом. — Может, это подстегнет вашу храбрость?

Торн взял пачку в руки, перелистал. В пересчете - по самой скромной оценке минимум пара тысяч бетанских долларов, в основном в купюрах среднего достоинства, хотя стопку венчала однодолларовая бумажка, маскируя общую ценность для случайного взора.

— Ну, — заговорил Торн, глянув на Майлза, — и что об этом думаем мы, наемники?

Майлз задумчиво откинулся в кресле. Торн свято хранил тайну личности Майлза - и это была не единственная услуга, долг по которой он мог бы востребовать, если захотел. Майлз припомнил день, когда Торн помог ему захватить астероидный завод и карманный дредноут "Триумф", с помощью одного лишь куража и шестнадцати десантников в боевой броне.

— Я поощряю финансовую инициативу некоторых своих офицеров, — ответил он наконец. — Торгуйтесь, капитан.

Торн улыбнулся и вытащил из пачки доллар. — Мысль у вас была правильная, — сказал от музыкантше, — а вот сумма неверная.

Она неуверенно потянулась к жакету, но замерла, когда Торн подтолкнул к ней всю пачку валюты, за вычетом одной бумажки. — Что?

Торн сложил банкноту в несколько раз. — Вот правильная сумма. Теперь у нас официальный контракт, — он протянул квадди руку, она ее пожала. — Сделка! — довольно заключил Торн.

— Герой, — заявил Майлз, воздев указательный палец, — берегись: я наложу вето, если ты не придумаешь способа сохранить это в полной тайне. Такова моя часть цены.

— Есть, сэр, — отозвался Торн.