транскраниальная микрополяризация головного мозга стоимость
На главную страницу Лоис М.Буджолд

Дело Майлза Форкосигана живет и побеждает

На прилавках появилось очередное продолжение эпопеи Л.М.Буджолд

Мария Галина

опубликовано в "Литературной газете" от 27.05.1998

Увы, среднестатистическому читателю по большому счету начхать на то, что так привлекает интеллектуалов Запада, - на загадочную русскую душу. Он может считать "Войну и мир" сколь угодно великой книгой, но любимая народная героиня у нас вовсе не Наташа Ростова. Любимая героиня у нас - Скарлетт 0'Хара.

Это относится и к фантастике. Сюжетные положения, фразы, расхожие словечки охотно пускаются в оборот, но с героями дело обстоит хуже. А в нынешней, как модно выражаться, "стрессогенной" ситуации растерянному итээровцу, который всегда был основным потребителем фантастики, требуется именно герой. Ориентир. Образец для подражания.

И тут на сцену выходит Лоис Мак-Мастер Буджолд. И сразу становится популярней, чем собственные наши писатели-фантасты. Причем в среде искушенных знатоков. На первый взгляд такая популярность непонятна: никаких стилистических изысков, никаких собственно фантастически новаций. Интрига? Хайнлайн ей мог бы дать сто очков вперед. И тем не менее Хайнлайном при всем его свободомыслии и блеске интеллектуалы пренебрегают. Милитаризм, мол. Бремя белого человека.

Буджолд зачитываются.

Позвольте, а Буджолд не милитаристка? Одни названия ее романов чего стоят - "Ученик Воина", "Братья по оружию"... Да и построены они по принципу военных игр, где требуется пройти из пункта А в пункт Б с наименьшими потерями. Переиграть противника. Во "вселенной Буджолд" несколько развитых и недоразвитых планет борются за передел сфер влияния. Главный герой сериала - агент спецслужб и представитель военной аристократии захолустного мира Барраяра да вдобавок еще и адмирал (правда, самозваный) флотилии космических наемников. Иногда он с блеском выполняет какое-нибудь спецзадание, иногда впутывается в передряги по собственной инициативе. Ну и что тут, собственно, такого?

А вот что. От того же Хайнлайна Буджолд отличается тем, что взывает к универсальным этическим критериям. Никакого "бремени белого человека". Никакой Миссии. Никакого Мессии. Да, во вселенной Буджолд есть феодальный Барраяр, раздираемый политическими интригами, технократическая либеральная Бета, утонченная и одновременно агрессивная Цетаганда... империи, демократии, технократии... даже мафиозные кланы. Но долг, призвание, самопожертвование - не пустые слова на каждой из этих планет. Именно они помогают найти общий язык будущим родителям славного героя, принадлежащим к разным лагерям в межпланетной войне. "Нельзя выбирать впотьмах между большим и меньшим злом с помощью одной лишь логики. Можно только ухватиться за спасительную нить принципов", - говорит героиня Буд- жолд. И не только говорит. Там, где приходится выбирать между действием и бездействием, она неизменно предпочитает действие. Потому что в бездействии, по ее словам, "нет даже залога будущей победы". Собственно, все романы Буджолд - это набор уникальных рецептов поведения в критических ситуациях. Особенно в тех, где для принятия оптимального решения от человека в первую очередь требуется умение осознать себя как личность. Что автоматически приводит к признанию ценности каждой личности. Права на выбор, И за это читатель прощает Буджолд и патетику, и назидательность.

Мы, ущербные, перекореженные смутным временем, вцепились в историю Майлза Форкосигана, он же адмирал Нейсмит, - калеки с ненормально хрупкими костями, карлика и умницы, ставшего еще в утробе матери жертвой очередного политического переворота на планете Барраяр. Мы следим за перипетиями его военной карьеры потому, что ему, так же как и нам, все время приходится начинать с нуля. Постоянно доказывать свою состоятельность. Добиваться цели не напрямую, а в обход. Несчастный маленький уродец Майлз, отверженный ненавидящим физическую неполноценность Барраяром, провалившийся в военную академию. Вожделенная карьера, о которой на Барраяре мечтает каждый дворянский сынок, для него закрыта? Что ж, значит, нужно менять правила игры, если существующие не позволяют тебе победить. Если структура отвергает тебя, нужно переделать структуру. И Майлз, "пользуясь своими сильными сторонами, пока остальные заняты тем, что компенсируют слабые", с блеском побеждает в очередной заварушке, получает свой собственный флот и становится адмиралом Нейсмитом, лидером, обожаемым разноплеменным солдатским сбродом. Человек без комплексов? Но Майлз - клубок комплексов. Иначе и быть не может. Ему приходится заново создавать и пересоздавать себя, искать свое место, осмысливать себя как личность. В последней книге эпопеи ("Память") он, кажется, теряет все - его лишают права командовать созданным им флотом наемников, выгоняют с военной службы (ни больше ни меньше как за подделку рапорта). Но он вновь выкарабкивается. И приобретает больше, чем потерял, - чувство цельности. Ощущение своего места в мире. Нам это знакомо - кризисное время требует известной психологической гибкости. Мы не поверили бы супермену, но мы верим калеке и уроду. Потому что он так же уязвим, как и мы. Романы Буджолд для нас - это пособие по выживанию.

Почему же нам пришлось выписывать лекарство "из-за океана"? Почему среди всего потока нынешней нашей фантастики нет ничего подобного? Скорее всего, полагаю, потому, что, ежели вдруг наши фантасты ударятся в патетику, проповедуя высшие ценности, читатель, этот вечный Станиславский, тут же воскликнет "не верю!". Слова "долг", "честь" абстрактно, безусловно, ценны, но постсоветская литература просто не способна всерьез ими пользоваться - она срывается либо в пародию, либо в фальшь, поскольку слова эти, увы, обесценились - сначала официальной советской пропагандой, потом национал-патриотами да и демократической прессой. Но тоска по высшим ценностям осталась. В чем я и усматриваю надежду на то, что в нашей сумбурной жизни все еще как-то устаканится.