квест immortalitas москва
На главную страницу Лоис М.Буджолд

Перевод имен и терминов

Анатолий Вассерман


Анатолий Вассерман подошел к нашему проекту настолько серьезно, что не пожалел своего времени на составление подробной схемы перевода имен и названий и даже редактирование фрагмента перевода согласно этим правилам.
Пускай участники Проекта не все согласны с предложенными им вариантами, но окончательное решение пока не принято - и мы просим вас со всей тщательностью изучить результаты этого огромного труда, прежде чем принимать решение.
 

Таблица произношений


(переработка "A Pronunciation Guide to Names And Plaсes")
 
Lois BujoldTranscripion (PG)КанонВерсия
"Каноном" условно именуются варианты написания, использованные в переводах издательства АСТ, а "Версией" - предложения А.А. Вассермана.
Athos[AA-thohs]ЭйтосАфон
Benar, Fahun[bay-NAHR, FAY-huhn]Бенар, ФеунБенар, Фейхун
Bonn[BAWN]БоннБон
Bothari-Jesek, Elena[JEH-suhk, ay-LAY-nuh]Ботари-Джезек, ЭленБотари-Джезек, Елена
Calhoun, Tav[kaal-HOON, TAV]Кольхаун, ТавКалхун, Тав
Calhoun, Tav[kaal-HOON, TAV]Кольхаун, ТавКалхун, Тав
Cavilo[kaa-VEE-loh]КавиллоКавило
Cetaganda[see-tuh-GAN-duh]ЦетагандаЦетаганда
Пример на правило восхождения к исходному языку. Буджолд предлагает произношение Ситаганда в соответствии с нормой английского языка. Но поскольку название восходит к латинскому cetus, в русском тексте произношение должно быть латинским.
Csurik, Lem[SHUH-rihk, LEHM]Журик, ЛэмЧурик, Лэм
Предложенное Буджолд произношение Шурик у нас ассоциируется не просто с русским именем, а с комическим персонажем. В чешском языке сочетанием CS обозначается звук Ч. Звук Ж не обозначается этим сочетанием ни в одном из известных мне языков.
Гласный в этом имени принято обозначать Е. Но приходится согласиться с АСТ - Лем вызывает у читателей НФ слишком однозначную ассоциацию.
Daum, Carle[DAA_OOM, KAHR-leh]Даум, КарлДаум, Карлe
Degtiar, Rian[DEHG-tee-ahr, RAI-ahn]Дегтиар, РайанДегтиар, Райан
Вероятность происхождения этой фамилии от Дегтярь невелика: на Цетаганде, в отличие от Барраяра, Буджолд русское население не упоминает.
Desroches[day-ROH-shay]ДеброучесДероше
Буджолд рекомендует для этого французского имени английский акцент. По правилу восхождения к исходному языку выбрано французское произношение.
Droushnakovi, Ludmilla[DROOSH-nuh-kaw-vee, luhd-MIH-luh] Друшикко, ЛюймиллаДружникова, Людмила
DuBauer[doo-BAA_OO-r]ДюбауэрДюбауэр
Согласен с АСТ, а не с Буджолд. В исходном языке должно произноситься именно так.
Durona Group[doo-ROH-nuh GROOP]группа Дюронагруппа Дюрона
Рекомендуемое Буджолд произношение Дурона и впрямь по-русски неблагозвучно.
Felice[fay-LEES]ФелицияФелис
Galen, Ser[GAY-ln, SUHR]Гален, СерГален, Сар
Giaja, Slyke[gee-AH-jah, SLAI-kee]Джияджа, СлайкГиаджа, Слайки
haut[HOHT]аутхот
Французское слово, означающее "высокий". Произносится в разных сочетаниях как ОТ или ХО. Предложенное Буджолд произношение вполне допустимо.
Hegen Hub[HEH-gn HUHB]ступица Хедженаступица Хеджена
Именно ступица, а не узел. Место, к которому сходятся спицы колеса, гораздо точнее ассоциируется с тамошней системой, чем запутанный узел.
Jackson's Whole Архипелаг ДжексонаКомплекс Джексона
Любой более удачный эквивалент понятия "целый" будет принят с благодарностью.
Jahar, Faz[jah-HAHR, FAAZ]Джахар, ФэзДжахар, Фаз
Karal[KAA-rl]КейрелКарал
Kety, Ilsum[KEH-tee, IHL-suhm]Кети, ИлсюмКети, Илсум
Komarr[koh-MAHR]КомарраКомарр
Koudelka, Clement Куделка, КлементКуделка, Клемент
Имя и фамилия более всего напоминают чешские. Всё-таки первопоселенцы принадлежали не только к четырём народам. Кстати, это дополнительное обоснование для написания Чурик вместо Шурик.
Kshatrya[KSHAH-tree-uh]КшатрияКшатрия
Очень значимое название. В Индии это каста воинов.
Kyril Island[KIH-rihl AI-lnd]остров Кайрилостров Кирил
Lake[LAYK]ЛейкЛайк
Laskowski Base[laas-KAU-skee BAYS]база Лажковскогобаза Ласковского
Marilac[MAA-rih-laak]Мэрилак, МарилакМарилак
Mayhew, Arde[MAY-hee_oo, AHR-dee]Мэйхью, АрдМэйхью, Арди
Millisor, Luyst[MIH-lih-sohr, LOIST]Миллисор, ЛуисМиллисор, Лоист
Naismith, Cordelia[NAY-smihth, kohr-DEEL-yah] Нейсмит, КорделияНейсмит, Корделия
Предложенное Буджолд английское произношение вполне оправдано происхождением персонажа: колония Бета явно североамериканского происхождения. Но у нас благодаря переводам "Короля Лира" утвердилось произношение Корделия.
Nu, Livia[NOO, LIH-vee-uh]Ну, ЛивияНу, Ливия
Передача окончания А русским Я вполне традиционна и допустима.
Orient Station[OH-ree-ehnt STAY-shuhn]станция Ориентстанция Восточная
Oser[OH-sr]ОссерОсер
Overholt[OH-vr-hohlt]ОверманОверхолт
Pelias[PEHL-ee-uhs]ПеллПелиас
Лично у меня ассоциируется с "Пеллиасом и Мелисандой" - кажется, Метерлинка.
Radnov[RAAD-nawv]РэдновРаднов
Русское происхождение очевидно, поэтому А вероятнее Э.
"Rene Magritte"[reh-NAY mah-GREET] "Рене Магритт""Рене Магритт"
Могучий художник. К сожалению, у нас он становится известен только сейчас.
Ryoval[RAI-uh-vahl]РиовальРайовал
Siembieda, Ryann[saim-BAI-dah, RAI-uhn]Сьембьеда, РайаннСьембьеда, Райанн
Фамилия скорее всего испанская.
Stauber, Georish, Baron Fell[STAA_OO-br, JEE_OH-rihsh] Стойбер, ДжоришСтаубер, Джориш
Stuben[STOO-behn]СтьюбенСтубен
Именно потому, что Бета базируется на реалиях США, в данном случае авторское произношение практически несомненно.
Suegar[SOO-gahr]СьюгарСугар
Tafas[TAA-fahs]ТейфасТафас
Tau, Varadar[TAH_OH, VAAR-ah-dahr]Тау ФорадарТау, Варадар
Tung, Ky[TUHNG, KAI]Танг, КиТан, Ки
В дальневосточных языках, как и в русском, мягкость звука смыслоразличительна. Английский язык, такого признака не имеющий, традиционно передаёт восточное мягкое Н буквой N, а твёрдое - сочетанием NG, означающим звук Н, произносимый в нос.
Urquhart, Ethan[ER-kwahrt, EE-thn] Эркхарт, ЭтанУркварт, Этан
Vervain[vr-VAIN]ВерванВервайн
Visconti, Elena[vihs-KAWN-tee, ay-LAY-nuh]Висконти, ЭленВисконти, Элена
Далее предлагаю сразу два отклонения от канона. Произношение ФОР было принято переводчиками АСТ во избежание слишком очевидных русскоязычных ассоциаций. Я, однако, считаю эти ассоциации вполне приемлемыми. Тем более что и сама Буджолд, узнав о них, сочла вполне приемлемым происхождение барраярского дворянства от уголовников. В конце концов, в Период Изоляции должны были пасть все местные власти, опирающиеся в конечном счёте на авторитет земных властей, направивших переселенческие корабли. И кому же гасить неизбежный после этого беспредел, если не ворам в законе?
Буджолд пишет с прописной буквы Vor и даже прилагательное Vorish. Она изначально выстроила это слово из английского war и немецкого Von. В немецком все существительные и в английском все слова в заглавиях пишутся с прописной буквы. У нас такой традиции нет. Зато у нас принята европейская традиция написания дворянской приставки со строчной буквы, а следующего за ней титула с прописной: де Вильфор, фон Бисмарк. Эта традиция порождена тем, что европейский титул - как правило, название имения или иного места происхождения дворянина, а дворянская приставка - на самом деле предлог "из". Эркюль Савиньен де Сирано де Бержерак действительно родом из замка Сирано в провинции Бержерак. Vor, конечно, не предлог "из", но тоже дворянская приставка, воспринимаемая как самостоятельная часть имени: на вступительном экзамене по физической подготовке (WA) Майлз именовался Косиган и был по алфавиту помещён в одну пару с Костолицем. Так что мы вправе опираться на традицию.
Vorbarra, Serg[vohr-BAA-ruh, SRG]Форбарра, Зерг ворБарра,
Vorbarra, Yuri[vohr-BAA-ruh, YOO-ree]Форбарра, Ури ворБарра, Юрий
Vorbarr Sultana[vohr-BAHR suhl-TAH-nah]Форбарр-Султан ворБарр-Султана
Vordarian, Vidal[vohr-DAIR-ee_uhn , vih-DAHL]Фордариан, Вейдл ворДариан, Видаль
Мягкий знак во избежание каламбуров, сходных с порождёнными торговой маркой Vidal Sassoon. Кстати, почему бы этому имени не быть и на Барраяре, как у британского стилиста, французского происхождения?
Vordrozda[vohr-DROHZH-duh]ФордрозаворДрозда
Vorhalas, Rulf[vohr-HAA-lahs, RUHLF]Форхалас, Рульф ворХалас, Рулф
Vorhartung Castle[vohr-HAHR-tuhng]замок Форхартунг замок ворХартунг
Vorkosigan, Aral[vohr-KOH-sih-gn, AA-rl]Форкосиган, Эйрел ворКосиган, Арал
Vorkosigan, Piotr Pierre[vohr-KOH-sih-gn, pee_OH-tr pee_EHR] Форкосиган, Петер ПьерворКосиган, Пётр Пьер
Vorkosigan Surleau[vohr-KOH-sih-gn suhr-LOH]Форкосиган-Сюрло ворКосиган-Сюр-л-о
Vorkosigan Vashnoi[vohr-KOH-sih-gn VAASH-noy]Форкосиган-Вашнуй ворКосиган-Важный
В барраярском произношении Ж часто оглушается (Друшникова, Вашный). Мне кажется, что в этих случаях правило восхождения к исходнму языку должно действовать.
Vorob'yev[vohr-OHB-yehv]ФоробиоворОбьёв
Vorpatril, Ivan[vohr-PAA-trihl, AI-vn]Форпатрил, Айвен ворПатрил, Иван
Первое имя наследуют от деда по отцовской линии. Имя Падма и фамилия Патрил у меня ассоциируются с греческим языком. Но греческое Иоанн слишком выспренне, да к тому же далеко от авторского написания имени.
Vorrutyer, Ges[vohr-ROOT-yr, GEHS]Форратьер, Джес ворРутьер, Гес
Vorsoisson, Ekaterin[vor-SWAH-sn ee-KAT-er-in]Форсуассон, Катриона ворСуассон, Катерина
Vortala[vohr-TAA-luh]Фортала, ФортелаворТала
Vortugalov[vohr-TOO-gah-lawv]ФортугаровворТугалов
Vorvane[vohr-VAIN]Форвейн, ФорванворВайн
Vorvolk, Henri[VOHR-vohk, ahn-REE]Форволк, ГенриворВолк, Анри

 

Примечания редактора

 

Не ручаюсь, что устранил все АшиПки и оЧеПатки — но я старался. Надеюсь, кто-нибудь завершит мои труды — а заодно и расставит незамеченные мною точки над «ё».

Я позволил себе убрать некоторые явные англицизмы не только в расстановке знаков препинания, но и в синтаксисе, и в лексике. Так, слово «фактически» во многих местах заменено оборотом «на самом деле».

В написании дворянских фамилий не только восстановлена шутка Буджолд, проистекающая из того, что в начале Периода Изоляции порядок на Барраяре пришлось воссоздавать ворам в законе ввиду краха прочих, опирающихся на инопланетные авторитеты, организованных структур. Я ещё и приблизил это написание к традиции, по которой дворянские приставки пишутся с малой буквы, а с большой — собственно титул. Слитное написание приставки и титула, принятое во многих западных языках, создаёт в нашем случае лёгкий оттенок инопланетности. Кстати, насколько я понимаю, в качестве титула, да ещё инопланетного, выбранное Буджолд слово сохраняет ударение на первом «о» во всех падежах.

Первые переводчики старались уйти от русизмов не только в написании титулов, но и во многих именах собственных. Хрестоматийный пример — Людмила Дружкова, ставшая Люймиллой Друшикко. Но на Барраяре, изначально заселённом англичанами, французами, греками и русскими в почти равных долях (в службе безопасности русские, судя по фамилиям, до сих пор в большинстве), доселе сохраняющем государственное четвероязычие, русизмы и другие неанглийские слова более чем естественны. Поэтому я восстановил некоторые наиболее очевидные неанглийские имена собственные, включая упомянутое семейство Дружковых.

Безумный император Yuri — вполне бесспорный Юрий. Арал (Aral) ворКосиган не более заслуживает английского произношения Эйрел, чем Афон (планета, названная в честь греческой горы Athos, знаменитой тем, что в тамошние мужские монастыри вовсе не допускаются существа женского пола — даже домашние пчёлы; вот почему именно этот псевдоним взял, разочаровавшись в женщинах, граф де ла Фер) — произношения Эйтос. Айвен (Ivan) — явный Иван (и амплуа у него Иванушки-дурачка): у ворПатрилов русских и греческих корней не меньше, чем английских, и отец Ивана носил имя Падма, скорее всего греческое. Мать Ивана Alice вправе зваться Алисой: не пишем же мы «Элис в стране чудес»!

И для Екатерины ворСуассон — урождённой ворВейн — предложенное в «Комарре» написание «Катриона» вряд ли приемлемо: иначе автор не использовал бы подчёркнуто славянское написание Ekaterin. Да и отец у неё — Саша. Хотя это имя Буджолд позаимствовала скорее у французского барда Саша Гитри. Но Вейны, судя по фамилии, скорее даже не просто из русских, а из русских евреев. Вот только не знаю, что делать с многочисленными упоминаниями четырёх (сообразно английскому произношению) слогов имени: пять слогов для английского слуха патологически много, а написание «Катерина» вызывает у меня ассоциации с героинями Шевченко и Лескова, тогда как «Екатерина» в русской традиции императорски величественно. Может быть, кто-то из читателей подскажет выход?

Кстати, сам Комарр в оригинале лишён окончания «а» и соответственно в русской версии не должен упоминаться в женском роде: чем он хуже Барраяра или Эскобара? Желание избежать созвучия с насекомым понятно, но так можно было бы и ФудзиЯму переименовать. Ступица — скопление пространственно-временных туннелей — названа скорее всего в честь скандинавского Хагена, а не неведомого Хеджена.

А вот Лорда Аудитора ворКосигана я оставил Майлзом, хотя его имя — латинское (а не английское!) miles (милес — воин): это значимое имя он унаследовал от бетанского деда, а англосаксонский климат Колонии Бета очевиден. К фамилии Иллиан английское произношение Саймон идёт больше евангельского Симон. За именем принца Зерга угадывается римский Сергий (самый известный представитель этого рода — неудачливый мятежник Луций Сергий Катилина); но эта ассоциация, похоже, не столь значима (и не столь очевидна для современного русскоязычного читателя: из всех Сергиев мы помним разве что сочинённого Львом Толстым отшельника, чей подвиг диаметрально противоположен прегрешениям злополучного принца), чтобы ради неё без одобрения читателей этой предварительной редакции отказываться от привычного написания. И венгру Сабо (Szabo; венгерское CZ звучит «Ц», SZ — «С», а просто C — как «Ч» и S как «Ш») я сохранил переводческое написание Сзабо (физик Леопольд Силард у нас извес-тен как Сциллард, а общеевропейское сент — святой — мы в венгерских названиях пишем «сцент»), чтобы его не приняли за француза Сабо: венгры на Барряре куда реже французов.

Всё прочее я редактировал лишь в тех редчайших случаях, когда был совершенно убеждён, что мой вариант вызывает у русскоязычного читателя впечатление более близкое к тому, которого добивалась Буджолд от читателя англоязычного. В противном случае переводческий вариант оставался нетронутым независимо от моего личного мнения. Например, название «Civil campaign» лично я перевёл бы ближе к оригиналу — как «Гражданская кампания», ибо у меня оно ассоциируется с кампаниями гражданского неповиновения. Но у переводчика ассоциации свои.

Кстати, и сам переводчик не во всём блюдёт традицию. Например, вместо прижившегося в прежних переводах оборота «хочу и требую» здесь употреблено «желаю и требую» — что звучит симметричнее, особенно в производных выражениях, вроде «пожелал и потребовал». Поэтому и я счёл себя вправе не следовать предыдущим романам во всех деталях.

Надеюсь, все мои отклонения от переводческой традиции не вызовут особых нареканий у читателей. В крайнем случае всякий, кому доступен этот файл, может проделать обратную замену.

С уважением,
Анатолий Вассерман,
28.06.2000

1 глава "Мирных действий" в редактуре А. Вассермана

Большой лимузин, дёрнувшись, остановился в сантиметре от другой машины, и оруженосец Пим, сидящий за рулём, выругался сквозь зубы. Майлз опустился на соседнее сиденье, вздрогнув при мысли о том, какого уличного скандала ему сейчас помогли избежать прекрасные рефлексы Пима. Интересно, удалось бы ему убедить безответственного типа в передней машине, что Имперский Аудитор оказал ему высокую честь, въехав в его автомобиль сзади? Похоже, нет. А перебегавший бульвар студент Университета ворБарр-Султаны, из-за которого им пришлось так резко затормозить, пробрался через скопище машин, не оборачиваясь. Поток вновь тронулся.

— Вы не слышали, скоро ли запустят городскую систему управления движением? — спросил Пим, явно в связи с тем, что, они уже в третий (по подсчётам Майлза) раз за эту неделю чуть не попали в аварию.

— Да нет. Лорд ворБонн-младший доложил, что работы по ней приостановлены. Раз стало больше несчастных случаев с флаерами, они решили в первую очередь довести до ума автоматизированную систему контроля воздушного транспорта.

Пим кивнул и снова направил внимание на переполненную дорогу. Оруженосец, как обычно, выглядел бодрым и здоровым; его седеющие виски, казалось, просто гармонировали по цвету с ливреей — коричневой с серебром. Он принёс ворКосиганам присягу, ещё когда Майлз был кадетом Академии, и с тех пор служил телохранителем, несомненно намереваясь остаться на этом посту до смерти от старости — если они, конечно, не погибнут в уличном движении.

Многовато для короткого пути. В следующий раз они объедут университетский городок стороной. Майлз наблюдал сквозь стекло колпака кабины, как самые высокие из новых университетских зданий остались позади и машина проехала через увенчанные шипами железные ворота Университета в милые старые улочки, предпочитаемые семьями профессоров и администрации. Их характерная архитектура относилась к последнему, ещё до электрификации, десятилетию Периода Изоляции. Эта территория расчищена при прошлом поколении и теперь покрыта тенистой зеленью. Повсюду земные деревья и яркие цветочные клумбы под высокими узкими окнами таких же высоких и узких зданий. Майлз потрогал букет, который поставил между ног. Не слишком ли много цветов?

Пим, привлечённый его движением, скосил глаза на цветы на полу.

— Леди, которую Вы встретили на Комарре, кажется, произвела на Вас сильное впечатление, мой лорд… — Он замолчал, приглашая продолжить этот разговор.

— Да, — сухо ответил Майлз.

— Моя леди Ваша мать связывала некоторые надежды с той очень привлекательной мисс Капитан Куинн, вместе с которой Вы несколько раз приезжали домой. — Действительно ли в голосе Пима послышалась тоскливая нотка?

— Теперь мисс Адмирал Куинн, — поправил Майлз со вздохом. — И я тоже надеялся. Но она сделала свой выбор правильно. — Он состроил гримасу своему отражению в стекле. — Я поклялся себе не влюбляться в галактических женщин и не уговаривать их иммигрировать на Барраяр. Я пришёл к выводу, что моя единственная надежда в том, чтобы найти женщину, уже способную выдержать Барраяр, и убедить её полюбить меня.

— И госпожа ворСуассон любит Барраяр?

— Так же, как и я. — Он мрачно улыбнулся.

— И, э-э… как насчёт второй части?

— Увидим, Пим. — Или нет, как уж выпадет случай. По крайней мере зрелище человека тридцати с лишним лет, впервые в жизни отправляющегося к даме с серьёзным ухаживанием — ну, вообще-то в первый раз по-барраярски, — обещало предоставить немало часов развлечения его любопытному персоналу.

Майлз выдохнул через нос, «спустив пар» охватившего его возбуждения, когда Пиму наконец-то удалось отыскать стоянку машин возле дома лорда Аудитора ворТица и виртуозно втиснуть блестящий, бронированный, древний лимузин в совсем неподходящий для него узкий промежуток. Пим поднял дверцу, Майлз выбрался из машины и уставился на трёхэтажный, украшенный мозаикой фасад дома своего коллеги.

Георг ворТиц уже тридцать лет преподавал в Имперском Университете инженерный анализ неполадок. Они с женой прожили в этом доме большую часть своей супружеской жизни, вырастив троих детей и сделав две академических карьеры прежде, чем Император Грегор назначил ворТица одним из лично выбираемых им Имперских Аудиторов. Однако ни один из профессоров — ни ворТиц, ни его жена — не видел никакой причины менять удобный для них образ жизни просто потому, что отставной инженер получил пугающие полномочия Голоса Императора. Госпожа Доктор ворТиц ежедневно отправлялась на свои занятия. О нет, Майлз! — возразила она ему, стоило лишь упомянуть в разговоре о возможности их участия в светской жизни. — Вы можете вообразить себе, как мы перевезём все эти книги? Не говоря о лаборатории и мастерской, занимающих весь подвальный этаж.

Их жизнерадостное нежелание менять обстановку обернулось прекрасной возможностью пригласить пожить вместе с ними их недавно овдовевшую племянницу с маленьким сыном, пока она не завершит своего образования. «Множество комнат», — добавил Профессор весело, — «верхний этаж полностью пуст с тех пор, как уехали наши дети». «И так близко к учебным классам», — практично добавила госпожа профессор. И меньше чем в шести километрах от Дома ворКосиганов! Мысленно Майлз возликовал, но вслух лишь пробормотал вежливое одобрение. Итак Катерина–Найла ворВейн–ворСуассон приехала. Она здесь, она здесь! Может быть, она сейчас смотрит на него сверху, из тени одного из верхних окон?

Майлз с тревогой оглядел свою слишком низенькую фигуру. Если его карликовый рост и беспокоил её, она пока ничем этого не показывала. Вот и хорошо. Оглядев себя, он проверил всё, что смог, — на однотонном сером костюме нет пятен от еды, и никакой неуместной уличной грязи не пристало к подошвам начищенных полуботинок. Он проверил это по своему искажённому отражению в заднем стекле лимузина. Выпуклое, расползшееся в ширину отражение казалось похоже на его тучного клон-брата Марка; это сравнение он чопорно проигнорировал. Марка, слава богу, здесь нет. Он попробовал потренироваться в улыбке; отражение показало её искривлённой и отталкивающей. И, разумеется, тёмные волосы аккуратно причесаны.

— Прекрасно выглядите, мой лорд, — ободряюще заметил Пим с переднего сидения машины. Лицо Майлза покраснело, и он отскочил от зеркала. Опомнившись, он взял букет, принял из рук Пима свёрток с бумагами и придал лицу, как он надеялся, достаточно терпимое выражение. Он покачался на носках, повернулся лицом к ступеням и глубоко вздохнул.

Выждав почти минуту, Пим услужливо спросил его из-за спины: — Вы хотите поручить мне что-то нести?

— Нет. Спасибо. — Майлз шагнул вперёд и свободным пальцем прижал клавишу звонка. Пим выдвинул считыватель и удобно устроился в лимузине, чтобы с комфортом подождать возвращения своего лорда.

Внутри раздались шаги, дверь распахнулась, и перед Майлзом предстала госпожа ворТиц с улыбкой на румяном лице. Седые волосы уложены в привычную причёску. На ней тёмно-розовое платье с более светлым коротким жакетом того же цвета, вышитым зелёными виноградными лозами в стиле, принятом в её родных местах. Этому несколько формальному ворскому виду, словно она только что вернулась или собиралась уходить, противоречили домашние тапочки-сабо у неё на ногах.

— Здравствуйте, Майлз. О боже, Вы так скоро!

— Госпожа Профессор. — Майлз вернул ей поклон и улыбнулся в ответ. — Она здесь? Дома? Она хорошо себя чувствует? Вы сказали, это будет подходящее время. Я не слишком рано? Я думал, что опоздаю. Движение на улицах просто ужасное. Вы не уйдёте, правда,? Вот, я принёс… Как Вы думаете, ей понравится? — Липкие красные цветы щекотали его нос, он стискивал подарок в руке вместе со свёрнутым рулоном бумаг, который норовил развернуться и выскользнуть у него из рук.

— Входите, да, всё прекрасно. Она здесь, чувствует себя хорошо, и цветы очень милые…, — госпожа профессор спасла букет из его рук и проводила его в выложенный мозаикой холл, ногой захлопнув за собой дверь. После весеннего солнечного сияния дом казался сумрачным и прохладным, в нём ощущался тонкий аромат древесного воска, старых книг и едва уловимой библиотечной пыли.

— Она выглядела довольно бледной и утомлённой на похоронах Тьена. В окружении всех этих родственников. У нас там вообще-то не было возможности обменяться более чем двумя словами, — … если быть точным, это были «Я соболезную» и «Спасибо». Он и не хотел более длительных разговоров с семьёй покойного Тьена ворСуассона.

— Думаю, для неё это было огромным напряжением, — рассудительно заметила госпожа ворТиц. — Она прошла через такой ужас, а кроме нас с Георгом — и Вас, конечно, — не было ни души, с кем она могла бы начистоту обо всём этом поговорить. Конечно, в первую очередь она беспокоилась о том, как провести через это Никки. Но она держалась от начала до конца. Я ею горжусь.

— Действительно. И она…? — Майлз вытянул шею, заглядывая в выходящие в прихожую комнаты: неубранный кабинет, полный книжных полок, и гостиная в беспорядке — с теми же книжными полками. И никакой молодой вдовы.

— Прямо туда. — Госпожа ворТиц провела его через холл и кухню в небольшой городской садик с задней стороны дома. Пара высоких деревьев и кирпичная стена превращали его в укромный уголок. Рядом с крошечным пятачком зелёной травы, в тени, за столом сидела женщина, перед ней лежали бумаги и считыватель. Она мягко покусывала конец ручки; тёмные брови сосредоточенно нахмурены. На ней платье с полудлинной — на пару ладоней ниже коленей — юбкой, того же фасона, что и у госпожи ворТиц, но однотонно чёрное, с высоким воротником, охватывающим шею. Жакет серый, отделан простой чёрной тесьмой по краю. Тёмные волосы собраны в густой пучок на затылке, у основания шеи. Она оглянулась на звук открывающейся двери, её брови взлетели и на губах вспыхнула улыбка, заставившая Майлза моргнуть. Катерина…

— Майл… Мой лорд Аудитор! — Она покраснела и вскочила, взметнув подол юбки; он склонился к её руке.

— Госпожа ворСуассон. Вы хорошо выглядите. — Она выглядела чудесно, разве что слишком бледной; отчасти такой эффект давала строгая чёрная одежда. Глаза похожи на серо-синие бриллианты. — Добро пожаловать в ворБарр-Султану. Я принёс… — он развёл руками, и госпожа ворТиц положила цветочный букет на стол. — Хотя они здесь вряд ли кажутся необходимыми.

— Они прекрасны, — заверила его Катерина, одобрительно вдохнув цветочный аромат. — Я попозже отнесу их к себе в комнату, там они будут очень кстати. Сейчас погода прояснилась, и я стараюсь проводить под открытым небом как можно больше времени.

Она провела год в заточении герметичного комаррского купола. — Понимаю, — произнёс Майлз. В беседе возникла крошечная заминка — они обменялись улыбками.

Катерина заговорила первая: — Спасибо за то, что Вы пришли на похороны Тьена. Это так много для меня значило.

— Это самое меньшее, что я мог сделать в этом случае. Жаль, что не смог ничего большего.

— Но Вы уже так много сделали для меня и Никки…, — он смущённо замахал рукой в отрицании сказанного, и она осеклась, сменив тему. — Почему бы Вам не присесть? Тётя ворТиц? — она отодвинула один из плетеных садовых стульев.

— Мне нужно кое-что сделать в доме, — покачала головой госпожа ворТиц. — Продолжайте, — и несколько загадочно добавила: — Вы и без меня справитесь.

Она вернулась в дом, а Майлз сел напротив Катерины, положив свой наполовину развёрнутый рулон на стол, нетерпеливо ожидая нужного стратегического момента.

— Ваше расследование уже закончено? — спросила она.

— Пройдут годы, пока мы расхлебаем все последствия, но пока что я сделал с этим всё, — ответил Майлз. — Я только вчера сдал мой последний отчёт, а то приехал бы поприветствовать Вас раньше. — Это действительно так, и к тому же он должен был хотя бы дать бедной женщине время распаковать багаж, прежде чем вломиться к ней в дом…

— Теперь Вы получите новое назначение?

— Не думаю, что Грегор рискнёт занять меня чем-то конкретным до окончания своей свадьбы. Боюсь, в следующие несколько месяцев все мои обязанности будут светскими.

— Я уверена, что Вы справитесь с ними с Вашим обычным талантом.

О, Боже, надеюсь, что нет. — Не думаю, что талант — это именно то, чего ждёт от меня моя тётя леди ворПатрил; а именно она отвечает за все свадебные мероприятия. Скорее, «заткнись и делай то, что тебе сказано, Майлз». Но кстати, о документах — а как дела с Вашими? Дело с состоянием Тьена улажено? Вы перевели опеку над Никки на себя с его кузена?

— Василия ворСуассона? Да, благодарение богу, с этим не было никаких проблем.

— Да, а что же тогда всё вот это? — Майлз кивнул на приведенный в беспорядок стол.

— Я планирую свой курс обучения в университете на следующую сессию. Начать этим летом я опоздала, так что приступлю к занятиям осенью. Такое богатство выбора. Я чувствую, что так мало обо всём знаю.

— Обучение для Вас лишь средство, а не цель.

— Полагаю, да.

— И что Вы выберете?

— О, я начну с основ — биология, химия… — её лицо прояснилось. — Один настоящий курс садоводства. — Она показала на свои бумаги. — На оставшуюся часть лета я хотела бы найти какую-нибудь оплачиваемую работу. Мне бы не хотелось полностью зависеть от милости моих родственников, хотя бы в отношении карманных денег.

С ощущением почти неожиданного открытия Майлз остановил взгляд на чём-то вроде красного керамического вазона, водружённого на деревянное обрамление высокой садовой клумбы. Посреди него торчал, пробиваясь из земли, красно-бурый комок неясных очертаний, напоминающий петушиный гребень. То ли это самое, о чём он подумал…

— Это случайно не Ваш старый бонсай скеллитум? — указал он на вазон. — Он выжил?

— Да, по крайней мере он дал начало новому скеллитуму, — улыбнулась она. — Большая часть фрагментов старого растения погибла при перевозке с Комарра, но один принялся.

— У Вас талант выращивать всякую зелень — хотя, поскольку это барраярское растение, полагаю, его трудно назвать зелёным, не так ли?

— Ну, зелёным он бывает только если серьёзно болен.

Давайте поговорим о садах. Как бы теперь это сделать, чтобы не пришлось потом прикусить язык?

— По-моему, во время всей этой неразберихи я не так и не успел сказать Вам, насколько увлёкся всеми этими проектами садов, увиденными на Вашем домашнем комме.

— О,— улыбка сбежала с её лица, она пожала плечами. — Это не что-то стоящее. Просто безделушка.

Ладно. Не стоит без необходимости тревожить недавнее прошлое, пока время не сгладит острые грани воспоминаний.

— Я тогда успел бросить взгляд на Ваш барраярский сад — тот, где одни лишь местные виды. Никогда не видел ничего подобного.

— Их здесь дюжины. Некоторые провинциальные университеты содержат такие сады как наглядные пособия по биологии для своих студентов. На самом деле эта идея не оригинальна.

— Ладно, — упорно продолжал он, поднимаясь словно рыба против потока её самоуничижения, — а я думаю, что это превосходно и заслуживает большего, чем оставаться просто виртуальным садом. У меня есть одна возможность, вот, смотрите…

Майлз разгладил свой рулон кальки — тот оказался схемой территории, занятой домом ворКосиганов. Он поставил палец на пустом квадрате с краю листа: — Рядом с нашим домом раньше стоял другой, но он разрушен в период Регентства. Имперская СБ не разрешила там ничего строить — это место служило зоной безопасности. Там нет ничего, кроме какой-то тощей травы и пары деревьев, неизвестно каким образом переживших любовь СБ к свободно простреливаемым направлениям. Там наискось проходят дорожки, их протоптали люди, срезая угол через этот участок — тут СБ всё же уступила и дала посыпать их гравием. Ужасно скучный кусок земли, — …такой скучный, что до сих пор он о нём и не думал.

Она наклонила голову, следя за его рукой, прикрывшей часть схемы. Её длинный палец потянулся проследить тонкую дугу, но тотчас застенчиво отдёрнулся. Он задался вопросом, какие же возможности она здесь видит.

— И я думаю, — продолжал он отважно, — что было бы отличной идеей создать здесь Барраярский сад — исключительно из местных разновидностей, — открытый для публики. Своего рода подарок от семейства ворКосиганов городу ворБарр-Султане. С водопадами, как в Вашем проекте, и дорожками, и скамьями, и прочими цивилизованными вещами. И аккуратные небольшие надписи с названиями на всех растениях, чтобы как можно больше людей могло изучать прежнюю экологию и всё такое. — Так: искусство, благотворительность, образование — что он ещё не включил в эту приманку? Ах да, деньги. — Это удачная возможность для Вас, раз Вы думаете о работе на лето, — удача, ха, посмотри и выясни, оставил ли я что-нибудь на волю случая, — и я думаю, Вы — идеальная кандидатура для его осуществления. Чтобы спроектировать этот сад и наблюдать за его созданием. Я мог бы предоставить Вам неограниченный… гм… щедрый бюджет и, разумеется, жалование. Вы сможете нанимать рабочих и покупать то, что необходимо.

Ей приходилось бы почти ежедневно посещать дом ворКосиганов и частенько советоваться с проживающим там лордом. Со временем шок от смерти её мужа смягчится, она будет готова отложить в сторону налагающий на неё столько ограничений формальный вдовий наряд, и тут же каждый свободный вор-холостяк в столице объявится у неё на пороге. Но к этому моменту Майлз сумеет сосредоточить её привязанность на себе, что позволит ему бороться с наиболее блестящими конкурентами. Было бы слишком поспешно — ужасно слишком скоро — пытаться затронуть ухаживанием её раненое сердце; он абсолютно ясно мог прочесть это в её мыслях, хотя его собственное сердце и рыдало над крушением этой надежды. Однако честная деловая дружба могла бы, конечно, обойти её защиту…

Её брови взлетели; она неуверенно коснулась пальцем изящных, бледных, не накрашенных губ. — Это именно то, чему мне хотелось бы научиться. Но пока я этого не умею…

— Набирайте опыт, работая, — немедленно ответил Майлз. — Ученичество. Учиться, пока делаешь. Вы должны когда-нибудь начать. И Вы не можете начать быстрее, чем сейчас.

— Но что, если я совершу какую-то ужасную ошибку?

— Я думаю, это будет длительный проект. Энтузиасты-планировщики постоянно изменяют свои сады. Наверное, им надоедает один и тот же постоянный вид Так что если Вам впоследствии придут в голову лучшие идеи, Вы всегда сможете пересмотреть первоначальный план. Это обеспечит разнообразие.

— Я не хочу тратить впустую Ваши деньги.

Майлз твёрдо решил, что если она когда-то станет леди ворКосиган, ей придётся отказаться от этой причуды.

— Вы не должны решать прямо сейчас…, — промурлыкал он и поперхнулся. Следи за тоном, парень. Только о деле. — Почему бы Вам не приехать в особняк ворКосиганов завтра, обойти это место самой и посмотреть, какие мысли оно у Вас вызовет. Вы и правда не сможете что-либо сказать просто глядя на чертёж. А потом мы сможем позавтракать и обговорить те проблемы и возможности, которые Вы увидите. Логично?

Она моргнула. — Да, конечно. — Её любопытная рука снова двинулась в сторону плана.

— В какое время я смогу заехать за Вами?

— Когда Вам удобно, лорд ворКосиган. О, простите, беру свои слова назад. После двенадцати — тогда моя тётя вернётся с утренних занятий и сможет побыть с Никки.

— Отлично! — Да, как бы Майлз ни любил сына Катерины, но он полагал, что мог бы обойтись без помощи энергичного девятилетнего мальчика в этом деликатном танце. — Договорились. В двенадцать ровно. — И спохватившись, он добавил: — И как, Никки пока нравится ворБарр-Султана?

— Кажется, ему нравится этот дом и его комната. Думаю, он слегка заскучает, если ему придётся ждать до начала школьных занятий, чтобы познакомиться со сверстниками.

Не следовало бы исключать Николая ворСуассона из расчётов. — Я надеюсь, что ретро-гены привились, и больше нет опасности развития у него признаков дистрофии ворЗонна?

Улыбка глубокого материнского удовлетворения смягчила её лицо.

— Верно. Я так довольна. Здешние доктора в клинике ворБарр-Султаны сообщили мне, что он получил очень чистую и законченную клеточную коррекцию. Дальше будет так же, как если бы он вообще не унаследовал мутации. — Она поглядела на него. — Я чувствую себя, как будто с меня упало полтонны веса. Кажется, я могу летать.

И должна.

В этот момент появился Никки собственной персоной, держа в руках тарелку с печеньем и вроде как сопровождая госпожу ворТиц, несущую чайник и чашки. Майлз и Катерина поспешили очистить место на столе

— Привет, Никки, — сказал Майлз.

— Здравствуйте, лорд ворКосиган. Это Ваш лимузин перед домом?

— Мой.

— Ну и корыто. — Наблюдение высказано без презрения, лишь как свидетельство интереса.

— Знаю. Это пережиток времён регентства моего отца. Он бронированный и жутко тяжёлый.

— О, да? — интерес Никки подскочил. — В него когда-нибудь стреляли?

— Ну, вряд ли именно в этот…

— Ух!

Когда Майлз видел Никки в последний раз, лицо мальчика было окаменевшим и бледным: он подносил свечу к возжиганию в честь своего отца и явно беспокоился о правильном выполнении этой детали церемонии. Теперь он выглядел значительно лучше — живое лицо, сверкающие карие глаза. Госпожа ворТиц села и разлила по чашкам чай, и какое-то время все четверо принимали участие в беседе.

Вскоре стало ясно, что интерес Никки относился скорее к еде, а не к гостю его матери; он отклонил лестное предложение попить чай вместе со взрослыми, и, ухватив с разрешения двоюродной бабушки несколько печений, опять убежал в дом к своим прежним занятиям. Майлз попробовал вспомнить, с какого возраста друзья его собственных родителей перестали казаться ему самому просто предметами обстановки. Конечно, кроме военных в свите его отца, они-то всегда приковывали его внимание. Но на армии Майлз был помешан с тех пор, как научился ходить. Никки так же сходит с ума по скачковым кораблям, и вероятно, заинтересовался бы скачковым пилотом. Возможно, Майлз смог бы сделать что-то к его удовольствию. Если удачно женится, поправил он себя.

Он положил свою приманку на стол, а Катерина взяла её; пришло время уходить, пока всё складывалось по его плану. Но он точно знал, что она уже отвергла одно преждевременное предложение снова выйти замуж, причём пришедшее с совсем неожиданной стороны. Наткнулся ли уже на неё кто-то из мужчин ворБарр-Султаны (а их здесь в избытке)? Столица кишела молодыми офицерами, делающими карьеру чиновниками, агрессивными предпринимателями, людьми с амбициями, богатством и высоким статусом — всех их притягивало сердце империи. А соотношение численности мужчин и женщин в этом поколении составляло пять к трём. Их родители, питая безумную страсть к рождению сыновей-наследников, слишком часто использовали галактическую технологию выбора пола ребёнка, и те самые долгожданные сыновья — современники Майлза — в результате получили в наследство проблемы в подборе себе пары. Стоит нынче зайти на любой официальный приём в ворБарр-Султане, и, несомненно, обнаружишь в воздухе чертовски много тестостерона пополам с алкогольными парами.

— Вас уже приглашали, Катерина?

— Я приехала только неделю назад.

Это не означало ни да, ни нет.

— Боюсь, Вам скоро придётся силой выставлять неженатых мужчин за дверь. — Стоп, он не хотел переводить беседу на эту тему…

— Безусловно, — она одернула своё чёрное платье, — это удержит их в стороне. Если у них есть хоть какое-либо представление о приличиях.

— М-м, я не был бы так уверен. Светская жизнь сейчас довольно интенсивна…

Она покачала головой и бесцветно улыбнулась.

— Для меня это не важно. Я десять лет была… была замужем. И мне не нужно повторять этот опыт. Я охотно оставляю всех ухажёров другим женщинам; пусть пользуются и моей долей.— Непреклонное выражение на её лице подчёркивали и нетипично твёрдые нотки в голосе. — Я не совершу одной ошибки дважды. Я никогда не выйду замуж ещё раз.

Майлз сумел не вздрогнуть и выдавил из себя сочувствующую, заинтересованную улыбку в ответ на её доверие. Мы просто друзья. Я не подгоняю Вас, нет, нет. Нет необходимости прорывать Вашу оборону, моя леди, только не мне.

Он не мог силой заставить ситуацию развиваться быстрее; любые его действия лишь утяжелили бы её. Вынужденный удовлетвориться тем прогрессом, какого добился в этот раз, Майлз допил свой чай, обменялся ещё парой шутливых реплик с обеими дамами и откланялся.

Пим поспешил открыть дверь лимузина перед Майлзом, сбежавшим вниз одним прыжком сразу через три ступеньки. Он бросился на пассажирское место и, как только Пим устроился на водительском сидении, подал размашистый знак рукой: — Домой, Пим.

Пим вырулил на улицу и мягко спросил: — Всё прошло хорошо, мой лорд?

— В точности, как я планировал. Она придёт в Резиденцию ворКосиганов завтра на ленч. Как только приедем домой, я хочу, чтобы ты позвонил в службу озеленения — пусть получат распоряжения сегодня вечером и подготовят дополнительный пересчёт расходов. И скажи — нет, я сам поговорю с Матушкой Кости. Завтрак должен быть… да, изящным. Иван говорит, женщинам всегда нравится поесть. Но не очень тяжёлым. Вино — интересно, она будет пить вино днём? Полагаю, возможно. Как она захочет. И чай, если она не предпочитает вино, я знаю — чай она пьёт. Нет, вычеркни вино. Вызови команду уборщиков, и надо снять все чехлы с мебели на первом этаже — нет, со всей мебели. Я хочу устроить ей экскурсию по дому, пока она ещё не догадывается… Нет, подожди. Я предполагаю… если бы это место было в ужасном холостяцком беспорядке, это могло бы вызвать у неё жалость. Может, вместо этого стоит усилить беспорядок — стратегически накопленные немытые стаканы, непонятные очистки фруктов под диваном — молча взывающие: «На помощь! Сделайте что-нибудь и спасите беднягу…» — или это, наоборот, её оттолкнет? Как ты думаешь, Пим?

Пим рассудительно сжал губы, словно размышляя, не входит ли в его обязанности оруженосца избавить своего лорда от манеры устраивать подобные театральные сцены. Наконец он сказал осторожным тоном: — Если бы я мог говорить за всех, живущих в этом доме, я подумал бы, что нам стоит попытаться произвести хорошее впечатление. При сложившихся обстоятельствах.

— Ох. Верно.

Майлз затих на несколько секунд, глядя в окно, пока они продирались сквозь переполненные городские улицы за пределы университетского района, сквозь запутанный, как лабиринт, кусок Старого Города, выезжая к особняку ворКосиганов. Когда он снова заговорил, маниакальная весёлость покинула его голос, сделав его холоднее и суровее.

— Мы заедем за ней завтра ровно в двенадцать. Ты сядешь за руль. И ты всегда будешь за рулём, когда в машине госпожа ворСуассон или её сын. Отметь это на будущее в своём списке обязанностей.

— Да, мой лорд, — нарочито лаконично добавил Пим. — К Вашим услугам.

Беспорядочные припадки — последний сувенир капитана Имперской безопасности Майлза ворКосигана, доставшийся ему от десятилетия военной службы. Ему повезло: он вышел из криокамеры — живым и с неповреждённым рассудком; Майлз точно знал, что многие заплатили за это не столь дёшево. Везение и то, что он уволен с Императорской Службы по медицинским показаниям — а не похоронен с почестями, как последний в своём славном роду, и не вынужден вести растительное существование… Стимулятор припадков, который ему вживили военные медики, чтобы избавить от конвульсий, весьма далёк от настоящего лечения, хотя предполагается, что он предотвращает случайное появление припадков. Майлз водил машину и флаер — но только в одиночку. Он никогда не брал к себе пассажиров. Обязанности Пима как денщика включали в себя и медицинскую помощь; он уже был свидетелем достаточного количества тревожных приступов Майлза, чтобы быть благодарным своему лорду за такой нетипичный порыв уравновешенности.

Уголок рта Майлза изогнулся в улыбке. Через несколько секунд он спросил: — А как ты когда-то завоевал нынешнюю Матушку Пим? Произвёл на неё самое лучшее впечатление?

— Это было почти восемнадцать лет назад. Детали уже несколько размылись, — Пим слегка улыбнулся. — Я тогда был старшим сержантом, прошёл расширенные курсы Имперской Безопасности и был назначен в охрану замка ворХартунг. А она работала там в архивах. Я думал тогда, что уже повзрослел и мне пришло время остепениться… хотя не уверен, что эту идею вложила в мою голову не она. Теперь она утверждает, что первая меня поймала.

— А, симпатичный мужчина в форме, понятно. Это всегда срабатывает. А почему ты решил выйти в отставку и перейти на службу к моему отцу — графу?

— Ну, это казалось правильным шагом. У нас только что родилась младшая дочь, а я отслужил мои первые двадцать и нужно было решать, продлевать ли контракт или выйти в отставку с имперской службы. Семья моей жены жила здесь, здесь её корни, и ей не очень нравилось постоянно переезжать, с детишками на буксире. Капитан Иллиан знал, что я местный, и был так добр подсказать мне, что среди оруженосцев Вашего отца есть свободное место. Он и дал мне рекомендацию, когда я решился. Я подумал, работа графского оруженосца — более оседлая, подходящая для семейного человека.

Лимузин подъехал к Дому ворКосиганов; дежурный капрал Имперской Безопасности открыл для них въезд, Пим въехал в ворота и поднял колпак машины.

— Спасибо, Пим, — произнёс Майлз и, заколебавшись, добавил: — Можно тебя на пару слов, по секрету?

Пим принял внимательный вид.

— Когда тебе случится общаться с оруженосцами из других Домов… Я буду признателен, если не будет упомянуто имя госпожи ворСуассон. Мне не хотелось бы, чтобы оно было темой для докучливой сплетни, и э-э… её дела не касаются всех и каждого, и тем более — чьих-то младших братьев, правда ведь?

— Верный оруженосец не сплетничает, — натянуто произнёс Пим.

— Нет, конечно, нет. Извини, я не имел в виду, что… словом, извини. Как бы то ни было. И вот ещё что — видишь ли, я и сам сказал немного лишнего; в действительности я не ухаживаю за госпожой ворСуассон.

Пим попытался выглядеть должным образом бесстрастно, но на его лицо всё же прорвалось обескураженное выражение.

— Я имею в виду, формально, — торопливо добавил Майлз. — Пока ещё нет. У неё совсем недавно было… трудное время, я не хотел бы её… спугнуть, что ли. Боюсь, любые преждевременные заявления с моей стороны будут бедственны. Это вопрос времени. Мой девиз — сдержанность, если ты понимаешь, о чём я.

Пим сделал попытку сдержанно, но благожелательно улыбнуться.

— Мы всего лишь добрые друзья, — повторил Майлз. — Ну, собираемся ими стать.

— Да, мой лорд. Понимаю.

— А, ладно. Спасибо. — Майлз вылез из лимузина, и, направляясь в дом, бросил через плечо: — Найди меня на кухне, когда поставишь автомобиль в гараж.


Обратно на страницу проекта "Переведем Буджолд заново!"