стулья в классическом стиле купить;чистка озер цена

Лоис МакМастер БУДЖОЛД

ЦЕТАГАНДА

(Lois McMaster Bujold, "Cetaganda", 1995)
Перевод (c) Александр Балабченков (sanykool@mailru.com)

Глава 6

Она подалась вперед, торопливо ухватив грациозной рукой предмет своей высочайшей ответственности. Положив Великий Ключ себе на колени, она вытянула из-под слоев белых одежд длинное ожерелье. На цепочке было кольцо, украшенное изображающим птицу плотным рельефным узором; золотые нити электронных контактов филигранно сияли на его поверхности. Она вставила кольцо в печать на верхней грани жезла. Ничего не произошло.

Она замерла на полувздохе. И воззрилась вниз на Майлза:

-- Что вы с ним сделали?

-- Миледи, я, я... ничего, клянусь словом Форкосигана! Я даже не ронял его. Что... должно было произойти?

-- Он должен был открыться.

-- А... Хм... -- От отчаяния его бы пот прошиб, если бы ему не было так чертовски холодно. Голова шла кругом от ее аромата, от неземной музыки ее не отфильтрованного голоса. -- Если с ним что-то не так, то существуют только три возможности. Кто-то сломал его клянусь, не я! -- Может, в этом и таится секрет странного вторжения ба Лура? Возможно, его сломало ба и искало козла отпущения, на которого можно свалить вину? -- Либо кто-то перепрограммировал его, или, что самое маловероятное, тут была устроена какая-то подмена. Дубликат или, или...

Ее глаза расширились, а губы приоткрылись, беззвучно что-то шепча.

-- Значит, не самое маловероятное? -- рискнул предположить Майлз. -- Конечно, это было бы самым сложным, но... Сдается мне, кто-то, возможно, и не думал, что вы сумеете получить его от меня обратно. Если это подделка, возможно, предполагалось, что она в настоящий момент уже в пути на Барраяр с дипломатической почтой. Или... или что-нибудь такое. -- Нет, в этом совсем нет смысла, однако...

Она сидела совершенно неподвижно, с искаженным паникой лицом, стискивая в руках жезл.

-- Миледи, поговорите со мной. Если это дубликат, то явно очень хороший дубликат. Теперь он у вас, его можно использовать на церемонии. Ну и что такого в том, что он не работает? Кто будет проверять функциональность какого-то устаревшего куска электроники?

-- Великий Ключ не устарел. Мы пользовались им ежедневно.

-- Он обеспечивает какую-то взаимосвязь между данными, верно? У вас сейчас есть время в запасе. Девять дней. Если вы считаете, что этот дубликат дискредитирован, сотрите все, что в нем, и перепрограммируйте его из ваших резервных файлов. Если эта штука у вас в руках всего лишь какой-то неработающий муляж, возможно, у вас будет время сделать настоящий дубликат и перепрограммировать уже его. -- "Только не сиди вот так, со смертью в этих прекрасных глазах!" -- Ответьте же мне!

-- Я должна поступить так, как ба Лура, -- прошептала она. -- Ба было право. Это конец.

-- Нет, зачем?! Это же всего лишь вещь, кого она волнует? Не меня!

Она подняла жезл, и взгляд ее арктически-голубых глаз наконец остановился на его лице. Под этим взглядом ему захотелось удрать куда-нибудь в тень подобно крабу, чтобы хоть как-то скрыть свое человеческое уродство, но он не шелохнулся перед ней.

-- У нас нет запасного, -- произнесла она. -- Этот Ключ единственный.

Майлз ощутил слабость, и совсем не только от ее духов.

-- Нет запасного? -- Он осекся. -- Да вы что, все спятили?

-- Это проблема... контроля.

-- Так что же эта чертова штуковина на самом деле делает, в конце концов?

Она поколебалась, потом ответила:

-- Этот ключ содержит данные генного банка хаутов. Все замороженные генетические образцы для безопасности хранятся в случайном порядке. Без Ключа никто не сможет узнать, где какой. Чтобы воссоздать эти файлы, кому-то пришлось бы физически изучать и вновь классифицировать все образцы до единого. Там сотни тысяч образцов по одному от каждого когда-либо жившего хаута. Для того чтобы воссоздать Великий Ключ, потребуется работа целой армии генетиков на протяжении целого поколения.

-- Тогда, это настоящая катастрофа, да? -- сообразил Майлз и сморгнул. Он заскрежетал зубами. -- Теперь я знаю, что меня подставили. -- Он поднялся на ноги и откинул голову, словно отражая атаку ее красоты. -- Леди, что здесь на самом деле происходит? Я прошу вас еще раз, очень прошу. Ради бога и всех его архангелов, скажите, что же наконец делало ба Лура с Великим Ключом на космической станции?

-- Ни один чужеземец не может...

-- Кто-то сделал это моим делом! Втянул меня прямо в него. Не думаю, чтобы теперь я смог бы остаться в стороне, даже если б попытался. И мне кажется... вам нужен союзник. У вас ушло полтора дня лишь на то, чтобы организовать вторую встречу со мной. Осталось девять дней. У вас не хватит времени, чтобы справится с этим в одиночку. Вам нужен... подготовленный агент службы безопасности. И в силу странного стечения обстоятельств вам вряд ли захочется агента с вашей стороны.

Она чуть пошатнулась в застывшем страдании; ткань платья тихо прошелестела.

-- И если вы считаете, что я не достоин знать ваши секреты, -- горячо продолжал Майлз, -- тогда объясните мне, каким образом, по-вашему, я смог бы как-то испортить и без того гиблое дело?

Ее голубые глаза оглядели его в поисках чего-то, он не знал чего. Но он подумал, что если она попросит его вскрыть ради нее вены, здесь и сейчас, единственное, о чем он спросит: "Как широко?"

-- Таково было желание моей Небесной Госпожи, -- испуганно начала она и смолкла.

Майлз цеплялся за свое пошатнувшееся самообладание. Все, что она выдавала до сих пор, можно было либо вывести логически, либо было общеизвестно, по крайней мере в ее кругу. Теперь же она приближалась к самой сути и понимала это. Он мог судить об этом по тому, как она остановилась.

-- Миледи, -- Он подбирал слова с особой осторожностью. -- Если ба не совершало самоубийства, оно, безусловно, было убито. -- "И у нас обоих имеются весомые причины склоняться ко второму сценарию". -- Ба Лура было вашим слугой, вашим коллегой... Смею ли я предположить, другом? Я видел его тело в ротонде. Эту отвратительную сцену подготовил очень опасный и дерзкий человек. В ней было... сильное оскорбление и издевка.

"Не боль ли промелькнула в этих ледяных глазах? Трудно сказать..."

-- У меня давние и глубоко личные причины сильно ненавидеть ситуации, когда я становлюсь невольной мишенью для особ с жестоким чувством юмора. Не знаю, сможете ли вы это понять.

-- Возможно... медленно произнесла она.

"Да. Загляни вглубь. Узри меня, а не эту насмешку над телом..."

- И я единственный человек на Эте Кита, о ком вы знаете, что я этого не совершал. Это единственное, что нам обоим известно, пока что. И я заявляю, что имею право знать, кто проделывает это с нами. И, черт возьми, единственный шанс для меня выяснить, кто же это, это точно знать: зачем?

Она продолжала сидеть молча.

-- Я уже знаю достаточно, чтобы погубить вас, -- искренне добавил Майлз. -- Расскажите же мне еще, чтобы я мог спасти вас!

Ее точеный подбородок приподнялся: она приняла нелегкое решение. И когда она наконец осчастливила его своим целенаправленным вниманием, оно было полным и пробирало до дрожи.

-- Эти разногласия существуют давно. -- Он напрягся, чтобы слушать, сохраняя голову ясной, чтобы сконцентрироваться на словах, а не только на чарующей мелодии ее голоса. -- Между Небесной Госпожой и Императором. Моя Госпожа уже давно полагала, что генный банк хаутов слишком централизован, располагаясь в сердце Небесного Сада. Она склонялась к рассредоточению копий в целях безопасности. Мой Господин склонялся к сохранению всего под его личной защитой в целях безопасности. Они оба искали блага для хаутов, каждый по-своему.

-- Я понимаю, -- пробормотал Майлз, подбадривая ее со всей деликатностью, какую только мог собрать. -- Тут все хорошие ребята, все верно.

-- Император наложил запрет на ее план. Но приближаясь к концу своей жизни... она почувствовала, что ее верность хаутам должна перевесить верность своему сыну. Двадцать лет назад она тайно начала создавать копии.

-- Большой проект, -- заметил Майлз.

-- Огромный и долгий. Но она довела его до завершения.

-- Сколько копий?

-- Восемь. По одной для каждой планетарной сатрапии.

-- Совершенно идентичные копии?

-- Да. У меня есть основания это утверждать. Я отвечала за генетические разработки Небесной Госпожи последние пять лет.

-- Ага. Так вы в какой-то степени квалифицированный ученый. Вы все знаете об... исключительной осторожности. И скрупулезной честности.

-- Как иначе могла я служить моей Госпоже? -- пожала плечами она.

"Но, готов поспорить, вы мало что знаете об уловках тайных операций. Хм".

-- Раз существуют восемь идентичных копий, должны существовать и восемь идентичных Великих Ключей, верно?

-- Нет. Пока нет. Моя Госпожа откладывала изготовление дубликатов Ключа до последнего момента. Это проблема...

-- ...Контроля, -- плавно договорил за нее Майлз. -- Угадал?

Легкая вспышка негодования на его шутку искрой промелькнула в ее глазах, и Майлз прикусил язык. Хауту Райан Дегтиар тут не до смеха.

-- Небесная Госпожа знала, что ее время на исходе. Она избрала меня и ба Лура исполнителями ее воли в этом деле. Нам надлежало доставить копии генного банка каждому из восьми сатрап-губернаторов, когда они все до единого соберутся вместе, прибыв по случаю ее похорон. Но... Она скончалась внезапней, чем надеялась. Она даже не успела распорядиться насчет изготовления копий Великого Ключа. Это потребовало бы значительного технического и криптографического мастерства. В свое время на изготовление оригинала ушли все ресурсы Империи. Мы с ба получили от нее все необходимые инструкции насчет банков, но ничего насчет Ключа: как дубликаты должны быть изготовлены и доставлены, или хотя бы, когда по ее планам это должно было произойти. Мы с ба не знали, как поступить.

-- Ага... -- тихо выдохнул Майлз. Он больше не осмеливался вставлять какие-либо комментарии, из-за страха помешать этому свободно полившемуся, наконец, потоку информации. Он внимал ее словам, едва дыша.

-- Ба Лура подумало... если мы передадим Великий Ключ одному из сатрап-губернаторов, тот смог бы использовать свои ресурсы, чтобы изготовить дубликаты для нас. Мне эта идея представлялась слишком опасной. Из-за искушения забрать его исключительно себе.

-- Э... простите меня. Позвольте посмотреть, насколько я это понимаю. Я знаю, вы считаете проблемы генного банка хаутов самыми сокровенными, но каковы были бы политические побочные эффекты установления новых репродуктивных центров хаутов на каждой из восьми цетагандийских планет-сатрапий?

-- Небесная Госпожа полагала, что Империя прекратила свой рост еще во времена поражения Барраярской экспедиции. Что мы пришли к статике, застою, бессилию. Она полагала... если бы только Империя смогла подвергнуться митозу, подобно живой клетке, хауты смогли бы начать расти вновь, получили бы заряд энергии. С разделением генного банка появились бы восемь новых центров власти, для осуществления экспансии.

-- Восемь новых потенциальных столиц Империи? -- прошептал Майлз.

-- Да, я полагаю.

Восемь новых центров... Гражданская война была лишь началом открывающихся возможностей. Восемь новых цетагандийских империй, каждая из которых разрастается подобно кораллу-убийце за счет своих соседей... Кошмар космических масштабов.

-- Кажется, я могу понять, -- осторожно произнес Майлз, -- почему, возможно, Императора далеко не привела в восторг аргументация его матери, убедительная с биологической точки зрения. Надо ведь выслушать обе стороны, вы не считаете?

-- Я служу Небесной Госпоже, -- просто ответила хаут Райан Дегтиар, -- и геному хаутов. Краткосрочные политические интересы Империи это не мое дело.

-- Но все эти, э, генетические подтасовки... Разве Император Цетаганды, если узнает, не посчитает это изменой с вашей стороны?

-- Как? -- удивилась хаут Райан Дегтиар. -- Мой долг был в том, чтобы повиноваться Небесной Госпоже.

-- А-а...

-- Хотя все восемь сатрап-губернаторов уже совершили измену, -- добавила она, констатируя факт.

-- Уже совершили?

-- Всем им были доставлены их генные банки на прошлой неделе, на банкете по случаю их прибытия. По крайней мере, в этой части плана Небесной Госпожи мы с ба Лура преуспели.

- Сундуки сокровищ, ключей к которым нет ни у кого из них.

-- Я... не знаю. Видите ли, каждый из них... Небесная Госпожа чувствовала, что будет лучше, если каждый из сатрап-губернаторов будет думать, будто он единственный получатель новой копии генного банка. Так они сильнее старались бы сохранить это в тайне.

-- Знаете ли вы... Я обязан спросить об этом. -- "Хотя я не слишком уверен, что хочу слышать ответ". -- Знаете ли вы, кому из восьми сатрап-губернаторов ба Лура пыталось отнести Великий Ключ для изготовления дубликатов, когда оно столкнулось с нами?

-- Нет, -- ответила она.

- Ага, -- выдохнул Майлз с чистым удовлетворением. -- Теперь я знаю, почему меня подставили. И почему погибло ба Лура.

Она воззрилась на Майлза. На лбу цвета слоновой кости появились тоненькие морщинки.

-- Неужели вы сами не видите? Ба наткнулось на нас, барраярцев, не по дороге туда. Оно столкнулось с нами по дороге обратно. Ваше ба подкупили. Ба Лура доставило Ключ одному из сатрап-губернаторов и получило взамен не настоящую копию, поскольку не было времени на необходимое обширное декодирование, но муляж. Который ба затем послали специально обронить прямо к нам в руки. Что оно и сделало, хотя, подозреваю, не совсем тем образом, каким планировалось изначально. -- "Почти наверняка не тем".

Он обнаружил, что находится на взводе, расхаживает взад и вперед и размахивает руками. Не следовало бы хромать перед ней, это привлекает внимание к его уродствам, но стоять спокойно он не мог.

-- А пока все преследуют барраярцев, сатрап-губернатор спокойно отправляется домой с единственным подлинным экземпляром Великого Ключа, получив тем самым огромную фору на старте в предстоящей конкурентной хаут-гонке. Предварительно устроив выплату вознаграждения ба за его двойную измену, и тем самым попутно устранив единственного свидетеля, который мог поведать правду. О, да. Это сработает. Или могло бы сработать, если бы только... этот сатрап-губернатор помнил, что ни один план сражения не выдерживает первого столкновения с противником. -- "Тем более, когда этот противник я".

Он заглянул ей в глаза, желая, чтобы она ему поверила, стараясь не растаять от этого взгляда.

-- Как скоро вы сможете проанализировать вот этот Великий Ключ, и подтвердить или опровергнуть эту теорию?

-- Я осмотрю его немедленно, сегодня же вечером. Но что бы с ним ни сделали, мое исследование не скажет мне, кто это сделал, барраярец. -- На этой мысли ее голос совсем заледенел... -- Я сомневаюсь, что вы смогли бы создать настоящий дубликат, но сделать нефункциональную подделку вполне в ваших силах. И если этот фальшивый то где же подлинный?

-- Похоже, что именно это я и должен выяснить, миледи, чтобы... чтобы восстановить свое доброе имя. Чтобы вернуть себе свою честь в ваших глазах. -- К этому разговору он пришел, привычно поддавшись на очарование интеллектуальной головоломки. Он думал, что любопытство было его главной движущей силой, пока внезапно вся его личность не была захвачена целиком. Это словно оказаться под... Нет, это словно стать самой лавиной. -- И если я это выясню, могли бы вы... -- "Что?" Быть снисходительней к его попыткам добиться ее благосклонности? Не презирать его, как прочих варваров-чужеземцев?.. Позволить мне еще раз увидеть вас?

-- Я не... я не знаю. -- Опомнившись, она потянулась к управлению своим гравикреслом, чтобы скрыться за силовым экраном.

"Нет, нет, не уходи!"

- Мы должны найти какой-то способ связи, -- поспешно сказал он прежде, чем она успела вновь исчезнуть за этим чуть слышно жужжащим барьером.

Она склонила голову, обдумывая это. Из своих одежд она достала маленький комм-линк. Он был утилитарен и не имел украшений, но, как и нейробластер, отобранный у ба Лура, был безупречно исполнен в том самом стиле, в котором Майлз начал узнавать стиль хаутов. Она прошептала в него приказ. Через секунду, покинув свой пост у пруда, появилось бесполое ба. Не расширились ли немного его глаза, увидев свою хозяйку без защитной оболочки?

-- Дай мне свой комм-линк и подожди на улице, -- приказала хаут Райан Дегтиар.

Маленькое ба кивнуло, без возражений передало ей устройство и молча вышло.

Она протянула комм-линк Майлзу:

-- Я использую его для связи со своими старшими слугами, когда они выполняют мои поручения за пределами Небесного Сада. Берите.

Он хотел прикоснуться к ней, но едва ли он посмел бы. Вместо этого он протянул к ней сложенные лодочкой руки, словно застенчивый человек, протягивающий цветы богине. Она осторожно опустила комм-линк в его ладони, словно в руки прокаженного. Или врага.

-- Он защищен? -- Осмелился он спросить.

-- Временно.

Другими словами, конфиденциальность этой линии связи будет сохраняться для леди до тех пор, пока одно из высоких должностных лиц цетагандийской службы безопасности не побеспокоится ее нарушить. Все правильно. Он вздохнул.

-- Это не пойдет. Вам не удастся посылать сигналы в мое посольство, не вызвав со стороны моих начальников целую кучу вопросов, на которые сейчас мне бы лучшее не отвечать. Также я не могу отдать вам свой комм-линк. Я должен вернуть его и не думаю, что у меня выйдет просто сказать им, что я его потерял.

Он неохотно протянул комм-линк ей обратно.

-- Но мы должны встретиться опять как-нибудь. -- "Да, о да". -- Если мне придется рисковать своей репутацией, а, может быть, и жизнью на основании изложенных мной рассуждений, то я хотел бы уточнить их еще несколькими фактами. -- Один факт известен почти наверняка: если кому-то достало ума и самообладания убить одного из старших слуг Императрицы под самым носом у Императора Цетаганды, едва ли он станет колебаться, угрожать ли ему определенно не старшей женщине из Дегтиаров. Эта мысль была ужасна, отвратительна. Без сомнения, остатки барраярского дипломатического иммунитета будут еще более бесполезным щитом, но таковы уж ставки в этой игре.

-- Я полагаю, вам может грозить смертельная опасность. Возможно, будет лучше потянуть время еще немного: не говорите никому, что вам удалось забрать у меня этот ключ. У меня забавное чувство, что я не следую приготовленному им сценарию, понимаете? Он нервно вышагивал вперед-назад перед ней. И если вам удастся выяснить что-нибудь новое о том, чем на самом деле занималось ба Лура последние несколько дней перед смертью... Кстати, не столкнитесь с вашей собственной службой безопасности. Они наверняка расследуют смерть ба.

-- Я... свяжусь с вами, когда смогу и как смогу, барраярец. -- Бледная рука медленно, будто лаская, провела по клавиатуре управления на подлокотнике гравикресла, и вокруг нее вновь сомкнулся тусклый серый туман, словно по волшебному заклинанию наваждения.

Слуга-ба вернулось в павильон, чтобы сопровождать не Майлза, но свою хозяйку. Майлза оставили в одиночку продираться сквозь темноту назад в поместье Иэнаро.

Шел дождь.

Майлз не удивился, обнаружив, что гем-женщина уже не ждала его на скамейке у покрытых красной эмалью ворот. Он, не спеша, подошел к дому и задержался у освещенных дверей в сад, чтобы стряхнуть как можно больше водяных капелек со своей черной формы, и вытереть лицо. Затем он пожертвовал носовым платком ради своих ботинок, тихонько бросил промокшую вещичку за кустом и вошел.

Никто не заметил, как он вошел. Вечеринка продолжалась чуть громче, несколько новых лиц сменили те, что были раньше. Цетагандийцы для опьянения не применяют алкоголь, однако над некоторыми из гостей витала особая атмосфера затянувшейся вечеринки, похожая на ту, что окружала хлебнувших лишнего, и которой Майлз бывал свидетелем дома. Если вести интеллектуальный разговор было трудновато и до этого, то теперь это стало совершенно безнадежным делом. Сам он чувствовал себя ненамного лучше этих гем-лордиков: пьяный от информации, с головой, идущей кругом от интриги. "Полагаю, у каждого свои собственные тайные пристрастия". Он хотел подобрать Айвена и сбежать как можно скорее, пока у него голова не взорвалась.

-- Ах, вот вы где, лорд Форкосиган. -- Подле Майлза возник лорд Иэнаро со слегка обеспокоенным видом. -- Я не мог найти вас.

-- У меня была долгая прогулка с леди, -- ответил Майлз. Айвена нигде не было видно. -- Где мой кузен?

-- Лорд Форпатрил отправился на экскурсию по дому в обществе леди Арвин и леди Бенелло, -- сказал Иэнаро и посмотрел сквозь широкую арку на противоположной стороне комнаты, за которой виднелся холл со спиральной лестницей. -- Их уже нет... на удивление долго. -- Иэнаро попытался понимающе улыбнуться, но улыбка вышла странно озадаченной. -- С тех пор как вы... Я не совсем... а, ладно. Не хотите ли выпить?

-- Да, спасибо, -- ответил Майлз встревожено. Он принял напиток из рук Иэнаро и, не колеблясь, сделал глоток. Глаза у него чуть не на лоб вылезли, пока он оценивал возможности ситуации: Айвен плюс две красивые гем-женщины. Правда, после ослепляющего хаут-воздействия, все гем-женщины в комнате теперь представлялись ему грубыми и унылыми деревенскими неряхами. Он надеялся, что со временем эффект ослабнет. Мысль о ближайшей встрече с зеркалом ужасала. Что видела, глядя на него, хаут Райан Дегтиар? Дерганного, бормочущего, похожего на обезьянку гнома, облаченного в черное? Он подтащил стул и довольно резко уселся, ограничив поле своего зрения спиральной лестницей.

"Ну торопись же, Айвен!"

Иэнаро задержался рядом и завел несвязную беседу о пропорциональных теориях в архитектуре разных исторических эпох, об искусстве и человеческих ощущениях, о торговле натуральными духами на Барраяре, но Майлз был готов поклясться, этот человек так же, как и он, не сводил глаз с лестницы. Майлз допил первую порцию и уже большую часть второй, когда Айвен появился в тени на верхней площадке лестницы.

Айвен задержался в полумраке, одергивая и проверяя зеленый мундир, застегнутый, похоже, на все пуговицы. Или же только что застегнутый. Он был один. Айвен стал спускаться, цепляясь за изогнутые перила, что парили без видимой поддержки, повторяя повороты лестницы. Перед тем, как выйти на свет главной комнаты, он сменил жесткую хмурую гримасу на жесткую улыбку. Его голова вертелась, пока он не углядел Майлза, к которому он и направился строго по прямой.

-- Лорд Форпатрил, -- приветствовал его Иэнаро. -- У вас была довольно длинная экскурсия. Вы все осмотрели?

Айвен оскалился. -- Абсолютно все. Даже свет.

Улыбка Иэнаро не исчезла, но глаза, казалось, были полны вопросов. -- Я... так рад.

Один из гостей окликнул его с другого конца комнаты, и Иэнаро моментально ретировался.

Айвен склонился за спиной у Майлза и прошептал ему на ухо, прикрывшись ладонью:

-- Уводи нас отсюда к черту. Думаю, меня отравили.

Пораженный, Майлз поднял глаза:

-- Ты хочешь вызвать флайер?

-- Нет. Просто вернемся в посольство на машине.

-- Но...

-- Нет, черт возьми, -- зашипел Айвен. -- Только тихо. До того, как этот ухмыляющийся ублюдок поднимется наверх. -- Он кивнул в сторону Иэнаро, стоявшего у подножия лестницы и пялившегося вверх.

-- Я так понял, ты не думаешь, что отравление острое.

-- О, это была отличная острОта, -- зарычал Айвен.

-- Ты там наверху никого не грохнул, а?

-- Нет. Но я думал, они никогда... В машине расскажу.

-- Да уж лучше так. -- Майлз поднялся на ноги.

Они были вынуждены миновать Иэнаро, который прилип к ним как радушный хозяин, чтобы проводить их до входной двери с соответствующими вежливыми прощаниями. Прощания Айвена были словно вытравлены кислотой.

Стоило крыше машины захлопнуться у них над головами, Майлз скомандовал:

-- Выкладывай, Айвен.

Айвен, все еще кипевший, откинулся на спинку сиденья.

-- Меня подставили.

"Это стало для тебя сюрпризом, братишка?"

-- Леди Арвин и леди Бенелло?

-- Они и были подставой. За этим стоял Иэнаро, я уверен. Ты был прав, насчет того, что тот чертов фонтан был ловушкой. Майлз, теперь я это понимаю. Красота как наживка, все повторяется.

-- Что с тобой случилось?

-- До тебя доходили слухи о цетагандийских афродизиаках?

-- Да...

-- Так вот, в какой-то момент этим вечером этот сукин сын Иэнаро подсыпал мне анти-афродизиаик.

-- Хм... Ты уверен? Я имею в виду, в такие моменты бывают и естественные причины, мне говорили....

-- Это была подстава, даже не я их соблазнил, они меня соблазнили! Затащили меня в эту потрясающую комнату... Должно быть, все было подготовлено заранее. Боже, это было, это было... -- Его голос сорвался, и он вздохнул. -- Это было великолепно. Но не слишком долго. И потом я сообразил, что не в состоянии, как бы, действовать.

-- Что ты сделал?

-- Было слишком поздно для изящного отхода. Так что я вывернулся. Это было все, что я мог сделать, чтобы они не заметили.

-- Что?

-- Тут же наплел им уйму варварского фольклора: сказал им, что фор гордится своей способностью к самоконтролю, что на Барраяре считается невежливым мужчине, ну знаешь, раньше, чем его дама. Три раза. Это было бы оскорблением для нее. Я гладил, я тер, я царапал, я читал стихи, я водил носом и покусывал и... господи исусе, у меня аж пальцы свело. -- Майлз заметил, что и речь у Айвена малость невнятная. -- Я думал, они никогда не заснут. -- Айвен замолчал, потом ухмылка медленно сменила на его лице оскал. -- Но когда они наконец уснули, они улыбались. -- Улыбка вновь превратилась в выражение бледной тревоги. -- Чтобы ты поставил на спор о том, что эти две величайшие гем-сплетницы среди женщин на всей Эте Кита?

-- Даже не рискну, -- восхищенно ответил Майлз. "Да не уступит наказанье преступленью". Или же, в этом случае, да не уступит ловушка своей жертве. Кто-то изучал его слабости. И кто-то так же откровенно изучал слабости Айвена. -- Мы могли бы попросить отдел службы безопасности отслеживать все сведения, что поползут об этой истории в течение следующих нескольких дней.

-- Только заикнись об этом, и я сверну твою тощую шею! Если смогу ее найти.

-- Тебе придется открыться посольскому врачу. Анализ крови...

-- О да. Я потребую химического сканирования, как только войду в дверь. Что, если этот эффект постоянного действия?!

-- Ба Форпатрил? -- сыронизировал Майлз, засияв глазами.

-- Черт возьми, над тобой я не смеялся!

-- Нет. Это правда, не смеялся. -- Майлз вздохнул. -- Я думаю, что бы там ни обнаружил врач, оно быстро разлагается в крови. Иначе вряд ли Иэнаро стал бы пить эту дрянь сам.

--Ты думаешь?

-- Помнишь "златый эль"? Готов поспорить на свои серебряные глаза СБ, все от него.

Айвена слегка расслабился, очевидно, положившись на этот профессиональный анализ. Через минуту он добавил:

-- Иэнаро уже зацепил тебя и меня. Бог троицу любит. Что дальше, как ты полагаешь? И не можем ли мы первыми его зацепить?

Майлз молчал довольно долго.

-- Это зависит, -- наконец заговорил он, -- от того, забавлялся ли Иэнаро только ради собственного удовольствия, или же его тоже... подставили. И от того, есть ли какая-либо связь между покровителем Иэнаро и смертью ба Лура.

-- Связь? Какая тут может быть связь?

-- Связь это мы с тобой, Айвен. Пара барраярских деревенских пацанов, попавших в Большой Город, и напрашивающихся на то, чтоб их пощипали. Кто-то использует нас. И, сдается мне, этот кто-то... Сильно ошибся в выборе орудий. -- "Или дурней".

Ядовитые нотки в голосе Майлза заставили Айвена на него уставиться.

-- Ты уже избавился от той маленькой игрушки, что таскал с собой? -- с подозрением спросил он.

-- Да... И нет.

-- Вот, дерьмо! Я так и знал, что тебе верить... Что, черт возьми, ты хочешь сказать этим "да и нет"? Либо ты избавился, либо нет, как иначе?

-- Да, предмет был возвращен.

-- Тогда дело в шляпе.

-- Нет. Не совсем.

-- Майлз... Тебе бы лучше все мне рассказать.

-- Да, думаю, будет лучше. -- Майлз вздохнул. Они приближались к району расположения дипломатических представительств. -- После того, как ты закончишь свои дела в медчасти, я сделаю тебе несколько признаний. Но если... Когда... ты будешь говорить с ночным дежурным офицером Имперской службы безопасности об Иэнаро, не упоминай об остальном. Пока.

-- А? -- протянул Айвен с интонацией, полной подозрения.

-- Дело приобрело... запутанный оборот.

-- Ты думаешь, раньше оно было простым?

-- Под запутанным оборотом я подразумеваю, что соображения обычной безопасности в этом деле переросли в подлинно дипломатические. Исключительной деликатности. Возможно, слишком деликатные для того, чтобы подчинятся всякого рода параноикам в сапогах, которые иногда заканчивают тем, что возглавляют местные отделы СБ. И суждение в этом деле... я должен вынести сам. Когда буду уверен, что готов. Но это больше не игра, и я больше не смогу действовать без прикрытия. -- "Мне нужна помощь. Господи, помоги мне".

-- Мы знали об этом еще вчера.

-- О да. Но все оказалось куда глубже, чем представлялось мне сперва.

-- Что, по самую макушку?

Майлз поколебался, потом кисло улыбнулся:

-- Я не знаю, Айвен. Ты как, силен в хождении по водам?


Один в ванной комнате своего номера, Майлз медленно стянул черный мундир своего Дома, теперь отчаянно нуждавшийся во внимании посольской прачечной. Он покосился на свое отражение в зеркале, потом решительно отвернулся. Стоя под душем, он обдумывал сложившуюся проблему. Хаутам все обычные люди несомненно кажутся какой-то низшей формой жизни. С краткосрочной точки зрения хаута Райан Дегтиар разница в выборе между ним и скажем, Айвеном, вероятно, была не велика.

И время от времени гем-лорды за особые заслуги получают в награду хаут-жен. А у форов с гем-лордами очень много общего. Даже Маз так сказала.

Как велика должна быть заслуга? "Очень велика". Ну... Он всегда мечтал спасти Империю. Цетагандийская, конечно, была не совсем той империей, о которой он мечтал, вернее, совсем не той. Такова жизнь, всегда швыряет тебе крученые мячи.

"Знаешь, ты спятил. Надеяться, даже думать, что это..."

Если он расстроит замысел Вдовствующей Императрицы, мог бы цетагандийский Император быть настолько за это благодарным, чтобы... отдать ему руку Райан? Если он воплотит заговор Вдовствующей Императрицы в жизнь, могла бы хаут Райан Дегтиар быть настолько признательной, чтобы... подарить ему свою любовь? Сделать одновременно и то и другое было бы тактическим искусством сверхъестественного размаха.

Интересы Барраяра, как ни странно, лежат в той же плоскости, что и интересы цетагандийского Императора. Совершенно ясно, что его долг, как офицера Имперской службы безопасности, заложить девицу и спасти злодея.

"Точно. У меня болит голова".

Постепенно, по мере того как ослабевал потрясающий эффект от хаута Райан Дегтиар, к нему возвращался рассудок, разве не так? В конце концов, она же не пыталась явно подкупить его. Да будь Райан уродлива как ведьма Баба Яга, он все равно ввязался бы в это дело. До упора. Ему нужно доказать, что Барраяр не похищал Великого Ключа, а единственная возможность это сделать найти настоящего вора. Интересно, бывает ли похмелье от избытка страсти? Если да, то оно у него как раз начиналось, хотя он все еще был пьян, а это, кажется, не слишком здорово.

Восемь сатрап-губернаторов Цетаганды были склонены к измене покойной Императрицей. Оптимистично полгать, что только один из них мог быть убийцей. Однако только один завладел Великим Ключом.

Лорд Икс? Семь шансов ошибиться против одного на верную догадку. Не самый благоприятный расклад.

"Я... что-нибудь придумаю".