щербетли;адвокаты Калуги по уголовным делам

Лоис МакМастер БУДЖОЛД

ЦЕТАГАНДА

(Lois McMaster Bujold, "Cetaganda", 1995)
Перевод (c) Александр Балабченков (sanykool@mailru.com)

Глава 7

Айвен уже довольно долго пребывал внизу в медчасти. Майлз накинул на плечи черную повседневную форму и босиком прошлепал к комм-пульту и включил его, чтобы бегло просмотреть информацию о восьми хаут-лордах сатрап-губернаторах.

Все сатрап-губернаторы были избраны из числа мужчин, тесно связанных родством с Императором, - единокровные братья, дяди, двоюродные деды - как по отцовской, так и по материнской линии. Двое из тех, кто ныне занимал эти посты, происходили из созвездия Дегтиаров. Каждый правил своей сатрапией в течение установленного срока в пять лет, после чего от него требовалось переехать - порой назад в столицу на Эту Кита в постоянную отставку, порой в другую сатрапию. Пара старших и более опытных мужчин таким образом прошли ротацию по всей империи. Подобное ограничение срока, конечно, имело целью предотвратить возможность создания на местах личной властной базы для любого, кто мог бы иметь тайные притязания на престол. Что ж, вполне логично.

Итак... Кого из них соблазнили впасть в грех высокомерия Вдовствующая Императрица и ба Лура? Кстати, как она связывалась с ними со всеми? Если она разрабатывала свой план на протяжении двадцати лет, у нее было уйма времени... И все же, столько лет назад, как она могла предугадать, какие люди будут сатрап-губернаторами на неизвестную дату своей смерти? Должно быть, всех губернаторов вовлекли в заговор сравнительно недавно.

Майлз, сощурившись, вгляделся в список из своих восьми подозреваемых.

"Его надо сократить каким-то способом. Несколькими способами".

Предположив, что лорд Икс лично убил ба Лура, он мог бы исключить самых слабых и дряхлых старцев... Преждевременное предположение. Любой хаут-лорд может иметь в своем распоряжении гем-гвардейца как преданного, так и достаточно способного, чтобы ему можно было поручить эту задачу, пока сам сатрап-губернатор будет выступать в первых рядах на церемонии подношения посмертных даров, утверждая свое алиби перед не одной дюжиной свидетелей.

Не не имея в виду нелояльность Барраяру, Майлз обнаружил, что прямо сейчас хотел бы быть человеком из Цетагандийской Службы Безопасности, особенно тем, кто отвечает за расследование, как бы оно там сейчас ни развивалось, предполагаемого самоубийства ба Лура. Но способа, каким он мог бы включиться, не вызывая подозрений, в этот поток сведений, не было. И он не был уверен, что у Райан подходящий для этого образ мыслей, не говоря уже о строжайшей необходимости держать внимание цетагандийской службы безопасности как можно дальше от нее. Майлз разочарованно вздохнул.

Так или иначе, расследовать убийство ба Лура - не его задача. Его задача в том, чтобы обнаружить настоящий Великий Ключ. Ну, в общем-то, он знал, где он: на орбите, на борту одного из сатрап-губернаторских флагманов. Вот только как выбрать правильный?

Его яростные размышления прервал мелодичный звонок в дверь. Он поспешно отключил комм-пульт и произнес: "Входите".

В комнату шагнул Айвен; выглядел он весьма уныло.

- Как прошло? - спросил Майлз, махнув ему на кресло. Айвен подтащил к комм-пульту тяжелое и удобное кресло и с хмурой миной наискось в него рухнул. Он все еще был в зеленом мундире.

- Ты был прав. Оно попало через рот и быстро разлагается. Хотя и не так быстро, чтобы наши медики не смогли взять образец. - Айвен потер руку у локтя. - Они сказали, к утру от него не осталось бы и следа.

- Значит, необратимый вред не причинен.

- Кроме как моей репутации. Я подумал, что ты, возможно, хотел об этом знать: твой полковник Форриди только что примчался. По крайней мере он воспринял меня серьезно. У нас с ним только что вышел довольно долгий разговор о лорде Иэнаро. Кстати, Форриди не произвел на меня впечатления параноика в сапогах, - позволил себе сделать заключение Айвен. Фраза "так не лучше ли тебе с ним повидаться?" повисла в воздухе; Майлз там ее и оставил.

- Отлично. Полагаю. Ты не упоминал о ...?

- Пока нет. Но если ты не выдашь некоторых объяснений, я возвращаюсь к нему поговорить еще разок.

- Довольно справедливо, - Майлз вздохнул и смирился. Кратко, насколько позволяла запутанность дела, он подытожил для Айвена свою беседу с хаутом Райан Дегтиар, опустив лишь описание ее невероятной красоты и то, как она его ошеломила. Это Айвена не касалось. Особенно Айвена.

- ...Вот мне и кажется, - договорил, наконец, Майлз, - что единственная наша возможность неоспоримо доказать, что Барраяр не имеет к этому отношения, - это выяснить, у кого из сатрап-губернаторов находится подлинный Великий Ключ. - Он указал в направлении орбиты.

Глаза Айвена округлись, рот скривился в выражении полнейшего ужаса.

- Мы? Мы? Майлз, мы с тобой здесь всего два с половиной дня, как можем мы брать на себя ответственность за Цетагандийскую империю? Разве это не работа Цетагандийской СБ?

- Ты бы доверил им снять с нас обвинение? - Майлз пожал плечами и принялся ковать железо дальше, пока Айвен пребывал в замешательстве, - У нас осталось только девять дней. Я раздумывал о трех нитях, которые могли бы привести нас к нужному человеку. Иэнаро - одна из них. Еще несколько слов на ухо нашему протокольному офицеру могли бы задействовать механику здешней службы безопасности, чтобы отследить связи Иэнаро, не поднимая вопрос о Великом Ключе. Пока что. Следующая нить - убийство ба Лура, и я не придумал, как бы мне за нее потянуть. Пока что. Другая нить - астрополитический анализ, а это я сделать могу. Гляди. - На комм-пульт Майлз вызвал схематическую трехмерную карту Цетагандийской империи, маршруты ее червоточин и ее непосредственных соседей.

- Ба Лура могло всучить этот липовый ключ любой из инопланетных делегаций. Однако оно избрало барраярцев, или скорее, избрал его хозяин сатрап-губернатор. Почему?

- Возможно, мы были там единственными в нужное время, - предположил Айвен.

- М-м. Я стараюсь сократить число случайных факторов, так что пожалуйста. Если покровитель Иэнаро тот же человек, что интересует нас, то нас выбрали, чтобы подставить, заранее. Теперь, - он махнул в сторону карты. - Представь себе сценарий, где Цетагандийская империя распадается на части и эти части начинают попытку экспансии. Которая из них, если она есть, выигрывает от неприятностей с Барраяром?

Брови Айвена сошлись, и он подался вперед, вглядываясь в мерцающую совокупность сфер и линий над видео-пластиной.

- Ну... Ро Кита удачно расположена для экспансии в сторону Комарра; или располагалась бы, если бы мы не сидели на двух третях точек перехода червоточин между ними. Мю Кита недавно получила от нас по носу, пытаясь добраться мимо Вервана в Ступицу Хеджена. Эти две самые явные. Вот эти три, - указал Айвен, - и сама Эта Кита расположены в центре, для них я какой-либо выгоды не вижу.

- Тогда, остается другой конец сети, - махнул Майлз на изображение. - Сигма Кита, граничащая с группами Станции Вега. И Кси Кита, соседствующая с Марилаком. Если бы они искали разрыва, для них было бы целесообразно связать военные ресурсы империи далеко от них в действиях против Барраяра.

- Четверо из восьми. Неплохо для начала, - согласился Айвен.

Выходит, анализ Айвена совпал с его собственным. Что ж, у них обоих одинаковая стратегическая подготовка, причина в этом. И все же Майлз был глубоко доволен: все это не галлюцинации его воспаленного воображения, если Айвен тоже мог их видеть.

- Остается триангуляция, - сказал Майлз. - Если мне удастся с помощью других направлений расследования отсечь даже часть списка, в итоге должны остаться... Ну, было бы просто замечательно, если бы все свелось к одному.

- И что тогда? - упрямо спросил Айвен, в подозрении насупив брови. - И что у тебя на уме для нас тогда?

- Я... точно не знаю. Но я думаю, ты согласишься - тихое завершение этого бедлама было бы предпочтительнее громкого, а?

- О, да. - Айвен жевал нижнюю губу, косясь на карту сети червоточин. - Так когда мы обо всем доложим?

- Не... теперь. Но я полагаю, нам лучше начать все документировать. В личных журналах. - Так, чтобы у любого, кто последует за нами, - Майлз молча надеялся, что не посмертно, - по крайней мере был шанс восстановить цепь событий.

- Это я делаю с самого первого дня, - мрачно сообщил Айвен. - Записи заперты в моем чемодане.

- О, хорошо. - Майлз поколебался. - В разговоре с полковником Форриди ты не подкидывал ему идеи, что у Иэнаро есть высокий покровитель?

- Не совсем.

- Тогда я хотел бы, чтобы ты поговорить с ним еще раз. Попытайся направить его внимание на сатрап-губернаторов, как-нибудь.

- Почему ты сам с ним не поговоришь?

- Я... не готов. Пока что, не сегодня. Я должен все переварить. И формально в здешней Службе Безопасности он - мой начальник, или был бы им, если бы я был на действительной службе. Я хотел бы ограничить, м-м...

- ...откровенную ложь, которую ему выдашь? - любезно договорил Айвен.

Майлз поморщился, но отрицать этого не стал.

- Видишь ли, благодаря моему социальному положению у меня имеется такой доступ к этому делу, какого никогда не будет у любого офицера СБ. Мне бы не хотелось видеть, как упускают такую возможность. Но это же меня и ограничивает: я не могу заниматься рутинным розыском, добывая необходимые грязные подробности, я слишком заметен. Я должен играть на своих сильных сторонах и заставлять других действовать там, где я слаб.

Айвен вздохнул.

- Ладно, я поговорю с ним. Только на этот раз. - С усталым ворчанием он поднялся из кресла и побрел к двери. И обернулся через плечо. - Вся сложность, братишка, заключается в том, что, пока ты играешь в паука в центре паутины, потягивающего за ниточки, рано или поздно все заинтересованные стороны сойдутся по этим ниточкам к тебе. Ты ведь это осознаешь, или нет? И что ты будешь делать тогда, о, мистер Тайный Супермозг? - Он поклонился с убийственной иронией.

Майлз сгорбился на стуле у комм-пульта, простонал и снова высветил свой список.


На следующее утро посла Форобьева вызвали со сделавшегося уже привычным для него завтрака с молодыми барраярскими посланниками в его личной гостиной. Когда он вернулся, Майлз и Айвен уже закончили трапезу.

Вместо того, чтобы вновь сесть за стол, посол наградил Майлза взглядом, полным потрясения:

- Лорд Форкосиган, к вам необычный посетитель.

Сердце Майлза так и подскочило.

"Райан, здесь? Не может быть..."

Он непроизвольно прикинул, в порядке ли его зеленый мундир: да, знаки различия на месте, ширинка застегнута.

- Кто, сэр?

- Гем-полковник Даг Бенин из Имперской Службы Безопасности Цетаганды. Он офицер среднего звена, ведающий внутренними делами Райского Сада, и он хочет поговорить с вами наедине.

Майлз старался дышать ровно.

"Что пошло не так?.. Пока, возможно, ничего. Успокойся".

- Он не сказал, о чем?

- Похоже, ему приказано расследовать самоубийство того бедного раба-ба. И ваши, э-э, странноватые перемещения обратили на вас его негативное внимание. Я полагал, что вам придется сожалеть о том, что покинули очередь.

- И... Значит, я буду с ним говорить?

- Да, мы решили оказать ему такую любезность. Мы проводили его в одну из маленьких гостиных на первом этаже. Разумеется, она прослушивается. С вами будет находиться телохранитель посольства. Я не подозреваю Бенина в убийственных намерениях, это послужит лишь напоминанием о вашем статусе.

"Мы решили". Итак, полковник Форриди, с которым Майлз пока что не встречался, и, вероятно, Форобьев тоже будут слышать каждое слово. Вот черт!

- Очень хорошо, сэр. - Майлз встал и последовал за послом. Айвен смотрел ему вслед с печальным видом человека, предчувствовавшего неминуемое приближение некой неприятной формы вселенской справедливости.

Маленькая гостиная таковой и оказалась: уютно обставленная комнатка для приватных бесед тет-а-тет двух-трех человек, и с персоналом посольской службы безопасности в роли незримого четвертого. Гем-полковник Бенин, очевидно, не имел возражений против того, чтобы записывалось все, что скажет он. Барраярский охранник, стоявший возле двери, быстро проследовал за Майлзом и послом, как только они вошли, и флегматично и безмолвно занял свой пост. Он был высок и плечист даже для барраярца; лицо его было в высшей степени бесстрастно. Он носил нашивки старшего сержанта и значок корпуса коммандо, по которому Майлз сделал вывод, что безэмоциональное выражение лица было напускным.

Ожидавший их гем-полковник Бенин вежливо поднялся при их появлении. Роста он был не выше среднего , значит, вероятно, не получил избыток хаут-генов от своих ближайших предков - хауты ценили рост. Похоже, свой нынешний пост он получил скорее благодаря заслугам, чем социальному статусу, что, с точки зрения Майлза, не обязательно было плюсом. Бенин был очень элегантен в темно-красном цетагандийском мундире, который персоналу службы безопасности в Небесном Саду надлежало носить каждый день. На его лице, разумеется, была полная раскраска, скорее с императорским узором, чем с узором его клана, что отмечало его первостепенную преданность: рисунок из сложных черных завитков с красной подводкой на белом фоне вызывал у Майлза ассоциацию с истекающей кровью зеброй. Но ассоциативно, этот узор вызывал моментальное подчинение, глубочайшее уважение и полное, подобострастное желание сотрудничать на восьми планетах. Барраяр, конечно, в их число не входил.

Майлз попытался оценить лицо под раскраской. Оно не было ни юным и неопытным, ни старым и хитрым. Казалось, Бенину чуть больше обычных сорока: молод для своего звания, но ничего необычного в этом нет. Похоже, обычно его лицо хранило внимательно-серьезное выражение, однако он позволил себе короткую вежливую улыбку, когда Форобьев представил его Майлзу, и короткую улыбку облегчения, когда Форобьев оставил их вместе одних.

- Доброе утро, лорд Форкосиган, - начал Бенин. Явно хорошо обучен светским манерам: он сумел ограничить свой осмотр телосложения Майлза быстрым известным ему одному итогом. - Ваш посол объяснил вам, зачем я здесь?

- Да, полковник Бенин. Я понял, что вас назначили на расследование смерти бедного парня... Если термин "парень" здесь уместен... Которого мы видели так шокирующе распростертым на полу в ротонде позавчера... - "Лучшая защита - это нападение". - Вы окончательно решили, что это было самоубийство?

Бенин сузил глаза.

- Это очевидно, - но странный тембр его голоса подпортил неоспоримость этого утверждения.

- Ну, да, по характеру истечения крови очевидно, что ба скорее умерло на месте, чем если бы горло было перерезано еще где-то, а тело перенесено. Но мне пришло на ум, что, если бы вскрытие показало, что в момент смерти ба находилось в оглушенном парализатором состоянии, это, скорее всего, исключило бы версию самоубийства. Довольно тонкий тест - шок смерти стремится перекрыть шок от оглушения, - но если искать, то следы можно найти. Вы не знаете, такой тест проводили?

- Нет.

Майлз не совсем понял, имел ли он в виду, что его не проводили, или же он не... Нет, Бенин должен знать.

- Но почему? На вашем месте я бы потребовал провести такой тест в первую очередь. Можете вы добиться его проведения сейчас? Хотя спустя два дня он будет уже не идеален.

- Вскрытие завершено. Ба кремировали, - сухо сообщил Бенин.

- Что, уже? До того, как дело закрыто? Кто приказал? Разумеется, не вы.

- Нет... Лорд Форкосиган, вас это не касается. И это не то, о чем я пришел с вами говорить, - чопорно произнес Бенин, затем помолчал. - И откуда такой нездоровый интерес к покойному слуге Небесной Госпожи?

- По-моему, это самое интересное событие, что я видел с тех пор, как прибыл на Эту Кита. Понимаете, это по моему профилю. Дома я вел уголовные дела. Расследовал убийства, - "ну, по крайней мере, одно", - я бы добавил, успешно. - "Да, а какой имеется опыт у этого цетагандийского офицера в делах подобного рода? Ведь Небесный Сад - такое благополучное место". - И часто у вас такое случается?

- Нет. - Бенин смотрел на Майлза с возрастающим интересом.

Итак, человек, возможно, весьма начитан, но имеется недостаток практического опыта, по крайней мере, до момента, когда он продвинулся до этой должности. Тем не менее, он чертовски быстро схватывал нюансы.

- На мой взгляд, кремировать тело жертвы до того, как дело будет закрыто, чертовски преждевременно. Всегда возникают запоздавшие вопросы.

- Заверяю вас, лорд Форкосиган, живым или мертвым в бессознательном состоянии ба Лура не приносили в погребальную ротонду. Даже церемониальные гвардейцы заметили бы это. - Не указывал ли этот легкий оборот в его интонации, что в церемониальную гвардию, вероятно, берут за красоту, а не за мозги?

- Ну, вообще-то, у меня есть теория, - с энтузиазмом забормотал Майлз. - И лучше вас, к тому же, никто не сможет подтвердить или опровергнуть ее для меня. Кто-нибудь подтвердил, что видел, как ба Лура входило в ротонду?

- Не совсем.

- Правда? Да, а то место, где лежало мертвое тело... Я не знаю, какого рода у вас охват камерами в этом здании, но эта зона должна была быть перекрыта. Либо она не просматривалась, сколько? Минут пятнадцать-двадцать перед тем, как обнаружили тело, верно?

Очередной задумчивый взгляд.

- Вы правы, лорд Форкосиган. Обычно вся ротонда в пределах визуального контроля, но из-за высоты катафалка две... ну, кое-что было загорожено.

- Ага! Тогда откуда ба точно знало... Нет, позвольте мне сменить формулировку. Кто мог все знать о слепом пятне у ног покойной Императрицы? Ваша собственная безопасность, но кто еще? И насколько высок уровень, с которого вам поступают приказы, полковник Бенин? На вас часом не оказывается давление сверху, чтобы поскорее получить подтверждение самоубийства, и вы бы закрыли свое расследование?

Бенин дернулся.

- Разумеется, быстрое заключение по этому отвратительному вмешательству в торжественный момент наиболее желательно. Я желаю этого так же горячо, как и любой другой. Что возвращает меня к вопросам, которые я собирался задать вам, лорд Форкосиган. Если мне будет позволено.

- О, разумеется. - Майлз помолчал, затем, как раз когда Бенин открыл рот, добавил: - Значит, вы занимаетесь этим в свое свободное время? Меня восхищает ваша преданность делу.

- Нет. - Бенин сделал вдох и вновь собрался. - Лорд Форкосиган, наши записи показывают, что вы покидали приемную залу для приватного разговора с хаут-леди.

- Да. Она послала слугу-ба с приглашением. Едва ли я мог отказаться. К тому же... Мне было любопытно.

- Это я могу понять, - пробормотал Бенин. - Каково было содержание вашей беседы с хаутом Райан Дегтиар?

- Ну... Вы, конечно, прослушивали его. - Конечно нет, иначе это интервью состоялось бы два дня назад, еще до того, как Майлз покинул Небесный Сад, и к тому же проводилось бы гораздо менее вежливо. Но у Бенина, несомненно, есть видео с уходом и возвращением Майлза в приемную залу, а также свидетельские показания сопровождавшего его маленького ба.

- Тем не менее, - нейтрально сказал Бенин.

- Ну... Должен признаться, я счел беседу чрезвычайно смущающей. Вы знаете, она генетик.

- Да.

- Я думаю, ее интерес ко мне... Простите, лично меня это приводит в замешательство. Я думаю, ее интерес ко мне лежал в области генетики. Обо мне всюду ходят слухи, что я мутант. Но моя физическая неполноценность полностью тератогенна, эти повреждения я получил внутриутробно от отравления ядом. Не генетически. Для меня крайне важно, чтобы это четко понимали. - Майлз подумал мельком о своих собственных соглядатаях из Имперской СБ. - Очевидно, хаут-женщины коллекционируют необыкновенные генетические вариации естественного характера для своих исследований. Хаут Райан Дегтиар казалась весьма разочарованной, узнав, что я не представляю никакого интереса, если говорить о генетике. Или просто я так это понял. Она все время говорила на эту тему. Я не уверен, но она сама воспринимала свой собственный интерес скорее как сомнительный. Боюсь, что я не нахожу мотивацию хаутов до конца постижимой. - Майлз радостно улыбнулся. Есть. Это была самая мутная убедительно звучащая и не подлежащая проверке туфта, какую он мог сочинить сходу, оставив достаточно пространства для маневра, и не важно, что этот полковник уже узнал от Райан, если что-то и узнал.

- Однако, что действительно меня интересовало - так это силовой пузырь хаут-леди, - добавил Майлз. - Он ни разу не коснулся земли. Она наверняка сидела там в гравикресле, как я сообразил.

- Да, они часто так делают, - заметил Бенин.

- Вот поэтому я и спросил вас, кто видел, как ба Лура входило в помещение. Любой ли может воспользоваться хаут-пузырем? Или они каким-то образом закреплены за своими владелицами? И так ли они анонимны, как выглядят, или у вас есть какой-то способ их различать?

- Они закреплены за своими владелицами. И у каждого своя уникальная электронная сигнатура.

- Любая мера безопасности, установленная человеком, человеком же может быть и снята. Если у него есть доступ к необходимым ресурсам.

- Я знаю об этом, лорд Форкосиган.

- Хм. Разумеется, вы понимаете, к какому сценарию развития событий я подхожу. Предположим, ба Лура где-то в другом месте оглушили парализатором - увы, поспешная кремация лишила эту теорию возможной проверки, - и в бессознательном состоянии перенесли внутри хаут-пузыря в слепую точку и перерезали горло - тихо и без борьбы. Пузырь плывет дальше. Это не могло занять больше пятнадцати секунд. И это не требовало большой физической силы со стороны убийцы. Впрочем, я недостаточно хорошо знаком со спецификациями этих пузырей, чтобы оценить, насколько это вероятно технически. И не знаю, влетал и вылетал ли какой-либо пузырь... Насколько частыми были какие-либо передвижения в погребальной ротонде в рассматриваемый нами отрезок времени? Их там не могло быть очень много. Какие-нибудь пузыри хаут-леди туда влетали или вылетали?

Бенин откинулся назад, поджал губы, разглядывая Майлза с неподдельным интересом.

- Вы бдительно смотрите на окружающий вас мир, лорд Форкосиган. В обсуждаемый отрезок времени в помещении появлялись пять слуг-ба, четыре гвардейца и шесть аут-леди. Ба выполняли там свои обязанности, связанные с расстановкой ботанических композиций и поддержанием идеальной чистоты. Хаут-леди часто приходят помедитировать и отдать дань уважения Небесной Госпоже. Я опросил их всех. Никто не сообщил, что замечал ба Лура.

- Значит... лжет тот, кто был там последним.

Бенин переплел пальцы и уставился на них.

- Все это не так просто.

Майлз помолчал.

- Я сам терпеть не могу вести внутренние расследования, - произнес он, наконец. - Уверен, в этом аспекте вы документируете свой каждый вздох.

Бенин почти улыбнулся:

- Это полностью моя проблема, не так ли?

Майлзу этот человек определенно начинал нравиться.

- Кстати, учитывая место преступления, вашего звания не достаточно для проведения столь щепетильного расследования, не так ли?

- Это тоже... моя проблема.

- Какое самопожертвование.

Бенин скривился. О, да. Майлз пока что не сказал ничего такого, о чем Бенин не мог додуматься и сам, только он не смел заговорить об этом вслух. Майлз решил оказывать ему такое одолжение и впредь.

- Надо сказать, с этим убийством вы выиграли на свою шею ту еще проблемку, гем-полковник, - заметил Майлз. Никто из них более не притворялись, будто речь идет о самоубийстве. - И все же, если метод совершения убийства был таким, как я предположил, вы могли бы сделать довольно много выводов об убийце. Его ранг должен быть высок, его доступ к внутренней безопасности велик, и он обладает, прошу прощения, своеобразным чувством юмора для цетагандийца. Это оскорбление по отношению к Императрице почти граничит с изменой.

- Об этом говорит анализ способа совершения преступления, - заметил Бенин с ноткой неудовольствия. - Но меня беспокоит мотив. Это безобидное старое ба прослужило в Небесном Саду не один десяток лет. Месть представляется самой маловероятной.

- М-м, наверное. Значит, если ба Лура человек не новый, возможно это убийца из числа вновь прибывших. И учтите, - это не один десяток лет скапливающихся вокруг секретов. Ба занимало неплохое положение, чтобы кое-что знать о персонах экстраординарно высокого ранга. Допустим... Ба поддалось искушению, скажем, шантажа. Мне кажется, что, если пристально отследить перемещения ба Лура за последние несколько дней, это могло бы что-то прояснить. К примеру, покидало ли ба пределы Небесного Сада в какой-либо момент?

- Это... Идет расследование.

- На вашем месте я сосредоточился на этом аспекте. Ба могло контактировать со своим убийцей. - "Ага, на борту его корабля, на орбите". - Знаете, расклад событий по времени несколько необычен. На мой взгляд, в этом убийстве все признаки указывают на то, что оно совершалось в спешке. Если бы у убийцы был месяц на составление плана, он мог бы сделать дело лучше и тише. Мне кажется, ему пришлось принимать ряд поспешных решений, возможно в тот самый час, так что некоторые из них откровенно неудачны.

- Не достаточно неудачны, - вздохнул Бенин. - Зато вы меня заинтересовали, лорд Форкосиган.

Майлз надеялся, что за комплиментом нет скрытого смысла.

- Такого рода вещами я зарабатываю свой хлеб, полковник. С тех пор, как я прибыл на Эту Кита, это первая возможность с кем-то обсудить профессиональные темы. - Он одарил Бенина счастливой улыбкой. - Если у вас возникнут еще ко мне вопросы, пожалуйста, не стесняйтесь, заходите еще.

- Не думаю, что вы пожелали бы ответить на них под воздействием фаст-пенты? - сказал Бенин, особо не надеясь.

- Ну... - Майлз быстро соображал, - вероятно, с разрешения посла Форобьева. - Которого, разумеется, не предвидится. Легкая улыбка Бенина говорила о его всецелом понимании тактичности этого отказа без отказа.

- В любом случае, я буду рад продолжить наше знакомство, лорд Форкосиган.

- В любое время. Я буду здесь еще девять дней.

Бенин одарил Майлза пронизывающим, непостижимым взглядом.

- Благодарю вас, лорд Форкосиган.

У Майлза было еще с миллион вопросов к своей новой жертве, но это было все, что он осмелился втиснуть в эту открытую встречу. Он хотел показать легкий профессиональный интерес, а не яростную одержимость. Думать о Бенине как о союзнике было соблазнительно, но опасно. И все же он был окном в Небесный Сад. Ну да, окном с глазами, что глядят на тебя в ответ. Но должен был существовать какой-то разумный и изящный способ заставить Бенина хлопнуть себя по лбу и возопить: "Ха! Мне стоит попристальней приглядеться к сатрап-губернаторам!" Он определенно копал в нужном направлении - вверх. Постоянно оглядываясь через плечо. Самое неудобное положение для работы.

Насколько сильно могут влиять сатрап-губернаторы - все близкие родственники Императора - на службу безопасности Небесного Сада? Не слишком сильно: все они, безусловно, расценивались как потенциальная угроза. Но кое-кто мог уже давно начать обзаводиться полезными связями. Впрочем, кое-кто мог оставаться абсолютно лояльным до этого последнего искушения. Это опасное обвинение: Бенин должен угадать с первого раза. Второго шанса он не получит.

Да и волнует ли кого-нибудь убийство раба-ба? Насколько заинтересован Бенин в достижении абстрактной справедливости? Если цетагандиец не сможет опередить противника любым способом, то лицемер сможет. Почти эстетика - Искусство Распознать. Насколько сильно Бенин пожелает рискнуть? Есть ли у него, что терять? Есть ли у него семья, или же он в некотором роде безупречный воин-монах, целиком посвятивший себя карьере? В пользу гем-полковника говорило то, что к концу этого интервью Бенин не сводил глаз с лица Майлза из интереса к тому, что тот говорил, а не для того, чтобы не видеть его тела.

Майлз поднялся вместе с Бенином, но задержался:

- Гем-полковник... Могу я высказать частное предположение?

Согласившись из любопытства, Бенин склонил голову.

- У вас есть все основания подозревать, что ваша маленькая проблемка где-то над вашей головой. Но пока вам неизвестно, где именно. Будь я на вашем месте, я бы отправился прямо на самый верх. Установите личный контакт с вашим Императором. Только так вы сможете быть уверенным в том, что накрыли убийцу.

Не побледнел ли Бенин под своей раскраской? Никак не скажешь.

- Это очень высоко. Лорд Форкосиган, вряд ли я могу претендовать на случайное знакомство с моим небесным повелителем.

- Это не дружба. Это дело, и это его дело. Если вы искренне хотите быть ему полезным, самое время начать. Императоры всего лишь люди. - Ну, Император Грегор такой. Император Цетаганды был хаут-человеком. Майлз надеялся, что это все равно считается. - Ба Лура, должно быть, значило для него больше, чем предмет обстановки: оно прослужило ему свыше пятидесяти лет. Не выдвигайте обвинений, лишь попросите его защитить ваше расследование, чтобы его не прикрыли. Нанесите удар первым, сегодня, пока... кто-то... не стал опасаться вашей компетентности.

"Если хочешь прикрыть свою задницу, Бенин, ради Бога, сделай это".

- Я... учту ваш совет.

- Удачной охоты, - радостно поклонился Майлз, словно его эта проблема не касалась. - Лучше всего играть по крупному. Подумайте о славе.

Бенин поклонился с легкой кривоватой улыбкой на лице, и охранник посольства повел его к выходу из здания.

- Увидимся, - бросил Майлз.

- Можете не сомневаться. - Ответный взмах руки Бенина был почти - но не совсем - салютом.

Исполнение страстного желания Майлза растечься утомленной лужицей прямо на полу в коридоре было отложено в связи с прибытием Форобьева, - несомненно, с поста прослушки под лестницей, - и еще одного мужчины. За ними маячил Айвен с выражением угрюмой обеспокоенности на лице.

Тот, второй, был человеком средних лет, среднего роста, носил свободное трико и ладно пошитые одежды усредненных цветов цетагандийского гем-лорда. В этом костюме он не испытывал неудобства, но на его лице не было цветной раскраски, а носимая им стрижка принадлежала барраярскому офицеру. Его глаза... выражали интерес.

- Весьма уверенно проведенный диалог, лорд Форкосиган, - сказал Форобьев, чем принес рассудку Майлза облегчение. - И тонко. Можно держать пари с шансами пятьдесят на пятьдесят насчет того, кто кого допрашивал.

- У гем-полковника Бенина, несомненно, многое на уме, - сказал Майлз. - А...

Он посмотрел на спутника Форобьева.

- Позвольте мне представить лорда Форриди, - произнес посол. - Лорд Форкосиган, конечно. Лорд Форриди - наш особый эксперт по толкованию действий наших гем-приятелей во всем множестве сфер их проявления.

Что на языке дипломатов означает Главного Шпиона. Майлз приветствовал его осторожным кивком:

- Рад наконец с вами познакомится, сэр.

- Взаимно, - ответил Форриди. - Жалею, что я не прибыл раньше. Предполагалось, что похороны покойной Императрицы пройдут куда спокойней. Я не знал, что вы так интересуетесь уголовными делами, лорд Форкосиган. Не хотели бы вы, чтобы мы организовали для вас экскурсию в местные полицейские учреждения?

- Боюсь, график не позволит. Но да, не будь я в состоянии избрать военную карьеру, думаю, работа в полиции могла бы стать моим следующим выбором.

К ним приблизился капрал в форме из посольского отдела службы безопасности и отозвал своего начальника в штатском в сторону. Они посовещались вполголоса, и капрал передал протокольному офицеру пачку разноцветных бумажек, которые тот, в свою очередь, с несколькими словами передал их послу. Брови Форобьева полезли вверх, и он повернулся к Айвену:

- Лорд Форпатрил, на ваше имя сегодня утром пришло несколько приглашений.

Айвен взял листки, цвета и запахи которых дисгармонировали друг с другом, и озадаченно их перелистал.

- Приглашения?

- Леди Бенелло приглашает вас на частный ужин, леди Арвин приглашает вас на вечеринку с фейерверками, обе на сегодняшний вечер. Леди Зенден приглашает вас посмотреть урок бальных танцев, сегодня днем.

- Кто?

- Леди Зенден, - пояснил протокольный офицер, - это замужняя сестра леди Бенелло, согласно проверкам, проведенным вчера вечером. - Он наградил Айвена странным взглядом. - Что же вы такое сделали, чтобы заслужить столь внезапную популярность, лорд Форпатрил?

Айвен держал приглашения робко, напряженно улыбаясь, из чего Майлз заключил, что он рассказал протокольному офицеру совсем не все о приключениях вчерашнего вечера.

- Право, не знаю, сэр. - Айвен поймал понимающий взгляд Майлза и слегка покраснел.

Майлз вытянул шею:

- Есть ли у кого-нибудь из этих женщин интересные связи в Небесном Саду, как ты думаешь? Или друзья с такими связями?

- Твоего имени здесь нет, братишка, - безжалостно заметил Айвен, помахивая приглашениям, - текст на всех был каллиграфически выведен от руки чернилами самых разных цветов. В глазах его постепенно появлялось веселье, заменяя собой давешний мрачный ужас.

- Вероятно, последует приказ провести некоторую дополнительную проверку, милорд? -пробормотал протокольный офицер, обращаясь к послу.

- Если не сложно, полковник.

Протокольный офицер ушел вместе со своим капралом. Майлз, в благодарность помахав Форобьеву, пошел вместе с Айвеном, который крепко вцепился в разноцветные бумажки и подозрительно их разглядывал.

- Мое, - заявил Айвен, как только они отошли так, чтобы их нельзя было услышать. - У тебя есть гем-полковник Бенин, который все равно тебе больше по вкусу.

- Здесь, в столице полно гем-женщин, которые служат фрейлинами при хаут-женщинах в Небесном Саду, и все такое, - сказал Майлз. - Я бы... хотел встретиться с той гем-леди, с которой я ушел на прогулку вчера вечером, но она не назвала мне свое имя.

- Сомневаюсь, чтобы у многих из тусовки Иэнаро были небесные связи.

- Я думаю, та дама - исключение. Однако люди, с которыми я действительно хотел бы встретиться, это сатрап-губернаторы. Лицом к лицу.

- У тебя больше шансов на это на одном из официальных мероприятий.

- О да. На это у меня тоже имеются планы.


_