твердотопливные котлы в кемерово;эвакуатор дмитровское шоссе

Лоис МакМастер БУДЖОЛД

ЦЕТАГАНДА

(Lois McMaster Bujold, "Cetaganda", 1995)
Перевод (c) Александр Балабченков (sanykool@mailru.com)

Глава 10

- Ты должен мне в этом помочь, Айвен, - настойчиво шептал Майлз.

- Да неужели? - промурлыкал Айвен с интонацией абсолютного безразличия.

- Я не знал, что Форобьев пошлет с нами его. - Майлз дернул подбородком в сторону лорда Форриди, отошедшего вполголоса обменяться мнениями о чем-то своем с водителем их автомобиля - охранником посольства в форме, и другим охранником в штатском. На мужчине в форме был такой же зеленый мундир, как на Майлзе с Айвеном, на остальных были трико и свободные халаты до середины икр, служившие на Цетаганде верхней одеждой, причем протокольный офицер носил свою одежду с большим, благодаря практике, удобством и легкостью.

Майлз продолжил:

- Когда я назначал эту встречу со своим связным, я думал, что с нами снова будет Миа Маз в качестве местного гида на этой выставке, проводимой Секцией Леди, или как тут у них это называется. Ты должен не просто прикрыть мой уход. Возможно, тебе нужно будет отвлекать их, пока я предприму свой рывок.

Охранник в штатском кивнул и быстро зашагал прочь. Человек внешнего периметра охраны; Майлз запомнил его лицо и одежду. Еще одна вещь, которую придется отслеживать. Охранник направился ко входу в выставочный... Нет, это не зал. Когда сегодняшнюю экскурсию впервые описали Майлзу, он представил себе просторное четырехугольное сооружение вроде того, где происходит Сельскохозяйственная Окружная Ярмарка в Хассадаре. Напротив, зал Лунного Сада, как его величали, был еще одним куполом, миниатюрной загородной имитацией Небесного Сада, располагавшегося в центре города. Хотя и не слишком миниатюрной - диаметр купола, укрывавшего крутой склон, превышал три сотни метров. Группы хорошо одетых гемов, как мужчин, так и женщин, тянулись по направлению к верхнему входу в купол.

- Как, черт возьми, я должен это сделать, братец? Форриди не из тех, кого легко отвлечь.

- Скажешь ему, что я ушел с какой-нибудь леди... с аморальными намерениями. Ты постоянно куда-нибудь уходишь с аморальными леди, так почему мне нельзя? - увидев выкатившиеся глаза Айвена, Майлза скривил губы, сдерживая возглас раздражения. - Представь его полудюжине своих подружек, ни за что не поверю, что мы их где-нибудь здесь не встретим. Скажи им, что он тот самый человек, который научил тебя всему, что ты знаешь о барраярском искусстве любви.

- Он не в моем вкусе, - процедил Айвен сквозь зубы.

- Так прояви свою инициативу!

- Нет у меня инициативы. Я выполняю приказы. Так гораздо безопаснее.

- Отлично. Я приказываю тебе проявить свою инициативу.

Айвен пробормотал крепкое непечатное словцо.

- Я еще пожалею об этом, ведь знаю, что пожалею.

- Просто потерпи еще немного. Все будет кончено через несколько часов. - "Так или иначе ".

- Это ты уже говорил позавчера. Ты врал.

- Это не моя вина. Все оказалось чуть сложнее, чем я ожидал.

- Помнишь тот раз, когда мы нашли под Форкосиган-Сюрло тот старый партизанский оружейный тайник, и ты уговорил меня и Елену помочь тебе раскочегарить старый танк на воздушной подушке? И как мы въехали на нем в амбар? И амбар рухнул внутрь? И моя мать два месяца держала меня под домашним арестом?

- Нам было по десять лет, Айвен!

- Я помню это, как вчера. И как позавчера, тоже помню.

- В любом случае, тот старый сарай практически разваливался. Сэкономили денег на вызов бригады по сносу. Ради бога, Айвен, пойми: сейчас это серьезно! Нельзя сравнивать это с... - Майлз осекся, поскольку Форриди распустил своих людей и, еле заметно улыбаясь, вновь повернулся к двум молодым посланникам. Он сопроводил их в Зал Лунного Сада.

Майлз был удивлен, увидев такую банальную вещь, пусть даже целиком выполненную из цветов, как надпись, украшавшую арку входа в лабиринт усыпавших естественный склон тропинок и спускавшихся по нему вниз. 149-я Ежегодная Выставка Биоэстетики, Класс А. Посвящается памяти Небесной Госпожи. Именно это посвящение превратило выставку в обязательное место посещения в расписаниях светских дел для всех учтивых посланников, прибывших на похороны.

- Здесь состязаются хаут-женщины? - спросил Майлз у протокольного офицера. - Я подумал, это было бы в их стиле.

- Настолько, что никто другой не смог бы победить, если бы они участвовали, - ответил лорд Форриди. - Они проводят свое очень приватное ежегодное собрание в Небесном Саду, но оно отложено до окончания официального траура.

- Так... Эти гем-женщины экспоненты, м-м, подражают своим хаут-сестрам?

- Во всяком случае, пытаются. Таковы здесь правила этой игры.

Экспонаты гем-леди выставлялись не рядами; а каждый устанавливался индивидуально в собственном углу или на изгибе тропинки. Майлзу на секунду стало интересно, какого рода закулисные подтасовки идут ради выигрышных площадок и мест, и что в смысле статуса дает успех при получении самых лучших, и доходит ли эта конкурентная борьба вплоть до убийств. Ну, до морального уничтожения, по крайне мере, доходит, решил он, судя по обрывкам разговоров между группами прогуливающихся неподалеку гем-леди, восхищавшихся и наводивших критику.

Его взгляд остановился на огромном аквариуме. Рыбок окружало тонкое оперение плавников, а окраска радужной чешуи в точности соответствовала узору лицевой раскраски одного из гем-кланов: ярко-синий, желтый, черный и белый цвета. Рыбки кружились в неком подводном гавоте. Это было бы не слишком поразительно в смысле опыта в генной инженерии, когда бы гордым и полным надежд экспонентом этого произведения не оказалась топтавшаяся рядом девчушка лет двенадцати. Казалось, она была талисманом для более серьезных экспонатов леди ее клана. "Дайте мне еще лет шесть, и берегитесь!" - как бы говорила ее детская улыбка.

Синие розы и черные орхидеи были настолько обычным делом, что использовались просто как обрамление для настоящих экспонатов. Юная девочка прошла мимо них вслед за своими гем-родителями с единорогом около полуметра ростом, резво бегущим за ней на золотой цепочке. Это даже не экспонат... возможно, коммерческий продукт, насколько понял Майлз. В отличие от Хассадарской Окружной Сельскохозяйственной Ярмарки, похоже, что полезность здесь в расчет не принималась. Ее даже могли счесть недостатком. Состязание было ради искусства; жизнь просто была средством, биопалитрой, предоставляющей эффекты.

Они задержались, чтобы облокотиться на перила балкона, откуда открывался частичный обзор вниз на склоны висячих садов. Что-то зеленое мелькнуло у его ног, и Майлз опустил глаза. Клубок лоснящихся листьев и усиков полз вверх, по спирали обвиваясь вокруг ноги Айвена. Красные цветы медленно раскрывались и закрывались, выдыхая глубокий и изысканный аромат, хотя, по общему впечатлению, они, к сожалению, напоминали рты. Целую минуту Майлз заворожено смотрел, прежде чем прошептать:

- Э-э, Айвен?.. Не двигайся. Но посмотри на свой левый сапог.

Пока Майлза наблюдал, еще один усик плавно обвился вокруг колена Айвена и продолжил свое восхождение. Айвен глянул вниз, дернулся, и выругался.

- Черт, что это? Сними это с меня!

- Сомневаюсь, что оно ядовито, - неуверенно сказал протокольный офицер. - Но, вероятно, вам лучше стоять спокойно.

- Я... думаю, это ползучая роза. Какая энергичная маленькая штучка, не правда ли? - Усмехнулся Майлз, и склонился ближе, внимательно разглядывая растение на предмет шипов, прежде чем протягивать руки. Они ведь могут втягиваться или еще чего. Полковник Форриди сделал нерешительное движение, желая его удержать.

Однако прежде чем он совладал с нервами, чтобы рискнуть кожей и плотью, пухленькая гем-леди с огромной корзиной уже торопилась к ним по дорожке.

- Ах, вот ты где, поганка! - вскричала она. - Прошу прощения, сэр, - обратилась она к Айвену и, даже не посмотрев на него, встала на колени у его сапога и начала распутывать жертву своего преследования. - Боюсь, перестаралась сегодня утром с азотом...

Роза позволила освободить свой последний усик, который с сожалением отцепился от сапога Айвена, и была бесцеремонно водворена в корзину с еще несколькими извивающимися розовыми, белыми и желтыми беглянками. Женщина, высматривая тут и там, за углами и под скамейками, поспешила дальше.

- Думаю, ты ей понравился, - сообщил Майлз Айвену. - Феромоны?

- Замолкни, - прошипел Айвен в ответ. - А то окуну тебя в азот и выставлю под... Боже праведный, что это?

Повернув за угол, они вышли на открытое пространство, демонстрировавшее красивое деревце с большими пушистыми листьями в форме сердца, покрывавших две-три дюжины ветвей, которые дугой выгибались верх и вновь, чуть качаясь, склонялись под тяжестью стручков с плодами на конце каждой ветви. Плоды мяукали. Майлз и Айвен шагнули ближе.

- Вот... Вот это просто очевидное извращение, - с негодованием заявил Айвен.

Подвешенный вверх тормашками, внутри каждого плода был маленький котенок - длинный и шелковистый белый мех, распушившийся вокруг каждой кошачьей мордочки, обрамлял ушки, усы и ярко голубые глазки. Айвен подставил ладонь под один плод и приподнял его к лицу, чтобы рассмотреть получше. Указательным пальцем он осторожно попытался приласкать зверька - тот игриво забарабанил по его руке мягкими белыми передними лапками.

- Котятам вроде этих положено гоняться за веревочкой, а не висеть приклеенными к чертовым деревьям, чтобы набирать очки для какой-то гем-суки, - горячо высказался Айвен. Он огляделся по сторонам; они временно были одни, и их никто не мог видеть.

- Хм... Не уверен, что они приклеены, - возразил Майлз. - Постой, я думаю, тебе лучше не...

Пытаться остановить Айвена, когда он решил снять с дерева котенка - это тоже самое, что пытаться остановить Айвена, когда он решил загородить дорогу симпатичной женщине. Это был какой-то спинномозговой рефлекс. По блеску в его глазах стало ясно, что он намерен освободить всех маленьких жертв, вероятно, чтобы свести счеты за ползучие розы.

Айвен сорвал стручок с конца ветви, на которой тот рос. Котенок вскрикнул, забился в конвульсиях, и безжизненно замолк.

- Киса, киса?.. - нерешительно шептал Айвен в свою сложенную лодочкой ладонь. Тревожная струйка красной жидкости потекла из сломанного черенка по его запястью.

Майлз отогнул листья стручка с кошачьего... как он опасался, трупика. Задняя часть тела у животного отсутствовала. Розовые голые лапки срастались вместе и исчезали в черенковой части стручка.

- ...Я не думаю, что он созрел, Айвен.

- Это ужасно! - Дыхание Айвена скрежетало яростью у него в глотке, но ее громкость пошла на убыль. По невысказанному общему согласию, они украдкой быстренько отошли от кошко-дерева и скрылись за ближайшим безлюдным поворотом. Айвен неистово озирался в поисках места, где оставить маленький трупик и таким образом отстраниться от своего грешного деяния и акта вандализма. - Абсурд!

Майлз задумчиво произнес:

- Ну, я не знаю. Это не более абсурдно, чем оригинальный метод, если подумать. Я имею в виду, тебе никогда не приходилось наблюдать, как кошка рожает котят?

Айвен прикрыл свою занятую ладонь второй, и сердито уставился на кузена. Протокольный офицер изучал смятение Айвена со смешанным чувством раздражения и сочувствия. Майлз подумал, что, если бы он знал Айвена дольше, соотношение первого чувства ко второму было бы гораздо выше, но Форриди сказал только:

- Милорд... Вы бы не хотели, что бы я оставил это где-нибудь за вас... осторожно?

- Э-э, да, пожалуйста, - ответил Айвен с великим облегчением. - Если вам не трудно.

Он поспешно протянул безжизненный пушистый плод своей ошибки протокольному офицеру, который завернул его в носовой платок.

- Оставайтесь здесь. Я скоро вернусь, - сказал он и ушел, чтобы избавиться от улики.

- Отлично, Айвен, - прорычал Майлз. - Не хочешь после этого попридержать руки в карманах?

Айвен вытер липкую субстанцию на руке своим собственным носовым платком, поплевал на ладонь и потер еще. "Прочь, прочь, проклятое пятно..."

- Только не начинай кудахтать, как моя мать. Это не моя вина... Все оказалось чуть сложнее, чем я ожидал. - Айвен сунул платок обратно в карман и хмуро огляделся по сторонам. - Все удовольствие испортили. Хочу вернуться в посольство.

- Придется тебе потерпеть немного, пока я не встречу связного.

- И когда это произойдет?

- Подозреваю, что скоро.

Они прошлись до конца прохода, где очередной маленький балкончик открывал заманчивую панораму на следующие расположенные ниже секции.

- Черт, - произнес Айвен.

- Что ты там увидел? - спросил Майлз, отслеживая направление его взгляда. Он вытянулся на цыпочках, но этого оказалось недостаточно, чтобы обнаружить то, что привлекло негативное внимание Айвена.

- Здесь наш добрый приятель Иэнаро. Двумя ярусами ниже, беседует с какими-то дамами.

- Это... может быть совпадением. Тут же кишмя кишит гем-лордами, собравшимися ради церемонии присуждения наград сегодня днем. Победительницы получают почет своему клану, естественно они хотят присутствовать. И это как раз штучки из области искусства, что способны расшевелить его воображение, я полагаю.

В ответ Айвен заломил бровь:

- Хочешь на это поставить?

- Не-а.

Айвен вздохнул.

- Я не предполагаю, что найдется способ достать его прежде, чем он достанет нас.

- Не знаю. Так или иначе, гляди в оба.

- Без обмана.

Они еще немного постояли, глядя по сторонам. Гем-леди средних лет с горделивой осанкой приблизилась к ним и в знак признания, если не совсем дружбы, кивнула Майлзу. Ее ладонь быстро повернулась, демонстрируя ему тяжелое кольцо с выступающим узором кричащей птицы, в котором были филигранно выполнены сложные кодовые цепи.

- Сейчас? - тихо спросил Майлз.

- Нет, - раздался ее поставленный голос низким альтом. - Встретимся у западного входа через тридцать минут.

- Возможно, я не смогу придти точно.

- Я подожду, - она отошла.

- Дерьмо, - заявил Айвен, после мгновения тишины. - Ты и впрямь собираешься попытаться провернуть все это. Ты будешь чертовски осторожен, верно?

- О, да.

Что-то поиски ближайшего мусорного контейнера занимают у полковника Форриди довольно много времени, подумал Майлз. Но как только его нервы натянулись до предела, и он бы готов идти полковника искать, тот появился, быстро к ним приближаясь. Его приветственная улыбка казалась слегка натянутой.

- Милорды, - поклонился он. - Что-то происходит. Я собираюсь на некоторое время покинуть вас. Держитесь вместе и, пожалуйста, не покидайте здания.

"Отлично. Может быть".

- Какого рода "что-то"? - спросил Майлз. - Мы заметили Иэнаро.

- Нашего любителя пошутить? Да. Мы знаем, что он здесь. Мои аналитики оценивают его как не смертельный объект беспокойства. Должен временно оставить вас защищаться от него самостоятельно. Но мой человек из внешнего периметра - один из самых сообразительных моих ребят - заметил еще одну личность, нам известную. Профессионала.

В данном контексте термин "профессионал" означал профессионального убийцу или что-то в этом роде. Майлз встревожено кивнул.

- Мы не знаем, зачем он здесь, - продолжал Форриди. - Более серьезное подкрепление у меня на подходе. В ближайшее время, мы планируем... заглянуть к нему на огонек и немного побеседовать.

- Использование фаст-пенты нелегально здесь для кого бы то ни было, кроме местной полиции и имперских войск, разве нет?

- Сомневаюсь, что этот тип пойдет жаловаться властям, - промурлыкал Форриди со слегка зловещей улыбкой.

- Желаю повеселиться.

- Будьте осторожны. - Протокольный офицер поклонился и отчалил, будто бы ненароком.

Майлз и Айвен прогуливались, задерживаясь, чтобы осмотреть более укоренившиеся растительные композиции, которые не так действовали на нервы своей не ясной принадлежностью к биологическому царству и филуму. Майлз считал в уме минуты. Скоро он сможет улизнуть, и придти на место встречи как раз вовремя...

- Ну, здравствуй, конфетка! - трелью вывел мелодичный голос у них за спиной. Айвен обернулся значительно быстрее, чем Майлз. Леди Арвин и леди Бенелло стояли, взявшись за руки. Они расцепили руки и... прилипли - Майлз решил, что этот термин подойдет как нельзя лучше, - с двух сторон к Айвену, каждая со своей.

- Конфетка? - с восхищением промурлыкал Майлз. Айвен наделил его мимолетным сердитым взглядом, перед тем как повернуться к приветствовавшим его дамам.

- Мы слышали, что вы здесь, лорд Айвен, - продолжала блондинка леди Арвин. Высокая леди Бенелло согласилась, каскад ее янтарных кудрей качнулся с ее кивком.

- А что вы делаете после?

- Ах... Никаких конкретных планов, - ответил Айвен, вращая головой в попытке разделить свое внимание ровно пополам.

- У-у, - произнесла леди Арвин. - Вероятно, вы не против отобедать со мной у меня в пентхаузе.

Леди Бенелло вмешалась:

- Или, если вы не в настроении от урбанистических пейзажей, я знаю одно местечко неподалеку отсюда, на озере. Каждого патрона отвозят туда на лодке на свой собственный маленький островок, и накрывают пикник под открытым небом. Оч-чень интимно.

Дамы вызывающе улыбнулись друг другу. Айвен имел слегка загнанный вид.

- Какой нелегкий выбор, - словчил он.

- Пока вы над этим раздумываете, лорд Айвен, идемте с нами посмотреть на прелестные одежды сестры леди Бенелло, - рассудительно сказала леди Арвин. Взгляд ее упал на Майлза. - И вы тоже, лорд Форкосиган. Я думаю, мы довольно бесстыдным образом пренебрегали нашим самым старшим гостем. После обсуждения, мы думаем, что это мог быть прискорбный недосмотр. - Ее ручка покрепче обхватила локоть Айвена, и она заглянула за его туловище, чтобы одарить свою рыжеволосую компаньонку быстрой, многозначительной улыбкой. - Это могло бы стать решением дилеммы лорда Айвена.

- В темноте все кошки серы? - пробормотал Майлз. - Или, по меньшей мере, все барраярцы?

При упоминании о кошачьих Айвен поморщился. Лицо леди Арвин ничего не выражало, но Майлза не покидало нехорошее чувство, что рыжая смысл шутки поняла. Так или иначе, она отцепилась от Айвена - уж не вспышка ли триумфа пробежала по лицу леди Арвин? - и повернулась к Майлзу.

- В самом деле, лорд Форкосиган. А у вас есть какие-нибудь конкретные планы?

- Боюсь, что так, - ответил Майлз с сожалением, которое не было полностью напускным. - Вернее, мне уже надо уходить.

- Прямо сейчас? О, ну давайте пойдем... посмотрим экспонат моей сестры, хотя бы. - Леди остановилась на секунду, чтобы взять его за руку, хотя, казалось, она хотела бы просто идти рядом, даже если это оставит Айвена во временном обладании своей соперницей.

Время. Ладно, это не повредит делу, если дать протокольному офицеру несколько лишних минут, чтобы вплотную заняться жертвой своего преследования. Майлз слегка улыбнулся, и позволил утащить себя следом за компанией. Леди Арвин впереди вела на буксире Айвена. Этой высокой рыжей красотке недоставало фарфоровой изысканности хаута Райан. С другой стороны, она не была так особенно... "Невозможно. Разом создаем себе такие сложности. На невозможное уходит..."

"Прекрати. Эти женщины тебя используют, и ты это знаешь".

"О, Боже, пусть меня используют..."

"Сосредоточься, мальчик, черт возьми".

Они сошли вниз по дороже, скакавшей как американские горки, прибыв на следующий нижний ярус. Леди Арвин свернула на маленькую круглую открытую площадку, огороженную деревцами в кадках. Их листья лоснились и напоминали изумруды, и все же они были просто обрамлением для экспоната в центре. Сам объект слегка озадачивал, с художественной точки зрения. Казалось, он состоял из отрезов плотной парчи сдержанных тонов, свободно спадающих по спирали вокруг друг друга с вершины столба в человеческий рост на лежащий внизу ковер. Толстый круглый ковер сочетался с зеленью окружающих деревьев сложным абстрактным узором.

- Внимание, - шепнул Айвен.

- Я его вижу, - выдохнул Майлз.

На одной из маленьких изогнутых скамеек, что также обрамляли площадку, в темных одеждах восседал улыбающийся лорд Иэнаро.

- А где Веда? - спросила леди Бенелло.

- Только что отошла, - ответил Иэнаро, поднимаясь и приветствуя всех кивком.

- Лорд Иэнаро немного помогал моей сестре Веде готовить ее композицию, - доверилась леди Бенелло Майлзу и Айвену.

- Правда? - спросил Майлз, оглядываясь по сторонам и гадая, где спрятана ловушка на этот раз. Пока что он ее не видел. - А, э-э... собственно, что составляет композицию?

- Я знаю, она не кажется особо впечатляющей, - сказала леди Бенелло, защищаясь, - но суть не в этом. Вся тонкость в запахе. Это ткань. Она испускает аромат, который меняется в зависимости от настроения того, кто ее носит. Я до сих пор думаю, что нам следовало оформить ее в виде платья. - Последнее замечание, кажется, адресовалось Иэнаро. - Один из слуг мог стоять здесь, и демонстрировать модель весь день.

- Это показалось бы слишком коммерческим, - ответил ей Иэнаро. - Так оно сработает лучше.

- А, хм... она живая? - с сомнением поинтересовался Айвен.

- Запаховые железы ткани такие же живые, как потовые железы вашего тела, - уверил его Иэнаро. - Тем не менее, вы правы, экспозиция немного статична. Подойдите ближе, и мы продемонстрируем вам эффекты вручную.

Майлз шмыгнул носом, его повышенная параноидальная восприимчивость пыталась индивидуально проверить каждую летучую молекулу, попадающую в его ноздри. Купол был переполнен самыми различными запахами, поднимавшимися вверх по склону, где располагалась экспозиция, не говоря уже о духах гем-леди и Иэнаро в их одеяниях. Однако от парчи, казалось, исходила приятная смесь ароматов. Как заметил Майлз, Айвен также не отреагировал на приглашение подойти поближе. Однако к запаху духов добавилось что-то еще: слабая маслянистая резкость...

Иэнаро взял со скамьи какой-то кувшин и направился к столбу.

- Снова "Златый эль"? - сухо пробормотал Айвен.

Узнавание и воспоминание пулей пронеслись сквозь Майлза, а вслед за ними от нахлынувшей волны адреналина его сердце едва не встало, прежде чем бешено застучать вновь.

- Хватай кувшин, Айвен! Не дай ему вылить его!

Айвен схватил. Иэнаро отдал свою ношу, фыркнув от удивления: "Право же, лорд Айвен!"

Майлз ничком припал к ковру, яростно принюхиваясь. "Да".

- Что вы делаете? - спросила леди Бенелло, готовая рассмеяться. - Ковер не входит в композицию!

"О, да, так оно и есть".

- Айвен, - настойчиво произнес Майлз, вновь поднимаясь на ноги. - Дай мне это - осторожно - и скажи, что за запах ты услышишь там внизу.

Майлз принял кувшин гораздо бережнее, чем он взял бы корзину сырых яиц. Айвен, с несколько недоумевающим видом, сделал так, как он сказал. Он понюхал, потом провел рукой по ковру, приложил пальцы к своим губам. И побелел. Майлз понял, что Айвен пришел к тому же заключению, что и он сам, даже раньше, чем тот повернул голову и прошипел:

- Астерзин!

Майлз на цыпочках отошел подальше от ковра, приподнял крышку кувшина и снова принюхался. Поднялся слабый аромат, напоминающий ваниль с чуть подгнившими апельсинами, что было в точности верно.

И Иэнаро собирался вылить все до дна, Майлз не сомневался. У своих собственных ног. С наблюдающими рядом леди Бенелло и леди Арвин. Майлз подумал о судьбе предыдущего орудия лорда Икс, принца Слайка, - ба Лура. Нет.

"Иэнаро не знает. Он может ненавидеть барраярцев, но он не такой чертов безумец. На этот раз его подставили вместе с нами. Все верно, бог троицу любит".

Когда Айвен с выпяченной челюстью и горящими глазами поднялся на ноги, Майлз подозвал его жестом и вновь передал ему кувшин. Айвен принял его робко, отступив от ковра еще на один шаг. Майлз опустился на колени и выдрал из края ковра несколько ниток. Нитки вытягивались так, словно были измазаны в клею, подтверждая диагноз.

- Лорд Форкосиган! - запротестовала сбитая столку леди Арвин, и ее брови сошлись в замешательстве в ответ на ненормальное варварское поведение барраярцев.

Майлз обменял волокна у Айвена вновь на кувшин, и дернул своей головой в сторону Иэнаро.

- Тащи его. Прошу простить нас, леди. Хм... мужской разговор.

Скорее к его удивлению, похоже, это действительно сработало. Леди Арвин только приподняла брови, хотя леди Бенелло слегка надула губки. Айвен покрепче обхватил одной рукой Иэнаро за локоть и вывел его с демонстрационной площадки. В безмолвной угрозе хватка Айвена стала жестче, когда Иэнаро попытался его стряхнуть. Вид у Иэнаро был сердитый, губы плотно сжаты, и просто немного растерянный.

Через несколько площадок вниз они нашли укромный уголок. Айвен встал сам и поставил своего пленника спиной к дорожке, заслоняя Майлза из поля зрения. Майлз нежно поставил кувшин на землю, выпрямился, вздернул подбородок, и, обращаясь к Иэнаро, приглушенно прорычал:

- Через секунду я продемонстрирую вам то, что вы почти что совершили. И сейчас я просто хочу знать: что, черт возьми, вы думали о том, что делаете?

- Не понимаю, о чем вы тут говорите, - огрызнулся Иэнаро. - Пустите меня, мужланы!

Айвен, не ослабляя хватку, свирепо нахмурился:

- Сначала покажи, братишка.

- Верно. - Камни мощеных дорожек представляли собой холодный искусственный мрамор, и не казались огнеопасными. Майлз стряхнул волокна с пальца и жестом пригласил Айвена и Иэнаро подойти поближе. Он подождал, пока в поле зрения не окажется ни одного прохожего, и сказал:

- Иэнаро, возьмите пару капель этой безобидной жидкости, которой вы так бойко размахивали, себе на пальцы и брызните на это.

Айвен заставил Иэнаро опуститься на колени рядом с Майлзом. Иэнаро, холодно посмотрев на своих захватчиков, окунул свою руку и брызнул, как было велено.

- Если вы думаете...

Яркая вспышка и волна жара, опалившая Майлзу брови, оборвали его на полуслове. К счастью, мягкий хлопок большей частью был, как щитами, приглушен их телами. Иэнаро оцепенел с остекленелым взглядом

- И это было только около грамма вещества, - безжалостно продолжал Майлз. - Целиком ковер-бомба весил... сколько? где-то пять кило? И учтите, я уверен, что вы лично пронесли его сюда. Когда его коснулся бы катализатор, ковер взлетел бы на воздух вместе со всей этой секцией купола, вами, мной, леди... Это было бы отличной кульминацией шоу.

- Тут какой-то подвох, - взвизгнул Иэнаро.

- Конечно, подвох. Но на этот раз подшутить решили над вами. Вы ведь совсем не проходили какой-либо военной подготовки, не так ли? Иначе вы, с вашим обонянием, тоже бы опознали этот запах. Сенсибилизированный астерзин. Замечательная штука. Пластичный, подвергается окраске, его можно замаскировать практически подо что угодно. И абсолютно инертен и безопасен, пока его не коснется катализатор. И тогда... - Майлз кивнул вперед на маленькое обоженное пятно на белой плите мощеной дорожки. - Позвольте мне задать вам вопрос иначе, Иэнаро. Какой эффект это должно было произвести по словам вашего доброго друга хаут-губернатора?

- Он... - У Иэнаро перехватило дыхание. Его рука провела по черным и маслянистым остаткам и поднялась к носу. Он, хмурясь, вдохнул, потом несколько ослабев сел себе на пятки. Его широко распахнутые глаза поднялись, чтобы встретиться с пристальным взглядом Майлза. - О-о...

- Признание, - многозначительно изрек Айвен, - облегчает душу. И телу не повредит.

Майлз вздохнул:

- Еще раз, с самого начала, Иэнаро. Что, как вы думали, вы делаете?

Иэнаро сглотнул.

- Это... предполагалось, это высвободит сложный эфир. Который вызвал бы эффект, напоминающий алкогольную интоксикацию. Вы, барраярцы, славитесь подобным извращением. Ничего такого, чего бы вы уже не проделывали с собой сами!

- Позволив тем самым мне и Айвену шататься на публике остаток дня в стельку пьяными, или в очень сходном состоянии?

- Что-то в этом роде.

- А вы сами? Вы просто проглотили антидот, перед нашим появлением?

- Нет, это же безвредно!.. предполагалось, что безвредно. Я сделал приготовления, чтобы потом уйти и отдохнуть, пока оно не пройдет. Я подумал, что это может быть... интересным ощущением.

- Извращенец, - пробормотал Айвен.

Иэнаро полыхнул на него взглядом. Майлз медленно произнес:

- Когда я получил ожог, в тот первый вечер. Все это заламывание рук с вашей стороны не было полностью притворным, не так ли? Вы такого не ожидали.

Иэнаро побледнел:

- Я ожидал... Я подумал, вероятно, марилаканцы что-то сделали с настройкой уровня мощности. Предполагалось, оно вызовет лишь шок, никак не травму.

- Или так вам было сказано.

- Да, - прошептал Иэнаро.

- Однако "Златый эль" - это ваша идея, не так ли? - прорычал Айвен.

- Вы знали?!

- Я не идиот.

Некоторые проходящие мимо гемы бросали озадаченные взгляды на троих мужчин, на коленях стоявших на полу в кружок, однако, к счастью, они следовали своей дорогой без комментариев. Майлз кивнул в сторону ближайшей скамейки, стоявшей на изгибе их закоулка:

- У меня есть, что сказать вам, лорд Иэнаро, и я думаю в этот момент вам лучше сидеть.

Айвен направил Иэнаро к скамейке и силой усадил. Затем, после нескольких секунд размышлений, перед тем как разместиться между Иэнаро и выходом, Айвен вылил остаток жидкости из кувшина в ближайшую кадку с деревом.

- Имела место не просто серия славных розыгрышей над придурковатыми посланниками презренного врага, чтобы вам было над чем похихикать, - тихо продолжал Майлз. - Вас использовали как пешку в заговоре с изменой Императору Цетаганды. Пешку, которую можно использовать, сбросить со счетов, и заставить замолчать навсегда. Это уже становится привычной схемой. Вашим последним коллегой-пешкой было ба Лура. Верю, вы наслышаны, что случилось с ним.

Бледные губы Иэнаро разомкнулись, но он не выдохнул ни слова. Мгновением спустя он облизнул губы и попробовал еще раз.

- Этого не может быть. Это слишком грубо. Это положило бы начало кровной вражде между его кланом и кланами... невинных очевидцев, оказавшихся рядом.

- Нет. Это положило бы начало кровной вражде между их кланами и вашим. Вас подставили, чтобы свалить за все вину. Не только как на убийцу, но и как на того, кто оказался настолько некомпетентен, что сам подорвался на своей же бомбе. Так сказать, последовал по стопам своего деда. И кто бы остался в живых, чтобы это опровергнуть? Беспорядки бы усиливались по столице так же, как и отношения между вашей Империей и Барраяром, в то время как его сатрапия предпримет свой прорыв к независимости. Нет, не грубо. Решительно элегантно.

- Ба Лура совершило самоубийство. Так было сказано.

- Нет. Совершено убийство. Цетагандийская имперская служба безопасности тоже к этому подходит. Когда придет время, они это раскроют. Нет... Со временем, они это раскроют. Но я не верю, что это произойдет, когда придет время.

- Но это не возможно, чтобы слуга-ба совершило измену.

- Пока слуга-ба не считает, что действует лояльно в осознано двусмысленной ситуации. Я не думаю, что даже ба настолько далеки от людей, чтобы не могли ошибаться.

- ... Нет, - Иэнаро поднял глаза на обоих барраярцев. - Вы должны мне верить, я бы не испытывал ни малейшего сожаления, если бы вы двое свалились со скалы. Но сам толкать вас я бы не стал.

- Я... так и посчитал, - сказал Майлз. - Однако удовлетворите мое любопытство - что вы рассчитывали получить с этой сделки, помимо нескольких веселых недель, потраченных на то, чтобы смущать пару неотесанных варваров? Или, по-вашему, в этом заключается искусство из искусств?

- Он обещал мне должность. - Иэнаро вновь уставился в пол. - Вам не понять, что такое быть без должности в столице. У вас нет положения. У вас нет статуса. Вы... Никто. Я устал быть никем.

- Что за должность?

- Императорского парфюмера. - Темные глаза Иэнаро вспыхнули. - Знаю, звучит не слишком могущественно, но это открыло бы мне дорогу в Небесный Сад, возможно, к самому Императорскому присутствию. Я работал бы среди... лучших в Империи. Среди лучших из лучших. И я бы справился...

Майлз мог легко понять честолюбие, не зависимо от того, в насколько скрытой форме оно было.

- Могу себе представить.

Губы Иэнаро дернулись почти в признательной улыбке.

Майлз глянул на свое хроно:

- Боже, я опаздываю. Айвен... ты дальше с этим сам справишься?

- Думаю, да.

Майлз встал:

- Удачного вам дня, лорд Иэнаро, и, я думаю, более удачного, чем вам было суждено иметь. Возможно, сегодня я израсходовал годовой запас удачи, и все же пожелайте мне удачи. Сейчас у меня намечено небольшое свидание с принцем Слайком.

- Желаю удачи, - с сомнением пожелал Иэнаро.

Майлз встал.

- Это ведь был принц Слайк, разве не так?

- Нет! Я говорил о губернаторе хауте Илсюме Кети!

Майлз поджал губы и медленно выдохнул протяжной струйкой.

"Меня только что либо обманули, либо спасли. Интересно, что же именно?"

- Вас подставил Кети... во всем этом?

- Да...

Мог ли Кети послать своего коллегу-губернатора и двоюродного брата принца Слайка осмотреть для него имперские регалии в роли подставного лица? Безусловно. Или не мог. В таком случае, мог ли Слайк подставить Кети, чтобы тот задействовал для него Иэнаро? Не исключено. "Вернулись в исходную точку. Черт, черт, черт!"

Пока Майлз топтался на месте, погрузившись в новые сомнения, из-за поворота появился протокольный офицер. Его торопливая походка замедлилась, как только он обнаружил Айвена и Майлза, и по лицу пробежала волна облегчения. К моменту, когда он добрел в их закоулок, он вновь излучал собой в атмосферу обыкновенного туриста, однако Иэнаро он царапнул острым как нож взглядом.

- Привет, милорды, - он равно поклонился всем троим.

- Привет, сэр, - отозвался Майлз. - У вас был интересный разговор?

- Исключительно.

- А-а... Не думаю, что вы официально знакомы с лордом Иэнаро, сэр. Лорд Иэнаро, это протокольный офицер моего посольства, лорд Форриди.

Двое мужчин обменялись более четкими кивками, рука Иэнаро прижалась к груди, изображая поклон сидя.

- Что за совпадение, лорд Иэнаро, - продолжил Форриди. - Мы только что о вас говорили.

- О-о? - осторожно произнес Иэнаро.

- А-а... - Форриди задумчиво пожевал губу, потом, похоже, пришел к какому-то внутреннему решению. - Известно ли вам, что вы в настоящий момент, видимо, вовлечены в некую вендетту, лорд Иэнаро?

- Я... Нет! Почему вы так решили?

- Хм. Обычно, личные дела гем-лордов меня не касаются, только официальные. Но, э-э, шанс совершить доброе дело встал передо мной настолько лицом к лицу, что я не стану его избегать. На этот раз. У меня только что был короткий разговор с, э-э, джентльменом, который проинформировал меня о том, что сегодня он находился здесь с заданием проследить, чтобы вы, выражаясь в точности его словами, не покинули зал Лунного Сада живым. Он немного туманно высказывался о способе, которым он предполагал воспользоваться для достижения этой цели. Что делает странным его присутствие на данной территории - так это то, что он не был гемом. Совершенно коммерческий художник. Он не знает, кто его нанял: эта информация скрыта под несколькими уровнями экранирования. Есть у вас по этому поводу какие-нибудь догадки?

Иэнаро в шоке слушал это повествование, задумчиво, и плотно поджав губы. Майлзу стало любопытно, прошел ли Иэнаро той же цепочкой логических выводов, что и он сам. А он думал приблизительно так: хаут-губернатор, неважно какой из них это был, как оказалось, выслал к шалости Иэнаро кое-какое подкрепление. Просто, чтобы быть уверенным, что все пройдет как надо. Например, чтобы Иэнаро не выжил во время своего собственного взрыва и не смог обвинить своего предателя.

- У меня... да, есть догадка.

- Не хотели бы вы ею поделиться?

Иэнаро с сомнением оглядел его:

- Не в этот раз.

- Как вам будет угодно, - пожал плечами Форриди. - Мы оставили его сидеть в тихом уголке. Фаст-пента должна разложиться в крови минут через десять. Именно таково ваше преимущество во времени, чтобы сделать... то, что сочтете нужным.

- Благодарю вас, лорд Форриди, - тихо сказал Иэнаро. Он подобрал свои темные одежды и встал. Он был бледен, но превосходно владел собой, его не трясло. - Полагаю, теперь я вас покину.

- Возможно, это разумный выбор, - согласился Форриди.

- Не пропадайте насовсем, а? - сказал Майлз.

Иэнаро отвесил ему короткий, формальный поклон:

- Да. Мы должны поговорить еще раз.

И, озираясь по сторонам, он быстрой походкой ушел прочь.

Айвен грыз ногти. Это было лучше, чем если бы он здесь и сейчас все выболтал Форриди, к вящему ужасу Майлза.

- Все это правда, сэр? - спросил Майлз полковника Форриди.

- Да. - Форриди потер свой нос. - За исключением того, что я не так уверен, что нас это никак не касается. Лорд Иэнаро, кажется, весьма серьезно вами интересуется. Трудно избежать мысли о том, что здесь может быть некоторая скрытая взаимосвязь. Просеивать всю иерархию тех, кто нанял это головореза, было бы утомительным и довольно долгим делом для моего департамента. И что бы мы обнаружили в конце? - холодный взгляд Форриди упал на Майлза. - На сколько сильно вы разозлились, когда вам обожгли ноги в тот вечер, лорд Форкосиган?

- Не настолько! - торопливо стал отрицать Майлз. - По крайне мере, дайте мне кредит доверия на предмет чувства меры, сэр! Нет. Это не я нанял киллера. - Хотя он только что наверняка обрек Иэнаро на это, пытаясь разыгрывать в уме все эти маленькие симпатичные партии с его возможными патронами - Кети, принцем Слайком и Рондом... "Ты хотел реакции? Ты ее получил". - Однако... Это всего лишь предчувствие, поймите. Однако я думаю, что расследование до главы этой иерархии могло бы стать хорошим вложением времени и ресурсов.

- Значит, предчувствие?

- Вам наверняка и раньше приходилось доверять своей интуиции в вашей работе, сэр.

- Пользоваться - да. Доверять - никогда. Офицер Имперской безопасности должен четко понимать разницу.

- Я понимаю, сэр.

Они вместе поднялись, чтобы продолжить свою экскурсию по выставке; Когда они проходили мимо, Майлз старательно не смотрел на обугленное пятно на мощеной дорожке. По мере того как они приближались к западной стороне купола, Майлз высматривал в разодетой толпе свою леди-связную. Вот она: сидит, хмурясь, у фонтана. Но теперь ему никогда не преуспеть в том, чтобы сбросить с хвоста Форриди: того словно клеем к нему прилепило. Все же он попытался:

- Простите меня, сэр. Я должен поговорить с леди.

- Я пойду с вами, - любезно согласился Форриди.

Все верно. Майлз вздохнул, торопливо составляя в уме послание. Горделивая гем-леди подняла глаза, когда он приблизился со своим непрошеным спутником. Майлз сообразил, что он не знает, как эту женщину зовут.

- Прошу прощения, миледи. Я только хотел дать вам знать, что у меня не будет возможности принять ваше приглашение нанести визит, э-э, сегодня. Пожалуйста, передайте мои глубочайшие извинения вашей госпоже. - Сможет ли она, и хаут Райан интерпретировать это как планировалось: Отбой, отбой, отбой! Майлзу оставалось только молиться об этом. - Впрочем, если она сумеет вместо этого организовать посещение его кузена, мне кажется, это было бы в высшей степени познавательно.

Женщина нахмурилась сильнее. Но произнесла только:

- Я передам ваши слова, лорд Форкосиган.

Майлз, прощаясь, поклонился, мысленно благословив ее за то, что она избежала подвохов любого более развернутого ответа. Когда он оглянулся, она уже поднялась на ноги и спешила прочь.