Пресс универсальный для люверсов http://printsnami.ru;nike air force 1 black

Лоис МакМастер БУДЖОЛД

ЦЕТАГАНДА

(Lois McMaster Bujold, "Cetaganda", 1995)
Перевод (c) Александр Балабченков (sanykool@mailru.com)

Глава 11

До сих пор Майлз не переступал священных границ кабинетов Службы Безопасности Барраярского посольства, предусмотрительно оставаясь наверху на более шикарной территории дипломатического корпуса. Как он и утверждал, они располагались на втором нижнем подвальном этаже. Капрал в форме сопроводил его мимо сканеров охраны в кабинет полковника Форриди.

Кабинет был не таким аскетичным, как ожидал Майлз: повсюду его украшали небольшие образчики предметов Цетагандийского искусства, хотя все кинематические скульптуры в это утро были отключены. Некоторые из них могли быть напоминанием о чем-то, но по всем остальным предполагалось, что так называемый протокольный офицер был если и ограниченным в своих возможностях коллекционером, то с отменным вкусом.

Сам он сидел за столом, убранным до утилитарно пустой поверхности. Как обычно, Форриди был облачен в одежды гем-лорда среднего ранга крайне умеренных предпочтений: сдержанные голубые и серые оттенки. Когда бы не отсутствие лицевой раскраски, в толпе гемов Форриди мог практически раствориться, хотя за комм-пультом Барраярской СБ эффект от подобных туалетов был слегка шокирующим.

Майлз облизнул пересохшие губы:

- Доброе утро, сэр. Посол Форобьев сказал мне, что вы хотели меня видеть.

- Да, спасибо, лорд Форкосиган. - Форриди отпустил кивком капрала, и тот беззвучно удалился. - Садитесь.

Майлз опустился в рабочее кресло напротив стола перед Форриди и улыбнулся так, чтобы его улыбка - как он надеялся - показалась улыбкой невинного и веселого настроения. Форриди посмотрел на Майлза с острым и пристальным вниманием. Не здорово. По властным полномочиям Форриди уступал здесь лишь послу Форобьеву и, как и Форобьев, на один из самых ответственных постов Барраярского дипломатического корпуса был избран как лучший. Форриди можно было считать чрезмерно занятым человеком, но никак не глупцом. Майлзу стало интересно, были ли размышления Форриди прошлой ночью хотя бы наполовину столь же энергичными, как его собственные? Майлз собрал себя в кулак перед начальной репликой а-ля Иллиан, вроде: "Какого черта вы задумали, Форкосиган? В одиночку пытаетесь развязать войну?"

Вместо этого полковник Форриди одарил его долгим задумчивым взглядом перед тем, как мягко заметить:

- Лейтенант лорд Форкосиган. По назначению, вы курьер Имперской безопасности.

- Да, сэр. Когда я на службе.

- Любопытная порода людей. Чрезвычайно надежных и преданных. Они отправляются то туда, то сюда, доставляя то, что их попросят, без вопросов и комментариев. И без провалов, благодаря мимолетному вмешательству самой смерти.

- Обычно все не настолько драматично. Мы тратим уйму времени, путешествуя туда-сюда скачковыми кораблями. Кроме чтения, других занятий нет.

- М-м. И все до одного эти прославленные почтари подчинены коммодору Буту, главе отдела связи Имперской безопасности на Комарре. За одним-единственным исключением. - Взгляд Форриди стал еще пристальней. - Вы числитесь в непосредственном подчинении у самого Саймона Иллиана. Который подчинен Императору Грегору. Единственным другим известным мне человеком в подобной цепочке командования, и кого я могу назвать сходу, это начальник генерального штаба имперских войск. Любопытная аномалия. Как вы ее объясните?

- Как я объясню ее? - повторил эхом Майлз, стараясь выиграть время. На секунду он подумал об ответе "Я никогда ничего не объясняю", однако это было: во-первых, и так ясно, и во-вторых, это был бы явно не тот ответ, которого ожидал Форриди. - Ну... всякий раз, как лично Императору Грегору изредка бывает нужно откомандировать кого-то в поездку для него самого или для кого-то из его окружения, которая либо слишком тривиальна, либо слишком неуместна, чтобы задействовать действительный военный персонал. Допустим, ему хочется, скажем, привезти с планеты Пол декоративный хлебный кустарник, чтобы посадить его в саду Императорской Резиденции. Они посылают меня.

- Это хорошее объяснение, - обходительно согласился Форриди. Последовала недолгая пауза. - И у вас имеется столь же хорошая история о том, как вы получили эту приятную работу?

- Непотизм, естественно. Поскольку я очевидно, - улыбка Майлза истончилась, - физически не годен к исполнению обычных обязанностей, эта должность была устроена для меня моими семейными связями.

- Хм. - Форриди откинулся назад и потер подбородок. - Ладно, - произнес он отрешенно. - Если бы вы были агентом по тайным операциям, прибывшим сюда с миссией от Господа, - имелся в виду Саймон Иллиан, что тоже самое с точки зрения Имперской безопасности, - вы бы имели при себе приказ, что-то вроде "Оказать все возможное содействие". Вот тогда простые службисты СБ на местах знали бы, кто они рядом с вами.

"Если я не приберу этого человека к рукам, он может пригвоздить и пригвоздит мои ботинки к посольскому полу, и тогда перед нелепыми притязаниями лорда Икс на империю и желанием посеять хаос не будет препятствий".

- Да, сэр, - Майлз вздохнул, - а также любой другой, кто его увидит.

Форриди бросил на него изумленный взгляд:

- Командование Имперской Безопасности подозревает утечку информации в моем отделе связи?

- Нет, насколько мне известно. Однако, как младший курьер, я не в праве задавать вопросы, не так ли?

Судя по тому, что его глаза чуть расширились, Форриди оценил шутку. Воистину проницательный человек.

- С момента, когда ваша нога ступила на Эту Кита, лорд Форкосиган, я ни разу не заметил, чтобы вы перестали задавать вопросы.

- Личный недостаток.

- А... есть ли у вас какое-нибудь подтверждение вашим объяснениям на свой счет?

- Разумеется. - Майлз задумчиво уставился в пространство, словно собирался вытянуть оттуда свои слова. - Судите сами, сэр: всем остальным офицерам-курьерам СБ имплантирована аллергия на фаст-пенту. Это делает их защищенными от допросов со стороны незаконных интервьюеров, смертельной ценой. Учитывая мое социальное положение и родственные связи, было решено, что слишком опасно подвергать меня подобной процедуре. Как следствие, я подхожу лишь для выполнения заданий наименьшей степени секретности. Все дело в непотизме.

- Очень... убедительно.

- Было бы не слишком здорово, если бы не было, сэр.

- Верно. - Еще одна долгая пауза. - Есть ли что-нибудь еще, что вы хотели бы мне сообщить... Лейтенант?

- Когда вернусь на Барраяр, я сдам подробный рапорт о своей ош... экскурсии Саймону Иллиану. Боюсь, вам придется обращаться к нему. В мои полномочия определенно не входит построение предположений о том, что он пожелает вам сообщить.

Есть, фью. Формально, он ни разу не солгал, даже косвенно.

"Ага. Не забудь это отметить, когда зачитают расшифровку этого разговора на грядущем военном процессе по твоему делу". Впрочем, если Форриди придет к выводу, что Майлз секретный агент, работающий на высшем уровне и в обстановке крайней секретности, это ведь не что иное, как чистая правда. Тот факт, что на выполнение своей миссии он спонтанно назначил себя сам, и не получал назначения сверху... это проблемы совершенно другого порядка.

- Я... мог бы добавить одно философское замечание.

- Будьте так добры, милорд.

- Вы не станете нанимать гения для решения самой невообразимо трудной проблемы, чтобы затем оградить его со всех сторон забором из правил или чтобы детально руководить им на расстоянии двухнедельного перелета. Вы предоставите ему свободу действий. Если же все, что вам нужно, это кто-нибудь для выполнения приказов, можно нанять идиота. На самом деле, идиот для этого подойдет даже лучше.

Пальцы Форриди легонько забарабанили по комм-пульту. Майлзу показалось, что этот человек в прошлом и сам справлялся с труднорешаемой проблемой, другой. Брови Форриди поднялись.

- А вы считаете себя гением, лорд Форкосиган? - мягко спросил он. От интонаций голоса Форриди по коже Майлза побежали мурашки, они так напомнили ему отцовские, когда граф Форкосиган готовил ему серьезную словесную западню.

- Оценки уровня моего интеллекта в моем личном деле, сэр.

- Я читал его. Именно поэтому у нас состоялся этот разговор. - Форриди медленно сморгнул, словно ящерица. - Абсолютно никаких правил?

- Ну, может быть, одно правило есть. Давай результат или получишь под зад.

- Насколько я понимаю, вы занимаете вашу нынешнюю должность почти три года. Лейтенант Форкосиган... Ваша задница пока цела, не так ли?

- Последний раз, когда я проверял, была, сэр. - "Возможно, так и будет на следующие пять дней".

- Это предполагает поразительные полномочия и автономию.

- Совершенно никаких полномочий. Только ответственность.

- Бог ты мой... - Форриди и, правда, весьма задумчиво поджал губы. Я вам сочувствую, лорд Форкосиган.

- Спасибо, сэр. Мне это нужно. - В последовавшей за этим задумчивой во всех смыслах тишине Майлз добавил. - Нам не известно, пережил ли лорд Иэнаро эту ночь?

- Он исчез, поэтому мы думаем, что да. Последний раз его видели, когда он покидал зал Лунного Сада со свернутым ковром на плече. - Форриди вопрошающе покосился на Майлза: - По поводу ковра у меня нет объяснений.

Майлз проигнорировал толстый намек, вместо этого спросив:

- Вы уверены, что это исчезновение равнозначно тому, что он выжил? А что с его преследователем?

- Хм, - Форриди улыбнулся. - Вскоре после того, как мы его оставили, он был подобран гражданской цетагандийской полицией, которая до сих пор содержит его под бдительной охраной.

- Они сделали это по собственной инициативе?

- Скажем, они получили анонимную наводку. В этом, кажется, заключается общественный долг. Но должен сказать, они отреагировали на нее с выдающейся оперативностью. Он, похоже, представлял для них интерес в связи с его некоторой предыдущей работой.

- У него было время, чтобы доложиться своими нанимателями прежде, чем его повязали?

- Нет.

Итак, сегодня утром лорд Икс пребывает в информационном вакууме. Это ему малость не понравится. Осечка вчерашнего замысла должна безумно его расстроить. Он бы так и не узнал, что пошло не так, если даже Иэнаро и осознал уготованную ему участь, однако исчезновение Иэнаро и его последующий невыход на связь, безусловно, станут явной подсказкой. Иэнаро теперь такая же мишень, как Майлз и Айвен. Кто из них после этого станет первым у лорда Икс в списке людей, которых нужно убрать? Станет ли Иэнаро искать защиты у кого-либо, из обличенных властью, или же слух об измене его отпугнет?

И что за метод придумает лорд Икс, чтобы избавиться от барраярских посланников, хоть на половину столь же замысловатый и безупречный, каким был Иэнаро? Иэнаро становился шедевром искусства устранения, по мере своего развития, живописной балетной постановкой в трех частях и крещендо. Теперь все эти детально разработанные усилия пропали даром. Майлз готов был поклясться: от того, что ему испортили взлелеянный рисунок, лорд Икс так же в ярости, как и от того, что замысел сорвался. И он был взволнованным и нетерпеливым художником, который никак не мог остановиться на достигнутом, которому без конца нужно было добавлять эти искусные маленькие мазки. Из тех людей, что, словно дети, которым подарили их первый сад, выкапывают семена, чтобы посмотреть, не проросли ли они уже. (Майлз ощутил к лорду Икс слабый укол симпатии.) Да, именно так. Лорд Икс, играя на большие ставки и теряя время и терпение, теперь был хорошо и классически доведен до того, чтобы совершить главную ошибку. "Почему же я не слишком уверен, что это такая великолепная мысль?"

- Хотите что-то добавить, лорд Форкосиган? - спросил Форриди.

- Хм? Нет. Просто, э-э, задумался. - "К тому же вас бы это только расстроило".

- Будучи офицером посольства, безраздельно отвечающим за вашу личную безопасность как официального посланника, я бы попросил вас и лорда Форпатрила прекратить ваши светские контакты с человеком, который определенно вовлечен в смертельную цетагандийскую вендетту.

- Иэнаро для меня дальнейшего интереса не представляет. Я не желаю ему вреда. Мой основной приоритет - вычислить человека, который снабдил его тем фонтаном.

Форриди приподнял брови в мягком упреке:

- Вы могли бы сказать это и раньше.

- Задним числом, - ответил Майлз, - всегда выходит лучше.

- Чертовски верно сказано, - вздохнул Форриди, и в его голосе прозвучал опыт. Он поскреб нос, и откинулся. - Имеется еще одна причина, по которой я позвал вас сюда этим утром, лорд Форкосиган. Гем-полковник Бенин просил о повторном интервью с вами.

- Правда? Так же, как в прошлый раз? - Майлз удержался, чтобы голос не сорвался на писк.

- Не совсем. Он просил конкретно о разговоре с вами и лордом Форпатрилом - обоими. На самом деле, он уже по дороге сюда. Однако вы можете отказаться от интервью, если пожелаете.

- Нет, это... это отлично. В самом деле, я бы хотел поговорить с Бенином вновь. Я, э-э... Мне пойти позвать Айвена, сэр? - Майлз поднялся на ноги. Очень, очень плохая идея позволить двум подозреваемым посовещаться перед допросом, но с другой стороны, не Форриди вел это расследование. Насколько смог Майлз убедить этого человека в своем секретном положении?

- Давайте, - любезно согласился Форриди. - Хотя, должен заметить...

Майлз замер.

- Не понимаю, как во все это вписывается лорд Форпатрил. Он не курьерский офицер. А все документы на него прозрачны как стекло.

- Айвен сбивал с толку не одного человека, сэр. Но... Порой даже гению нужен кто-то, способный выполнять приказы.

Спеша по коридору к апартаментам Айвена, Майлз старался не срываться на бег. Он подозревал, что роскошь уединения, дарованная им их статусом, вот-вот со скрипом прекратится. Если после всего Форриди не задействовал жучки в обеих их комнатах, он человек либо сверхъестественного самообладания, либо тупица. А протокольный офицер был из числа жадно любопытных, это пришло к нему вместе с его работой.

На нетерпеливый стук Майлза, Айвен отпер ему дверь с растянутым "Заходи". Майлз застал своего кузена сидящим на кровати, полуодетым в зеленые брюки и кремовую рубашку, перелистывающим кипу цветных бумажек с каллиграфически выведенным от руки почерком, с отрешенным и не особенно счастливым выражением на лице.

- Айвен. Вставай. Одевайся. Нам предстоит беседа с полковником Форриди и гем-полковником Бенином.

- Наконец-то признание, слава Богу! - Айвен подбросил бумажки вверх, и спиной упал на кровать с облегченным возгласом "Уф!".

- Нет. Не совсем. Но мне нужно, что бы ты позволил вести разговор в основном мне, и подтвердил, чтобы я не заявил.

- О черт! - Айвен нахмурился в потолок. - Что на этот раз?

- Бенин должен был изучить перемещения ба Лура в день накануне его гибели. Я предполагаю, он проследил ба до нашего маленького столкновения в капсульном доке. Я не хочу сорвать его расследование. В действительности, я хочу, чтобы оно успешно завершилось, по крайней мере, до выявления убийцы ба. Так что ему потребуются реальные факты, насколько это возможно.

- Реальные факты. В противовес каким другим фактам?

- Мы абсолютно не можем выдать какое-либо упоминание о Великом Ключе или хауте Райан. Я считаю, мы можем изложить события так, как они и произошли, лишь опустив только эту маленькую деталь.

- Ты, значит, считаешь? Ты, должно быть, пользуешься какой-то другой разновидностью математики, в отличие от остальной вселенной. Ты понимаешь, что Форриди и посол будут от злости кипятком писать, когда узнают, что мы скрыли этот маленький инцидент?

- Форриди у меня под контролем, временно. Он думает, что я на задании от Саймона Иллиана.

- Что означает, что ты сам по себе. Я так и знал! - Айвен застонал, натянул на лицо подушку и плотно ее стиснул.

Майлз вытянул подушку из его хватки:

- Теперь нет. Или я был бы на задании, знай Иллиан то, что знаю я. Принеси тот нейробластер. Только не вынимай его, пока я тебе не скажу.

- Я не намерен стрелять в твоего командира для тебя.

- Ты ни в кого не будешь стрелять. И потом, Форриди не мой командир. - Это может оказаться важным правовым моментом, в последствии. - Возможно, он понадобиться мне как вещественное доказательство. Но не раньше, чем об этом зайдет речь. Мы ни на что не нанимались.

- Да, никогда не нанимались, в этом-то и фишка! Вот тут-то ты и попался, братец!

- Умолкни. Вставай. - Майлз бросил куртку от мундира Айвена на его распростертое тело. - Это важно! Но ты должен оставаться абсолютно спокойным. Я могу совершено сбиться и запаниковать преждевременно.

- Вот уж не думаю. Мне кажется, ты паникуешь позже-временно. То есть, если ты как-нибудь потом запаникуешь, это произойдет уже посмертно. Я паникую все эти дни.

Безжалостным окончательным решением, Майлз пихнул Айвену его полуботинки. Айвен покачал головой, сел и начал их натягивать.

- Помнишь, - вздохнул Айвен, - в тот раз в заднем саду особняка Форкосиганов, когда ты начитался всех этих военных историй о цетагандийских лагерях для пленных времен вторжения и решил, что нам необходимо выкопать тоннель для побега? Если не считать того, что это ты его целиком спроектировал, а мы с Еленой целиком выкопали?

- Нам было где-то по восемь лет, - возразил Майлз, обороняясь. - Медики тогда все еще работали с моими костями. Я тогда был все еще весьма хрупким.

- ...И как тоннель обвалился на меня? - мечтательно продолжал Айвен. - И как я несколько часов был там погребен?

- Не часов. Минут. Сержант Ботари вытащил тебя оттуда почти сразу же.

- А мне они показались часами. До сих пор могу чувствовать привкус земли. Она и в нос мне набилась тоже. - Айвен, вспоминая, потер нос. - Мать до сих пор билась бы в истерике, если бы на нее не насела тетя Корделия.

- Мы были глупыми маленьким детьми. Какое отношение это имеет к происходящему?

- Наверное, никакого. Просто сегодня утром я проснулся с мыслью об этом. - Айвен поднялся, застегнул китель и одернул его. - Никогда бы не поверил, что мне будет не хватать сержанта Ботари, но теперь, мне кажется, мне его не хватает. Кто будет меня откапывать в этот раз?

Майлз хотел было грубо и резко возразить, но вместо этого вздрогнул.

"Мне тоже не хватает Ботари".

Он почти забыл, насколько ему его не хватает, пока слова Айвена не задели рубец от горестной утраты, тот маленький потайной кармашек, наполненный страданием, которое, видимо, никогда не иссякнет. Главные ошибки... Черт возьми, человеку, идущему по натянутому канату, не нужно, чтобы кто-то кричал ему с мачт, как высоко ему падать или как неустойчиво его равновесие. Не то чтобы он этого не знал, просто больше всего ему нужно об этом забыть. Даже секундная потеря концентрации, или уверенности в себе, или поступательного движения вперед может оказаться фатальной.

- Сделай одолжение, Айвен. Не пытайся думать. Ты себя поранишь. Просто выполняй приказы, идет?

Айвен оскалил зубы совсем не в улыбке и последовал за Майлзом из комнаты.

Они встретились с Бенином в том же маленьком конференц-зале, как и раньше, однако на этот раз Форриди вооружился лично, обойдясь без охранника. Когда Майлз с Айвеном вошли, два полковника как раз заканчивали обмен любезностями и усаживались, из чего Майлз понадеялся, что у тех было меньше времени для обмена мнениями, чем у него с Айвеном. Бенин снова был в своем красном форменном мундире и жутковатой лицевой раскраске, нанесенной недавно и безупречно. Ко времени, когда все они закончили с повторными вежливыми приветствиями и окончательно расселись по местам, Майлз уже овладел своим дыханием и сердцебиением. Айвен спрятал свое нервное напряжение под маской полной благожелательности, которая придала ему, по мнению Майлза, необыкновенно глупый вид.

- Лорд Форкосиган, - начал гем-полковник Бенин. - Насколько я понимаю, вы работаете офицером курьерской службы.

- Когда я на службе. - Майлз решил повторно провести ту же политику ради Бенина. - Это почетная задача, которая физически не требует от меня слишком многого.

- А вам нравятся ваши обязанности?

Майлз пожал плечами:

- Я люблю путешествовать. И, э-э... это дает мне возможность не путаться под ногами - двойное преимущество. Вы же знаете об историческом отношении к мутациям на Барраяре. - Майлз припомнил страстное стремление Иэнаро получить хоть какую-то должность. - И это дает мне официальную должность, делает меня кем-то значимым.

- Это я могу понять, - признал Бенин.

"Ага, я так и думал".

- Но сейчас вы находитесь не на курьерской службе?

- Не в эту поездку. От нас требуется исполнить наш дипломатический долг, проявить наше неразделенное внимание, и, как на это надеялись, возможно, приобрести немного лоску.

- А присутствующий здесь лорд Форпатрил назначен в Штаб Операций, не так ли?

- Кабинетная работа, - вздохнул Айвен. - Я все еще не теряю надежд на корабельную службу.

Что не совсем правда, подумал Майлз. Айвен обожал свое назначение в Генштаб в столице, где у него была собственная квартирка и светская жизнь, которые были предметом зависти его собратьев-офицеров. Скорее уж Айвен желал, чтобы его матушку Леди Форпатрил могли бы отправить на корабельную службу, куда-нибудь подальше.

- Хм. - Руки Бенина дернулись, как бы в воспоминании о том, как они раскладывали массу пластиковых листков. Он вздохнул и посмотрел Майлзу прямо в глаза. - Итак, лорд Форкосиган, впервые вы увидели ба Лура не в погребальной ротонде, не так ли?

Бенин старался нанести внезапный оглушительный прямой удар, чтобы лишить свою добычу присутствия духа.

- Верно, - ответил Майлз с улыбкой.

Ожидавший отпирательств, Бенин уже открыл рот для второго выпада, вероятно для представления какого-нибудь впечатляющего доказательства, уличавшего барраярца во лжи. Ему пришлось закрыть рот и начать снова.

- Если... Если вы хотели сохранить это в тайне, зачем вам было столь явно и прозрачно советовать мне искать там, где я, безусловно, обнаружил бы вас? А, - его голос стал резче от недоуменного раздражения, - если вы не хотели сохранять это в тайне, почему вы сразу мне об этом не рассказали?

- Это дало мне возможность провести любопытный тест на вашу компетентность. Я хотел знать, стоило ли мне пытаться уговорить вас поделится со мной вашими результатами. Поверьте мне, моя первая встреча с ба Лура является для меня такой же загадкой, как, уверен, и для вас.

Даже из-под яркой лицевой раскраски, взгляд, которым одарил Бенин Майлза, невольно напомнил ему взгляды, которые он слишком часто получал от своего начальства. Про себя он даже писал его с большой буквы - Взгляд. Странным извращенным образом он почувствовал себя от этого намного комфортнее с Бенином. Его улыбка сделалась чуть радостнее.

- И... Как же вы встретились с ба? - поинтересовался Бенин.

- Что вам уже известно? - задал Майлз встречный вопрос. Разумеется, что-то Бенин попридержит, чтобы проверить историю Майлза. Но с этим все в порядке, поскольку дальше Майлз собирался рассказать практически всю правду.

- В день вашего прибытия ба Лура находилось на пересадочной станции. Оно покидало станцию по меньшей мере дважды. Из них один раз - определенно через причальный отсек для капсул, где мониторы наблюдения были деактивированы, и картинка с них не поступала в течение сорока минут. Тот самый отсек и тот самый период времени, куда и когда прибыли вы, лорд Форкосиган.

- Вы имеете в виду наше первое прибытие.

- ... Да.

Глаза Форриди расширялись, а губы поджимались. Майлз пока его игнорировал, хотя взгляд Айвена осторожно смещался, чтобы проверить его реакцию.

- Деактивированы? Я бы сказал, выдраны из стены. Отлично, гем-полковник. Однако скажите: наша встреча в капсульном доке - это был первый или второй раз, когда бы предположительно покидало станцию?

- Вторым, - ответил Бенин, пристально за ним наблюдая.

- Вы можете это доказать?

- Да.

- Хорошо. То, что вы можете это доказать, позже может стать очень важным. - Ха, Бенин был не единственным, кто мог проверить искренность этого разговора. По каким-то причинам, пока что Бенин был с ним откровенен. Слово за слово.

- Ну, вот что произошло с нашей точки зрения...

Ровным голосом, вдаваясь во множество подтверждающих вещественных подробностей, Майлз описал их непонятную стычку с ба. Он изменил одну единственную деталь, сообщив, что ба полезло в карман брюк до того, как он выкрикнул свою предостережение. Он изложил события до момента героической борьбы Айвена и собственной ловли оброненного нейробластера, и передал Айвену возможность закончить. Айвен бросил на него нехороший взгляд, но, скопировав манеру Майлза, выдал короткое описание голых фактов последовавшего бегства ба.

Поскольку раскраски на лице Форриди не было, краем глаза Майлз мог видеть, как оно потемнело. Этот человек был слишком хладнокровен и хорошо себя контролировал, чтобы действительно побагроветь или что-нибудь в этом духе, однако Майлз был готов держать пари, что любой датчик кровяного давления прямо сейчас начал бы издавать заунывный сигнал тревоги.

- И все же, почему вы не сообщили об этом в нашу первую встречу, лорд Форкосиган? - вновь спросил Бенин после долгой паузы, пока он переваривал услышанное.

- Я мог бы, - произнес Форриди слегка сдавленным голосом, - задать вам этот же вопрос, лейтенант.

Бенин бросил на Форриди взгляд, так заломив брови, что почти подверг свою раскраску угрозе быть смазанной.

Лейтенант, не милорд, Майлз уловил нюанс.

- Пилот капсулы доложил своему капитану, который должен был доложить своему непосредственному начальнику. - То есть Иллиану. На самом деле, доклад, упорно передаваемый по обычным каналам, должен попасть на стол к Иллиану как раз сейчас. Еще три дня на то, чтобы экстренный запрос прибыл из дома на стол Форриди, еще шесть дней на ответ и обратный ответ. Так что все будет кончено раньше, чем Иллиан сможет хоть что-то предпринять. - Однако, согласно моим полномочиям старшего посланника, я скрыл инцидент по дипломатическим соображениям. Нас послали сюда с четкими инструкциями занимать сдержанную позицию и держаться предельно учтиво. Мое правительство видит в этих скорбных обстоятельствах важную возможность, чтобы передать весть о том, что мы были бы рады нормализации торговых и прочих отношений и ослаблению напряженности, существующей вдоль наших общих границ. Я не счел возможным предположить, что нашей взаимной напряженности каким-либо образом поможет то, что наш визит начнется с обвинений в немотивированном вооруженном нападении императорского раба на особых барраярских представителей.

Подразумевавшаяся угроза была достаточно очевидна, судя по лицу Бенина, несмотря на раскраску. Майлз мог сказать, что этот аргумент своей цели достиг. Даже Форриди выглядел так, что он, возможно, отдавал должное этим серьезным соображениям.

- Можете вы... подтвердить ваши заявления, лорд Форкосиган? - осторожно спросил Бенин.

- Захваченный нейробластер все еще у нас. Айвен? - Майлз кивнул своему кузену.

Осторожно, кончиками пальцев Айвен вытащил оружие из кармана, робко положил его на стол и снова застенчиво сложил руки на коленях. Гневного взгляда Форриди он избегал. Форриди и Бенин одновременно потянулись к нейробластеру и одновременно застыли, хмуро глядя друг на друга.

- Простите меня, - сказал Форриди. - Я не видел этого прежде.

- Правда? - удивился Бенин, тон его голоса подразумевал "не может быть!". - Тогда конечно. - Его рука вежливо опустилась.

Форриди подобрал оружие и внимательно его осмотрел, проверив, помимо прочего, что оно действительно стоит на предохранителе, перед тем как так же вежливо передать его Бенину

- Я буду рад вернуть оружие вам, гем-полковник, - продолжил Майлз, - в обмен на любую информацию, которую вы сможете добыть с его помощью. Если его можно отследить обратно до Небесного Сада, проку от этого не много, но если ба Лура раздобыло его где-то по дороге, то... Ну, это может многое открыть. Такую проверку вам провести гораздо проще, чем мне. - Майлз помолчал, затем добавил. - Кого посещало ба в свое первое отбытие со станции?

Бенин оторвал глаза от детального изучения нейробластера:

- Пришвартованный рядом со станцией корабль.

- Вы можете сказать конкретнее?

- Нет.

- Прошу прощения, позвольте мне спросить иначе. Могли бы вы сказать конкретнее, если бы захотели?

Бенин отложил бластер и откинулся, и его внимание к Майлзу, если это только было возможно, возросло. Он сохранял молчание в течение долгих задумчивых секунд, прежде чем наконец ответить.

- Нет, к сожалению. Не мог бы.

Блин! У станции швартовались три корабля хаут-губернаторов: Илсюма Кети, Слайка Джияджи и Эсте Ронда. Это могло бы стать последней точкой для триангуляции, но у Бенина ее не было. Пока что.

- Я был бы крайне заинтересован в том, чтобы выяснить, как транспортный контроль, или, вернее, что прошло по транспортному контролю, что нас направили не к нужному - во всяком случае, к первому - капсульному доку.

- Как по-вашему, зачем ба зашло к вам в капсулу? - спросил Бенин в ответ.

- Учитывая явную неразбериху этого столкновения, я безусловно рассмотрел бы возможность, что имело место случайное стечение обстоятельств. Если же это было подстроено, мне кажется, что-то, должно быть, пошло совершенно не так.

"Туфта!" - говорил молчаливый сердитый взгляд Айвена. Майлз его проигнорировал.

- Так или иначе, гем-полковник, надеюсь, это поможет вам уточнить временной график событий, - продолжил Майлз с интонациями, завершающими беседу. Само собой, Бенину, должно быть, не терпится броситься проверять свою новую зацепку - нейробластер.

Бенин не пошевелился.

- Так что вы на самом деле обсуждали с хаутом Райан, лорд Форкосиган?

- За этим, боюсь, вам придется обращаться к хауту Райан. Она цетагандийка до мозга костей, равно как весь ваш департамент. - "Увы!" - Но мне показалось, что ее горе по поводу смерти ба Лура было весьма искренним.

Бенин сморгнул.

- А где вы смогли видеть ее достаточно хорошо, чтобы измерить глубину ее горя?

- Наверно, я просто так решил. - А если он не остановит этот разговор сейчас же, он увязнет в нем ногами так глубоко, что, чтобы их вытянуть, опять понадобиться ручной тягач. Вести игру с Форриди он должен предельно осторожно, это не совсем тот же случай, что с Бенином. - Это все занимательно, гем-полковник, но, боюсь, на сегодняшнее утро у меня больше нет времени. Впрочем, если вам удастся выяснить, откуда взялся этот нейробластер, а также куда направлялось ба, я буду более чем счастлив продолжить беседу.

Он откинулся на спинку кресла, сложил руки на груди и сердечно улыбнулся.

Что следовало бы сделать Форриди, так это громко заявить, что в их распоряжении все время мира, и дать Бенину возможность колоть для него Майлза - на его месте Майлз так бы и поступил, - но сам Форриди явно жаждал заполучить Майлза с глазу на глаз. Так что вместо этого, протокольный офицер поднялся, официально возвещая тем самым о завершении интервью. Бенин, будучи гостем на территории посольства, пошел на уступку - что было для него не характерно, в этом Майлз не сомневался - и без возражений согласился, поднимаясь, чтобы попрощаться.

- Я буду говорить с вами снова, лорд Форкосиган, - мрачно пообещал Бенин.

- Я конечно на это надеюсь, сэр. А... другим моим советом вы также воспользовались? Насчет защиты расследования от вмешательства?

Бенин задержался, вид у него внезапно стал немного отрешенный.

- На самом деле, да.

- И как это прошло?

- Лучше, чем я мог ожидать.

- Отлично.

Прощальный полусалют Бенина был ироничным, но вместе с тем, как почувствовал Майлз, и враждебным.

Форриди проводил своего гостя до двери, но там препоручил его охраннику из коридора и вернулся в маленькую комнату прежде, чем Майлз с Айвеном успели сбежать.

Форриди пригвоздил Майлза взглядом; На секунду Майлз пожалел, что его дипломатический иммунитет не распространяется в том числе и на протокольного офицера. Догадался ли Форриди разбить их пару, и расколоть Айвена? Айвен практиковался в том, чтоб быть невидимым, что у него получалось очень даже хорошо.

- Я не гриб, лейтенант Форкосиган, - угрожающе заявил Форриди.

Точно, который держат в темноте и кормят конским дерьмом. Майлз про себя вздохнул.

- Сэр, обратитесь к моему командиру, - то есть к Иллиану, который, кстати, является командиром и для Форриди, - получите разъяснения, и я ваш. До тех пор, согласно моим самым здравым суждениям мне надо продолжать действовать в точности так, как я действовал до этого.

- Доверять вашим инстинктам? - сухо спросил Форриди.

- У меня пока нет четких заключений, которыми я мог бы поделиться.

- Итак... Ваши инстинкты предполагают наличие некоторой связи между покойным ба Лура и лордом Иэнаро?

О, да, у Форриди тоже были инстинкты. Иначе он не занимал бы эту должность.

- Помимо того факта, что оба пересекались со мной? Ничего такого, чему я... мог бы доверять. Я ищу доказательства. Тогда я... где-нибудь окажусь.

- Где?

"Такими темпами - башкой вниз в таком здоровом толчке, какой ты себе и представить не сможешь ".

- Полагаю, что буду знать где, когда туда доберусь, сэр.

- Мы тоже поговорим еще раз, лорд Форкосиган. Можете быть уверены. - Форриди отвесил очень сдержанный поклон и резко вышел - вероятно, проинформировать посла Форобьева о новых осложнениях в его жизни.

В последовавшей тишине, Майлз еле слышно произнес:

- С учетом всего, удачно прошло.

Губы Айвена изогнулись презрительной насмешкой.

Они сохраняли молчание, утомленно возвращаясь в комнату Айвена, где Айвен обнаружил новую стопку разноцветных бумажек, поджидавшую его на столе. Айвен пролистывал их, подчеркнуто игнорируя Майлза.

- Мне надо как-то связаться с Райан, - наконец сказал Майлз. - Я больше не в состоянии ждать. Все, черт возьми, слишком накаляется.

- Я больше не хочу иметь к этому какое-либо отношение, - отстранено заявил Айвен.

- Слишком поздно.

- Да. Я знаю. - Его рука застыла. - Хе, это что-то новенькое. На этой оба наших имени.

- Не от леди Бенелло, верно? Боюсь, Форриди сочтет визит к ней неприемлемым.

- Нет. Это имя мне незнакомо.

Майлз выхватил письмо и рывком развернул.

- Леди Д'Хар. Вечер в саду. Любопытно, что же она выращивает в своем саду? Не может ли тут быть скрытый смысл - намек на Небесный Сад? Хм. Ужасно лаконичная записка. Это вполне может быть мой следующий выход на связь. Боже, ненавижу каждый раз дожидаться, пока хаут Райан снизойдет организовать встречу. Ну, все равно, прими это приглашение, просто на всякий случай.

- Это не единственный для меня выбор, как провести этот вечер, - заявил Айвен.

- Разве я говорил что-то насчет выбора? Это шанс, и мы должны его использовать. - Он гаденько продолжил, - Кроме того, если ты и дальше будешь оставлять свои генетические образцы по всему городу, твое потомство может кончить тем, что им воспользуются в последующие годы на выставке искусств. В качестве кустов.

Айвена передернуло:

- Ты ведь не думаешь, что они могли бы... Да и не зачем... э-э, или могли бы?

- Конечно. Например, когда ты улетишь, они могли бы воссоздать интересующие их действующие части тела - дрессированными, любого размера - весьма милый сувенир. А ты-то думал, что дерево с котятами - верх неприличия.

- Вот это уже перебор, братец, - заявил Айвен с чувством уязвленного достоинства. Его голос в сомнении затих. - ...Ведь ты же не думаешь, что они серьезно могли бы сделать что-нибудь такое, правда?

- На свете не найдется безжалостнее страсти, чем страсть цетагандийского художника, ищущего новые средства выразительности. - Он твердо добавил, - Мы идем на вечер в саду. Я уверен, это мой выход на связь с Райан.

- Вечер в саду, - со вздохом согласился Айвен. Он не выразительно уставился в пространство. Через минуту он небрежно бросил: - А знаешь, как жаль, что она не может просто забрать генный банк назад с его корабля. Тогда бы у него остался ключ, но без замка. Это здорово поставило бы его в тупик, готов поспорить.

Майлз медленно опустился в кресло Айвена у стола. Когда дыхание к нему вернулось, оп прошептал:

- Айвен, это же великолепно. Почему я раньше об этом не подумал?

Айвен обдумал последнюю реплику:

- Не потому ли, что это не тот сценарий, который позволит тебе сыграть героя-одиночку перед хаутом Райан?

Они обменялись мрачными взглядами. В этот раз Майлз отвел глаза первым.

- Я понимаю этот вопрос как риторический, - натянуто ответил он. Но не произнес этого очень громко.