Лоис МакМастер БУДЖОЛД

ЦЕТАГАНДА

(Lois McMaster Bujold, "Cetaganda", 1995)
Перевод (c) Александр Балабченков (sanykool@mailru.com)

Глава 12

"Вечером в саду" это мероприятие назвали неверно, решил Майлз. Он пристально вглядывался мимо посла Форобьева и Айвена, когда они втроем после закладывающего уши подъема вышли из шахты лифта определенно на открытый воздух крыши. Слабые золотистые искорки в воздухе над ними отметили наличие легкого силового экрана, защищающего от нежелательного ветра, дождя или пыли. Сумерки здесь, в центре столицы, предстали серебристым сиянием в атмосфере, с высоты полукилометрового здания, возвышавшегося над зелеными кольцами парковых дорог, окружавших Небесный Сад.

Изогнутые клумбы цветов и карликовых деревьев, фонтаны, ручейки, дорожки и арки нефритовых мостиков превращали крышу в ниспадающий лабиринт в самом изысканном цетагандийском стиле. Каждый поворот дорожек открывал и обрамлял собой новый вид на простирающийся до горизонта город, хотя лучшими были те, что смотрели на огромное мерцающее императорское яйцо птицы феникс в сердце города. Фойе шахты лифта, открывавшееся на все это, укрывали своды виноградныхлоз, а на полу была тщательно вымощена мозаика разноцветных камней: лазурита, малахита, зеленого и белого нефрита, розового кварца и других минералов, назвать которые Майлз даже не мог.

Оглядываясь по сторонам, на Майлза постепенно снизошло, почему протокольный офицер заставил их надеть черные мундиры своих Домов, когда бы Майлз предположил, что зеленые мундиры были бы вполне подходящими случаю. Здесь невозможно было одеться слишком нарядно. С молчаливого согласия посол Форобьев был допущен в качестве их сопровождающего, но даже Форриди пришлось сегодня вечером дожидаться их в гараже внизу. Айвен, также оглядываясь, вцепился в их приглашение немного крепче.

Их предполагаемая хозяйка, Леди д'Хар, стояла на пороге фойе. Находится внутри своего дома для нее, очевидно, считалось тем же самым, что находится внутри пузыря, поскольку она лично встречала своих гостей. Даже в преклонном возрасте ее хаут-красота приковывала взгляд. На ней было одеяние из дюжины тончайших покрывал ослепительной белизны, ниспадавших и обернувшихся вокруг ее ног. Густые серебряные волосы стекали на пол. Ее муж, гем-адмирал Хар, чье массивное присутствие при обычных обстоятельствах доминировало бы в любом помещении, казалось, сливался с фоном рядом с ней.

Гем-адмирал Хар командовал половиной Цетагандийского флота, и его позднее - в силу служебного долга - прибытие на последние церемонии похорон Императрицы было поводом для сегодняшнего вечера в честь возвращения домой. Он был облачен в свой кроваво-красный имперский мундир, который он мог бы увешать достаточным количеством медалей, чтобы утопнуть, случись ему упасть в реку. Вместо этого он решил всех превзойти лентой на шее с медальоном с обманчиво простым названием "За заслуги". Из-за отсутствия всех прочих побрякушек этот орден невозможно было не заметить. Или сравниться с ним. Она присуждалась крайне редко исключительно по усмотрению самого Императора. Не много было наград выше этой в Цетагандийской империи. Впрочем, хаут-леди рядом с ним была одной из них. Лорд Хар и ее бы приколол на свой китель, если бы мог, почувствовал Майлз, хотя он завоевал ее уже сорок лет назад. Для лицевой раскраски гем-клана Хар были характерны в основном оранжевые и зеленые цвета; на изборожденном глубокими морщинами лице этого человека узорам не доставало четкости, и в сочетании красным мундиром они ужасно резали глаз.

Гем-адмирал Хар внушал благоговение даже послу Форобьеву, как рассудил Майлз по чрезвычайной формальности его приветствий. Хар был вежлив, но явно озадачен: "Что делают эти иноземцы в моем саду?" Однако он положился на леди д'Хар, которая со спокойным легким поклоном освободила Айвена от его нервно протянутого приглашения и голосом, смягченным годами до сладкого альта, направила их к месту, где были представлены напитки и угощения.

Они побрели вперед. Оправившись от шока при виде леди д'Хар, Айвен завертел головой в поисках знакомых молодых гем-леди. Безуспешно.

- Тут от стены до стены одни старые клячи, - в ужасе шепнул он Майлзу. - С нашим приходом здешний средний возраст упал с девяноста до восьмидесяти девяти лет.

- До восьмидесяти девяти с половиной, я бы сказал, - прошептал Майлз в ответ.

Форобьев приложил палец к губам, прекращая дальнейшие комментарии на эту тему, но глаза его сверкнули веселым согласием со сказанным.

Верно. Вот она, истина: В сравнении с этим, Иэнаро и его компания на деле были жалкими, ничтожными аутсайдерами, исключенными по возрасту, по рангу, по богатству, по... Всему. По саду были рассеяны полдюжины пузырей хаут-леди, сиявших, как бледные лампады, - зрелище, которого Майлзу за пределами Небесного Сада видеть еще не приходилось. Оказывается, леди д'Хар поддерживает светские отношения со своими хаут-родственниками, точнее бывшими родственниками. "Райан здесь?" Майлз молился, чтобы так и оказалось.

- Жаль, что я не мог привести сюда Маз, - с сожалением вздохнул Форобьев. - Как вам это удалось, лорд Айвен?

- Не мне, - отрекся Айвен. Он махнул большим пальцем в сторону Майлза.

Брови Форобьева вопрошающе поднялись.

Майлз пожал плечами: - Мне было сказано изучать иерархию власти, так вот она, разве нет? - По правде говоря, сам он более в этом не был так уверен.

На ком лежит бремя власти в этом завернутом обществе? На гем-лордах, без колебаний сказал бы он однажды, которые контролируют оружие - главную угрозу насилием. Или на хаут-лордах, которые контролируют гемов некими косвенными способами. Конечно не на уединенных хаут-женщинах. Или же их знания являются чем-то вроде власти? Очень хрупкий тип власти. Разве хрупкая власть - это не оксюморон? Звездные Ясли существуют, потому что их защищает Император; Император существует, поскольку ему служат гем-лорды. При всем этом хаут-женщины создали Императора... создали саму расу хаутов... создали гемов, если уж на то пошло. Власть созидать... Власть разрушать... он сморгнул, чувствуя головокружение, и стал жевать канапе в форме крошечного лебедя, которому сперва откусил голову. Судя по вкусу, оперение было сделано из рисовой муки, начинка - острая белковая паста. Синтезированное лебединое мясо?

Барраярцы выбрали напитки и начали неторопливый обход по дорожкам этого расположенного на крыше сада, сравнивая открывающиеся перспективы. Они привлекали к себе взгляды расположившихся неподалеку пожилых гемов и аутов, но никто не подошел к ним представиться, задать вопрос или попытаться начать беседу. Сам Форобьев пока что лишь осматривался, но, подумал Майлз, он безусловно скоро воспользуется возможностями этого вечера, чтобы обзавестись новыми связями. Как Майлз намерен отделиться от посла, когда появится его собственный связной, он пока не решил. Принимая во внимание, что связной намерен с ним встретиться здесь, и что это не всего лишь игра его гиперактивного воображения, или...

"Или что это не очередная попытка покушения". Они обогнули какие-то зеленые насаждения и увидели женщину в хаутски белом, но без хаут-пузыря, одиноко стоявшую и глядевшую сверху на город. Майлз узнал ее по тяжелой шоколадно-темной косе, спускавшейся по ее спине до лодыжек, даже несмотря на то, что она стояла к нему в три четверти оборота. Хаут Вио д'Чилиан. Гем-генерал Чилиан здесь? А сам Кети?

Айвена втянул воздух. Правильно. Если не считать пожилой хозяйки, Айвен впервые видел хаут-леди вне своего пузыря, и Айвену недоставало… прививки в виде общения с хаутом Райан. Майлз обнаружил, что может смотреть на хаута Вио в этот раз лишь со слабым трепетом. Может, хаут-леди подобны болезни, которую ты можешь подхватить лишь однажды - вроде легендарной оспы - и кто выжил, получает в последствии иммунитет, пусть ценой оспин?

- Кто она? - прошептал очарованный Айвен.

- Хаут-жена гем-генерала Чилиана, - прошептал ему на ухо Форобьев. - Гем-генерал мог бы заказать вашу печенку жаренной на завтрак, и я бы послал ее ему. Незамужние гем-леди вольны развлекаться с вами, как им нравится, но замужние хауты - строжайшее табу. Понятно?

- Да, сэр, - еле слышно ответил Айвен.

Хаут Вио как загипнотизированная смотрела на огромный светящийся купол Небесного Сада. Страсть по былой жизни, удивился Майлз? Она провела годы ссылки на отшибе на Сигме Кита со своим гем-мужем. Что она чувствовала сейчас? Радость? Тоску по дому?

Должно быть, какое-то движение или звук со стороны барраярцев потревожил ее задумчивость, поскольку она повернула голову в их сторону. На секунду, всего лишь секунду, в ее изумительных глазах цвета корицы, казалось, медным металлическим отблеском сверкнула такая безграничная ярость, что у Майлза свернулся желудок. Потом выражение ее лица сменилось спокойным высокомерием, таким же ровным, как пузырь, которого она лишилась, и таким же непробиваемым. Открытое проявление эмоций ушло так быстро, что Майлз не был уверен в том, что двое других мужчин вообще заметили его. Впрочем, взгляд предназначался не им; он уже был на ее лице, когда она обернулась, прежде чем она могла опознать барраярцев, облаченных в черное и стоявших в тени.

Айвен свой открыл рот.

"Пожалуйста, нет!" - подумал Майлз, но Айвен обязан был попытаться:

- Добрый вечер, миледи. Чудесный вид, а?

Долгое мгновение она колебалась - Майлз уже представил, как она спасается бегством, - но затем ответила негромким, идеально модулированным голосом:

- Во всей Вселенной нет ничего подобного.

Айвен, вдохновившись, просветлел лицом и шагнул вперед.

- Позвольте представиться: я лорд Айвен Форпатрил с Барраяра... И, э-э, это посол Форобьев, а это мой двоюродный брат, лорд Майлз Форкосиган. Сын сами знаете чей, м-м?..

Майлз поморщился. Видеть лепет Айвена в приступе сексуальной паники, обычно могло бы позабавить, когда бы зрелище не было столь мучительно неловким. Оно болезненно напомнило Майлзу... его самого. "Неужели я выглядел таким же идиотом, когда увидел Райан в первый раз?" Майлз боялся, что ответом будет "да".

- Да, - произнесла хаут Вио. - Я знаю. - Майлзу доводилось видеть, как люди разговаривают со своими комнатными растениями с большей теплотой и выразительностью, чем хаут Вио удостоила Айвена.

"Брось, Айвен, - безмолвно убеждал Майлз. - Эта женщина замужем за первым офицером парня, который возможно пытался убить нас вчера, забыл? Если только лорд Икс все-таки не принц Слайк... Или не хаут Ронд, или..." Майлз стиснул зубы.

Но прежде чем Айвен успел увязнуть хоть сколько-нибудь глубже, из-за угла показался мужчина в цетагандийской военной форме со сморщившейся от нахмуренных бровей лицевой раскраской. Гем-генерал Чилиан. Майлз замер, схватил Айвена за предплечье и сильно надавил, предостерегая.

Чилиан пристально окинул взглядом барраярцев, его ноздри в подозрении раскрылись.

- Хаут Вио, - обратился он к своей жене. - Пожалуйста, идемте со мной.

- Да, милорд, - произнесла она, ее ресницы кротко опустились, и она обежала Айвена с формальным прощальным кивком. Чилиан тоже заставил себя поклониться, признавая существование этих иноземцев, с усилием, как почувствовал Майлз. Уводя свою жену, генерал еще раз оглянулся на барраярцев через плечо. И за какие такие грехи гем-генерал Чилиан завоевал ее?

- Счастливчик, - с завистью вздохнул Айвен.

- Я так не думаю, - сказал Майлз. Посол Форобьев только зловеще ухмыльнулся.

Они двинулись дальше. Мысли Майлза вертелись вокруг этой новой встречи. Была ли она случайной? Может, это начало новой ловушки? Лорд Икс пользовался своими людьми-инструментами, как вилками с длинной ручкой, чтобы быть от жара на расстоянии. Гем-генерал и его жена, разумеется, слишком близки к нему, слишком очевидно связаны. Если только лордом Икс окажется в итоге Кети, конечно...

Свечение впереди заставило Майлза направить взгляд прямо перед собой. По обрамленной вечнозелеными кустами дорожке к ним приближался хаут-шар. Форобьев с Айвеном отступили в сторону, чтобы пропустить его. Вместо этого шар остановился перед Майлзом.

- Лорд Форкосиган, - Женский голос звучал мелодично даже сквозь фильтр, но принадлежал не Райан. - Могу я поговорить с вами наедине?

- Конечно, - выпалил Майлз прежде, чем Форобьев смог бы выдвинуть протест. - Где? - Его пронзило напряжение. Неужели сегодня вечером произойдет его окончательный штурм новой цели - корабля губернатора Илсюма Кети? Слишком рано, все еще слишком не ясно... - И как долго?

- Недолго. Мы вернемся примерно через час.

Едва ли достаточно долго для полета на орбиту; значит, это что-то другое.

- Очень хорошо. Джентльмены, вы меня извините?

Форобьев казался настолько несчастным, насколько ему позволял вошедший в привычку самоконтроль.

- Лорд Форкосиган... - Его колебания - это был по истине добрый знак: должно быть, у него с Форриди состоялся долгий и необычный разговор. - Вам нужна охрана?

- Нет.

- Комм-линк?

- Нет.

- Вы будете осторожны? - Что в дипломатичной форме означало: "Парень, ты уверен, что знаешь, какого черта ты делаешь?"

- О да, сэр.

- Что нам делать, если ты не вернешься через час? - спросил Айвен.

- Ждать. - Он сердечно поклонился и последовал за пузырем вниз садовой тропинке.

Когда они свернули в укромный уголок, освещенный слабо подцвеченными фонарями и огороженный цветущими кустами, шар развернулся и внезапно погас. Майлз обнаружил, что стоит лицом к лицу перед еще одной хаут-красавицей в белом, восседавшей в своем гравикресле, словно на троне. Волосы этой женщины имели медовый цвет, и были замысловато сплетены и уложены вокруг ее плеч, смутно напоминая позолоченный кольчужный подшлемник. Он бы предположил, что ей сорок стандартных лет, и это означало, что она вдвое старше.

- Хаут Райан Дегтиар велела мне привести вас, - заявила она. Она сдвинула свои одежды с левой стороны кресла, открывая плотно обитый подлокотник. - У нас мало времени. - Она тщательно смерила взглядом его рост, или же его отсутствие. - Вы можете, м-м... присесть вот сюда, и поедем.

- Как... захватывающе. - Если бы только она была Райан... Зато это проверит некоторые теории, каковые у него имелись насчет механической вместимости хаут-пузырей, о да. - Э-э... опознавательный знак, миледи?.. - добавил он, почти сконфужено. В конце концов, последняя особа, которую он подозревал в обладании опытом подобных поездок, закончила с перерезанным горлом.

Она кивнула, будто ожидая этого, и повернула руку ладонью вверх, продемонстрировав кольцо Звездных Яслей.

Учитывая обстоятельства, это вероятно было лучшее, что они могли сделать. Он осторожно приблизился и взошел на борт, крепко схватившись за спинку кресла над ее головой, чтобы сохранять равновесие. Каждый из них был осторожен в том, чтобы явно не касаться друг друга. Ее рука с длинными пальцами накрыла панель управления, вмонтированную в правый подлокотник, и силовое поле вновь сомкнулось. Бледный белый свет отразился от окружавших их цветущих кустов, возвращая их цвет и бросая отсвет перед ними, когда они начали движение вниз по тропинке.

Обзор был довольно ясный, и призрачная туманная сфера толщиной с яичную скорлупу почти не мешала, обозначая границу видимого снаружи силового поля. Звук также передавался с высокой четкостью, гораздо лучше, чем сознательно приглушенный обратный эффект. Майлз мог слышать голоса и звон стеклянной посуды с балкона над ними. Они вновь миновали посла Форобьева и Айвена, которые с любопытством смотрелина них, разумеется, без уверенности, тот ли это самый пузырь, что они видели раньше. Проплывая мимо, Майлз подавил абсурдное внезапно возникшее желание помахать им.

Они направились не к фойе лифтовой шахты, как ожидал Майлз, но к краю этого сада на крыше. Ожидая их, там стояла седоволосая хозяйка. Она поклонилась шару и ввела код, чтобы открыть силовой экран, позволяя пузырю проплыть на маленькую частную посадочную площадку. Отраженное от покрытия пола сияние потускло, поскольку хаут-женщина затемнила свойпузырь. Майлз глядел вверх в мерцающее ночное небо в поисках флаера или аэрокара.

Вместо этого шар плавно придвинулся к краю здания и сорвался с него прямо вниз.

Майлз конвульсивно вцепился в спинку кресла, чтобы не заорать, бросившись на шею своей хозяйке-пилоту, или чтобы его не стошнило прямо на ее белое платье. Они свободно падают, а он так ненавидит высоту... Уж не покушение ли это на него, и убийца жертвует собой вместе с ним? О Боже!..

- Мне казалось, эти штуки поднимаются не выше метра над землей, - выдавил он из себя; несмотря на все его усилия, голос уходил вверх и срывался на писк.

- При достаточной начальной высоте можно совершать управляемое планирование, - невозмутимо ответила она. Вопреки первому жуткому впечатлению Майлза они и в самом деле не падали камнем. Они по дуге неслись вперед, пересекая бульвары далеко внизу и зеленые проблески парковых колец в сторону купола Небесного Сада.

Странным образом Майлзу вспомнилась ведьма Баба Яга из барраярских народных сказок, что летала в волшебной ступе. Эта ведьма никак не подходила под определение старой или уродливой. И все же в данный момент Майлз не был полностью убежден в том, что она не ест непослушных детей.

Через несколько минут шар вновь замедлился то плавного прогулочного шага в нескольких сантиметрах над мостовой с внешней стороны дополнительных входов в Небесный Сад. Движением пальца она вернула белое свечение.

- Ах! - произнесла она бодрым голосом. - Я не делала этого уже много лет. - Она почти улыбнулась, став на мгновение особенно... человечной.

Майлза был шокирован, когда они прошли процесс проверки безопасности на входе в Небесный купол почти так, словно его и не было вовсе, если не считать короткого обмена электронными шифрами. Никто не остановил и не обыскал шар. Группа людей в форме, которые с пронизывающим взглядом трясли галактических посланников, почтительно отступили, потупив взор.

- Почему они не остановят нас? - прошептал Майлз, будучи не в силах преодолеть психологическую уверенность, что, если он мог видеть и слышать их, они могли видеть и слышать его.

- Остановить меня? - озадачено переспросила хаут-женщина. - Я хаут Пел Наварр, консорт Эты Кита. Я живу здесь.

Их дальнейшее путешествие протекало если и быстрее обычного прогулочного шага, то к счастью недалеко от поверхности земли, по все больше и больше узнаваемым окрестностям Небесного Сада к низкому белому зданию с биофильтрами на каждом окне. Проход хаута Пел через автоматическую систему контроля безопасности был так же скор и поверхностен, как и на входе в купол. Они бесшумно миновали несколько коридоров, но повернули в другом направлении от лабораторий и офисов в сердце здания, и поднялись на один этаж.

Двойные двери раздвинулись, пропуская их в большую круглую комнату, выполненную в сдержанных и сдерживающих серебристо-серых тонах. В отличие от любого другого места в Небесном Саду, которое Майлз видел, это было лишено живых декораций: ни растений, ни животных, и ни чего из тех внушающих беспокойство промежуточных созданий. Молча, сосредоточено, не отвлекая... Это была палата Звездных Яслей; он предположил, что может обозвать ее Звездной Палатой. Восемь женщин в белом ожидали их, молча сидя по кругу. Его желудок уже не должно выворачивать, черт возьми, свободное падение кончилось.

Хаут Пел завела свое гравикресло на пустующую брешь в кругу, остановила, опустила его на пол и выключила силовой пузырь. Восемь пар исключительной красоты глаз обратились на Майлза.

"Никто", подумал он, "не должен подвергаться воздействию столь большого количества хаут-леди разом". Это какая-то опасная передозировка. Их красота была разнообразна: трое были так же сереброволосы, как жена гем-адмирала, у одной были медные локоны, одна темнокожая с ястребиным носом и массой иссиня-черных кудрей, ниспадавшей вокруг нее подобно мантии. Двое были светловолосыми - его провожатая с золотистым сплетением волос и еще одна, с волосами светлыми, будто овсяная солома на солнце и столь же прямыми до самого пола. Одна темноглазая женщина обладала шоколадно-коричневыми волосами, как хаут Вио, но в виде мягких вьющихся облачков вместо косы. И потом была Райан. Совокупный эффект выходил за границы термина "красота" - куда, он точно не знал, но слово "ужас" описывало его довольно близко. Он соскользнул с подлокотника гравикресла, отступил от него в сторону, признательныйсвоим жестким высоким сапогам за поддерживающий эффект.

- Вот тот барраярец, который станет свидетельствовать, - произнесла хаут Райан.

"Свидетельствовать". Значит, здесь он как свидетель, а не обвиняемый. Ключевой свидетель, так сказать. Он подавил слегка безумный смешок. Почему-то ему показалось, что Райан не оценит этот каламбур.

Он сглотнул, высвобождая голос.

- У вас передо мной преимущество, леди. - Хотя, тут мог выдвинуть неплохое предположение о том, кто они такие. Он обвел взглядом круг и сморгнул, справляясь с приступом головокружения. - Я познакомился лишь с вашей Прислужницей. - Он кивнул в сторону Райан. На низком столике перед ней были выложены все официальные регалии Императрицы, включая Печать и поддельный Великий Ключ.

Райан наклонила голову в знак резонности его просьбы и двинулась по кругу, называя уйму сбивающих с толку хаутских имен и титулов. Да, здесь действительно сидели консорты восьми планетарных сатрапий. С девятой Райан, замещавшей покойную Императрицу. Творцы и хранительницы хаут-генома претендующей на господство расы встретились здесь все вместе на внеочередной совет.

Палата явно была предназначена именно для этого, подобные встречи должно быть также проводились, когда консорты направлялись домой, сопровождая корабли-ясли. Майлз особенно сосредоточился на консортах принца Слайка, Илсюма Кети и губернатора Ронда. Женщина Кети, консорт Сигмы Кита, была одной из седовласых, и была ближе по возрасту к покойной Императрице, чем кто-либо еще в этой комнате. Райан представила ее как хаута Надину. Блондинка с соломенными волосами служила принцу Слайку на Кси Кита, а женщина с коричневыми локонами являлась консортом Ро Кита. Майлз вновь удивился значению их титулов, в которых все они именовались консортами своих планет, а не мужчин.

- Лорд Форкосиган, - произнесла хаут Райан. - Я хотела бы, чтобы вы повторили консортам, как по вашим словам вы стали обладателем фальшивого Великого Ключа, и все последовавшие за этим события.

"Все?" По крайне мере Майлз не обвинял ее в том, что она меняет стратегию, и вместо того, чтобы играть с картами, плотно прижатыми к груди, вызывает подкрепление. По его мнению, время для этого пришло. Но ему не нравилась, что ему устроили сюрприз. С ее стороны было бы очень мило сперва с ним посоветоваться. "Неужели? А как?"

- Насколько я понимаю, вам поняли мое послание о том, что нужно отменить проникновение на корабль принца Слайка. - возразил он в ответ.

- Да. Я жду, что в свое время вы объясните почему.

- Извините, миледи. Я не хотел бы... никого здесь оскорбить. Но если одна из консортов изменница и состоит в сговоре со своим сатрап-губернатором, все, что нам известно, утечет прямо к нему. Как вы можете знать, что всецело находитесь среди друзей?

Разумеется, в комнате было достаточно напряженно, чтобы соответствовать любому числу предательств. Райан подняла руку, словно чтобы сдержать их.

- Он иноземец. Ему не понять. - Она медленно кивнула ему. - Да, мы верим, что измена существует, но не на этом уровне. Где-то ниже.

- О?..

- Мы пришли к заключению, что, даже с банком генов и Ключом в своих руках, сатрап-губернатор не сможет управиться с хаут-геномом самостоятельно. Хауты его сатрапии не станут мириться со столь внезапной узурпацией, переворотом всех обычаев. Должно быть, он планирует назначить нового консорта, кого-то подконтрольного лично ему. Мы полагаем, что он уже выбрал ее.

- А... Вы знаете, кого?

- Пока нет, - вздохнула Райан. - Пока нет. Я боюсь, это кто-то из тех, кто не до конца понимает цели хаутов. Все связано друг с другом: если бы мы знали, кто из губернаторов, мы могли бы предположить, кого из хаут-женщин он склонил к измене, если бы мы знали, кого из женщин… Понятно.

Черт побери, с этой триангуляцией скоро должен быть прорыв. Майлз пожевал нижнюю губу, потом медленно сказал:

- Миледи, расскажите мне - если это возможно - что-нибудь о том, как ваши силовые пузыри индивидуально кодируется под своих операторов и почему, черт возьми, все на смерть убеждены в их абсолютной защищенности. Клавиатура на этих панелях управления похожа на дактилоскопический замок под ладонь, но она не может быть простым дактилозамком - такие замки можно обойти.

- Я не могу дать вам технические детали, лорд Форкосиган, - сказала Райан.

- Я и не жду, что вы это сделаете. Только общую логику.

- Ну... разумеется, они кодируется генетически. Когда рукой задевают панель, остаются несколько кожных клеток. Они втягиваются и сканируются.

- Сканируется весь ваш геном? Безусловно, это заняло бы уйму времени.

- Нет, конечно же, нет. Сканер пробегает дерево из около дюжины ключевых меток, которые индивидуально идентифицируют хаут-женщину. Начиная с наличия пары икс-хромосом, и дальше вниз по списку ветвления, пока не будет достигнуто подтверждения.

- Насколько велики шансы дублирования меток двух и более особ?

- Мы не клонируем себя, лорд Форкосиган.

- Я имею в виду дублирование только этой дюжины факторов, необходимой лишь для того, чтобы обмануть машину.

- Вероятность исчезающе мала.

- Даже между состоящими в тесном родстве членами одного созвездия?

Она колебалась, обменявшись взглядами с леди Пел, задумчиво поднявшей брови.

- У меня есть основания спрашивать об этом, - продолжил Майлз. - Когда со мной беседовал гем-полковник Бенин, он обмолвился, что шесть хаут-пузырей залетали в погребальную ротонду в тот отрезок времени, когда тело ба Лура, должно быть, было уложено у подножья саркофага, и что это явилось для него основной загадкой. Он не сказал мне, которые шесть, но я готов поспорить, вы могли бы заставить его отдать этот список. Это грубая сортировка основного объема данных, однако... полагаю, вы сравните генетические метки этих шести со своими записями, и проверите на предмет случайных совпадений среди живущих хаут-женщин. Если эта женщина служит сатрап-губернатору, возможно она послужила ему и в этом убийстве в том числе. Вы могли бы ткнуть пальцем в вашу изменницу, даже не покидая Звездных Яслей.

Райан, на секунду оживившись, откинулась назад, и устало вздохнула:

- Ваши рассуждения верны, лорд Форкосиган. Мы могли бы так поступить... Будь у нас Великий Ключ.

- О... - сказал Майлз. - Да. Так. - Выдохнув, он сменил напряженную стойку "смирно" на "вольно". - Исходя из всего, что дал мой стратегический анализ, и тех немногих фактических улик, что я на данный момент смог выжать из гем-полковника Бенина, мы можем подозревать либо принца Слайка, либо Илсюма Кети. И хаута Ронда в качестве маловероятного третьего. Но поскольку на Ро Кита и Мю Кита ляжет вся тяжесть последствий, если действительно была попытка устроить открытый конфликт с Барраяром, мой собственный выбор в равной степени твердо падает на Слайка и Кети. Последние... События указываютна Кети. - Он снова окинул круг взглядом. - Может, кто-либо из консортов видел или слышал, или нечаянно подслушал что-то, что позволило бы пришпилить его с большей уверенностью?

Последовал отрицательный шепот.

- К сожалению, нет, - произнесла Райан. - Мы уже обсуждали эту проблему сегодня. Пожалуйста, начните.

"Да будет так, сами напросились, миледи". Майлз сделал глубокий вдох и приступил к полному и достоверному докладу, изъяв из оного большинство своих оценок, о своем опыте пребывания на Эте Кита с того момента, как в их служебную капсулу ворвалось ба Лура. Время от времени он делал паузу, чтобы дать Райан шанс намекнуть ему и отвести тем самым от чего-либо, что она хотела бы скрыть. Как оказалось, она не хотела ничего скрывать, вместо этого она направляла его умело поставленными вопросами и напоминаниями к тому, чтобы он вспоминал каждую деталь.

Райан и раньше видела, постепенно осознавал он, что проблема сохранения тайны обоюдоострая. Лорд Икс мог устранить Майлза, и, возможно, также мог устранить Райан. Но даже самый самонадеянный цетагандийский политик с манией величия не может не найти чересчур затруднительным пытаться одновременно избавиться от всех восьмерых сатрап-консортов. Его голос стал тверже.

Он почувствовал, как лежащие в основе его суждений предпосылки медленно выворачиваться наизнанку. Райан теперь все меньше и меньше представлялась девицей, попавшей в беду. Точнее, он начинал задумываться, не пытается ли он спасти дракона.

"Что ж, драконов тоже иногда надо спасать..."

Никто и глазом не моргнул, когда он описал почти удавшееся покушение на него накануне. Во всяком случае, был подсознательный шепот одобрения элегантности замысла по форме и стилю, и легкое сочувственное разочарование тому, что он сорвался. Хотя жюри не оценило незаурядной попытки губернатора вторгнутся силой на их собственную территорию. Консорты Сигмы и Кси Кита, казалось, все сильнее каменели, обмениваясь то и дело взглядами приподнятых бровей и кивками понимания.

Когда он закончил, воцарилась долгая тишина. Не пришло ли время представить План "Б"?

- У меня есть предложение, - дерзнул Майлз. - Отзовите все дубликаты генных банков с кораблей сатрап-губернаторов. Если вернутся все, вы лишите его возможности осуществить свои глобальные планы. Если он воспротивится возврату, вы его разоблачите.

- Привести их обратно... - взволновано произнесла хаут Пел. - Вы хоть имеете представление о том, с каким трудом мы доставляли их туда наверх?

- Но он может забрать как банк, так и Ключ, и сбежать, - возразила карекудрая консорт Ро Кита.

- Нет, - сказал Майлз. - Это как раз то, чего он не может сделать. Слишком много охраняемых имперскими войсками точек перехода лежат между ним и его домом. Выражаясь военным языком, лететь в открытую невозможно. Он никогда не пойдет на это. Он не может что-либо раскрывать до тех пор, пока не окажется в безопасности на орбите... Какой-то Киты. Так уж странно получилось, но мы зажали его в угол до окончания похорон. - "Которое, теперь, уже очень скоро".

- Это все еще не решает проблемы возвращения настоящего Ключа, - заметила Райан.

- Как только вы получите обратно банк, у вас будет возможность выторговать возвращение Ключа в обмен на, скажем, помилование. Или вы можете заявить, что он украл его - что истинная правда, - и предоставить вашей собственной службе безопасности вернуть для вас ключ. Освободив остальных губернаторов от разоблачающих их улик, которые у них на руках, вы сможете отрезать его от стада, так сказать, по велению их доброй воли. В любом случае, это открывает пространство для множества тактических решений.

- Он может пригрозить уничтожением Ключа, - забеспокоилась консорт Сигмы Кита.

- Вы должны знать Илсюма Кети лучше, чем кто-либо другой здесь, леди Надина, - сказал Майлз. - Он пойдет на это?

- Он... Эксцентричный молодой человек, - неохотно ответила она. - Я до сих пор не убеждена, что он виновен. Но я не знаю о нем ничего, что бы делало ваши обвинения невозможными.

- А ваш губернатор, мэм? - кивнул Майлз консорту Кси Кита.

- Принц Слайк, он... целеустремленный и талантливый человек. Описываемый вами заговор не лежит за гранью его способностей. Я... не уверена.

- Ладно... Вы сможете воссоздать Великий Ключ со временем, правда? - Так или иначе, великий план Императрицы будет законсервирован на поколение. Весьма желанный исход, с барраярской точки зрения. Майлз мило улыбнулся.

Негромкий ропот прошел по комнате.

- Возвращение Великого Ключа невредимым является самой первоочередной задачей, - твердо заявила Райан.

- Он все еще хочет подставить Барраяр, - сказал Майлз. - Возможно, это начиналось как хладнокровный астрополитический расчет, но я ничуть не сомневаюсь: теперь он хочет этого по личным мотивам.

- Если я отзову банки, - медленно произнесла Райан, - мы окончательно утратим возможность рассредоточить их.

Консорт Сигмы Кита, седовласая Надина, вздохнула:

- Я надеялась дожить до того дня, когда смогла бы видеть, как воплощается мечта Небесной Госпожи о новом росте. Знаете, она была права. На протяжении своей жизни я видела, как усиливается стагнация.

- Придут другие возможности, - сказала другая седовласая леди.

- В следующий раз, это должно быть сделано с большей осторожностью, - сказала карекудрая консорт Ро Кита. - Наша Госпожа слишком доверяла губернаторам.

- Я не уверена в том, что она доверяла, - возразила Райан. - Я не посмела зайти дальше, чем распространить лишь неактивные копии, на всякий случай. Ба Лура остро чувствовало желания нашей Госпожи, но не понимало ее тонкости. Не моей идеей было попытаться распределить копии Ключа сейчас, и я не убеждена, что то была также ее идея. Не знаю, было ли у ба особое понимание ее, или попросту особое недопонимание. И теперь никогда не узнаю. - Она склонила голову. - Я приношу свои извинения Совету за мою неудачу. - Интонация ее голоса заставила Майлза представить поворачивающиеся внутри ножи.

- Ты сделала все, что могла, дорогая, - произнесла хаут Надина с добротой. Но добавила строже: - Однако тебе не следовало пытаться справиться с этим в одиночку.

- Таков был мой долг.

- В следующий раз сделай чуть меньше ударения на "мой", и чуть больше на "долг".

Майлз постарался не поежиться от мысли о применимости этой мягкой поправки в более общем смысле.

На время воцарилось угрюмое молчание.

- Нам, возможно, придется подумать об изменении генома, чтобы сделать хаут-лордов более контролируемыми, - заметила консорт Ро Кита.

- Для возобновления экспансии нам требуется прямо противоположное, - возразила темнокожая консорт. - Большая агрессивность.

- Гем-эксперимента, отфильтровывающего вверх предпочтительные комбинации генов из генеральной совокупности, для этого, безусловно, будет достаточно, - заметила хаут Пел.

- Наша Госпожа, со всей своей мудростью, стремилась к меньшему единообразию, а не большему, - признала Райан.

- Мне кажется, мы давно уже совершаем ошибку, столь всецело предоставляя хаут-мужчин самим себе, - непреклонно произнесла консорт Ро Кита.

Темнокожая спросила в ответ:

- Но как иначе мы сможем вести селекцию среди них, если нет ранжирующей их свободной конкуренции?

Райан подняла руку, сдерживая дискуссию:

- Время для этих серьезных дебатов... скоро придет. Но не теперь. Эти события и меня убедили в том, что дальнейшие усовершенствования должны предшествовать дальнейшей экспансии. Но это, - вздохнула она, - задача новой Императрицы. Сейчас мы должны решить, какое положение дел она унаследует. Кто одобряет отзыв генных банков?

Решение было принято. Некоторые решились не сразу, но каким-то непостижимым образом анонимное согласие было достигнуто через не что иное, как через обмен недоступными для понимания взглядами. Майлз облегченно вздохнул.

Райан устало опустила плечи:

- Тогда я приказываю всем вам: верните их в Звездные Ясли.

- Под видом чего? - деловым тоном спросила хаут Пел.

На мгновение Райан уставилась в пространство, и ответила:

- Как коллекции человеческого генетического материала с ваших разных сатрапий, собранные по повелению Небесной Госпожи перед ее смертью, и полученные нами под опеку экспериментального архива Звездных Яслей.

- Это отлично подойдет с этого конца, - кивнула хаут Пел. - А с другого?

- Скажите своим губернаторам... Что мы обнаружили серьезную ошибку в копии, которая должна быть исправлена перед тем, как геном может быть передан им.

- Отлично.

Совещание распалось: женщины включали свои гравикресла, хотя пока что не свои приватные пузыри, и по двое-трое покидали комнату с шепотом оживленного обсуждения. Райан и хаут Пел ждали, пока комната опустеет; и Майлз был вынужден ждать вместе с ними.

- Вы все еще хотите, чтобы я попытался вернуть вам Ключ? - спросил Майлз у Райан. - Барраяр останется уязвимым, пока мы не пришпилим сатрап-губернатора солидным доказательством - сведениями, которые не смогут обмануть умного человека. И мне особенно не нравится та некоторая поддержка в вашей собственной службе безопасности, которой он, похоже, обладает.

- Не знаю, - ответила Райан. - На возвращение генных банков потребуется не меньше суток. Я... пошлю кого-нибудь за вами, как мы сделали сегодня.

- Тогда у нас останется всего два дня. Не много для резерва. Лучше мне начать раньше, чем позже.

- С этим ничего не поделаешь. - Она прикоснулась к своим волосам; нервный жест, несмотря на его грацию.

Наблюдая за ней, он заглянул в свое сердце. Безумная страсть, ударной волной накатившая на него при первой встрече, конечно, отступала, чтобы ей на смену пришло... Что? Если бы она утолила его жажду хоть одной каплей привязанности, он тут же принадлежал бы ей душой и телом. По-своему он был рад, что она не пыталась что-либо изобразить, наводя уныние, и обращалась с ним как со слугой-ба, верность и повиновение которого подразумевались. Возможно, его предложение маскироваться под ба, было предложено ему подсознанием не просто из практичных соображений. Не пыталось ли оно о чем-то ему сказать?

- Хаут Пел вернет вас на место вашего исчезновения, - сказала Райан.

Он поклонился:

- Согласно моему опыту, миледи, мы никогда не сможем вернуться точно туда же, откуда начали, как бы ни старались.

Она ничего не сказала на это, только проводила его странным взглядом, когда он выплывал из комнаты вновь на гравикресле хатуа Пел.

Пел провезла его по Небесному Саду той же дорогой в обратном направлении. Майлз гадал, ощущает ли она себя так же неуютно от их тесного соседства, как и он. Чтобы справится с этим, он решил поболтать:

- Всю эту растительную и животную жизнь в саду тоже создали хаут-леди? Состязаясь, как гемы на выставке биоэстетики? Должен признаться, поющие лягушки меня особенно потрясли.

- О нет, - ответила хаут Пел. - Низшие формы жизни - целиком работа гемов. Для них это высшая награда, когда их искусство принимается в Императорский сад. Хауты работают только с человеческим материалом.

Майлз не припомнил, видел ли он каких-нибудь монстров поблизости.

- Где?

- Как правило, мы испытываем идеи на слугах-ба. Это предотвращает случайную утечку каких-либо генов половым путем.

- О...

- Для нас наивысшей наградой является, когда созданный нами благоприятный генетический комплекс включается в сам хаут-геном.

Похоже на некое золотое правило, вывернутое наизнанку: никогда не используй на себе то, что предварительно не проверил на других. Майлз скорее нервно улыбнулся и больше не возвращался к этой теме. У бокового входа в Небесный Сада слуга-ба, за рулем автомобиля, ожидало пузырь хаута Пел, и их отвезли назад в пентхауз леди д'Хар более привычным путем.

Пел, выждав момент, когда их никто не мог видеть, высадила его из пузыря в другом укромном уголке, и снова уплыла прочь. Он представил себе, как она по возвращении докладывает Райан: "Да, миледи, я отпустила барраярца на волю, как и велели. Надеюсь, он сможет найти там себе пищу и самку..." Он присел на скамейку, с которой открывался вид на Небесный Сад, и созерцал эту перспективу до тех пор, пока Айвен и посол Форобьев не нашли его.

Вид у них был перепуганный и рассерженный, соответственно.

- Ты опоздал, - заявил Айвен. - Где, черт возьми, ты был?

- Я почти вызывал полковника Форриди с охраной, - строго добавил посол Форобьев.

- Это было бы... напрасно, - вздохнул Майлз. - Теперь мы можем идти.

- Слава Богу, - пробормотал Айвен.

Форобьев ничего не сказал. Майлз встал, размышляя над тем, как скоро посол и Форриди намерены перестать удовлетворяться ответом "еще не время".

"Еще не время. Пожалуйста, еще не время".