Заказать визитки санкт-петербург тут;Ответы найди слова

Лоис МакМастер БУДЖОЛД

ЦЕТАГАНДА

(Lois McMaster Bujold, "Cetaganda", 1995)
Перевод (c) Александр Балабченков (sanykool@mailru.com)

Глава 13

Не было ничего, что понравилось бы ему больше, чем один свободный день, решил Майлз, но не сегодняшний. Хуже всего было осознавать то, что это он устроил себе сам. Пока консорты не завершили свое возвращение генных банков, все, что он мог делать, это ждать. И пока Райан не выслала за ним машину к посольству, чтобы забрать его - шаг настолько откровенный, что ему решительно воспротивились бы Службы Безопасности обеих сторон, - для Майлза было невозможным связаться с ней вновь до церемонии Привратной Песни, что будет завтра утром в Небесном Саду. Он зарычал себе под нос и вызвал дополнительные данные на комм-консоль своих апартаментов, после чего уставился в них невидящим взглядом.

Кроме того, он не был уверен, что давать лорду Икс лишний день было благоразумно, несмотря на то, что сегодняшний день явится для него невыносимым шоком, когда его консорт придет, чтобы забрать у него генный банк. Это лишало его последнего шанса тихонько отсидеться и ускользнуть с банком и Ключом, вероятно выкинув по дороге своего прежнего, назначенного центром и подвластного тому консорта из шлюза. Этот человек уже должен был осознать, что Райан сдаст его, даже если это означает разоблачение для нее самой. Ликвидация Прислужницы Звездных Яслей не была частью Изначального Плана, в этом Майлз ничуть не сомневался. Райан отводилось роль слепой марионетки, обвиняющей Майлза и Барраяр в краже ее Ключа. У лорда Икс была слабость к использованию слепых марионеток. Но преданность Райан хаутам оказалось вне ее собственных интересов. Ни один добропорядочный заговорщик не мог предполагать, что она надолго останется парализованной случившимся.

Лорд Икс был тираном, а не революционером. Он хотел овладеть системой, но не изменить ее. Вот покойная Императрица была истинной революционеркой, в своей попытке разделить хаутов на восемь соперничающих братских ветвей: и пусть победит сверхчеловек. Должно быть, ба Лура было ближе к мыслям своей госпожи, чем допускала Райан.

"Невозможно отдавать власть и одновременно пытаться сохранить ее". Разве что посмертно.

Так как лорд Икс поступил бы теперь? А как еще он мог бы поступить теперь, кроме как драться до последнего, пробуя все, что смог бы придумать, во избежание того, чтобы его повалили наземь за все это. Либо так, либо вскрыть себе вены, а Майлз не думал, что он из тех, кто режет себе запястья. Он до сих пор пытался бы найти какой-то способ свалить все на Барраяр, предпочтительно в виде мертвого Майлза, который уже не смог бы уличить его во лжи. Все же, слабый шанс, что он смог бы это осуществить, оставался, учитывая недостаток энтузиазма цетагандийцев по поводу чужеземцев вообще и барраярцев в особенности. Да, это был хороший день, чтобы оставаться дома.

Так не были бы результаты хоть немного лучше, передай Майлз публично фальшивый Ключ и всю правду в самый первый день? Нет... Тогда посольство и его посланники сейчас увязли бы в ложных обвинениях и общественном скандале, не имея возможности доказать свою невиновность. Если бы лорд Икс выбрал любую другую делегацию, кроме барраярской, куда подкинуть свой липовый Ключ - скажем, марилаканскую, асландскую или верванскую, - его план, возможно, до сих пор бы тикал как часы. Майлз желчно надеялся, что лорд Икс Очень, Очень Сожалел, что нацелился на Барраяр.

"И я заставлю тебя сожалеть еще больше, мерзавец".

Обратив свое внимание назад на комм-консоль, Майлз сжал губы. Корабли сатрап-губернаторов все отвечали общей схеме, и только общая схема - увы! - это и было все, чем располагали банки данных барраярского посольства, если не соваться в засекреченные файлы. Майлз прогонял разные палубы и отсеки корабля по дисплею головида. "Будь я сатрап-губернатором, готовящим переворот, где бы я спрятал Великий Ключ? У себя под подушкой?" Вероятно, нет.

У губернатора был Ключ, но не ключ от Ключа, так сказать. Райан все еще обладает тем кольцом. Если бы лорд Икс смог вскрыть Великий Ключ, он смог бы сбросить данные, сделав себе копию информационного содержания и, возможно, с легкостью вернул бы оригинал, избавляясь от материального свидетельства своих предательских планов. Или даже уничтожить его, ха. Но если бы Ключ было легко вскрыть, он бы сделал это уже тогда, когда его планы впервые всерьез пошли не так. Значит, если он до сих пор пытался получить доступ к Ключу, тот должен находиться где-то вроде шифровальной лаборатории. Ну и где на этом здоровом корабле подходящая шифровальная лаборатория?

Мелодичный звонок в дверь прервал торопливое и внимательное чтение Майлза. Раздался вопрошающий голос полковника Форриди:

- Лорд Форкосиган? Могу я войти?

Майлз вздохнул.

- Войдите.

Он боялся, что вся эта деятельность на комм-консоли могла привлечь внимание Форриди. Протокольный офицер, должно быть, отслеживал ее у себя внизу.

Форриди вошел и через плечо Майлза отсмотрел дисплей головида.

- Любопытно. И что это?

- Просто освежаю в памяти спецификации цетагандийских военных кораблей. Повышать образование - обязанность офицера, и все такое. Надежда получить назначение на корабельную службу не умирает никогда.

- Хм. - Форриди выпрямился. – Я подумал, что вам, возможно, будет интересно послушать свежие новости о вашем лорде Иэнаро.

- Не думаю, что он мой, но... Ничего фатального, надеюсь? - сказал Майлз искренне. Иэнаро мог оказаться важным свидетелем, потом; по зрелом размышлении Майлз начинал сожалеть, что не предложил ему убежище в посольстве.

- Пока нет. Но ордер на его арест был выписан.

- Цетагандийской безопасностью? За измену?

- Нет. Гражданской полицией. За воровство.

- Готов поспорить, это ложное обвинение. Кто-то просто пытается использовать систему, чтобы выкурить его из укрытия. Вы можете выяснить, кто выдвинул обвинение?

- Гем-лорд по имени Невик. Это вам о чем-нибудь говорит?

- Нет. Должно быть, тоже марионетка. Человек, который толкнул Невика на это - тот, кто нам нужен. Тот же, кто снабдил Иэнаро чертежами и деньгами для его славного фонтана. Зато теперь у вас две нити, чтобы потянуть.

- Вы вообразили, что это один и тот же человек?

- Воображение, - ответил Майлз, - тут совершенно не причем. Но мне нужны доказательства, доказательства а-ля "встать, суд идет".

Взгляд Форриди стал неудобно жестким.

- Почему вы предположили, что обвинение против Иэнаро будет в измене?

- О, ладно... Я не подумал. Воровство гораздо лучше и не так привлекает внимание, если его врагу нужно, чтобы гражданская полиция вытащила Иэнаро на открытое место, где он сможет легко его застрелить.

Форриди наморщил лоб.

- Лорд Форкосиган... - Но он, похоже, решил получше обдумать то, что собирался сказать. Он только тряхнул головой и удалился.

Чуть позже забрел Айвен, рухнул на диван Майлза, закинул обутые в сапоги ноги на подлокотник и вздохнул.

- Ты все еще здесь? - Майлз отключил свою комм-консоль, от которой уже начинали скашиваться глаза. - Я думал, ты за городом, сгребаешь сено, или катаешься в нем, или что-нибудь в этом духе. В конце концов, это наши последние два дня здесь. Или у тебя приглашения кончились? - Майлз ткнул большим пальцем в потолок: "Нас могут прослушивать".

Айвен скривил губы: "Заметано".

- Форриди приставил больше телохранителей. Это в своем роде мешает спонтанности. - Он уставился в пространство. - Кроме того, я теперь опасаюсь, куда свои ноги ставить. Была ведь какая-то царица египетская, которую доставили завернутой в ковер? Может повториться.

- Запросто может, - пришлось согласиться Майлзу. - Вернее, повторится почти наверняка.

- Здорово. Напоминай мне с тобой рядом не стоять.

Майлз поморщился.

Через минуту или две Айвен добавил:

- Мне скучно.

Майлз выгнал его из комнаты.

Церемония Песнопений, Открывающих Великие Врата, не влекла за собой открытие каких-либо врат, хотя действительно включала в себя пение. Огромный хор из нескольких сотен гемов, как мужчин, так и женщин, одетых в белые на белом одежды, расположился около восточного входа внутри Небесного Сада. Они планировали пройти процессией вокруг четырех главных направлений и в итоге, уже после полудня, закончить у северных ворот. Хор пел стоя, располагаясь вдоль волнообразного участка земли с удивительными акустическими свойствами, а скорбящие галактические посланники, гемы и хауты стоя слушали. Майлз поджал в сапогах ноги и приготовился терпеть. Открытое место действия оставляло достаточно пространства для пузырей хаут-леди, и скрытые силовым полем, они были здесь - несколько сотен, рассыпанных по поляне. Сколько же хаут-женщин действительно живет здесь?

Майлз обвел взглядом их маленькую делегацию: себя, Айвена, Форобьева и Форриди, всех в черных мундирах своих Домов, а также Миа Маз, одетую как и раньше в поразительное черно-белое платье. Теперь Форриди выглядел в большей степени по-барраярски, больше был похож на офицера, и - должен был признать Майлз - казался куда более зловещим, чем в его нарочито унылых цетагандийских гражданских костюмах. Маз положила руку на локоть Форобьева и, когда зазвучала музыка, она привстала на цыпочки.

"Захватывающая дух" могло быть весьма точным определением, осознал Майлз: губы его раздвинулись, а волоски на тыльной стороне рук встали дыбом, когда неописуемые звуки омыли его с головы до ног. Гармонии и диссонансы следовали друг за другом вверх и вниз по гамме с такой точностью, что слушатель легко мог различить каждое слово, когда голоса не были просто бессловесными вибрациями, они, казалось, вползали прямо в спинной мозг, и звенели в подсознании непрерывным рядом чистых эмоций. Даже Айвен стоял, оцепенев. Майлзу хотелось что-то сказать, чтобы выразить свое восхищение, но нарушать абсолютную сосредоточенность, которую требовала музыка, казалось каким-то святотатством. После где-то тридцатиминутного выступления, музыка временно подошла к завершению, и хор приготовился грациозно переместиться к своей следующей остановке, за ним более нестройно последовали делегации.

Две группы двинулись разными маршрутами. Слуги-ба под руководством величественного гем-лорда мажордома проводили делегатов к буфету, чтобы те смогли отдохнуть и чтобы задержать их, пока хор приготовится к следующему выступлению у южных ворот. Майлз беспокойно проводил взглядом пузыри хаут-леди, которые, естественно, не составили компании иноземным посланниками, но уплыли собственной стаей в третьем направлении. Он все меньше отвлекался на достопримечательности Небесного Сада. Можно ли окончательно привыкнуть к этому, как к должному? Хауты, конечно, кажется, привыкли.

- Мне кажется, я начинаю привыкать к этому месту, - признался он Айвену, пока шел рядом между ним и Форобьевым в этом неровном параде чужеземных гостей. - Или... мог бы привыкнуть.

- М-м, - произнес посол Форобьев. - Но когда эти славные ребята дали волю своим ручным гем-лордам, чтобы те подобрали кое-какую дешевую недвижимость недалеко от Комарра, у нас погибли пять миллионов. Надеюсь, это не ускользнуло из вашей памяти, милорд.

- Нет, - твердо ответил Майлз. - Никогда. Но... Даже вы недостаточно стары, чтобы лично помнить войну, сэр. Я и вправду начинаю сомневаться, что мы когда-нибудь вновь увидим подобные усилия со стороны Цетагандийской империи.

- Оптимист, - буркнул Айвен.

- Позвольте мне уточнить. Моя мать всегда говорит: поведение, которое поощряется, повторяется. И наоборот. Мне кажется… что, если гем-лордам не удалось записать на свой счет новые территориальные успехи в нашем поколении, пройдет еще много времени, прежде мы увидим, как они попытаются снова. В конце концов, период изоляции, следующий за периодом экспансии - не новый феномен в истории.

- Не знал, что ты увлекаешься политологией, - заявил Айвен.

- Вы сможете доказать свою точку зрения? - спросил Форобьев. - Меньше чем за поколение?

Майлз пожал плечами.

- Не знаю. Это одна из тех подсознательно, инстинктивно чувствуемых вещей. Если вы дадите мне год и департамент, я, возможно, смог бы произвести обоснованный анализ, с диаграммами.

- Признаюсь, - добавил Айвен, - трудно представить себе, как, скажем, лорд Иэнаро кого-то покоряет.

- Дело не в том, что он мог бы. Просто ко времени, когда у него может появиться шанс, он будет слишком стар, чтобы его это волновало. Я не знаю. Хотя, после следующего периода изоляции, ставки не принимаются. Когда хауты еще через десяток поколений закончат латать самих себя, я не знаю, чем они станут. "И они также этого не знают". Эта мысль показалась странной ему самому. "Ты хочешь сказать, что здесь за это никто не отвечает?" - После этого завоевание вселенной может показаться им чем-то вроде незрелой и скучной игры из детства. В противном случае, - мрачно добавил он, - их тогда не остановишь.

- Веселенькая мысль, - буркнул Айвен.

Изысканный завтрак был устроен в близлежащем павильоне. С другой стороны павильона стояли в ожидании обитые былым шелком гравикары, чтобы отвезти отдохнувших делегатов, прибывших на похороны, пару километров по Небесному Саду к Южным Вратам. Майлз схватил горячий напиток, со скрытым отвращением отказался от предложенных на подносе кондитерских изделий - его желудок завязался узлом от нервного предчувствия - и стал наблюдать за перемещениями слуг-ба с ястребиным вниманием. "Это должно решиться сегодня. Больше нет времени. Давай же, Райан!" И как, дьявол, он получит следующее донесение от Райан, когда Форриди словно приклеился к его бедру? Майлз был готов поклясться, что этот человек замечает всякий раз, когда он моргает.

День тянулся, повторяясь по кругу из музыки, трапезы и переездов. По некоторым делегатам было видно, что они явно перегружены всем этим; даже Айвен перестал есть в порядке самозащиты где-то на остановке номер три. Когда связной наконец появился - в буфете после четвертого и последнего выступления хора, - Майлз чуть не упустил его. Он впустую трепался с Форриди, вспоминая о сортах выпечки округа Керослав и раздумывая о том, как он намерен отвлечь и покинуть собеседника. Майлз как раз достиг точки отчаяния, фантазируя о том, как подсыпает послу Форобьеву рвотное, и переключает, так сказать, протокольного офицера на свое начальство, а сам тем временем устраняется, когда краем глаза заметил, как Айвен разговаривает с каким-то мрачным слугой-ба. Это ба он не узнал; оно не было маленьким созданием - фаворитом Райан, поскольку было моложе и обладало щеткой светлых волос. Айвен развел руками, пожал плечами и с озадаченным видом вышел из павильона следом за ба.

"Айвен? На кой черт ей понадобился Айвен?"

- Извините, сэр. - Майлз оборвал Форриди на полуслове и рванулся ему за спину. Когда тот обернулся ему вослед, Майлз уже промчался мимо еще одной делегации и был на полпути к выходу, в котором скрылся Айвен. Форриди пойдет следом, но с этим Майлзу просто придется разобраться как-нибудь потом.

Майлз, щурясь, выскочил на искусственный полуденный свет купола как раз вовремя, чтобы увидеть, как темная тень и отблеск сапог от мундира Айвена исчезли за каким-то цветущим кустарником на дальней стороне открытого пространства, украшенного фонтаном. Он бросился следом, неровно шаркая своими сапогами по разноцветным камням дорожки, нитью тянущейся сквозь зелень.

- Лорд Форкосиган? - крикнул ему вслед Форриди.

Майлз не обернулся, но, по-прежнему стремительно удаляясь, махнул рукой в знак того, что слышит. Форриди был слишком вежлив, чтобы обматерить его вслух, но Майлз легко мог восполнить пробелы.

Кустарник в человеческий рост высотой, прерываемый живописными группами деревьев, являл собой не совсем лабиринт, но нечто к нему близкое. Первое выбранное Майлзом направление открылось на некий безлюдный луг, с исходящим от фонтана неподалеку ручьем, подобно серебряной вышивке бегущему по его середине. Он побежал назад по своему маршруту, проклиная свои ноги и хромоту, и обогнул другой конец кустарника.

В тени деревьев в центре образуемого скамейками круга парило хаут-кресло, обращенное своей высокой спинкой к Майлзу, с отключенным экраном. Светловолосого слуги уже не было. Айвен склонялся к той, что восседала в кресле, и его рот был восторженно раскрыт, а брови подозрительно нахмурены. Рука в белом рукаве приподнялась. Легкое облачко радужного тумана пыхнуло в удивленное лицо Айвена. Глаза Айвена закатились, и он рухнул вперед, на колени владелицы кресла. Силовой экран схлопнулся, белый и непроницаемый. Майлз вскрикнул и бросился к нему.

гравикресла хаут-леди едва ли были гоночными карами, но двигаться могли быстрее, чем Майлз мог бегать. Через два поворота за кустарником кресло скрылось из вида. Когда Майлз миновал последний цветочный рубеж, он обнаружил, что смотрит на одну из главных аллей Небесного Сада, мощенных белым резным нефритом. Вдоль нее в обе стороны скользило около полудюжины хаут-пузырей, и все они теперь двигались с одинаковой, полной достоинства скоростью пешехода. Майлзу не хватило дыхания, чтобы выругаться, но черные мысли кипели в его голове.

Он повернулся на пятках и столкнулся прямо с полковником Форриди.

Рука Форриди опустилась ему на плечо и весьма крепко ухватилась за ткань мундира.

- Форкосиган, какого черта здесь творится? И где Форпатрил?

- Я... как раз собирался пойти и выяснить это, сэр, если вы позволите.

- Цетагандийской Безопасности лучше бы знать. Я их живьем сожгу, если они...

- Я... не думаю, что Безопасность сможет нам в этом помочь, сэр. Кажется, мне необходимо поговорить с кем-нибудь из слуг-ба. Немедленно.

Форриди нахмурился, пытаясь это обработать. Расчет явно ему не удавался. Майлз не мог его винить. Всего неделю назад он также разделял всеобщее допущение о том, что Цетагандийская Имперская Служба Безопасности отвечает здесь за все.

"Так оно и есть, в некоторых случаях. Только не во всех".

Легки на помине... Стоило Майлзу и Форриди развернуться, чтобы пройти по своим стопам обратно к павильону, как появился охранник в красном мундире и с раскрашенным под зебру лицом, стремительно направляясь к ним. Овчарка, решил Майлз, которую послали вернуть отбившихся от стада галактических посланников. Быстро сработано, но недостаточно быстро.

- Милорды, - охранник, не высокого звания, поклонился очень вежливо. - С вашего позволения, павильон вон там. гравикары отвезут вас к Южным Вратам.

Форриди, похоже, быстро принял решение:

- Благодарю вас. Но, кажется, один из членов нашей делегации затерялся. Не будете ли вы так любезны, чтобы найти за меня лорда Форпатрила?

- Разумеется. - Охранник прикоснулся к наручному комму и нейтральным тоном доложил о просьбе, не прекращая при этом решительно направлять Майлза и Форриди в сторону павильона. Значит, Айвен пока считается просто заблудившимся гостем; должно быть, такое случается довольно часто, ибо сад был спроектирован так, чтобы заманивать посетителя своим очарованием.

"Я дам Цетагандийской Безопасности, допустим, десять минут на то, чтобы выяснить, что он действительно исчез, в самом центре Небесного Сада. Затем все пойдет вразнос".

Охранник отделился от них, когда они поднялись по ступеням павильона. Вновь оказавшись внутри, Майлз приблизился к самому старшему и лысому слуге-ба из всех, кого он видел.

- Прошу прощения, ба, - почтительно произнес он. Ба подняло глаза, удивленное тем, что его присутствие не оказалось незримым. - Я немедленно должен связаться с хаутом Райан Дегтиар. Неотложный случай. - Он опустил руки и отступил.

Ба, казалось, несколько мгновений усваивало сказанное, затем отвесило полупоклон и жестом пригласило Майлза следовать за собой. Форриди тоже пошел. Свернув за угол, в полуконфиденциальность служебной зоны, ба откинуло рукав своей серо-белой формы и быстро проговорило в наручный комм сумятицу слов и кодовых фраз. На ответное послание оно удивленно вскинуло свои несуществующие брови. Сняв с запястья свой комм, оно с низким поклоном передало его Майлзу, и отошло в сторону, чтобы не слышать разговор. Майлз хотел, чтобы Форриди, нависший у него над плечом, поступил бы так же, но тот не стал.

- Лорд Форкосиган? - послышался из комма не искаженный фильтром голос Райан - должно быть, она говорила изнутри своего пузыря.

- Миледи. Только что не посылали ли вы одного из своих... людей забрать моего кузена Айвена?

Последовала короткая пауза.

- Нет.

- Я был тому свидетелем.

- О! - Еще одна, куда более длительная пауза. Когда ее голос раздался вновь, он был тих и тревожен. - Я знаю, что происходит.

- Я рад, что кто-то знает.

- Я пошлю за вами своего слугу.

- А Айвен?

- Мы разберемся с этим. - Комм резко замолчал. Майлз чуть было не затряс им от досады, но вместо этого вернул его слуге-ба, которое, взяв его, вновь поклонилось и ускользнуло прочь.

- Так чему вы были свидетелем, лорд Форкосиган? - потребовал Форриди.

- Как Айвен... отлучился с какой-то дамой.

- Что, опять? Здесь? Сейчас? Этот мальчишка совсем не чувствует, когда таким вещам не время и не место? Здесь не вечеринка в честь дня рождения Императора Грегора, черт возьми!

- Уверен, я смогу вернуть его безо всякого шума, сэр, если вы позволите мне. - Майлз ощутил слабый приступ чувства вины за то, что косвенно оклеветал Айвена, но этот приступ затерялся в его главном страхе, от которого сердце застучало, словно молот. Был ли тот аэрозоль парализующим наркотиком или смертельный ядом?

Форриди потребовалась долгая, долгая минута на то, чтобы обдумать это предложение, сверля Майлза ледяным взором. Форриди, напомнил себе Майлз, - разведчик, а не контрразведчик. Любопытство, а не паранойя - вот его движущая сила. Майлз засунул руки в карманы брюк и попытался напустить на себя спокойный, беззаботный, попросту раздраженный вид. Поскольку пауза затягивалась, он посмел добавить:

- Если вы не доверяете больше ничему, сэр, пожалуйста, поверьте в мою компетентность. Это все, о чем я вас прошу.

- Безо всякого шума, значит? - переспросил Форриди. - Вы завели себе здесь очень любопытных друзей, лорд Форкосиган. Мне бы хотелось узнать о них гораздо больше.

- Я надеюсь, скоро, сэр.

- М-м... Ладно. Но постарайтесь побыстрее.

- Я постараюсь, сэр, - соврал Майлз. Все должно произойти сегодня. Как только он избавится от своего хранителя, он уже не вернется, пока работа не будет сделана. Он отдал полусалют и ускользнул прежде, чем Форриди смог придумать чего получше.

Он подошел к открытой стороне павильона и ступил под искусственный солнечный свет как раз одновременно с подъехавшим гравикаром, лишенным траурного декора, - обычной двухместной тележкой с местом для багажа сзади. Знакомое пожилое маленькое лысое ба сидело за панелью управления. Оно заметило Майлза, подрулило поближе и остановило свою машину. Их перехватил шустрый, облаченный в красное охранник:

- Сэр, галактические гости не могут передвигаться по Небесному Саду без сопровождения.

Майлз повел ладонью в сторону слуги-ба.

- Моя госпожа просит и требует присутствия этого человека. Я должно забрать его, - заявило ба.

Охранник был опечален, но все же отдал короткий, неохотный кивок:

- Мое начальство поговорит с вашим.

- Не сомневаюсь. - Губы ба раздвинулись, Майлз готов был поклясться, в самодовольной ухмылке.

Охранник поморщился, отступил, и потянулся рукой к своему комм-линку.

"Поехали, поехали!" - мысленно прокричал Майлз, усаживаясь в машину, но они уже двигались. На этот раз, гравикар воспользовался короткой дорогой, поднявшись над садом и направившись на юго-запад по прямой. Они действительно летели достаточно быстро, чтобы ветер трепал волосы Майлза. Через несколько минут они уже снижались к Звездным Яслям, бледно сиявшим сквозь кроны деревьев.

Странная процессия из белых пузырей, дергаясь вверх и вниз, двигалась в сторону того, что очевидно было грузовым входом с обратной стороны здания. Пять пузырей - четыре по бокам и один сверху... - гнали шестой, толкая его в сторону высокой и широкой двери, ведущей в неважно для чего предназначенный погрузочный отсек. Соприкасаясь своими силовыми полями, пузыри жужжали, как рассерженные осы. Ба спокойно пристроило свой маленький гравикар в конец этого парада, и последовало за пузырями внутрь. Дверь за ними, закрываясь, заскользила и захлопнулась с тем солидным глухим ударом и какофонией щелчков, которые свидетельствуют о высокой степени защиты.

За исключением пола, геометрической мозаикой выложенного разноцветным полированным камнем, вместо серого бетона, погрузочный отсек был утилитарен и обычен по своей конструкции. В настоящий момент он был пуст, если не считать хаута Райан Дегтиар, в ожидании стоявшей рядом со своим гравикреслом в белых струящихся одеждах. Ее бледное было напряжено.

Пять шаров-поводырей опустились на пол и исчезли, открыв пятерых консортов, знакомых Майлзу по позавчерашнему совету. Шестой шар упрямо не выключался - белый, непроницаемый и непреступный.

Как только тележка опустилась на камни, Майлз выскочил из нее, и торопливо заковылял в сторону Райан.

- Айвен там? - спросил он, указывая на шестой пузырь.

- Так мы думаем.

- Что происходит?

- Ш-ш. Подожди. - Она сделала грациозный жест направленной вниз ладонью; Майлз скрежетал зубами, нервничая внутри. Вздернув подбородок, Райан шагнула вперед.

- Сдайся и помоги нам, - произнесла она, обращаясь к шару, - и пощада станет возможной. Воспротивься нам, и ее не будет.

Пузырь непокорно оставался включенным и непрозрачным. Ничья. Пузырю некуда идти, и он не мог атаковать. "Но там, внутри, у нее Айвен".

- Ну что ж, - вздохнула Райан. Она вытянула из рукава похожий на ручку предмет с кричащей птицей, выгравированной красным сбоку, подкрутила какую-то настройку, направила его на пузырь, и нажала кнопку. Пузырь, мигнув, исчез, и гравикресло со звучным ударом рухнуло на пол, полностью обесточенное. Визг донесся из облака белой материи и коричневых волос.

- Не знал, что кто угодно может такое сделать, - прошептал Майлз.

- Только Небесная Госпожа обладает правом отмены, - ответила Райан. Она положила устройство обратно в рукав, сделала еще шаг вперед и замерла.

Хаут Вио д'Чилиан быстро обрела равновесие. Теперь она стояла на колене, просунув одну руку под облаченный в черный мундир локоть Айвена, поддерживая его обвисшую фигуру и прижимая другой рукой тонкий нож к его горлу. Вжимаясь в его кожу, он казался очень острым. Глаза Айвена были широко открыты, зрачки дергались; Значит, он был парализован, но сознания не терял.

"И жив. Слава Богу. Пока что".

Хаут Вио д'Чилиан, если только Майлз не ошибся в своих догадках, не станет как-либо колебаться перед тем, как перерезать горло беззащитному человеку. Хотел бы он, чтобы здесь был гем-полковник Бенин, чтобы быть этому свидетелем.

- Одно движение в мою сторону, - проговорила хаут Вио, - и ваш барраярский прислужник умрет!

Майлз решил, что ударение имело намерением оскорбить хаутов. Он только был не совсем уверен, что оно достигло цели.

Майлз обеспокоено шагнул, чтобы стать с другой стороны от Райан, образуя дугу вокруг хаута Вио, но не рискуя приближаться. Вио проследил за ним ядовитым взглядом. Оказавшись теперь прямо за ее спиной, хаут Пел кивнула Майлзу; ее гравикресло бесшумно поднялось в воздух и ускользнуло через дверь, ведущую в Ясли. Отправилась за подмогой? За оружием? Пел была практичной дамой... Он должен выиграть время.

- Айвен! - с негодованием заявил Майлз. - Айвен не тот, кто вам нужен!

Хаут Вио опустила брови:

- Что?

Ну конечно. Лорд Икс всегда выставлял на передовую мужчин или женщин, чтобы те выполняли за него работу, а сам не пачкал рук. Тогда как Майлз сам скакал тут и там, выполняя всю работу. Лорд Икс должен был рассудить, что на самом деле за все отвечает Айвен.

- Арг! - заорал Майлз. - Вы что ж думали? Раз он выше и... и симпатичней, значит, это он должен заправлять шоу? Так у хаутов и бывает, не так ли? Вы... вы идиоты! Я - мозг этого предприятия!.. - Он перешел на другую сторону, бессвязно разглагольствуя. - Я заподозрил вас с Первого Дня, разве вы не знали? Но нет! Никто и никогда не принимает меня всерьез! - Глаза Айвена - единственная часть его тела, которая определенно продолжала функционировать, - расширились на эту напыщенную тираду. - Так что вы пошли и похитили не того человека! Вы только что раскрылись ради того, чтобы сцапать расходный материал! - Хаут Пел, решил он, ушла не за помощью. Она вышла в туалет поправить прическу, чем и будет там заниматься вечно.

Ну, зато он безусловно привлек к себе неразделенное внимание всех, кто находился в погрузочном отсеке: убийцы, жертвы, хаут-копов, всех... Что дальше, кувыркаться колесом?

- И так было всегда, с тех пор как мы были маленькими детьми, понимаете? Куда бы мы ни пошли с ним вдвоем, первым всегда обращались к нему, будто я какой-то пришелец-идиот, которому нужен переводчик... - Хаут Пел вновь бесшумно появилась в дверном проеме, и подняла руку. Голос Майлза поднялся до крика. - Так вот, мне тошнит от этого, слышите?!

Догадавшись, хаут Вио повернула голову одновременно с жужжанием станнера хаута Пел. Рука Вио с ножом напряглась, когда луч станнера ударил по ней. Майлз ринулся вперед, когда красная линия показалась на краю лезвия, и подхватил Айвена, когда она стала падать без сознания. Парализующий ореол зацепил и Айвена, и его глаза закатились. Майлз позволил хауту Вио самостоятельно удариться об пол со всей силой воздействовавшей на нее гравитации. Айвена он опустил нежно.

Порез оказался поверхностным. Майлз вновь задышал. Он достал из кармана свой носовой платок, промокнул липкую струйку крови, затем вновь прижал его к ранке.

Он поднял глаза на хаута Райан и хаута Пел, подплывшую осмотреть дело своих рук.

- Она вырубила его каким-то наркотическим газом. Поверх воздействие станнера - ему не угрожает опасность медицинского характера?

- Думаю, нет, - произнесла Пел.

Она отцепилась от своего гравикресла, опустилась на колени, тщательно обыскала рукава хаута Вио, и извлекла набор предметов, методично выложив их в ряд на мощеном полу. В их число входила миниатюрная серебряная заостренная штучка с грушей на конце. Хаут Пел помахала ею перед своим прекрасным носиком, принюхиваясь.

- А, так и есть. Нет, он вне опасности. Пройдет совершенно без вреда. Правда, когда он очнется, его будет тошнить.

- Может быть, вы могли бы дать ему дозу синергина? - обратился с просьбой Майлз.

- Это у нас есть.

- Хорошо. - Он пристально смотрел на хаута Райан. "Только Небесная Госпожа обладает правом отмены". Но Райан воспользовалась им, как некто эти правом наделенный, и никто и глазом не моргнул, даже хаут Вио. "Ты еще не врубился, парень? До завтра Райан - правящая Императрица Цетаганды, и каждое сделанное ею движение было наполнено настоящей Императорской властью. Прислужница, как же!" Еще один из этих малопонятных, сбивающих с толку хаутских титулов, которые не ничего не говорят о том, что означают; давно следовало бы быть в курсе.

Уверенный в том, что Айвен в конце концов оправится, Майлз поднялся на ноги и спросил:

- Что сейчас происходит? Как вы нашли Айвена? Вам удалось забрать все генные банки, или нет? Что вы...

Хаут Райан предостерегающе подняла руку, чтобы прервать поток вопросов. Она кивнула в сторону мертвого кресла-пузыря:

- Это гравикресло консорта Сигмы Кита, однако, как видите, хаута Надины в нем нет.

- Илсюм Кети! Да? Что же произошло? Как он смог расколоть пузырь? Как вы это обнаружили? И как вы об этом знаете?

- Да, Илсюм Кети. Мы узнали прошлой ночью, когда хаут Надина не смогла вернуться со своим генным банком. Все остальные были благополучно возвращены к полуночи и находились в безопасности. Но Кети определенно знал только то, что его консорта хватятся на утренних церемониях. Поэтому он послал хаута Вио изобразить ее. Мы сразу это заподозрили и следили за ней.

- Но почему Айвен?

- Этого я пока не знаю. Кети не может устроить исчезновение своего консорта без серьезных последствий. Подозреваю, он намеревался воспользоваться вашим кузеном, чтобы каким-то образом отвести обвинение от себя.

- Еще одна подтасовка, да, это вполне соответствует его modus operandi. Вы понимаете, что хаут Вио... должно быть, и убила ба Лура. По указанию Кети.

- Да. - Взгляд Райан, упав на распростертое тело кареволосой женщины, заледенел. - Она тоже предала хаутов. Это передает ее дело в собственный суд Звездных Яслей.

Майлз с волнением произнес:

- Она может стать важным свидетелем, способным снять с меня и Барраяра обвинения в исчезновении Великого Ключа. Не делайте, м-м… ничего преждевременного, пока мы не узнаем, нужно ли это, а?

- О, прежде у нас к ней будет много вопросов.

- Итак... банк по-прежнему у Кети. И Ключ. И предупреждение. - "Черт! И какому идиоту принадлежала эта идея?.. Ах, да. Но ты не можешь винить в этом Айвена. Ты решил, что отзыв генных банков - гениальный ход. Да и Райан купилась на это. Коллективный идиотизм, высший сорт".

- И у него его консорт, которую он не может оставить в живых. Если она еще жива, я не думала... что посылаю хаута Надин на смерть. - Хаут Райан уставилась в дальнюю стену, избегая встречаться взглядом с Майлзом и Пел.

"Я тоже не думал". Майлз сглотнул подкатившую тошноту.

- Он мог бы похоронить ее в хаосе своего переворота, как только тот начнется. Но он пока что не может начать переворот. - Он помолчал. - Но если для того, чтобы обставить ее смерть каким-то артистическим образом, возложив вину на Барраяр, ему нужен Айвен... Не думаю, что она уже мертва. - Под охраной, содержится пленницей на его корабле, да. Но пока еще не мертва. "Пожалуйста, пока еще не мертва ". - Нам также известна еще одна вещь. Хауту Надине удалось скрыть от него информацию, или даже ввести его в серьезное заблуждение. Иначе он не попытался бы сделать то, что он только что попытался сделать. - Собственно говоря, это же могло послужить убедительным свидетельством того, что хаут Надина уже мертва. Майлз прикусил себе губу. - Но теперь Кети совершил достаточно открытых действий, чтобы скомпрометировать себя и чтобы обвинения прилипли к нему, а не ко мне, верно?

Райан колебалась:

- Возможно. Он правда очень хитер.

Майлз уставился на неподвижное гравикресло, стоявшее чуть накренившись и казавшееся весьма заурядным без своего магического электронного ореола.

- Итак, мы здесь. Эти гравикресла. Во-первых, кто-то здесь должен их кодировать под их операторов, верно? Не будет ли это слишком глупым и безумным с моей стороны, если я предположу, что этой персоной была Небесная Госпожа?

- Это верно, лорд Форкосиган.

- Значит, вы обладаете правом отмены и могли бы закодировать его для кого угодно?

- Не для кого угодно. Только для любой хаут-женщины.

- Илсюм Кети ждет возвращения этого хаут-пузыря после церемоний с хаут-женщиной и пленником-барраярцем, так? - Он сделал глубокий вдох. - Мне кажется... нам не следует его разочаровывать.