натяжные потолки цены балашиха;купить бисер в москве

Лоис МакМастер БУДЖОЛД

ЦЕТАГАНДА

(Lois McMaster Bujold, "Cetaganda", 1995)
Перевод (c) Александр Балабченков (sanykool@mailru.com)

Глава 15

С уровня зрения Майлза, палуба обросла лесом красных ботинок, когда взвод Бенина прогромыхал внутрь, чтобы разоружить и арестовать прислужников Кети, и отконвоировать их прочь с поднятыми на затылки руками. Ребята с тяжелым взглядом, не производившие впечатления людей, заинтересованных в том, чтобы выслушивать объяснения, зажали Кети и Нару их между собой, и увели их вместе с остальными.

Когда Кети рыкнул, процессия остановилась перед входившими барраярцами. Майлз услыхал ледяной голос Кети:

- Мои поздравления, лорд Форпатрил. Надеюсь, вам достанет удачи пережить вашу победу.

- А? - не понял Айвен.

"Ох, пусть его". Было бы слишком утомительно пытаться исправить для Кети его перевернутое видение маленькой цепочки командования Майлза. Возможно, Бенин поставит все на место. На резкий окрик своего сержанта, взвод службы безопасности, подтолкнув пленников, заставил их двигаться дальше и они с грохотом ушли по коридору.

Две пары блестящих черных сапог пробрались через толпу и остановились у Майлза перед носом. Кстати, об объяснениях... Майлз повернул свою голову и с необычного ракурса посмотрел на полковника Форриди и Айвена. Палуба под его пылающей щекой была прохладной, и ему действительно не хотелось шевелиться, даже если предположить, что он смог бы.

Айвен изогнулся над ним, представив его взору свои перевернутые вверх тормашками ноздри, и натянутым голосом произнес:

- Ты в порядке?

- Эл-л-л-лектрошокер. П-переломов нет.

- Ладно, - сказал Айвен и поднял его на ноги за воротник. Майлз секунду повисел, дрожа и дергаясь, как рыба на крючке, пока не обрел шаткое равновесие. Ему пришлось прислониться к Айвену, который молча поддержал его рукой за локоть.

Полковник Форриди оглядел его сверху донизу.

- Я не стану возражать, чтобы посол заявил по этому поводу протест. - Отвлеченное выражение лица Форриди предполагало, что наедине с собой он думает, что тот парень с электрошокером остановился слишком рано. - Форобьеву потребуется весь боезапас подробностей, какой он только сможет получить. Подозреваю, что за его карьеру вы создали самый экстраординарный публичный инцидент.

- О, полковник, - вздохнул Майлз. - Готов предсказать, что поводу этого инцидента не б-будет ничего п-публичного. Сами увидите.

Гем-полковник Бенин в противоположном углу комнаты, раболепствуя перед хаутами Пел и Надиной, предоставил им гравикресла, хотя и без силовых экранов, дополнительные одеяния, и помощниц гем-леди. Арестовал в привычной для них манере?

Майлз поднял глаза на Форриди:

- Айвен, м-м, объяснил вам все, сэр?

- Надеюсь, что так - ответил Форриди насквозь пропитанным угрозой голосом.

Айвен энергично кивнул, но затем подстраховался:

- М-м... все, что мог. Учитывая обстоятельства.

Значит, все, учитывая недостаток конфиденциальности из-за присутствия цетагандийских ушей, заключил Майлз. "Все, Айвен? Моя легенда еще не раскрыта?"

- Должен признать, - продолжал Форриди, - я до сих пор... все это перевариваю.

- Что п-произошло после того, как я покинул Звездные Ясли? - спросил Майлз у Айвена.

- Я очнулся, а тебя не было. Мне кажется, это был худший момент моей жизни - знать, что ты без оружия отправился на безумное самовольное задание без прикрытия.

- Ох, да ты был моим прикрытием, Айвен, - пробормотал Майлз, еле себя расслышав. - И, к тому же, отличным прикрытием, как ты только что продемонстрировал, так?

- Ага, в твоем любимом виде - бесчувственным на полу, когда я не способен внести хоть какой-то здравый смысл в происходящее. Ты улетел, чтоб тебя убили, - если не хуже, - а все винили бы меня. Последним, что сказала мне тетя Корделия перед отлетом, было: "И постарайся держать его подальше от неприятностей, Айвен".

В весьма точном подражании Айвена Майлз услышал усталые, сердитые нотки графини Форкосиган.

- Как бы там ни было, как только я сообразил, что, черт возьми, происходит, я убежал от хаут-леди...

- Как?

- Господи, Майлз, они все равно что моя матушка, только их было в восемь раз больше. Уф! Кстати, хаут Райан настаивала, чтобы я связался с гем-полковником Бенином, что я и хотел сделать: по крайней мере, у него, похоже, голова была повернута в нужном...

Вероятно привлеченный упоминанием своего имени, Бенин подошел ближе, чтобы к этому прислушаться.

- ... И хвала Господу, он обратил на меня внимание. Кажется, он нашел в моем бессвязном лепете больше смысла, чем тогда находил я сам.

Бенин кивнул.

- Разумеется, я сегодня отслеживал очень необычную деятельность вокруг Звездных Яслей.

"Вокруг, не внутри. Точно".

- Мое собственное расследование уже тогда привело меня к подозрению о том, что происходит нечто, в чем замешены один или два хаут-губернатора, так что орбитальные подразделения у меня были готовы подняться по тревоге.

- Подразделения, ха, - заметил Айвен. - Корабль прямо сейчас окружен тремя боевыми имперскими крейсерами.

Бенин слегка улыбнулся и пожал плечами.

- Я уверен, что гем-генерал Чилиан - жертва обмана, - вставил Майлз. - Хотя вы, в-возможно, пожелаете допросить его о деятельности его жены, хаута Вио.

- Он уже задержан, - заверил его Бенин.

Задержан, не арестован, порядок. Похоже, Бенин пока на абсолютно верном пути. Но осознал ли он уже, что были замешаны все губернаторы? Или Кети избрали единственной жертвой на заклание? "Внутреннее дело Цетаганды", - напомнил себе Майлз. Это не его работа - наставлять на путь истинный все Цетагандийское правительство, но попытаться было заманчиво. Его долг ограничен тем, чтобы вытащить Барраяр из этого болота. Посмотрев на мерцающий белый шар, все еще защищавший настоящий Великий Ключ, он улыбнулся. Хауты Надина и Пел о чем-то совещались с людьми Бенина; похоже, вместо того чтобы пытаться снять силовой экран здесь, они договаривались о транспортировке шара вместе с его драгоценным содержимым в целости и сохранности обратно в Звездные Ясли.

Форриди бросил на Майлза угрюмый взгляд:

- Единственное, что лорд Форпатрил еще не объяснил мне, чтобы я был удовлетворен, так это почему вы скрыли исходный инцидент, в который был вовлечен предмет столь очевидной важности...

- Кети пытался оклеветать Барраяр, сэр. И пока я мог достичь объективно подтверждающих свидетельств тому, что...

- С вашей личной точки зрения, - неумолимо продолжил Форриди.

- Ах. - Майлз на секунду понадеялся на рецидив последствий электрошока, которые лишили бы его дара речи. Нет, увы. Оглядываясь назад, его собственные мотивы были малопонятны даже ему самому. Чего же он хотел в начале, до того, как заворот событий сделал его первоочередной заботой исключительно собственное выживание? Ах, да, повышения. Так оно и было.

"Не в этот раз, парнишка". Древние как мир, но навевающие воспоминания выражения вроде "борьба за живучесть" или "политтехнологии" свободно плавали в его сознании...

- На самом деле, сэр, я не сразу узнал, что это Великий Ключ. Но как только хаут Райан связалась со мной, события крайне стремительно перешли от очевидно тривиальных к чрезвычайно деликатным. К моменту, когда я осознал всю глубину и сложность заговора хаут-губернатора, было слишком поздно.

- Слишком поздно для чего? - прямо спросил Форриди.

Учитывая остаточное воздействие электрошока и всего прочего, изображать болезненную улыбку Майлзу не пришлось. Однако, похоже, что, в конце концов, Форриди отступил к прежнему убеждению, что Майлз не работал тайным агентом по заданию Саймона Иллиана. "Ты сам хотел, чтобы все так думали, не забыл?" Майлз глянул в бок на гем-полковника Бенина, который зачарованно их слушал.

- Вы бы отняли у меня расследование, и вы знаете, что так и поступили бы, сэр. Все подряд на протяжении всей сети червоточин считают меня калекой, которому по блату досталось такая синекура, как непыльная работа курьера. Я способен на нечто большее, но лейтенанту лорду Форкосигану никогда бы не представился шанс, при обычном развитии событий, доказать это публично.

Правда, вся до последнего слова. Но Иллиан знал все о той кардинальной роли, которую Майлз сыграл в Ступице Хегена, да и в других местах, как знали отец Майлза - премьер-министр граф Форкосиган - и Император Грегор, и все остальные, чье мнение действительно имело значение дома, на Барраяре. Даже Айвен знал об успехе той необычайной тайной операции. В сущности, единственными, кто об этом не знал, были... его противники, которых он разбил. Цетагандийцы.

"Значит, ты все это проделал только для того, чтобы заблистать в прекрасных глазах хаута Райан? Или ты надеялся на более широкую аудиторию?"

Гем-полковник Бенин медленно разбирал это излияние.

- Вы хотели стать героем?

- Причем так сильно, что вам даже было все равно, на чьей стороне? - несколько с испугом добавил Форриди.

- Я оказал Цетагандийской империи добрую услугу, это правда. - Майлз отвесил чуть дерганый поклон в сторону Бенина. - Но думал я о Барраяре. У губернатора Кети были кое-какие мерзкие планы насчет Барраяра. Их, по крайней мере, я сорвал.

- Да неужели? - заявил Айвен. - И где бы они и ты сейчас были, если бы мы не объявились?

- О, - Майлз улыбнулся про себя. - Я уже победил. Просто Кети об этом еще не знал. Единственное, что оставалось под вопросом - это мое собственное выживание, - уступил он.

- Почему бы тебе тогда не записаться на службу в Цетагандийскую имперскую службу безопасности, братец? - вдохновенно предложил Айвен. - Возможно, гем-полковник Бенин тебе поспособствует.

Айвен, черт бы его побрал, слишком хорошо знал Майлза.

- Вряд ли, - горько сказал Майлз. - Я ростом не вышел.

Брови гем-полковника Бенина дернулись.

- Вообще-то, - пояснил Майлз, - если я и работал вне штата на кого-то, так это на Звездные Ясли, не на Империю. Я служил не так усердно Цетагандийской империи, как хаутам. Спросите их. - Он кивнул в сторону Пел и Надины, как раз собиравшихся выйти из комнаты в сопровождении хлопотавших вокруг них и старавшихся обеспечить им комфорт гем-леди.

- Хм. - Гем-полковник Бенин, кажется, чуть выдохнул, успокоившись.

Определенно, волшебные слова. Юбки хаут-консортов явили собой куда более надежную фортификацию, за которой можно прятаться, чем Майлз мог думать несколько недель назад.

Несколько человек с ручными тяговыми лучами подняли шар хаута Надины в воздух, и вывели его из комнаты. Бенин посмотрел ему вслед, повернулся обратно к Майлзу и приложил руку к груди в подобии поклона.

- Так или иначе, лейтенант лорд Форкосиган, мой Небесный Господин Император хаут Флетчир Джияджа просит вас послужить ему в моем обществе. Сейчас.

Майлз умел распознать императорский приказ, когда слышал таковой. Он вздохнул и поклонился в ответ, чтобы как подобает отдать честь августейшему приказанию Бенина.

- Разумеется. Э-э... - Он покосился на Айвена и внезапно заволновавшегося Форриди. Он не был наверняка уверен в том, что хотел бы видеть на этой аудиенции свидетелей. С другой стороны, он не был наверняка уверен в том, что хотел бы оказаться там один.

- Ваши... друзья могут сопровождать вас, - уступил Бенин. - При согласии, что они не смогут заговорить, пока их не попросят это сделать.

Каковая просьба последует, если вообще последует, исключительно от Небесного господина Бенина. Форриди кивнул, будучи частично удовлетворен; Айвен изо всех сил начал упражняться в том, чтобы казаться озадаченным.

Они вышли все вместе в окружении эскорта, - но не конвоя, разумеется: это было бы нарушением дипломатического этикета, - из имперских гвардейцев Бенина. Майлз, все еще опиравшейся на Айвена, понял, что задержался, чтобы выйти через дверь рядом с хаутом Надиной.

- Такой славный молодой человек, - хорошо отрегулированным шепотом заметила Надина Майлзу, кивая в сторону Бенина, которого они могли видеть в коридоре: он отдавал распоряжения своим гвардейцам. - Так аккуратно одет, и понимает, что пристойно. Надо посмотреть, что мы сможем для него сделать, ты не согласна, Пел?

- О, конечно, - согласилась Пел, и поплыла дальше.

После продолжительной прогулки по недрам огромного Государственного корабля Майлз в компании Бенина, который не выпускал его из поля зрения, миновал воздушный шлюз и оказался в челноке Цетагандийской имперской безопасности. Бенин как всегда был хладнокровен и насторожен, однако под этим что-то было... ну, самодовольство, сочившееся сквозь его зеброполосатый облик. Арест своего начальника за измену - это должно было стать для Бенина моментом наивысшего удовлетворения по-цетагандийски. Высшая точка его карьеры, он переиграл противника. Майлз готов был на спор сыпать бетанскими долларами, что именно Нару был тем человеком, который поручил элегантному и порядочному Бенину быстро закрыть дело о смерти ба Лура, обрекая того на провал.

Майлз решил рискнуть:

- Кстати, если я не сказал этого раньше: мои поздравления с раскрытием вашего крайне запутанного дела об убийстве, генерал Бенин.

Бенин сморгнул.

- Полковник Бенин, - поправил он.

- Это вы так думаете. - Майлз проплыл вперед салон и выбрал себе самое удобное кресло у окна, какое только смог найти.

- Мне кажется, этого зала для аудиенций я еще не видел, - прошептал Майлзу полковник Форриди, он, моргая, оглядывался по сторонам, чтобы свыкнуться с окружением. - Это не тот, что обычно используется для публичных и дипломатических церемоний.

Они пришли не к павильону, что было необычно, а к закрытому приземистому зданию в северном квадранте Небесного Сада. Трем барраярцам пришлось провести час в приемной в ожидании, пока росло их внутреннее напряжение. Их сопровождали полдюжины вежливых, внимательных гем-гвардейцев, заботившихся о том, чтобы гости чувствовали себя комфортно, и в то же время учтиво отклоняя каждую просьбу о связи с внешним миром. Бенин ушел куда-то с хаутами Пел и Надиной. Принимая во внимания их цетагандийскую компанию, доклад Майлза Форриди представлял собой не больше, чем обмен несколькими осторожными замечаниями.

Новое помещение слегка напомнило Майлзу Звездный Чертог: простое, не отвлекающее внимания, намеренно безмятежное, с приглушенными звуками и прохладой в голубых оттенках. Голоса здесь звучали странным окоченелым тембром, что наводило на мысль о том, что все помещение целиком заключено под конус молчания. Узоры на полу выдавали большой спрятанный стол с комм-консолью и стационарные кресла, которые могли быть подняты для проведения совещаний, но пока что все просители стояли.

Еще один гость ждал вместе с ними, и Майлз удивленно поднял брови. Лорд Иэнаро стоял рядом с гем-гвардейцем в красной лакированной броне. Вид у Иэнаро был бледный, темные зеленоватые круги под глазами, словно он не спал около двух суток. Его темные одежды - те же, что Майлз видел на нем в последний раз на выставке биоэстетики - были мятыми и запачканными. В ответ, заметив Майлза с Айвеном, Иэнаро расширил глаза. Он отвернул голову, пытаясь не замечать барраярцев. Майлз весело помахал, вытянув из Иэнаро неохотно вежливый поклон в ответ, и породив у него между бровей крайне страдальческую складку.

И тут появилось нечто, тут же очистившее разум Майлза от собственных затяжных болей после электрошока. Точнее, некто.

Первым вошел гем-полковник Бенин и отпустил барраярских охранников. За ним следовали хауты Пел, Надина и Райан в своих гравикреслах с отключенными щитами: они бесшумно разместились у одной из стен комнаты. Надина спрятала из виду обрезанные концы волос среди своих одежд, - тех самых накидок, которыми с нею поделилась Пел, и которые Надина не зашла сменить. Все они явно провели последний час взаперти на разборе полетов на высшем уровне, ибо самой последней в зал прошествовала знакомая фигура, оставившая еще охранников снаружи в коридоре.

Вблизи Император хаут Флетчир Джияджа оказался даже выше и стройнее, чем когда Майлз видел его на расстоянии на церемонии элегической декламации. И старше, несмотря на свои темные волосы. По императорским меркам в данный момент он был одет небрежно: не более полудюжины слоев тонких белых покрывал поверх обычного, по-мужски свободного, ослепительно белого трико, подобающего его статусу первого скорбящего.

Сами по себе императоры Майлза не смущали, хотя Иэнаро покачнулся на своих ногах так, будто вот-вот лишится чувств, и даже Бенин двигался с самой строгой официальностью. Император Грегор рос вместе с Майлзом практически как его молочный брат; где-то в подсознании Майлза император ассоциировался с такими определениями, как "кто-то, с кем можно играть в прятки". В данном контексте такие скрытые посылки могли стать психологической наземной миной. "Восемь планет, и он старше моего отца!", напомнил себе Майлз, пытаясь внушить себе надлежащее почтение к иллюзии официального императорского облачения, символизировавшего власть, которую нарисовал в своем воображении. Одно кресло во главе комнаты выросло из пола, чтобы принять в себя то, что Грегор сардонически назвал бы "Имперской Задницей"... Майлз прикусил губу.

Несомненно, аудиенция предстояла самая интимная, поскольку Джияджа подозвал жестом Бенина и переговорил с ним вполголоса, после чего Бенин отпустил даже охранника Иэнаро. Остались три барраярца, двое планетарных консортов и Райан, Бенин, Император и Иэнаро. Итого девять, традиционный кворум для суда.

Все же, это лучше, чем предстать перед Иллианом. Может быть, хаут-лорд Флетчир Джияджа не был склонен к острому, как бритва, сарказму. Хотя любой, кто имеет отношение ко всем этим хаут-женщинами, должен быть опасно умен. Майлз сглотнул, чтобы не взорваться лепетом объяснений.

"Подожди, пока тебя спросят, парень".

Вид у Райан был бледный и мрачный. Хотя это ни о чем не говорит, Райан всегда казалась бледной и мрачной. Последний приступ желания свернулся в сердце у Майлза до маленького, незаметного уголька, затаенного и заключенного в оболочку, как саркома. Но, возможно, он до сих пор ее боится. В груди у него похолодало от благоговейного ужаса.

- Лорд Форкосиган, - изящный баритон Флетчира Джияджи сломал тишину ожидания.

Майлз остановил заметавшийся было по сторонам взгляд, - в конце концов, не похоже, чтобы здесь присутствовали еще какие-нибудь лорды Форкосиганы, - сделал шаг вперед и четко встал как на параде.

- Сэр!

- Мне все еще... не ясно, какова же ваша роль в этих последних событиях. И как вы к этому пришли.

- Мне отводилось место жертвенного животного, и оно было выбрано для меня губернатором Кети, сэр. Однако я не стал исполнять роль, которую он пытался мне навязать.

На этот менее чем прямолинейный ответ Император нахмурился.

- Объяснитесь.

Майлз бросил взгляд на Райан:

- Все?

Она почти незаметно кивнула. Майлз закрыл глаза, вознося краткую расплывчатую молитву любым несерьезным богам, что могли его услышать, открыл их вновь, и еще раз приступил к правдивому описанию своей первой встречи с ба Лура в служебной капсуле, с Великим Ключом и со всем прочим. По крайней это давало ему преимущество того, что он параллельно мог сделать запоздалое признание Форриди там, где главный офицер службы безопасности посольства был абсолютно лишен возможности давать комментарии и вставлять ответные реплики. Удивительный человек, этот Форриди: ничто не выдавало его эмоций за исключением одного мускула, прыгавшего у него на челюсти.

- И когда я увидел ба Лура в погребальной ротонде с перерезанным горлом, - продолжал Майлз, - я понял, что мой неизвестный тогда противник бросил меня в невозможном с точки зрения логики положении, когда я должен доказать обратное. Когда меня обманом вынудили приложить руки к фальшивому ключу, доказать, что Барраяр не осуществлял подмены, стало невозможным без положительных показаний свидетеля, мертвым лежащего на полу. Или без того, чтобы непосредственно выявить местонахождение настоящего Великого Ключа. Чем я и стал заниматься. И если смерть ба Лура не была самоубийством, но скорее убийством, тщательно обставленным так, чтобы выдать его за самоубийство, то становилось ясно, что кто-то высокопоставленный в службе безопасности Небесного Сада сотрудничает с убийцами ба. А это с того момента превращало возможность обращения в цетагандийскую службу безопасности за помощью в довольно опасный шаг. Но затем кто-то поручил расследование дела гем-полковнику Бенину, предварительно недвусмысленно намекнув, что быстрый вердикт, подтверждающий версию самоубийства, положительно отразится на его карьере. Кто-то, серьезно недооценивший способности Бенина - "и его амбиции" - как офицера службы безопасности. - Кстати, это ведь был гем-генерал Нару?

Бенин кивнул, в глазах его промелькнул едва заметный блеск.

- М-м... почему-то Нару решил, что из гем-полковника Бенина получится еще один подходящий козел отпущения. Это начинало становиться схемой в их операциях, как вы, должно быть, уже поняли, если уже получили показания присутствующего здесь лорда Иэнаро?.. - Майлз вопросительно приподнял бровь, глядя на Бенина. - Я вижу, вы нашли лорда Иэнаро до того, как это сделали агенты Кети. Мне кажется, я этому все же рад.

- Вам следует радоваться, - обходительно ответил Бенин. - Мы взяли его - вместе с прелюбопытнейшим ковром - прошлой ночью. Его доклад сыграл решающую роль в том, как я отреагировал на... м-м... внезапный прорыв информации и требований со стороны вашего кузена.

- Понимаю. - Майлз переместил вес на другую ногу: его парадная стойка превращалась скорее в парадный крен. Он потер лицо, ибо, кажется, было не время и не место тереть в промежности.

- Состояние вашего здоровья не требует, чтобы вы присели? - заботливо предложил Бенин.

- Я справлюсь. - Майлз набрал воздуха. - Во время нашей первой беседы, я постарался привлечь внимание гем-полковника Бенина к деликатности этой ситуации. К счастью, гем-полковник Бенин - чуткий человек, и его преданность вам, - "или истине", - перевесила любые предполагаемые угрозы, которые представлял для его карьеры гем-генерал Нару.

Бенин и Майлз обменялись осторожными, признательными поклонами.

- Кети постарался отдать меня в руки Звездных Яслей, обвиненным посредством лживого признания ба Лура Прислужнице, - осторожно продолжал Майлз. - Но вновь его пешки сыграли свою партию ад либитум вопреки его планам. Я всецело одобряю хаута Райан за ее собранную и взвешенную реакцию на эту чрезвычайную ситуацию. Именно то, что она не потеряла голову и не ударилась в панику, позволило мне продолжить мот старания, направленные на то, чтобы очистить Барраяр от возлагаемой на него вины. Она ведь, м-м, - гордость расы хаутов. - Майлз с тревогой бросил на нее взгляд в поисках подсказки. "Где мы остановились?" Но взгляд ее оставался остекленело отрешенным, словно отсутствующий теперь силовой пузырь слился с ее кожей. - Хаут Райан во всех отношениях действовала во благо хаутов, и ни разу в целях повышения своего личного престижа или безопасности. - Впрочем, определенно можно поспорить о том, что же действительно является благом для хаутов. - Я бы сказал, ваша покойная августейшая мать удачно выбрала свою Прислужницу.

- Едва ли вам судить об этом, барраярец, - медленно произнес хаут Флетчир Джияджа, то ли с изумлением, то ли с угрозой - на слух Майлз не различил.

- Простите меня, но я совсем не добровольцем вызывался выполнять эту миссию. Меня в нее втянули. Так или иначе, мои суждения привели всех нас сюда.

Джияджа казался слегка удивленным, даже несколько озадаченным, словно ему никогда не бросали назад в лицо какой-либо из его же тонких намеков. Бенин напрягся, а Форриди вздрогнул. Айвен подавил ухмылку - просто нервный тик - и продолжил практиковаться в том, чтобы быть Человеком-Невидимкой.

Император взял другой курс:

- А как получилось, что вы имеете какое-то отношение к лорду Иэнаро?

- М-м... Вы имеете в виду, с моей точки зрения? - Вероятно, Бенин уже представил ему собственные свидетельские показания Иэнаро. Можно не сомневаться, в повестке перекрестная проверка. В самых осторожных и нейтральных выражениях Майлз описал три свои с Айвеном столкновения с все более летальными розыгрышами Иэнаро, с множеством акцентов на свои разумные теории (уже подтвердившиеся) о характере лорда Икс. При описании неудачной попытки покушения с ковром лицо Форриди слало отливать любопытным зеленоватым оттенком. Майлз осторожно добавил: - По моему мнению, как несомненно подтверждает инцидент с астерзиновой бомбой, лорд Иэнаро был такой же намеченной жертвой, как и мы с Айвеном. Этот человек не изменник, - Майлз отпустил легкую улыбку. - На это у него не хватило бы духа.

Иэнаро вздрогнул, но никак не стал это отрицать. Ага, побольше намеков на всем тут причитающуюся императорскую милость, и возможно кое-что прольется на того, кто нуждается в ней сильнее всего.

По указанию Бенина Иэнаро бесцветным голосом подтвердил выводы Майлза. Бенин вызвал охранника, который увел гем-лорда, оставив в этом зале для строгого императорского допроса восьмерых. Неужели они так и пойдут до одного?

Джияджа некоторое время сидел молча, потом заговорил официально на пониженных тонах:

- Для моей оценки интересов Империи этого достаточно. Теперь мы должны обратиться к интересам расы хаутов. Хаут Райан, ты можешь оставить свое барраярское творение. Гем-полковник Бенин. Не будете ли вы так добры, подождать с полковником Форриди и лордом Форпатрилом в вестибюле, пока я вас не позову.

- Сир. - Бенин отсалютовал и вышел, сопровождая с неохотой подчинившихся барраярцев.

С неясной тревогой Майлз вставил:

- Но не нужен ли вам также Айвен, Небесный Господин? Он был свидетелем почти всему вместе со мной.

- Нет, - решительно заявил Джияджа.

На том и порешим. Ладно... все равно, пока Майлз с Айвеном не окажутся за пределами Небесного Сада, вернее, за пределами Империи на полпути к дому, в большей безопасности они не будут. Со слабым вздохом Майлз подчинился; потом распахнул глаза на то, как в комнате резко изменилась атмосфера.

Женские глаза, ранее соответствующим образом направленные в пол, поднялись прямыми взорами. Не дожидаясь разрешения, три гравикресла расположились полукругом перед Флетчиром Джияджей. Сам он откинулся с лицом, внезапно ставшим более выразительным: более острым, сухим, рассерженным. Остекленелая сдержанность хаута испарилась, обратившись новой энергией. Майлз покачнулся на своих ногах.

Пел оглянулась на его движение.

- Дай ему кресло, Флетчир, - сказала она. - Ведь охранник Кети обработал его электрошокером самым последовательным образом.

"Да, вместо нее".

- Как пожелаешь, Пел. - Император дотронулся до пульта на подлокотнике своего кресла; возле ног Майлза из пола выросло кресло. Он скорее рухнул, чем сел, в него на краю их круга, испытывая благодарность и головокружение.

- Надеюсь, вы все теперь понимаете, - произнес хаут Флетчир Джияджа с большим нажимом, - мудрость наших предков, устроивших только одного посредника между Империей и расой хаутов. Меня. Только одно вето. Мое. Экземпляры хаут-генома должны оставаться настолько изолированными от политической сферы, насколько это возможно, чтобы не попадать в руки политиков, которые не понимают цели расы хаутов. Это касается большинства наших благородных гем-лордов, что гем-генерал Нару наверно доказал тебе, Надина. - Искра тонкой и жестокой иронии. - Майлз неожиданно засомневался в своем первичном восприятии проблемы полов на Эте Кита. Что, если Флетчир Джияджа в первую очередь хаут и лишь потом мужчина, а консорты в первую очередь хауты и лишь потом женщины... Кто же главенствует здесь, когда даже Флетчир Джияджа осознавал себя как произведение высочайшего искусства своей матери?

- Несомненно, - поморщившись, ответила Надина.

Райан устало вздохнула:

- Чего можно ожидать от полукровки вроде Нару? Но хаут Илсюм Кети поколебал мою убежденность в видении будущего Небесной Госпожи. Она часто говорила, что генная инженерия способна лишь сеять, и что отсев и жатва по-прежнему должны происходить на арене конкуренции. Однако Кети - не гем, но хаут. Тот факт, что был способен попытаться сделать то, что попытался... заставляет меня думать, что у нас еще много работы, прежде чем приступить к отсеву и жатве.

- Лизбет всегда отличалась склонностью к самым примитивным метафорам, - чуть отстранено отозвалась Надина.

- Хотя она была права в том, что многообразия потомства, - сказала Пел.

- В принципе, - уступил Джияджа. - Но для нынешнего поколения еще не время. Население хаутов может многократно вырасти за счет пространства, занимаемого ныне обслуживающими классами, без нужды в дальнейшем территориальном приросте. Империя пользуется необходимым периодом ассимиляции.

- Но в последние десятилетия созвездия сознательно ограничивали свой численный рост, чтобы сберечь свои благоприятные экономические позиции, - неодобрительно возразила Надина.

- Знаешь, Флетчир, - вмешалась Пел, - альтернативным решением могло бы стать требование большего числа скрещиваний между созвездиями посредством Императорского эдикта. База для самообложения генетическим налогом. Новая схема, однако Надина права. Созвездия становились скупее и богаче с каждым минувшим десятилетием.

- Я думал, весь смысл генной инженерии заключается в том, чтобы избежать случайных потерь естественной эволюции, и в том, чтобы заменить ее обдуманной эффективностью, - заметил Майлз. Все три хаут-женщины обернулись и в изумлении на него уставились, будто посаженное в горшок растение неожиданно стало высказывать критические замечания о порядке удобрения почвы, на которой оно растет. - Ну... Так мне казалось, - закончил Майлз гораздо тише.

Флетчир Джияджа вяло, горестно и уныло улыбнулся, Майлз запоздало попытался понять, зачем его вообще здесь оставили по предложению-приказу Джияджи. У него возникло самое неприятно ощущение, что он участвует в разговоре с подводными встречными течениями, которые текли сразу в трех разных направлениях.

"Если Джияджа хочет послать сообщение, я бы предпочел, чтобы он воспользовался комм-консолью." Все тело Майлза билось одновременно с пульсацией головной боли: прошло уже несколько часов после полуночи одного из самых долгих дней в его короткой жизни.

- Я вернусь в Совет консортов с твоим вето, - медленно произнесла Райан. - как и должна. Но, Флетчир, ты должен направлять разнообразие потомства более непосредственно. Даже если для этого поколения время не пришло, начать планирование, конечно, не слишком рано. И диверсификацию потомства. Единственная копия как метод безопасности - это ужасающе рискованно, как показали последние события.

- Хм, - на половину уступил Флетчир Джияджа. Взгляд его резко упал на Майлза. - И все же, Пел, что на тебя нашло, когда ты расплескала содержимое Великого Ключа по всей системе Эты Кита? В качестве шутки это не веселит.

Пел прикусила губу и, что было для нее нехарактерно, опустила глаза.

Майлз твердо произнес:

- Это не шутка, сэр. Как нам казалось, через несколько минут нам обоим предстояло умереть. Хаут Райан настаивала, что самой приоритетной задачей является спасение Великого Ключа. Те, кто принимал сигнал, получали Ключ, но не замок; без самих генных банков с их точки зрения это была бесполезная абракадабра. Так или иначе, мы были уверены, что вы сможете восстановить его, возможно по частям, даже после нашей смерти, несмотря на то, что сделает впоследствии Кети.

- Барраярец говорит правду, - подтвердила Пел.

- Лучшие стратегии бегут по рельсам вроде этих, - заметил Майлз. - Живым или мертвым добейся своей цели... - Он заткнулся, поскольку взгляд Флетчира Джияджи намекнул, что иноземным варварам, возможно, не стоит отпускать комментарии, которые могут быть расценены, как нарочитое неуважение к способностям его покойной матери, даже если эти способности и были ему противопоставлены.

"Ты ничего не добьешься с этими людьми или что там они собой представляют. Я хочу домой", - устало подумал Майлз.

- Кстати, что будет с гем-генералом Нару?

- Его казнят, - ответил Император. К его чести, голая констатация этого факта не доставила ему удовольствия. - Безопасность должна быть... безопасной.

С этим Майлз не мог не согласиться.

- А хаут Кети? Его тоже казнят?

- Он немедленно уходит на покой в поместье, находящееся под надзором, в связи с нездоровьем. Если он станет возражать, ему предложат совершить самоубийство.

- Э-э... насильно, при необходимости?

- Кети молод. Он выберет жизнь, станет ждать следующих дней и шансов.

- Другие губернаторы?

Джияджа раздраженно нахмурился на консортов:

- Немного прагматичной слепоты в этом направлении закончит дело. Правда, им будет нелегко достичь новых назначений.

- А... - Майлз посмотрел на дам, - хаут Вио? Что с ней? Остальные лишь пытались совершить преступление. Она же в этом преуспела.

Райан кивнула. Голос ее стал крайне ровным:

- Ей также будет предложен выбор. Заменить слугу, которого она уничтожила, - лишенной пола, волос, пониженной до ба, с измененным метаболизмом и утолщенным телом... но вернувшейся к жизни в Небесном Саду, чего она желала со страстью, затмившей ей разум. Или ей позволят совершить безболезненное самоубийство.

- И что... она выберет?

- Надеюсь, самоубийство, - искренне сказала Надина. Во всем этом правосудии, похоже, работает множественный стандарт. Теперь, когда трепет погони прошел, Майлз почувствовал тошнотворный перелом по отношению к хаосу убийства.

"И ради этого я рисковал жизнью?"

- А что... с хаутом Райан? И со мной?

Взгляд Флетчира Джияджи стали холодным и далеким - отстраненным на световые годы.

- Это... проблема, над которой я теперь поразмышляю в уединении.

Император вызвал обратно Бенина, чтобы тот увел Майлза, после того как они коротко шепотом посовещались. Увел куда? Домой, в посольство, или вниз головой в ближайшую подземную темницу? Есть в Небесном Саду подземные темницы?

Оказалось домой, ибо Бенин вернул Майлза в компанию Форриди и Айвена и отвел их до Западных Врат, где их уже ожидала машина Барраярского посольства. Они задержались, и гем-полковник обратился к Форриди:

- Мы не можем контролировать то, что попадает в ваши официальные донесения. Но мой Небесный Повелитель... - Бенин помолчал, подбирая подходящий деликатный термин, - надеется, что ничего из того, что вы видели и слышали, не станет достоянием светских сплетен.

- Это, я полагаю, я могу пообещать, - искренне сказал Форриди.

Бенин удовлетворенно кивнул:

- Пожалуйста, могу я попросить вас дать мне слово от ваших имен на этот счет?

Похоже, он готовил свое домашнее задание о барраярских обычаях. Три барраярца честно покорно принесли персональные клятвы, и Бенин отпустил их во тьму ночного воздуха. До рассвета оставалось около двух часов, решил Майлз

В посольском аэрокаре было благословенно темно. Майлз устроился в углу, мечтая о таланте Айвена казаться невидимкой, но сильнее всего ему хотелось, чтобы они могли бросить завтрашние церемонии и немедленно улететь домой. Нет. Раз уж он зашел так далеко, то и досмотреть все до горького конца тоже сможет.

Форриди уже исчерпал все свои эмоции и молчал. Он лишь однажды холодным тоном заговорил с Майлзом:

- Что, вам казалось, вы делаете, Форкосиган?

- Я остановил распад Цетагандийской империи на восемь агрессивно растущих частей. Я вызвал крушение планов развязать войну с Барраяром некоторых из них. Я пережил попытку покушения и помог изловить трех высокопоставленных изменников. Естественно, не наших изменников, но все же. О, и еще я раскрыл убийство. Надеюсь, для одной поездки этого достаточно.

В течение мгновения Форриди боролся с собой, потом беспомощно смирился:

- Так вы специальный агент или нет?

В список тех, кому положено знать... Форриди не входил. Однако, не в этом смысле. Майлз в душе вздохнул.

- Ну, если и нет... Я добился успеха как спецагент, разве нет?

Айвен дернулся. Форриди без дальнейших комментариев откинулся на спинку, излучая раздражение. Майлз мрачно улыбнулся в темноте.