iphone 6 купить дешево, ы.
Отели Санкт-Петербурга на KAYAK - отели спб для романтического вечера.
На главную страницу Лоис М.Буджолд

Поздравление

Хелен


Загадочный новобразильский ящик

Начальник 7q отдела ро-китанской таможни гем-майор Ходару Ано со скучающим видом прогуливался по складу на таможенной станции, выделенному под всякие "реквизиты". Гем-майор Ходару производил инспекцию перед тем как дать "добро" на утилизацию скопившегося хлама, загромождавшего складские помещения. Остановившись передохнуть после полутора часов инспектирования, гем-майор лениво ковырнул носком сияющего глянцем сапога странную штуковину непонятного назначения, которая торчала из кучи предметов, реквизированных пару недель назад у каких-то ново-бразильских контрабандистов. Штуковина являла собой прямоугольный ящик размером 500х600х450мм, в одной из стенок виднелось выпуклое темно-серое стекло с диагональю ок.14", вдоль которого тянулся ряд... шпеньков с продольной насечкой и крупная шайба из черного пластика. Четыре стенки ящика были оклеены пленкой "под дерево" причудливого бордово-коричневого цвета.


   - Я взглядом ищу:
     Не там ли сейчас промелькнул
     Кукушкин голос? Но нет!
     Одна лишь луна
     Медлит в рассветном небе... 
- вдруг продекламировал гем-майор.

Штатный оценщик, гем-прапорщик Мани-на Бочку глубокомысленно закатил глаза и погрузился в себя, размышляя над прекрасным стихотворением, которое вот так запросто произнес при нем его благородный начальник. Тем временем в дурацком ящике что-то тихо загудело, серое стекло на миг осветилось красно-коричневой вспышкой и снова погасло - как будто чудо доисторической ново-бразильской техники тоже по-своему оценило несравненную поэзию Ходару Ано. Гем-майор поправил очки в оправе в тон нашивкам на мундире. Линзы очков загадочно сверкнули кровавым багрянцем. Ну, очки, так очки - каждый должен сам придумать, чем выделиться, если не можешь похвалиться тонкостью и богатством знаков различия на лице. Гем-майор вполне может позволить себе эту маленькую причуду...

- Это не мои стихи, Мани-на, - негромко сказал гем-майор, но звуки его голоса мгновенно оторвали гем-прапорщика от измышлений на тему наиболее удачного комплимента поэтическому дару начальника. - Это написала придворная дама Тайкэнмонъин-но Хорикава... Продолжим осмотр.

И гем-майор перешел к очередной куче барахла, выуженного командой хозяйственного Мани-на Бочку из тайников очередного контрабандистского корабля. К этой свалке гем-майор Ходару проявил не больше интереса, чем ко всем предыдущим и последующим. Даже служебный грим не скрывал рассеянного и отстраненного выражения его лица.

"Гем-майор может позволить себе рассуждать о поэзии, если рядом есть надежный, хозяйственный, добросовестный гем-прапорщик!" - подумал Мани-на. Не в упрек майору - просто чтобы напомнить себе о собственных достоинствах.

***

Капитан Форсмит с тоской вспоминает Родину!!!

Взгляд гем-майора был устремлен вдаль, сквозь прозрачные с виду линзы очков - на голограмму, отсканированную одноразовым саморазрушающимся микродевайсом, встроенным в оправу (в тон нашивкам на мундире).

Голограмма была трехмерная и цветная, выдержанная преимущественно в коричнево-красной гамме: на фоне потемневшего от времени одноэтажного бревенчатого строения с резными рамами на узких, маленьких окнах крепкая, мускулистая женщина с примитивным садовым инструментом в руках что-то делала с зелено-коричневыми растениями, высаженными в грунт перед строением. Голова женщины была повернута к стоявшему рядом пожилому мужчине с бледно-голубой от долгого использования форме барраярского государственного служащего, с толстой кожаной сумкой через плечо. Мужчина явно что-то записывал со слов женщины - карандашом на листе бумаги.

Вдоль нижнего края пасторали светилась надпись, старательно выведенная корявым старческим почерком, ярким голубым цветом (судя по синим пятнам на высунутом от старания языке ветерана-почтальона, карандаш у него был "химический", трофейный еще с войны):

"С ДНЕМ РОЖДЕНЬЯ, КАПИТАН ФОРСМИТ!"