окна Реалит;сухой туман для авто
На главную страницу Лоис М.Буджолд

Приоткрытая дверь

Taelle

с конкурса "Императорские тайны"


Никто не упоминал, можно ли туда ходить, а спрашивать Грегор не хотел. Если спросить, как ни осторожно сформулируешь вопрос, легко получить отрицательный ответ, а тогда уже ничего не поделаешь. Лорд Форкосиган хоть объяснял обычно, почему нельзя то, что нельзя, а вот остальные чаще всего упирали на то, что ему положено чувство ответственности и осознание собственного долга.

Так что он предпочитал молчать, наблюдать и выяснять самому, особенно в таких случаях, когда, как сейчас, он и сам толком не понимал, что хочет узнать. Вряд ли в тупичке, отходившем от коридора на третьем этаже, было что-то уж такое особенное.

Что это именно тупик, он выяснил почти сразу, как только увидел короткий коридорчик за неожиданно приоткрытой дверью. Этим путем Грегор ходил редко — на втором этаже ремонтировали лестницу, и он решил сделать круг по коридорам, чтобы добраться до урока танцев без помех. Новый маршрут оказался длинноват, так что ему некогда было останавливаться и исследовать коридорчик, внезапно обнаружившийся среди отходивших во все стороны дверей в обычные комнаты. Грегор просто запомнил место и решил вернуться туда потом.

Свободное время у него нашлось только через два дня, и дверь в коридорчик оказалась заперта. Он осторожно дернул ручку еще раз и, разочарованно вздохнув, направился в библиотеку. Кажется, где-то там была книга с поэтажными планами дворца.

Разобраться в старых планах было не так-то просто, но Грегор сказал себе, что для успешного сражения настоящий полководец должен внимательно изучить территорию. Значит, придется с этим справиться.

Он справился, но так и не понял, что там было запирать; если он правильно понял набросок плана, в короткий тупичок выходили всего две комнаты, одна побольше, другая совсем маленькая. Что именно в них находилось, нигде обозначено не было. Грегор вздохнул и закрыл альбом с планами. Придется проводить разведку, только как-нибудь попозже — сейчас его ждали к обеду.

С тех пор он при каждой возможности старался оказаться возле двери в коридорчик, но ему не везло — она оставалась закрытой. Один раз он даже устроился читать на подоконнике, откуда был хороший обзор коридора, но за все время, что он там сидел, по коридору прошло только двое слуг, и на запертую дверь они даже не оглянулись. Зато один из них с явным удивлением оглянулся на Грегора, так что тот решил на всякий случай уйти оттуда.

А вот сейчас дверь была открыта. Грегор осторожно огляделся по сторонам, но вокруг по-прежнему никого не было. Он пересек коридор и вошел.

Тупичок и правда был короткий, но довольно широкий. Стены его были такого глубокого зеленого цвета, что он казался бархатистым — Грегор даже подошел потрогать, но стена оказалась обыкновенная, крашеная.

Он толкнул ближайшую дубовую дверь, боясь, что она окажется запертой, и он так ничего и не узнает. Но дверь приоткрылась, и за ней обнаружилась маленькая комнатка, сплошь заставленная стеллажами.

Грегор вошел и, подойдя к одному из стеллажей, потянул на себя ящик от полки. Что-то скрипнуло, и он замер, затаив дыхание.

Тишина. Ничего не упало, никто не вошел, и Грегор потянул ящик дальше.

Бумага. Там была всего лишь чистая белая бумага — хотя нет, скорее уже желтоватая от времени. И в соседнем ящике такая же, а на полке пониже блокноты. Грегор задвинул очередной ящик на место и выпрямился, чувствуя горькое разочарование — он-то уже решил, что здесь что-то интересное…

Но была же еще и вторая комната, вдруг вспомнил он, отгоняя разочарование. Сомнительно, конечно, но вдруг там да найдется что-нибудь интересное? Он вышел обратно в тупичок, осторожно притворив за собой дверь, и подошел ко второй двери, побольше, которая находилась прямо напротив входа из коридора.

Сегодня ему везло — если не считать, конечно, того, что первая комната оказалась неинтересной, — эта дверь тоже оказалась открытой. Он вошел, стараясь не ждать ничего интересного и уже не пытаясь затаить дыхание.

Здесь точно было интереснее. Комната была примерно раза в три больше, и стеллажи по стенам казались куда меньше. Или они и правда были меньше? Грегор начал было считать количество полок в каждом стеллаже, но он забыл, сколько их было в той комнате, а возвращаться проверять ему не хотелось. Он строго скомандовал себе быть в другой раз повнимательнее и принялся осматривать комнату дальше.

Самым главным тут, конечно, были стол и окно за ним. Окно было прямо напротив двери и занимало в ширину почти всю стену. За окном был, похоже, сад, но эту его часть Грегор не узнал. Он обошел длинный струганый стол, тянувшийся поперек комнаты, залез на удобный широкий подоконник и выглянул наружу.

Отсюда было видно лучше; Грегор заметил знакомые служебные здания справа и понял, что это хозяйственные сады возле кухни, где он никогда не был. Вон там в глубине, похоже, был огород — через него шла какая-то женщина, время от времени наклоняясь, чтобы сорвать что-то, и складывая то, что собрала, в корзину. Откуда-то с нижнего этажа вышел мужчина и, судя по всему, позвал ее — она выпрямилась и резко мотнула головой, потом перехватила корзину половчее и снова взялась за дело.

Мужчина покачал головой и снова скрылся из вида. Грегор устроился поудобнее, подтягивая колени к груди. Ничего особенного в картине за окном не было, и все же он не мог отвести глаз от людей, которые его не видели и занимались своим делом. Интересно, подумал он, а что бы они сделали, если бы узнали, что я на них смотрю? Может, вовсе ничего. Может, они вообще обо мне не думают никогда…

Умом он понимал, что люди, которые работали в императорском дворце, наверняка о нем думали, даже, может быть, довольно часто, но смотреть на тех, кто его не замечал, все равно было здорово.

Женщина ушла из огорода, и Грегор вздохнул, обводя комнату взглядом. И тут он заметил кое-что необычное: на стеллажах здесь стояли такие же одинаковые ящики, как в той комнате, но на ближайшей к нему полке над ящиками было заткнуто еще что-то. Он заинтересованно протянул руку и нащупал неожиданный предмет, потянув его на себя.

Он наморщил было нос от нового разочарования, увидев, что это еще один пожелтевший блокнот, но страницы распахнулись, и Грегор увидел, что блокнот наполовину исписан.

Почерк был мелкий и незнакомый, но разобрать его было несложно. Он прочитал фразу с середины страницы и удивленно нахмурился. «Сегодня пропалывают дальние огороды. Человек шесть сразу, и ни один из них меня не видит. Даже не знаю, что мне больше нравится, наблюдать за сменой времен года или за людьми, для которых имя Форбарра означает только традиции и славу, а не дурное настроение за завтраком…»

Кто это мог писать? Грегор принялся листать блокнот, но большая его часть была заполнена наблюдениями за природой и за работами на огородах, видных из этого окна. Все это явно писалось здесь, в этой комнате, и скорее всего давно, до его рождения, но кто хозяин блокнота, Грегор так и не мог найти.

И тут негромко хлопнула дверь. Грегор вздрогнул, чуть не выронив блокнот. Это была дверь в коридор — если они пойдут сперва в маленькую комнатку, он успеет… Дверь напротив него начала открываться, и он замер, стараясь принять вид непринужденного спокойствия. В конце концов, он имел полное право здесь быть…

Он так сосредоточился на собственной непринужденности, что узнал вошедшую только секунд через шесть.

— Я почему-то так и думала, — негромко произнесла Друшикко, подходя к нему. — Ее высочеству тоже нравилось это окно.

Она пристроилась на краешке стола и протянула руку за блокнотом. Удивленный Грегор без возражений протянул его ей.

— Ее высочеству? — повторил он. — Маме?

— У меня до сих пор остались ключи от коридора, — сказала Друшикко. — Сделать вам копию, ваше величество?

август 2005