кровля под ключ цена;САНТЕХТОРГ - То что Вы ищите: jacob delafon официальный сайт. Бронирование Отелей.
На главную страницу Лоис М.Буджолд

Царапкин Зимнепраздник

Erinti

с конкурса "Зимнефест":
обязательны новогодняя тематика и использование ключевого слова ("коробка с фейерверками")


«Жуткий день. Исключительно неудачный день.» Царапка едва увернулась от очередной порции коробок и пакетов. Коробки, пакеты и мешки, шуршащие оберткой и источающие чужие запахи, загромождали дежурку в домике охраны, которую киска считала своими охотничьими угодьями. Все это добро требовало внимательного отношения к себе. Взъерошенный и наутюженный капрал Кости принимал заметенные снегом дары и передавал строгому седовласому оруженосцу. Тот их осматривал, что-то вскрывал, что-то проверял набором подозрительных блестящих инструментов. После осмотра вещь отправлялась в угол, где за нее принималась Царапка. Потереться бочком, почесаться щечкой, прилечь хотя бы на пару минут, нервно обмахивая хвостом новый предмет интерьера – адский труд, нелегкая доля кошки-хозяйки.

К сожалению, седой оруженосец отнесся к кошачьим заботам без должного уважения. Не позволил разодрать когтями завлекательно хрустящий пакет. Отобрал честно завоеванный бумажный бантик. Потрепанный бантик уже никуда не годился, к тому же никто не помнил, к чему он первоначально был прикреплен. «И единственное существо, которому эта игрушка определенно доставила бы радость, это я», - горько подумала Царапка, с шипением убегая под стол.

И тут ей пришла в голову мысль, в какой-то момент показавшаяся гениальной. Выждав момент, она тихонько пробралась в угол, заваленный уже проверенными вещами - «Теперь это мой угол, вряд ли двуногие сюда сунутся» - кошка залезла в приоткрытую коробку и свернулась клубочком. Коробка пахла странно и тревожно, но больше всего было запаха седого оруженосца. Кажется, он особенно тщательно перебирал ее содержимое, подолгу держал в руках каждую из одинаковых непонятных вещиц, но в конце концов решил, что они безопасны. «Если это безопасно для сурового двуногого, то и для меня здесь опасности не будет», - решила Царапка, закрывая глаза.

Она не успела и мяукнуть, просыпаясь, когда коробка была кем-то взята в руки, плотно накрыта крышкой, а сверху завалена тяжелым и позванивающим.

- Что там у тебя, Айвен?

- Увидишь. Эй, - коробки накренились, кошка впилась когтями в безопасное нечто под собой, - не суй свой нос раньше времени, милорд Аудитор.

Милорд Аудитор зашебуршался рядом, похоже, сунув нос во что-то еще.

- Ага, ага, ух ты… - шорох и бормотание затихли в отдалении. Закрытая коробка стремительно перемещалась в пространстве. «Да, придется хорошо подумать о степени моей гениальности» - Царапка предупреждающе взвыла, когда коробка опасно качнулась, но за чертыханием Айвена не была услышана. Откуда-то сверху проник лучик света и следом за ним тонкая струйка холодного воздуха.

А потом коробка, вместе с бутылками, была внесена в особняк, задвинута под лестницу, и Айвен удрал как раз в тот момент, когда Царапка решила втянуть когти и подать голос. «Шуметь имеет смысл только тогда, когда тебя слышат», - киса потянулась, безуспешно поцарапалась в уголке, из которого шел свет, потыкалась, прижимая ушки, в тяжелую крышку, а затем попыталась заснуть. Плотный обед от матушки Кости согревал ее и навевал дрему.

Сквозь сон она слышала шаги на лестнице и обрывки разговоров.

- Элис, не напомнишь ли, который у нас нынче год?
«Элис завела себе такого большого котенка… надеюсь, он хотя бы послушный?»

- Дорогая, как этот кулон подходит к твоей коже!
- Я помню, как ты подарил мне нашу планету.
«Кто бы мог подумать, что Дорогая умеет мурлыкать… а она точно мурлычет в ответ мужу.»

- Карин, ты проверяла, наши подарки точно прибыли?
- Бежим, посмотрим прямо сейчас!
- … бежим???
«Интересно, сколько ему лет? Когда он окружен людьми, кажется старше всех. А вот когда ходит в одиночку, то так похож на приблудного котенка, что иногда, да, иногда трудно сдержаться и не прогнать его со своей территории.»

- Эйрел, как хорошо, когда дети дома.
«Да, рыженькая мама, хорошо…» - думала Царапка, засыпая.

Коробка поднялась в воздух в руках капрала Кости.

- Эта?

- Эта! Моя коробка с фейерверками. Тащи! – все тот же Айвен, который уже уверенно напросился на боевые шрамы от кошачьих когтей.

- Оно шипит, лорд Форпатрил! Оно шипит!!!

- Что шипит???

Бедняга Кости выбежал на порог и застыл, в ужасе глядя на – бомбу? - в своих руках, не зная, бежать ли со всех ног или падать на землю и накрыть ужасную коробку своим телом. Пока мужчины и офицеры застыли в ужасе на дорожке перед поставленным прямо на снег праздничным столом, Карин сорвала крышку и радостно завопила, схватив ошарашенную кошку и прижимая ее к груди:

- Какая прелесть, Айвен, что это?

Они все были здесь. Рыжая графиня и старый граф, недоумевающий Иллиан и поднявшая бровь леди Элис, перекусывающий, не переставая ехидно улыбаться, братец Марк, растерянный милорд Аудитор и его заботливая жена...

- МЯУ. Мяау! - потрясенно объявила Царапка и крепче вцепилась в шубку Карин.

Кисины переживания были немедленно вознаграждены. На столе, прямо перед ее встопорщенными усами откуда ни возьмись появилась тарелка с такими деликатесами, на какие и сама матушка Кости была способна только в порыве праздничного вдохновения.

- Мя? - успела изумиться кошка, вгрызаясь в кусок сочного и ароматного мяса.

Что-то крикнул Айвен, пробежал, размахивая теми самыми безопасными предметами, капрал Кости. Чудовищный грохот, ставший результатом их действий, заставил кису вздыбить шерстку и прижать уши. «И это - это – они считают безопасным?!! Все двуногие безумны. Определенно.»

В небе распустились огненные цветы и все лица, поднятые вверх, разом стали детскими, с распахнутыми глазами, со счастливыми улыбками. Царапка осознала, внезапным прозрением, что мир вокруг нее больше никогда не будет ни страшным, ни опасным, зато этот мир всегда будет новым. И она вернулась к своей неопиcуемой тарелке.

Потом все смеялись, дурачились и играли в снежки, и старый граф был самым метким стрелком. А кошка вначале снисходительно наблюдала за игрой, а потом... потом она углядела на снегу нечто яркое и волшебное, ничуть не хуже небесных огней, переливающееся, искрящееся и словно бы делающее неумелые попытки взлететь. Тщательно примерившись, Царапка вихрем слетела вниз и ухватила игрушку в зубы. Несправедливо отнятый бантик был отомщен сторицей. Ни на что не обращая внимания, она прыгала по пушистому снегу, по метеной дорожке, выпуская на миг из коготков и вновь подхватывая блестящую добычу. В момент полного упоения жизнью и собой она заметила, что за ней наблюдает милорд Аудитор. Серые глаза его расширились от изумления, испуга и - да, несомненно - от восхищения.

И тогда широким жестом отважной и удачливой охотницы Царапка положила к его ногам свою дивную игрушку, маленькую планету Барраяр.

январь 2006