На главную страницу Лоис М.Буджолд

"Коллекция ошибок"

Анна Ходош

попытка критического сравнения АСТовских переводов ЛМБ с оригиналом


Друзья меня иной раз спрашивают - зачем мы взялись делать свои переводы Буджолд, если все уже давно переведено, издано и прочитано благодарной публикой? Так вот, чтобы объяснить всем мои резоны, я хочу предложить вашему вниманию замечательную коллекцию ошибок, собранную мною по результатам анализа АСТовских переводов (заметьте, речь идет даже не о стиле или языке - всего лишь об обильных фактических ляпах: о добавленных, пропущенных или принципиально неверно переведенных словах и фразах). Судите сами, хорошо ли знакомиться с прекрасным автором через кривое зеркало небрежного перевода.

Причем здесь я сознательно ограничиваюсь в основном переводами только трех первых книг цикла - "Осколки Чести" и "Барраяр" (пер. Черезовой) и "Ученик Воина" (пер. Роя и Курдюкова). Просто потому, что ни времени, ни сил писать многотомную монографию с примерами по всему десятку переводов у меня сейчас нет. Даже в этих книгах примеров мне хватит с избытком.

Не стоит домысливать за автора.

Начнем с самых простых примеров; простых даже с точки зрения едва знающего английский человека.

Самый показательный, на мой взгляд, пример небрежности перевода связан с цветом дворцовой формы. В оригинале это всегда неизменный красный с синим ("red-and-blue"), родовые цвета барраярских императоров. Но, видимо, нашим переводчикам такое показалось чересчур одноообразным, и вот, пожалуйста:

"Военные щеголяли малиново-голубыми парадными мундирами." ("Ученик Воина")
"Адмирал и лейтенант были в дворцовых красно-коричневых мундирах." ("Барраяр")

(Так и хочется закричать "Долой фракцию коммунистов на Барраяре!" ) Впрочем, еще в одном переводе ("Память") я своими глазами видела третий вариант - "красно-белый" парадный мундир. Что все вместе предполагает наличие в среде наших переводчиков по меньшей мере анти-императорского заговора, ибо перепутать родовые цвета, как и фамилию - значит, нанести оскорбление. Точно так же недопустимо, как назвать лорда графом (а именно этот титул переводчик присвоил полковнику Форриди в "Цетаганде"). Казалось бы, это мелочи - но, например, когда мы вели с коллегами-фэнами горячую дискуссию на тему того, как по этикету одеваются форы, то такой разброд и шатание в переводах вносил известную сумятицу.

Или родовые цвета графа Фордариана, которые с упорством, достойным лучшего применения, именуются то "коричневым с золотом", то даже "бежево-золотыми" (!) - хотя на самом деле это "maroon and gold". "Maroon" же - красно-коричневый цвет, малиново-коричневый, можно его назвать багряным или бордо (губная помада еще бывает такого оттенка). Недаром фордариановские войска надевали на рукав в качестве опознавательных знаков красно-желтые повязки, в противовес форкосигановским коричнево-белым - вот вам самый лучший аргумент в пользу того, что упомянутый цвет гораздо ближе к красному, чем к коричневому, а уж с бежевым и близко не лежал... Но этот намек переводчик пропустил.

Не только родовым сочетаниям цветов в переводе не повезло. Читая наш перевод "Осколков чести", я хорошо запомнила довольно "романтическое" описание серо-зеленых глаз у императора Эзара и его сына. Каково же было мое удивление, когда в оригинале я увидела словосочетание "hazel eyes" - глаза у мужчин Форбарра были просто "карие", "светло-карие"... ну, если сохранять образность буквально - "ореховые". Как можно было подобным образом ошибиться, если сейчас это английское слово отлично известно даже детям, покупающим себе шоколадки, где на обертке крупными буквами написано "hazelnut"?

Впрочем, могу привести примеры и более существенные. Не с отдельным словом, а целыми нелепыми эпизодами, обязанными своим существованием исключительно неуемной фантазии переводчика.

Вот Майлз с Айвеном ("Ученик воина") прилетели на флаере на заседание Совета, и на посадочной площадке замка Форхартунг их встречают императорские охранники.

"Четверо высоченных парней в форме личной охраны императора внимательно следили за приближением братьев. Один из часовых положил руку на кобуру. С приездом домой, поздравил себя Майлз."

Мне сразу показалось довольно странным, что для лорда-наследника и сына регента кажется почему-то привычным и "домашним" поведение вооруженного человека, который, увидев его, безо всякого повода хватается за оружие.

Смотрим оригинал:

"One's fingers twitched into a devil's horns, down by his side; he had a countryman's face. Miles sighed inwardly 'Welcome home'. " - если переводить дословно , то "Один из охранников, парень с крестьянским лицом, украдкой сделал в сторону Майлза пальцами "рожки" от сглаза. "Вот я и дома," вздохнул про себя Майлз.".

Фраза приобретает совершенно другой оттенок и обретает логичность - и мы видим не пародию на "параноидально вооруженный до зубов" Барраяр, а эхо старых суеверий, тех самых, о которых упомянуто буквально в первых строках этой же самой книги ("...По крайней мере Костолиц не делает в его сторону знаков от сглаза, как одна дряхлая старуха-крестьянка у них в Форкосиган-Сюрло.")

Еще одна странная черточка Барраяра, созданная исключительно фантазией переводчика. Граф Фордроза на заседании Совета Графов достает свой игольник - но увы, ничего хорошего ему этот жест не приносит. И Майлз комментирует происходящее:

"Только на Барраяре, пригрозив заряженным оружием, ты рискуешь потерять поддержку, а не обрести ее."

Как интересно! Только на Барраяре, говорите? Интересно, а на какой планете вербуют сторонников и завоевывают союзников, пригрозив им оружием?

Нелепость? Конечно - потому что в оригинале сказано совсем другое:

"Only on Barrayar would pulling a loaded needier start a stampede toward one." ("только на Барраяре, стоит тебе достать заряженный игольник - и люди толпой кидаются на тебя, а не в стороны.")

Инстинктивная, нерассуждающая реакция фор-лордов - прикрыть грудью императора и покарать нарушителя - оказалась куда сильнее столь же инстинктивного страха и сыграла с Фордрозой дурную шутку.

Дальше. Читаем "Барраяр" - Корделия устроилась в библиотеке и

"с помощью барраярско-бетанского разговорника занялась увесистым руководством по уходу за новорожденными".
Этот самый разговорник сразу вызвал у меня массу вопросов:
1) как можно читать специальную, да еще толстенную, книгу вместе с "бумажным" же разговорником (как мы знаем из опыта, это обычно портативная книжечка для туристов, содержащая фразы типа "Как пройти в библиотеку") ?
2) неужели барраярцы и бетанцы все же говорят на разных языках ?
3) и, наконец, почему по такой популярной теме не нашлось какого-никакого справочного издания в современном виде?

Уже наученная горьким опытом, лезу в оригинал и вижу следующее:

"Cordelia divided her time between a Barrayaran Russian phrase earbug, and an even more intimidating disk on child care." - что можно перевести примерно как "она надела на ухо "клипсу" русского барраярского транслятора и обращалась то к нему, то к диску с еще более устрашающим руководством по уходу за новорожденными".

Не знаю уж, почему этот курс был записан на русском - может, самый известный на тот момент профессор-акушер на Барраяре был из наших соотечественников - но, по крайней мере, становится ясным назначение этого самого "транслятора-микропереводчика", помогающего Корделии понимать разговорную русскую речь. Подобная штучка упоминается у ЛМБ не раз - например, они же использовались на приеме в земном посольстве ("Братья про оружию") для знающих лишь один арабский жителей Лайрубы и представляли собой нечто вроде вкладываемого в ухо автоматического переводчика-синхрониста.

Поехали еще дальше - снова "Ученик Воина". Обозленный на жизнь Майлз представляет, как бы он в прежние времена изображал из себя жуткого злодея, похитившего девицу, а мускулистый герой явился бы ее спасать:

"Майлз встал и принял боевую позицию: итак, меч Костолица против его... Скажем, кинжала. Кинжал - самое подходящее оружие для злодея. С ним-то уж точно можно расчистить вокруг себя пространство."

Интересно: как переводчик воображает себе дуэль "меч против ножика"? И как это можно кинжалом "расчистить пространство" - разве что подкатываться под ноги противникам и колоть их в уязвимые пятки? Кинжал - оружие шпиона, заговорщика, убийцы - но никак не "злодея".

В оригинале же на самом деле упомянуто другое оружие - моргенштерн, он же "утренняя звезда":

" ... Kostolitz's swords against—say—Miles's morningstar. A morningstar was a proper villainous weapon."

А моргенштерн представляет собой железный шипастый шарик на цепочке. Раскрутив его вокруг головы, ты действительно создаешь границу, за которую не всякий посмеет сунуться. Но такая штука требует куда как большей физической силы, чем какой-то кинжал; очередной изящный намек на то, что Майлз подсознательно видит себя суперменом двух метров росту... Намек, безнадежно при переводе утерянный.

Вообще, "Ученику Воина" повезло при переводе еще меньше прочих романов. Не знаю, какими уж соображениями руководствовались переводчики, но они решительно изменили стиль книги на столь высокопарный, натолкали туда столько напыщенных эпитетов, что это может отвратить от нее даже терпеливого читателя.

Сравните крошечный кусочек - описание Имперской Военной Академии. Вот оригинал:

"Now his grandson sought entrance to a military academy, off planet style, and training in the tactics of energy weapons, wormhole exits, and planetary defense." (переведем дословно вторую часть фразы как " ... в военную академию, такую же, как на других планетах, где учат использованию энергетического оружия, стратегии П-В переходов и тактике планетарной обороны.")

И вот как это кусок вынужден видеть наш читатель

"... в военную академию, такую же, как на других планетах, там его обучат премудростям использования космического оружия, стремительными бросками сквозь пространственно-временные туннели и тактике обороны планет."

Или реакция Майлз на падение со стены: "Это был бесконечный, отчаянный, безмолвный вопль раненого в самое сердце."
Интересно, как долго, по мнению переводчиков, может кричать этот самый раненый - смерть в таких случаях, вообще-то, должна быть мгновенной...
В оригинале же просто - "one silent rictus scream" - "единственный безмолвный вопль".

"Премудрости"! "Стремительные броски"! "Бесконечный, отчаянный вопль раненого в самое сердце!" Суховато-ироничный стиль ЛМБ, к сожалению, превращается этой отсебятиной в грандиозную космическую оперу. А жаль.

Цензура переводчиков

Впрочем: переводчики наши не только домысливают текст, но порой и купируют его по своему усмотрению.

Разумных причин для такого урезания текста найти невозможно. Кому мешало упоминание о том, что Ральфу Форхаласу было около пятидесяти (в переводе просто "немолодой"), а графу Фордариану - примерно сорок и он был темноволос? Что за тайна в том, что женихом Девы Озера был знаменитый впоследствии генерал и граф Зелиг Форкосиган, или что одного из братьев Дру звали Йос? Почему русский читатель не имеет права знать, что сразу после своего утверждения Форкосиган провел закон о налоге на наследство или что Корделия как супруга регента носила титул консорта?

Или вот еще пример. Корделия выбирает в лавке Сиглинга трость-клинок для Куделки и с военной четкостью называет его рост - шесть футов (ну, переводчик вполне мог бы сказать "метр восемьдесят"). Эта подробность существенна - клинок, как и костюм, должен быть человеку точно по росту, - но в переводе она почему-то заменена на неопределенное "выше среднего роста".

Кстати, в той же самой сцене выброшена еще одна интересная деталь.
Вот цитата из РУССКОГО текста:

" - Прекрасно. Пришлите счет моему мужу - адмиралу Эйрелу Форкосигану, в резиденцию Форкосиганов. И не забудьте приложить объяснение, почему вы пытались сплавить эту пакость его жене."
На этом у нас абзац заканчивается. А в оригинале дальше написано:
"... сплавить эту пакость его жене... старшина! - Корделия определила бывшее звание приказчика лишь по его возрасту и выправке, но по его взгляду поняла, что попала в цель." ( ... to pass off sleaze on his wife -Yeoman." This last was a guess, based on his age and walk, but she could tell from his eyes she'd struck home.)

С одной стороны, эта подробность представляет собой явную и прелестную аллюзию на рассказы о Шерлоке Холмсе (помните, как Холмс с Ватсоном стоят у окна и гадают о роде занятий прохожих...). С другой стороны - кое-что добавляет к характеристике Корделии: и как хорошо она умеет манипулировать людьми, и как отточены ее "военные" навыки. Почему в переводе этот кусок фразы пропущен? Неужели переводчик не понял нечасто встречающегося слова "yeoman" (в словаре переводится и как "фермер, йомен", и как "морской старшина")? Но, во-первых, плохое знание языка не может быть оправданием, а во-вторых, это маловероятно - тот же самый переводчик безо всяких проблем перевел этот термин раньше, в "Осколках Чести" (старшина Нилеза).

Еще несколько интересных примеров - снова из "Ученика Воина".

Разговор на Бете про судьбу База Джезека. Майлз объясняет бетанцу Хэттуэю, что значит для барраярца дезертировать:

"- Дезертирство в боевой обстановке, - пояснил Майлз. - Если его выдадут властям Барраяра, он будет четвертован.
- Как это?
- Его разрубят на четыре куска."

Ладно, Барраяр - планета суровая, но мне все равно всегда казалось странным, что на Барраяре уже при просвещенном регенте Эйреле или даже позже людей подвергют дикой, жестокой, средневековой казни. И вот наконец я гляжу в оригинал:

"Desertion in the heat of battle," said Miles. "If he gets extradited home, the penalty's quartering. Technically."
"That doesn't sound so bad," Hathaway shrugged. "He's been quartered in my recycling center for two months. It could hardly be worse. What's the problem?"
"Quartering," said Miles. "Uh--not domiciled. Cut in four pieces."

Перевожу для тех, кому английский текст не столь очевиден:

" - Если его выдадут, кара за дезертирство согласно букве закона - четвертование.
" - То у него отнимут четверть имущества? - Хэллуэй пожал плечами. - Не вижу в этом ничего такого. Он уже два месяца живет на моей помойке. Что-нибудь худшее трудно себе представить. Так в чем же дело?"
" - Четвертовать, - объяснил Майлз - гм, это не забирать четвертую часть чего-то. Это значит разрубить на четыре куска."

Да, безусловно игру слова "to quarter" (это одновременно и "четвертовать", и "поселять, помещать на квартиру", и "отделять четвертую часть") вот так, с наскоку, не передашь. Но ведь можно же! Если это удалось мне, почему перед этим должны пасовать профессиональные переводчики? и зачем им понадобилось обеднять книгу еще на один каламбур?

А уж насчет специального указания на то, что требование четвертовать дезертира носит сугубо формальный характер, - такое пропустить было просто грешно.

Вот еще одна картинка - у Майлза наступает "отходняк" после неумеренной дозы ардовского ликера.

"- А-а, значит, ваше пойло - стимулятор? - спросила Элен. - То-то я удивлялась, чего он не спит...
- Только сейчас догадались? - рассмеялся Мэйхью."

Проницательный Мэйхью и наивная девочка Элен... Вроде все ясно. Но смотрим в оригинал - и обнаруживаем, что диалог на этих словах не заканчивается. Еще пара реплик меняет его коренным образом:

"Not really"...
Mayhew's laughter faded. "My God" he said hollowly."You mean he's like that all the time?"
( "Не совсем..."
Усмешка сползла с лица Мэйхью "Бог ты мой, " глухо проговорил он. "Он что, всегда такой?"
)

Сразу становится ясно, за кем в разговоре осталось последнее слово и что теперь думает Ард о своем новоиспеченном сюзерене. Но нашим читателям об этом диалоге знать почему-то не позволено...

И, наконец, самая впечатляющая лакуна в тексте (по крайней мере. из найденного мной до сих пор). Майлз после своего бесславного провала на экзамене по физподготовке возвращается домой вместе с сержантом Ботари... и почему-то заводит разговор о приданом его дочери. Глупый, странный разговор, наталкивающий Ботари на ненужные мысли. И безо всякого повода.

Беда в том, что переводчик почему-то пропустил подряд несколько абзацев текста (почти страницу в моей книге "карманного" формата), предшествующего реплике про приданое. Вот этот кусок, предлагаем его вашему вниманию:

Майлз решил, что новые грави-костыли ему определенно не по вкусу, пусть их и не видно под одеждой. Они делают его походку скользящей и неуверенной, словно у паралитика. Он бы предпочел старую добрую трость, лучше даже трость-клинок, как у капитана Куделки; тогда бы он на каждом шаге с хорошим глухим стуком вколачивал ее в землю, словно пронзая копьем врага - Костолица, например. Он остановился, пытаясь совсем успокоиться прежде, чем направить свои шаги в Дом Форкосиганов.
...
Ботари, молчаливой тенью следующий за Майлзом, внезапно нагнулся, поднял с тротура потерянную кем-то монетку и аккуратно убрал ее в левый карман. Специальный карман.
Майлз, забавляясь, улыбнулся уголком рта: - Это тоже к приданому?
- Конечно, - невозмутимо ответил Ботари. У него был глубокий, совершенно монотонный бас. Чтобы различать в этой бесстрастности какие-то оттенки, нужно было давно знать сержанта. Майлз ориентировался в мельчайших колебаниях тембра этого голоса так же легко, как в темноте ориентируешься в собственной комнате.

По-моему, комментарии в этом случае просто излишни.

Зачастую в тексте формально не теряется ни одной буквы - но куда-то совершенно девается смысл. И все потому, что фразы переводятся буквально, словно переводчик в упор не видит в них самоцитирования, столь характерного для буджолдовских книг.

Вот Корделия впервые видит адмирала Форратьера и по-военному ему представляется

"Капитан Корделия Нейсмит, Экспедиционный корпус Беты. Мы - военная команда. Боевая часть". Шутка не произвела на него никакого впечатления.

Скажите, какую такую шутку вы можете увидеть в ее словах? Обычный краткий, по-солдатски сжатый рапорт. Вроде бы нечему и впечатляться. "Не смешно". Да только насчет "шутки" слова в оригинале звучат несколько иначе: "This private joke of course passed by him" ("Это была ее личная шутка, которую он, естественно, не понял").

И этот намек все ставит на свои места - Корделия просто перефразирует те слова, с которыми когда-то обратилась к впервые встреченному ею барраярцу, Форкосигану: "Командор Корделия Нейсмит. Астроэкспедиция Бета. Мы - исследовательская группа. Не армейская часть".

Да что самоцитирование! Столь же беззастенчиво переводчик поступает и с цитатами из англоязычной классики.

Вот Майлз для конспирации делает вид, что они с Элен в библиотеке репетировали некую древнюю пьесу:

"Потом, после строчки "Дай мне сию награду", ты говоришь: "От всего сердца; и как я рада видеть тебя раскаивающимся..."" .
Очень мило, только вот вам это же в оригинале:
"Now, after 'Grant me this boon,' on the next line you say, "With all my heart; and much it joys me too, to see you are become so penitent.'" .

Это не просто "некая" пьеса - это фрагмент из шекспировского "Ричарда III", сцена обольщения Ричардом леди Анны (для дотошных - I акт, сцена 2). Неужели трудно процитировать ее в прекрасном классическом переводе, например:

"...Молю вас ради разных тайных целей
Мне милость эту оказать."
"От всей души. Какая радость мне,
Что видела я покаянье ваше."
.

Наверное, было бы не трудно - если бы только переводчик догадался, что это Шекспир.

Кое-что интересного можно узнать о Майлзе, понимая, что древняя пьеса про одержимого властью, уродливого, умного, обаятельного злодея Ричарда - одна из его любимых, ведь он ее знает наизусть и цитирует даже в ситуации полной паники...

Ведь цитат из "Ричарда III" в книгах Саги есть еще несколько штук - впрочем, всякий раз переводчики старательно делают вид, что не узнают архаичный шекспировский английский в современном по языку тексте Буджолд. И лишают нас еще одной показательной черточки в характере главного героя.

Имена , названия и звания

И напоследок я еще немного поехидствую. Причем по пунктам.

1. Имена

Некоторые имена в АСТовских переводах странно варьируют от книги к книге. Слава богу, что не главных героев... Но мы почему-то должны сами догадываться, что Фортала и Фортела - одно и то же лицо, что министра тяжелой промышленности Барраяра зовут то ли Форвейн, то ли Форван, и что вскользь упомянутая Майлзом в "Цетаганде" его тетя Алиса - никто иная, как леди Элис. Хоть и разные люди переводили в АСТе отдельные книги Саги, но ведь на что в издательстве редактор?

И еще иногда мне кажется, что переводчики объявили нечто вроде геноцида по отношению к барраярскому русскому населению. Юрий (Yuri) Безумный стал у них Ури, Серг (Serg) Форбарра - Зергом, Пётр (Piotr) Форкосиган - Петером, Екатерина и Николай (Ekaterin, Nikolai) Форсуассоны - соответственно Катрионой и Николасом, посол Форобьев (Vorobyev) - Форобио, а Людмила Друшнякова (Ludmilla Droushnyakovy) - почему-то Люймиллой (как вам имечко, а?) Друшикко. Да, я понимаю, им могла прийти в голову мысль "сохранить необычный колорит" фантастической книги - но раз сам автор скурпулезно уточняет для нас национальный состав жителей Барраяра, такое смотрится достаточно странно.

2. Звания.

Барраяр - милитаризованная планета, и система званий там не менее важна, чем титулование форов. Но увы, барраярские воинские звания переводят у нас зачастую что называется "кто в лес, кто по дрова".

Меньше всего повезло ensign'у. Дословно "мичман", первый офицерский чин на флоте, он в переводе делается то прапорщиком (наводя читателя на мысль, что из стен Имперской Военной Академии выпускники выходят унтер-офицерами), то даже младшим лейтенантом советского, видимо, образца. Более того, беднягу Куделку в "Осколках Чести" через фразу именуют то так, то эдак, то снова по-прежнему - ну не может найти успокоения мятущаяся душа переводчика...

Впрочем, плохо дело иногда и у commander'а. Всюду это звание переводят дословно (коммандер или командор - это уж как где, особой разницы нет) - но вот Ивона Форхаласа в "Барраяре" переводчик почему-то решил поименовать капитаном третьего ранга, потом это уточнение тут же потерял, и к концу главы персонаж был им автоматически произведен в "просто" капитаны.

А non-com'а (сержант или капрал-сержант) переводчики, напротив, подвергают периодическому разжалованию до старшины (как в случае с инструктором, принимавшим в "Ученике Воина" экзамены в Академию) или даже до рядового (упоминание отца Дру в сцене свадьбы в "Барраяре").

3. Топонимика.

С именами планет и более мелких географических понятий происходит та же путаница, что и с именами персонажей.

Ну пусть "Jackson's Whole" обычно переводят как Архипелаг Джексона, хотя как можно назвать планету Архипелагом или просто перевести этим словом понятие "Общность", "Целостность" ? Но ведь как-то раз - в "Цетаганде" - он превратился даже в "пещеру Джексона" (видно, переводчику показалась несущественной разница между похожими по звучанию словами whole - "целое, совокупность, единство" и hole - "дыра, нора, яма").

Даже сама Буджолд сокрушалась о глупой ошибке с переводом на русский названия "Athos", превратившегося в какой-то непонятный Эйтос, хотя смысловое значение, вложенное автором в это название, явно указывает на славный своими монастырями и отсутствием женщин Афон (Атос, если хотите).

"Hegen Hub" от книги к книге меняется от бессмысленной кальки "Хеген Хаб" до "Ступицы Хеджена".

И уже малозначимыми смотрятся на этом фоне разночтения "Марилак"/"Мэрилак", "Sergyar" - который называют то Зергияром, то Сергияром, и бесповоротно потерявшая при переводе свой женский род барраярская столица Форбарр-СултанА.

А еще мне очень жаль, что переводчики не додумались, что "Vorkosigan Vashnoi" - бывшая столица форкосигановского округа - должна читаться не как странный, восточный какой-то "ВашнУй", а как искаженное русское "важный" - "ВАшной", или "ВАшный" (с ударением на первый слог), то есть просто главный город провинции. Ведь намек на русские корни происхождения, казалось, лежал на поверхности - ну недаром города этого округа именуются очень по-русски Зелиград и Мариград.


На главную страницу Лоис М.Буджолд