Лоис Макмастер БУДЖОЛД
ЭТАН С АФОНА

(Lois McMaster Bujold, "Ethan of Athos", 1986)
Перевод (c) - Татьяны Самсоновой (tania_samsonova@hotmail.com) от 21.09.2005

ГЛАВА 14

Арка детектора пропустила Этана без писка и звона и вообще без ложной тревоги. Этан вздохнул с облегчением. Интерьер следственного изолятора Службы Безопасности станции Клайн - ничем не приукрашенный, сверкающий, деловитый, устрашающий; здесь, вопреки обыкновению станционеров, даже не пытались создать уют при помощи растений, картин или скульптур. Разумеется, эффект был преднамеренный, и вполне успешный. Этан только переступил порог блока Ослабленного Режима, и уже почувствовал себя виноватым.

- Коммандер Куинн в Изоляторе номер два, господин посол, - сообщил охранник, которого назначили Этану в сопровождение. - Сюда, пожалуйста.

Несколько лифтов, пара коридоров. Этан решил, что у обитателей Станции в результате естественного отбора должно быть сильно развито чувство направления. Не говоря уже о чувствительности к знакам должностного различия. Дальтоник здесь просто не выживет. Униформы сотрудников Безопасности, как и вся остальная рабочая одежда на Станции, были разных цветов, каждый цвет что-то обозначал, пропорция оранжевого и черного зависела от звания сотрудника. Рядовой охранник был одет в оранжевую униформу, кое-где отделанную черным; внезапно он замер и молодцевато отдал честь седому человеку в элегантной черной униформе с оранжевым кантом. Седой небрежно ответил. По цветам и оттенкам можно было изучить должностную иерархию всей Станции.

Когда Этан с охранником подошли к изолятору, оттуда как раз выходил капитан Арата. Он был в черном, с широкими оранжевыми полосами на воротнике и рукавах и оранжевым кантом вдоль штанин. На лице у капитана была гримаса разочарования.

- А, посол Эркхарт, - капитан быстро убрал гримасу, заменив ее несколько ехидной улыбкой. - Решили навестить нашу высокую гостью, да? Могли бы не беспокоиться, мы ее и так скоро выпустим. У нее на счету, как ни странно, оказалось достаточно денег, так что все ее штрафы уплачены, и теперь надо только, чтобы врачи ее отпустили.

- Не беспокойтесь, капитан, - ответил Этан. - Я просто хотел задать ей один вопрос.

- И я тоже, - вздохнул Арата. - Несколько. Надеюсь, вам больше повезет в смысле ответов. Я несколько недель пытался вытащить ее на свидание, а она хотела только по-тихому обменяться секретной информацией. Теперь я пришел за информацией, и что вы думаете? Мне назначили свидание. - Он слегка просветлел лицом. - Я знаю, мы будем говорить о работе. Если я вытяну из нее что-нибудь интересное, то смогу провести наши развлечения по графе представительских расходов.

Он кивнул Этану; воцарилось молчание.

- Удачи вам, - любезно сказал Этан, не желая углубляться в тему. Сотрудники Безопасности допрашивали его в связи со вчерашним жутким происшествием на грузовом причале, и его спас только дипломатический статус, а также то, что все вопросы он безжалостно переадресовывал Куинн, надеясь на ее неистощимую изобретательность. Куинн удалось сплести из кусочков правды и лжи химерическую историю, которая, тем не менее, выдержала проверку по всем основным пунктам. Например, по ее версии, Миллисор и Рау пытались похитить саму Куинн, чтобы перепрограммировать ее на роль двойного агента, работающего на цетагандийскую разведку в Дендарийской армии наемников. Куинн свалила на бхарапутрян все преступления, которые они совершили, и еще несколько, в которых они были неповинны - "какой еще Окита?" Теперь основные силы следовательской бригады осаждали консульство, где до сих пор отсиживались бхарапутряне, торгуясь об условиях депортации. Терренса Си в сценарии не было вовсе. Этан не осмелился бы добавить или убрать из этой истории хоть одно слово.

- Жаль, что я не могу пользоваться фаст-пентой иначе как с санкции суда, - пробормотал Арата, и глаза его на секунду стали острыми, как иглы.

Этан приятно улыбнулся.

- Да-да.

Они распрощались. Охранник сдал Этана на руки врачу, заведующему изолятором. Если бы не кодовые замки на дверях, камера Куинн вполне сошла бы за больничную палату. То есть, за больничную палату на станции Клайн. Ностальгия Этана по окнам, которые можно было бы открыть, как на Афоне, принимала угрожающие размеры.

Этану не хотелось сразу выкладывать, зачем он пришел, поэтому он решил начать как раз с окон.

- Скажите, вам нравятся окна, которые можно открыть? - спросил он. - То есть, как на планетах.

- Я их безумно боюсь, - не задумываясь ответила Куинн. - Все время ищу, чем бы их загерметизировать. А что, вас не интересует, как я себя чувствую?

- С вами все в порядке, - рассеянно сказал Этан, - только локоть вывихнут и контузия. Я говорил с врачом. Болеутоляющие таблетки и не переутомляться несколько дней.

Она и вправду выглядела неплохо. Цвет лица был хороший, и двигалась она почти нормально, если не считать прибинтованной на шину левой руки. Сидела Куинн не в кровати, а на кровати, свесив ноги. Она отказалась от больничной пижамы - олицетворения немощи, - и опять надела свою серо-белую униформу, только без куртки, и вместо ботинок были тапочки.

- Замечательно. - Она прищурилась в улыбке. - Ну что, как вы теперь относитесь к женщинам, доктор Эркхарт?

- М-м-м… - он замялся. - Примерно так же, как вы относитесь к окнам. Вы привыкли к окнам, научились получать от них удовольствие?

- Да, вполне. Но меня часто называют авантюристкой. - Ее усмешка стала чуть более кривой. - Никогда не забуду, как первый раз в жизни попала на планету - когда завербовалась в Дендарийские наемники, только тогда они назывались наемниками Осера, до того как адмирал Нейсмит начал ими командовать. Я всю жизнь мечтала увидеть настоящую планетную погоду. Туман в горах, морской бриз, все такое. В справочнике говорилось, что на планете климат "умеренный" - я решила, что это значит "мягкий". Мы приземлились для аварийной дозаправки и попали в жуткую метель. В следующий раз я рискнула сунуться на планету только через год.

- Могу себе представить, - рассмеялся Этан, чуть-чуть расслабился и сел. Куинн склонила голову набок, как бы параллельно улыбке.

- Конечно, можете. Это одна из ваших сильных сторон; даже удивительно, как вам это удается, если вспомнить, откуда вы родом. То есть, я хочу сказать, что у вас работает воображение, вы умеете поставить себя на место другого человека, увидеть мир его глазами.

Этан смущенно пожал плечами.

- Мне всегда нравилось узнавать что-то новое, докапываться до сути. Молекулярная биология оказалась мне больше всего по душе. Хотя с точки зрения теологии любопытство - не добродетель.

- Хм, верно. А что, бывают плотские добродетели?

Этан задумался над неожиданным вопросом.

- Н…не знаю. По логике вещей, должны быть. Может быть, они как-то по-другому называются. Я уверен, что нет новых добродетелей под солнцем, да и новых пороков тоже.

Не успела Куинн заметить, что они в данный момент находятся не под солнцем, поскольку далекую жалкую искорку, вокруг которой обращается станция Клайн, при всем желании так не назовешь, Этан торопливо продолжал:

- Кстати о плотских вещах… я, э-э-э… я хотел вас попросить, до того как вы вернетесь обратно к дендарийцам… я… у меня довольно необычная просьба. Надеюсь, вы не обидитесь? - робко спросил он.

Она уже была вся внимание, слушала его, склонив голову набок, блестя глазами, выдавив из себя натянуто-прямую улыбку.

- Откуда мне знать, пока вы не скажете, чего вам надо? Но я, наверное, в этой жизни уже все слыхала, так что валяйте.

Этан был между ней и дверью; кроме того, у Куинн одна рука была, фигурально выражаясь, привязана за спину, а за дверью стоял охранник, который не даст его в обиду… Ну не убьет же она его, в самом деле. Он втянул воздух и продолжал:

- Я собираюсь выполнить свое задание - приобрести новые культуры яичников для Афона. Скорее всего, я отправлюсь на Колонию Бета, как вы мне советовали, и обращусь в правительственный генный банк, где хранятся культуры, пожертвованные выдающимися гражданами. Их каталог культур выглядел очень заманчиво.

Она осторожно кивнула в знак одобрения, в глазах у нее затаилась выжидающая улыбка.

- Но я не вижу, почему бы мне не начать прямо сейчас, - продолжал Этан. - Это что касается выдающихся, э-э-э… необычайных источников. То есть я хочу сказать, э-э-э… м-м-м… коммандер Куинн, вы бы не согласились пожертвовать Афону один из своих яичников?

Воцарилось обалделое молчание.

- Клянусь богами, - слабо произнесла Куинн, - такого я действительно еще не слыхала.

- Операция совершенно безболезненна, - заверил ее Этан. - На станции Клайн есть лаборатории, где можно вырастить культуры - я все утро наводил справки. Это немного необычный заказ, но они сказали, что справятся. И вы же обещали, что поможете мне с моим заданием, если я помогу вам с вашим.

- Я обещала? А, да, и правда, обещала…

Вдруг Этану в голову пришла новая испугавшая его мысль. - У вас ведь найдется запасной яичник, правда? Насколько я понимаю, у всех женщин их по два, аналогично мужским яичкам. Вы ведь еще никому не дарили яичник? Или какая-нибудь травма… боевое ранение? Я не стану просить у вас яичник, если он у вас последний.

- Нет, я пока что в полном комплекте, - засмеялась она. Этан слегка приободрился. - Я просто слегка растерялась. Я… ожидала немного другого предложения. Извините. Боюсь, что я неисправимо пошлый человек.

- Ну, вы же не нарочно, - великодушно ответил Этан. - Просто вы женщина и все такое.

Она открыла рот, закрыла и покачала головой.

- До этого я бы и черенком лопаты не дотронулась, - загадочно пробормотала она. - Ну что ж…

Она втянула воздух, выдохнула. Склонила голову набок и взглянула на него.

- Ну… И кто же сможет воспользоваться моим… подарком?

- Любой желающий, - ответил Этан. - Со временем культуру разделят, и в каждом афонском Репродукционном Центре будет субкультура. Через год от сегодняшнего дня, возможно, у вас будет сто сыновей. А я, как только я разберусь со своим Зарегистрированным Партнером, я… я сам думал…

Этан почувствовал, что неудержимо краснеет под немигающим взглядом Куинн.

- Понимаете, я всегда хотел, чтобы все мои сыновья были от одной культуры. К тому времени я уже заработаю кредитов на четверых сыновей. У меня никогда не было полного брата - от той же культуры, что и я. Мне кажется, что это придает семье своего рода единство. Меня это всегда привлекало. Единство в разнообразии, так сказать…

Он понял, что его несет, и замолчал.

- Сто сыновей, - задумчиво произнесла она. - Но не дочерей.

- Н…нет. Не дочерей. Только не на Афоне. - Он робко добавил: - А что, дочери так же важны для женщины, как сыновья для мужчины?

- Ну… в этой идее есть что-то… привлекательное, - призналась она. - Но в моей жизни нет места ни для сыновей, ни для дочерей, при моей-то работе.

- Вот видите.

- Вижу. - Она уже не забавлялась, глаза ее не улыбались, а смотрели серьезно. - Но я их никогда в жизни не увижу, так ведь? Моих сто сыновей. Они никогда меня не узнают.

- Да, они будут знать только название культуры. ЭК-1. Я… я, может быть, смогу капельку злоупотребить своим уровнем допуска и, скажем, как-нибудь послать вам голокуб… если захотите. Вы никогда не сможете ни приехать на Афон, ни послать сообщение - по крайней мере, под своим собственным именем. Вы могли бы прикинуться мужчиной, может, цензоры не заметят…

Он явно слишком долго общался с Куинн, и заразился ее неуважением к закону, подумал Этан, когда понял, до чего легко ему пришло в голову такое асоциальное предложение. Он прокашлялся.

Ее глаза сверкнули, в них опять воцарилось веселье.

- Да вы революционер, однако.

- Я отнюдь не революционер, - ответил Этан с некоторым достоинством. И помолчал. - Хотя… боюсь, что по возвращении буду смотреть на родную планету чуть-чуть другими глазами. Я не хочу измениться до такой степени, чтобы потом не вместиться обратно.

Она обвела комнату взглядом, и, похоже, мысленным взором окинула всю Станцию за стенами комнаты, свой бывший дом.

- Вы совершенно правильно боитесь, хотя все равно с этим ничего не поделать. Время и опыт меняют человека, а время неумолимо.

- Культура яичников может обмануть время - она живет двести лет, а может, и дольше. Может случиться так, что вас уже не будет в живых, но еще долго после этого на свет будут появляться ваши дети.

- Я могла погибнуть вчера. Может, меня не станет через месяц. Или через год.

- Так можно сказать про кого угодно.

- Да, но мои шансы погибнуть - примерно в шесть раз выше, чем у среднего человека. Моя страховая компания все рассчитала, понимаете, до третьего знака после запятой.

Она вздохнула.

- Ну хорошо, значит, так. - Она скривила губы. - А я-то думала, что Тав Арата - нахал. Самый большой нахал - это вы, доктор Эркхарт.

Этан ссутулился под грузом разочарования, представив себе вереницу темноволосых сыновей с сияющими, как зеркала, глазами; вот они уходят обратно в туман, развеиваются, как мечта.

- Простите. Я не хотел вас оскорбить. Я пойду… - Он начал приподниматься со стула.

- Вы слишком легко сдаетесь, - заметила она в пространство.

Этан торопливо сел обратно. Он сжал руки и стиснул их между коленями, чтобы не барабанить пальцами. Он стал лихорадочно искать слов, которые ее убедили бы.

- Мальчики получат прекрасный уход и воспитание. Мои-то уж точно. Мы очень тщательно отбираем людей, желающих стать отцами. Если мужчина плохо заботится о детях, его могут лишить родительских прав - никто не захочет навлечь на себя такой позор.

- Ну хорошо, а я-то что с этого буду иметь?

Этан тщательно обдумал ответ.

- Ничего, - честно признался он. Внезапно ему пришла в голову идея предложить ей денег, в конце концов, она же наемница… но нет. Он чувствовал, что это будет неправильно, хотя и не мог бы объяснить, почему. Он опять сгорбился.

- Ничего, - она горестно покачала головой. - Какая женщина отвергнет такую мольбу? Я вам уже говорила, что мое другое хобби - колотиться головой о кирпичную стенку?

Он ошарашенно поглядел на ее лоб, потом понял, что это шутка.

Куинн покусывала последний оставшийся ноготь, не прогрызая его насквозь.

- Вы уверены, что Афон выдержит сотню маленьких Куиннов?

- И даже больше, со временем. Я думаю, это слегка оживит обстановку… Думаю, наша армия от этого выиграет.

Куинн сидела с растерянным видом.

- Ну что я могу сказать? Доктор Эркхарт, ваша заявка удовлетворена.

Этан просиял.

Куинн и Этан договорились встретиться в кафе, в небольшом торговом пассаже, в том конце Приюта Приезжих, который граничил со Станцией. Куинн пришла первой, и сидела, потягивая что-то синее из бокальчика на тонкой ножке. Увидев пробирающегося между столами Этана, она подняла свой бокал приветственным жестом.

- Ну как вы? - спросил Этан, присаживаясь.

Она задумчиво потерла правую сторону живота.

- В порядке. Вы были правы, я ничего не почувствовала. И до сих пор не чувствую. Даже шрама не осталось. Как я теперь буду хвалиться своим благородством?

Казалось, она разочарована.

- Ваш яичник замечательно отреагировал на процедуры, - сообщил Этан. - Клетки делятся как надо. Через сорок восемь часов уже можно будет замораживать для отправки. Потом я улечу в Колонию Бета. А вы когда отбываете?

У него в мозгу мелькнула неопределенная мысль - надежда? - что, может быть, она полетит тем же рейсом, что и он.

- Сегодня. Пока я не влипла в какие-нибудь еще неприятности с местными властями, - ответила она, разом убив надежды Этана. Значит, ему так и не удастся расспросить ее обо всех планетах, на которых она должна была побывать в своих военных походах. - И еще я хочу быть подальше отсюда, когда явятся цетагандийцы расследовать обстоятельства гибели Миллисора. Хотя я думаю, что они отсюда отправятся на Единение Джексона… желаю им всем взаимной любви и счастья.

Она потянулась и ухмыльнулась, словно кошка, что удачно поохотилась, съела птичку и теперь выковыривает перья из зубов.

- Мне тоже не хочется наткнуться на еще каких-нибудь цетагандийцев, - сказал Этан.

- Я думаю, вам это не грозит. Кстати, чтобы вы совсем не волновались: гем-полковник Миллисор перед смертью успел передать своему командованию, что Хельда уничтожила бхарапутрянские культуры. Скорее всего, Цетаганде Афон больше не интересен. Хотя есть еще мистер Си - в том же отчете Миллисор сообщил, что Си появился здесь на Станции. Я сама разродилась пачкой отчетов - адмиралу Нейсмиту будет над чем подумать, хватит на несколько месяцев. Хорошо, что все эти дела - уже не моя забота. Только одной детали мне не хватало, чтобы адмирал был совершенно счастлив - но, кажется, сейчас она у меня будет. - Куинн кивнула кому-то, кто находился за спиной у Этана, и Этан обернулся.

К их столику пробирался Терренс Си.

Он был в неприметном зеленом комбинезоне станционера, но все равно его хрупкая нервная светловолосая красота бросалась в глаза - Этан заметил, что одна-две женщины постарше повернули головы вслед.

Си присел к их столику, кивнул Куинн, кратко улыбнулся Этану.

- Добрый вечер, коммандер, доктор.

Куинн улыбнулась в ответ.

- Добрый вечер, мистер Си. Что вы будете пить? Бургундское, херес, шампанское, пиво…

- Чай, - ответил Си. - Просто чай.

Куинн сунула свою кредитку в официант-автомат у стола и сделала заказ. Похоже, не все предметы роскоши на станции были привозными. Подали настоящий чай - ароматный черный чай, выращенный и обработанный на Станции, исходящий паром в прозрачной кружке. Этан тоже сделал заказ, чтобы отвлечься от неловкости, которую он всегда ощущал в присутствии Си. Телепату Афон тоже больше не интересен.

Си отхлебнул чаю; Куинн тоже сделала глоток.

- Ну что? - спросила Куинн. - Принесли?

Си кивнул, сделал еще глоток чаю и положил на стол три диска с данными и термоизолированную коробочку размером с полладони Этана. Куинн быстро сграбастала все это и сунула в карман. На вопросительный взгляд Этана она ответила:

- Похоже, мы все тут торгуем кусками собственного тела.

Из чего Этан заключил, что в коробочке содержался обещанный телепатом образец тканей.

- Я думал, Терренс решил поехать с вами к Дендарийским наемникам, - удивился Этан.

- Я пыталась его уговорить… кстати, мистер Си, мое предложение все еще действительно.

Терренс Си покачал головой.

- Когда Миллисор дышал мне в затылок, у меня просто не было другого выхода. Вы дали мне возможность выбирать, коммандер Куинн, и за это я вам благодарен. - Он взмахнул пальцем, как бы указывая на свертки, лежащие у нее в кармане, материальное выражение его благодарности.

- Я слишком добра, - вздохнула Куинн. - Если вы потом передумаете, можете присоединиться к нам в любой момент. Ищите кучу неприятностей с маленьким хитроумным человечком наверху. Скажете ему, что вы от меня. Он вас примет.

- Я запомню, - произнес Си, ничего не обещая.

- Ах, да, - Куинн самодовольно улыбнулась, - я же поеду не одна. Я завербовала новобранца, чтобы не скучать на обратном пути. Интересный молодой человек - рабочий-мигрант. Объездил чуть ли не всю галактику. Вам бы следовало с ним познакомиться, мистер Си. Он примерно вашего роста, худенький, и к тому же блондин.

Она подняла свой бокал, приветствуя собеседников, и выпила до дна.

- Отвлекающий маневр.

- Спасибо вам, коммандер, - искренне сказал Си.

- А куда… э… куда же вы теперь направитесь, если не к дендарийским наемникам? - спросил Этан.

Си развел руками.

- У меня много возможностей. Даже, по правде сказать, слишком много, и все они одинаково бессмысленны… извините. - Он вспомнил, что должен изображать бодрость. - Куда-нибудь подальше от Цетаганды.

Он кивнул на карман Куинн.

- Надеюсь, у вас не будет проблем с вывозом этого добра. Оно должно оказаться в морозильнике, и чем раньше, тем лучше. Возможно, в очень маленьком морозильнике. И лучше, чтобы этот морозильник не фигурировал в вашей таможенной декларации.

Куинн медленно улыбнулась, скребя зуб ногтем - все ногти у нее уже были ровненькие и отполированные, - и пробормотала:

- Очень маленький, или же… хм. Я думаю, у меня есть идеальное решение для этой небольшой задачи, мистер Си.

Этан с интересом наблюдал, как Куинн швырнула огромный белый транспортировочный холодильный контейнер на прилавок Холодного хранилища 297-С. Грохот разбудил девушку-приемщицу, задремавшую за просмотром какого-то фильма по головиду. Фигуры быстро исчезли с экрана, и девушка торопливо выдернула из уха затычку наушника.

- Да, мэм?

- Я пришла за своими ящерицами, - сказала Куинн. Она протянула руку и сунула свое удостоверение с отпечатком большого пальца в щель компьютера на прилавке.

- Да-да, я вас помню, - ответила девушка. - Кубометр в пластиковой упаковке. Хотите быструю разморозку?

- Нет, вообще не надо размораживать, спасибо, я их повезу так, - сказала Куинн. - Боюсь, если везти восемьдесят кило ящериц размороженными, через четыре недели на них будет не очень приятно смотреть.

Девушка сморщила носик.

- По-моему, на них неприятно смотреть при любой температуре.

- Я вас уверяю, чем дальше отсюда, тем они аппетитнее, - ухмыльнулась Куинн.

За спиной зашипели раздвижные двери в коридор. Этан и Терренс Си отошли в сторону, пропуская гравиплатформу с полудюжиной небольших запечатанных канистр, ведомую экотехником в зелено-голубой униформе.

- Простите, мэм, - произнесла приемщица. - Это срочное.

Этан приятно удивился, узнав экотехника; это был Теки, видимо, привез что-то со своей работы. Его станция была недалеко отсюда. В тот же миг Теки узнал Этана и Куинн. Экотехник не знал в лицо Си, поэтому не обратил на него внимания, и Си незаметно отодвинулся на задний план.

- А, Теки! - воскликнула Куинн. - Я как раз собиралась зайти попрощаться. Ну как ты после давешних приключений?

Теки фыркнул.

- Да, меня же похитили и пытали маньяки-убийцы. Я в жизни так не веселился. Спасибо.

Куинн дернула углом рта.

- Что, Сара больше не сердится, что ты тогда не пришел?

У Теки в глазах мелькнули искорки, и ему не удалось скрыть ухмылки.

- А, да, как только она убедилась, что это не розыгрыш, она, хм, проявила искреннее сочувствие. - Он попытался изобразить строгость. - Но черт побери, я так и знал, что это для твоего карлика! Ну теперь-то ты мне можешь рассказать, а, Элли?

- Конечно. Как только рассекретят.

Теки застонал.

- Это нечестно! Ты же обещала!

Куинн беспомощно пожала плечами. Он обиженно нахмурился, потом явно решил больше не сердиться.

- Попрощаться? Ты скоро уезжаешь?

- Через несколько часов.

- О! - Теки был явно разочарован. Он взглянул на Этана.

- Добрый день, господин посол. Слушайте, я, это, хотел извиниться за то, что Хельда сделала с вашей посылкой. Надеюсь, вы не подумали, что у нас вообще принято так обращаться с чужими грузами. Хельда теперь в отпуске по состоянию здоровья - сказали, что у нее нервный срыв. А я исполняю обязанности заведующего Станцией Б, - застенчиво похвалился он. Он поднял руку, показав им, что на рукаве у него две синих полосы, а не одна, как раньше. - По крайней мере до тех пор, пока Хельда не вернется.

Приглядевшись, Этан увидел, что вторая полоса пришита на живую нитку.

- Замечательно, - сказал он. - Можете пришить полоску покрепче. Меня заверили, что Хельда уже не вернется на работу.

- Правда? - Теки просиял. - Слушайте, давайте я выкину эту дрянь, - он указал на свою платформу с канистрами, - и пойдем вместе - пойдемте со мной на станцию Б, на пару минут, а?

- Только на пару минут, - предупредила Куинн. - А то я опоздаю на свой рейс.

Теки махнул рукой, показывая, что понял.

- Ну пошли тогда, - пригласил он, проводя свою платформу мимо прилавка и через двери воздушного шлюза по ту сторону прилавка, открытые для него девушкой- приемщицей.

- Нет, мне надо сначала получить мое барахло, - ответила Куинн. Этан, движимый любопытством, пошел вслед за платформой. Си направился за ними, неприметный, безмолвный, одинокая неприкаянная фигура. Этан улыбнулся ему через плечо, пытаясь сделать так, чтобы телепат не чувствовал себя чужим.

- Так расскажите мне про Хельду, - сказал Теки, обращаясь к Этану. - Это правда, что она украла образцы тканей и подсунула их в афонский груз?

Этан кивнул.

- Я не совсем понимаю, чего она пыталась добиться. Может, она и сама этого не знала. Может, она хотела, чтобы в контейнерах было хоть что-нибудь, чтобы на первый взгляд казалось, что они заполнены как надо. Если бы они оказались совсем пустые, сразу стало бы ясно, что с ними что-то не так. Получилась детективная загадка, хотя, может быть, Хельда этого совсем не хотела.

Теки покачал головой, словно не мог поверить.

- А это что? - Этан показал на платформу.

- Образцы зараженных грузов, которые мы сегодня конфисковали и уничтожили. Мы кладем образцы в холодное хранилище, чтобы потом у нас были доказательства, если вдруг на нас подадут в суд, или вспыхнет эпидемия, или еще что-нибудь в этом роде.

Они вошли в холодную белую комнату, напичканную роботами и оборудованием и снабженную воздушным шлюзом. Этан понял, что эта комнатка находится на самой внешней поверхности Станции.

Теки быстро набил команды на пульте комконсоли, вставил диск, сунул канистру в сверхпрочный пластиковый мешок с кодом на этикетке и прикрепил мешок к роботу-манипулятору. Робот поднялся и вылетел в воздушный шлюз, который зашипел, закрыл створки и начал цикл по выходу в открытый космос.

Теки коснулся кнопки на стене, и панель отъехала назад, открывая прозрачное окошко, наподобие громадных окон Приюта Приезжих, только небольшое. Фрагменты конструкций Станции загораживали почти весь вид на галактику. Этан решил, что это окошко выходит как бы на задний двор Станции, только этот задний двор был хорошо освещен. Теки внимательно смотрел, как робот вышел из шлюза и полетел в вакууме, вдоль длинного строя металлических стоек, увешанных мешками и коробками.

- Это самый большой чулан во Вселенной, - размышлял вслух Теки. - Наша собственная кладовка. По-хорошему нам надо бы устроить уборку и уничтожить весь хлам, который там болтается со дня основания Станции. Правда, нельзя сказать, что нам не хватает места. Но если я буду начальником Станции Ассимиляции, я бы мог организовать дело… ответственность… не терять времени даром…

Слова экотехника слились в неясный гул, когда Этан впился глазами в связку прозрачных пластиковых пакетов, висящую на стойке неподалеку. В каждом пакете лежало по нескольку одинаковых белых коробочек очень знакомого вида. Точно такую беленькую коробочку при нем готовили сегодня утром в биолаборатории, чтобы поместить в нее дар Куинн. Сколько же там коробочек? Плохо видно, не сосчитаешь. Не меньше двадцати, это уж точно. Больше тридцати. Вот мешки, в которых лежали коробочки, несложно было посчитать. Девять мешков.

- Выбросила, - прошептал он. - Выбросила!

Робот добрался до нужной стойки и прикрепил там свою ношу. Внимание Теки было полностью сосредоточено на движущемся механизме; Теки сделал несколько шагов назад, чтобы пронаблюдать, как робот пройдет обратно через шлюз. Этан потянулся, схватил Си за руку, подтащил его к себе и молча показал в окно.

Си мрачно глянул в окно, потом еще раз. Он застыл, приоткрыв рот. Он уставился туда так, словно глазами мог преодолеть расстояние и прозрачную преграду. Он начал тихо, вполголоса ругаться, так тихо, что Этан едва разбирал слова; он сжимал и разжимал кулаки и прижимал ладони к прозрачному материалу окошка.

Этан посильнее схватил Си за руку.

- Это они? - прошептал он.

- Я вижу герб дома Бхарапутра на этикетках, - выдохнул Си. - Их упаковывали при мне.

- Должно быть, она сама их сюда отправила, - пробормотал Этан. - И никаких записей в компьютере. Я готов поспорить, что по описи это место числится пустым. Она их выбросила. В буквальном смысле слова выбросила - наружу. Туда.

- А может, они и не испортились? - спросил Си.

- Замороженные - может, и нет…

- Надо сказать Куинн… - начал Этан.

Си схватил Этана за запястья.

- Нет! - прошипел он. - Она свое получила. Это Джейнайна. Это моё.

- Или Афона.

- Нет. - Си побелел и дрожал, глаза его горели, как два синих фейерверка. - Моё.

- Вообще-то, - очень осторожно произнес Этан, - одно не обязательно исключает другое.

Воцарилось напряженное молчание, и лицо Си озарилось невозможной надеждой.