На главную страницу Лоис М.Буджолд

Безумный день или Воспоминания племянницы

Марта (леди Катрин Формюир)

Позвольте представиться, я – Катрин Формюир, племянница по матери графа Форвользе. Мои родители трагически погибли и уже 8 лет я живу в замке дядюшки.

Итак, в замке Форвользе готовились к свадьбе единственной дочери графа, юной Алисии. (К слову сказать, не такой уж и юной, 25 лет как никак). Все, и домочадцы, и слуги несколько месяцев стояли на ушах, дабы не ударить в грязь лицом перед приглашенными гостями, в числе которых была и императорская семья. Уже перед самым торжеством оказалось, что уйма работы так и осталась незаконченной. Срочно выметали мусор из углов, стирали пыль с фамильных портретов и украшали залы гирляндами цветов, а также воздушными шариками (по последней земной моде). Поставщики ругались как сапожники, пытаясь найти в оккупированной стране все, что в последний момент вдруг оказалось особенно необходимым. Повара сбились с ног, готовя праздничный ужин. Музыканты пытались в последний раз повторить вальсы и аллеманды.

Но вот все было готово. Невеста была чудо как хороша в своем сиренево-белом платье (Надо отметить, что наша родственница, графиня Форратьер, несколько часов мужественно трудилась над ее обликом, сотворив просто шедевр макияжа. Брак-то конечно, по расчету, но ведь жених не должен вздрагивать, глядя на свою нареченную). Жених, Влад Форкрафт, выглядел исключительно мужественно в своем мундире фамильных цветов. (Правда, цвет его лица после вчерашнего мальчишника немного отдавал желтизной…)

Церемония проходила в парадном зале замка на первом этаже. Началось все с представления гостей. Графы, графини, лорды и прочие один за другим входили в зал. Все были одеты исключительно празднично: вечерние платья, мундиры. (Хотя наряды в основном новизной не блистали. Насколько я могу судить по номеру журнала «ELLE», любезно привезенному мне кузеном Доно из столице, сейчас в моде совсем другие цвета. А уж про фасоны и говорить нечего. Похоже, эти платья просто вытащили из бабушкиных сундуков. К сожалению, среди инопланетных гостей преобладали мужчины. А жаль, мне так хотелось узнать, действительно ли на Бете сейчас носят ТАКИЕ декольте). Наконец прибыла императорская семья: императрица, принцы, принцессы. Мой дядюшка, донельзя польщенный такой честью, дал отмашку: начинать.

Дальше все было честь по чести: сваха, друг жениха, обеты, подарки. Жених держался очень достойно. Невеста светилась от счастья. Дядюшка тоже. Гости с интересом наблюдали за церемонией (К счастью, короткой). Все было очень мило. Нет, есть что-то особенное в наших барраярских обычаях. Свое, родное…

Начался бал. Открывали его, естественно, новобрачные. Танец следовал за танцем. К сожалению, наши музыканты, несколько дней лихорадочно зубрившие последние новинки сезона, умудрились таки забыть как играть очень красивый (и, главное, простой) танец – тинтернель. (Ох, припомню я им это после праздника).

Вечерело. Гости все чаще вспоминали о том, что пора ужинать. (По крайней мере, кавалеры время от времени исчезали, а когда возвращались от них явственно пахло коньяком. А дамы лихорадочно рылись в вечерних сумочках в поисках завалявшихся там конфет или печенья). Оттягивать дальше было нельзя. Закончили там всё повара или нет, а надо было срочно вести всех в столовую. А то уже неприлично, знаете ли … К сожалению, господа графы перекусили на скорую руку и удалились. Их ждала трудная и нудная работа. Что-то насчет космопорта. Но это меня не особенно интересовало, пуская сами разбираются. Остальные гости разбрелись по замку, рассматривая картины, перекусывая на ходу, просто болтая. Графине Форратьер я подкинула (не без ехидства) идею женить моего милого кузена Доно. Она так рьяно взялась за это дело, что к концу вечера беднягу сговорили с некоей девицей (из форов, разумеется).

В общем, пока все шло неплохо. Кто же знал, что вскоре наш милый замок будет напоминать форменный сумасшедший дом.

Надо сказать, что меня больше всего волновали две вещи. Первая касалась сердечных дел. В нашем замке лекарем был некий человек. (Такой высокий брюнет…). И я, не стану скрывать, уже некоторое время была в него влюблена. Первая любовь и все такое. Но что же дальше делать? Не говорить же дядюшке. Ведь если его (дядюшку) сразу не хватит удар, он меня убьет на месте (Простолюдин и все такое). Нет, этот путь я отмела сразу. Броситься к нему (лекарю) на шею и признаться в любви? Самой? Первой? В конце концов, я же приличная девушка из старинной форской семьи. Нет, это тоже невозможно. Оставалось одно – писать письма, полные тонких намеков. Но намеков он не понимал, а сказать напрямую я не решалась. Итак, мое сердце было разбито…

Вторая проблема касалась еще одного моего дяди, предыдущего графа Формюир. Мне стало известно (не спрашивайте меня откуда), что граф Форратьер убил его, несправедливо обвинив в измене. Некоторое время я пыталась понять, как быть дальше. Как говорится, до бога высоко, до царя далеко. Но тут (какая удача) практически вся императорская семья прибыла к нам на торжество. Оставалось выбрать момент, броситься в ноги и просить о справедливости. Но не тут-то было.

Сначала случилось то, что несколько поколебало мое уважение к графу Форвользе. Камеристка Алисии, Рада Бидж, оказалась дочерью моего дядюшки. Внебрачной, само собой. И это при живой-то (20 лет назад, разумеется) жене, моей тетке. Ах, дядюшка, дядюшка…

Затем, как гром среди ясного неба, - новое известие. Погиб император Дорка. Казалось, что хуже уже быть не может. Но дальше начался просто кошмар. Принцы передрались между собой. Причем они вовсе не претендовали на корону. О, нет… Каждый старался спихнуть ее другому претенденту. Совет графов устраивал бесконечные прения и никак не мог прийти к определенному мнению. А тут еще вдруг оказалось, что Влад Форкрафт тоже относится к семье Форбарра (какая-то давняя таинственная любовная история с завещанием) и претендует на наследство. Таким образом, моя кузина Алисия превратилась в принцессу. Я уж и не знала, радоваться за нее или огорчаться. А, глядя на принцев, готова была взмолиться: «Ну, решайте уж скорее, кто из вас будет императором». (Надо же в конце концов знать, кому в ноги падать).

А потом случилось такое, что на какое-то время я позабыла о своей второй проблеме. Воскрес император Дорка. То есть, конечно, он и не погибал. То ли информация была непроверенной, то ли это была провокация СБ… Не мне судить. Я очень рада за нашего императора и все такое…Но в такой ситуации (принцы вне себя, графский совет в прострации) нечего было и думать о том, чтобы просить Дорку разбираться в моих проблемах с графом Форратьером.

Остается сообщить еще вот о чем. К концу вечера ко мне посватался очень милый молодой человек, недавно назначенный финансовым советником императора. Он землянин, чем-то там торгует. Подумав некоторое время и поговорив с ним наедине, я с горя дала свое согласие. (Не фор, но при императоре. Богат. С перспективами). Дядюшка был не против.

Смущала одно: теперь, когда я собираюсь выйти замуж, а Алисия уже сделала это, граф Форвользе оставался один в своем огромном поместье. Была еще Рада, но ведь и она здесь надолго не задержится. Надо было срочно что-то делать. И тут мы вспомнили, что Кэрол Фораронберг была бы не прочь еще раз попытать счастье в супружестве. Так что мы быстренько свели вместе Кэрол и дядюшку и оставили одних. Похоже, дело у них сладится.

Вот так прошел у нас день свадьбы моей дорогой кузины Алисии.

Катрин Формюир

апрель 2002, ФорКон