воздух ибицы
На главную страницу Лоис М.Буджолд

Четыре свадьбы и одни похороны, или история одного заговора.

Сэрмал (лорд Влад Форкрафт)

Когда год назад граф Василий Фордариан разбирал бумаги своей жены, он наткнулся на документы, из которых следовало, что мой отец Георг Форкрафт, умерший, когда я был еще ребенком, был на самом деле наследным принцем Форбарра. Таким образом я, полковник Генштаба Влад Форкрафт, оказался в весьма двусмысленной ситуации. Из небогатого фор-лорда, не являющегося наследником провинции, я превратился в истинного наследника императора Влада Форбарры, предшественника Дорки Форбарры, что сулило мне либо власть и титул моего деда, либо, что гораздо вероятнее, быструю смерть. В конце концов, мой дядя, старший сын императора Влада, был умерщвлен во время войны за престол, а отец всю жизнь скрывался под фамилией своей жены, Стеллы Форкрафт.

Может быть, я предпочел бы скрывать свое происхождение и дальше, если бы не ухудшающаяся военная и политическая ситуация на Барраяре. Дорка стремительно старел. Необходимость постоянно переезжать и скрываться, опасаясь атаки цетов, подорвала его здоровье. Наследником же мог стать крон-принц Юрий, мрачный неуравновешенный человек, не женатый в свои 30 лет, но успевший стать причиной многих тайных скандалов, связывающих его имя с различными дамами и кавалерами, от кузины Геллы Форратьер до Доно Форратьера. Правящий дом всегда предпочитал жениться внутри своего клана, чтобы не увеличивать число родственников императора, могущих претендовать на престол, что привело к некоторому вырождению. Младшая сестра Юрия Катерина, энергичная незамужняя дама, также вела активную светскую жизнь. Раньше, будучи простым полковником, я не мог и мечтать смотреть в ее сторону, а теперь она оказалась моей родственницей. Кроме Юрия у Дорки был незаконнорожденный, но признанный сын Ксав, долгое время проживший на Бете и отличавшийся недопустимой для императора во время войны мягкостью характера, а также имевший жену-бетанку и дочерей. За Ксавом бы наследовал Эзар, двоюродный племянник Дорки. Этот молодой человек последние годы сражался в партизанских отрядах генерала Форкосигана, дослужился до капитана и был далек от политики. Ни один из возможных наследников не был способен вести игру с цетами и держать в кулаке графов.

За год план заговора был подготовлен, а круг заговорщиков расширился. В него входили: мой кузен Василий Фордариан, желавший стать министром по внешней торговле, граф Форвользе, известный своими дружескими и торговыми связями с цетами, который готов был обеспечить передачу цетам информации о местонахождении Дорки и финансовую поддержку, а взамен требовал, чтобы его дочь Алисия, 26-летняя незамужняя девица гренадерского роста, стала императрицей, Граф Форсмит, обеспечивавшая еще один голос в совете, родственные связи и финансовую поддержку взамен на подтверждение ее статуса графа и выгодные условия для развития провинции, а также Гелла Форратьер, незаконная дочь Пьера Форратьера и любовница Юрия. Гелла хотела получить деньги и уехать с Барраяра. Взамен она копировала для нас секретные депеши о местонахождении императора и даже выкрала кинжал с малой императорской печатью. План был довольно прост всего лишь позволить цетам убить Дорку, а после убедить графов, что я имею больше прав на престол, нежели Юрий или Ксав. Думаю, что для всего Барраяра моя кандидатура была предпочтительнее, чем безумец и гомосексуалист Юрий либо ублюдок-полубетанец Ксав. Эзар, мало кому известный мальчишка, не мог конкурировать с прямым потомком по мужской линии императора Влада. Главной задачей было отвести подозрения в смерти Дорки от внезапно объявившегося наследника. Впрочем, мы постарались бы повернуть все так, что в смерти императора оказывался виновен Юрий именно через него произошла утечка информации.

Наконец, был выбран день, в который должно было произойти убийство Дорки. Весть о смерти императора должна была прийти прямо на Совет графов, и, вместе с тем, день моей свадьбы. Это была моя гарантия, ведь если бы коллаборационист Форвользе передумал бы и выдал нас с Фордарианом, Алисия получила бы вместо статуса императрицы позор вдовы изменника. Мое присутствие как жениха давало мне возможность непринужденно пообщаться со всеми гостями, и прощупать их на предмет политических пристрастий.

И вот гости собрались в резиденции графа Форвользе, моего тестя. После свадьбы собрался совет графов. Дорка отсутствовал, как и ожидалось. Для начала графы обсудили вопрос о строительстве космопорта. Большинством в один голос графы выбрали провинцию Форпатрила. Впрочем, это решение не было важным ни для претендовавшего на космопорт Фордариана, ни для меня. Как аналитик Генштаба я знал, что если на совете мы договоримся с торговцами оружием и получим зенитки, способные противодействовать орбитальному оружию цетов и их кораблям, Барраяр будет освобожден. Если космопорт и будут строить, то в провинции, наименее пострадавшей в ходе военных действий. Не имеющая ключевого значения провинция кузена очевидно будет менее повреждена, чем провинция Форпатрилов в центре материка. К тому же, если бы заговор удался, у меня оказалась бы власть достаточная для вознаграждения родственников.

Все шло по плану - генерал Форратьер объявил о гибели Дорки, умолчав об обстоятельствах гибели. Потом начались неожиданности. Последний приказ Дорки снимал с Юрия статус крон-принца, и повелевал графам избрать нового наследника из числа принцев крови. Это давало мне неожиданное преимущество, но усиливало подозрения. Слишком много совпадений.

Началась игра. Самым опасным человеком на совете был Пьер Кровавый, генерал Генштаба, глава созданной им службы безопасности, голос и душеприказчик императора, брат императрицы. Следовательно, с ним мне и надо было говорить в первую очередь. Мой непосредственный начальник, Пьер отнесся к докладу с одобрением. Разумеется, ему льстило, что он первым после Василия узнал тайну, хранимую много лет. У меня были развязаны руки - Пьер посоветовал мне не выносить кандидатуру на голосование самому. Это и так не входило в мои планы, зато теперь я мог играть роль жертвы обстоятельств с чистой совестью.

Честолюбивый Фордариан, потерявший космопорт, оказался отличным прикрытием. Мои люди сообщали мне о происходящим, однако плести интриги мне не требовалось в глазах совета я должен быть честным и достойным претендентом, гарантом сохранения статус кво. Впрочем, прощупать Ксава и Эзара я был должен на голоса Ксава я рассчитывал, да и Эзара можно было бы перетянуть на свою сторону. Однако принцы были на удивление спокойны и даже веселы, что наводило на мысли о провокации. Я не решился говорить с обоими, а поодиночке не представилась возможность. Впрочем, мне удалось имитировать волнение, тревогу и состояние мучительного выбора - никто не должен был догадаться, что происходящее не является неожиданностью. К моменту объявления претендентов на моей стороне было шесть или семь голосов, то есть треть совета. Я бы прошел во второй круг голосования, а уж там за меня проголосовали бы и сторонники Ксава, с которым я бы договорился, и противники Юрия.

Чего не предусмотрел ни один из заговорщиков, так это объединения семьи Форбарра. Весь расчет строился на разделении сторонников Ксава и Юрия. Одна нелюбовь к крон-принцу не дала бы мне голосов, достаточных для победы в совете, требовалась поддержка партии прогрессистов. К тому же, выступить против всей семьи Форбарра означало фактически противопоставить себя всему Барраяру. Что ж, слово уже было сказано, тайна открыта. Мне оставалось надеяться на то, что сам заговор останется нераскрытым, и делать хорошую мину при плохой игре. Оказавшись наедине со всей императорской фамилией, прямо перед Ксавом и императрицей, я разыграл свои карты военный, поддавшийся искушению родни. Эта честность и прямота, как я и рассчитывал, принесла мне уважение семьи, и послужила щитом от подозрений в соучастии, ведь бравый полковник, галантный кавалер и жених, не похож на коварного интригана. К тому же я позволил уговорить себя не посулами богатства, а соображениями патриотизма и блага Барраяра. И в самом деле, не мог же я заявить Элене Найле Форратьер-Форбарра, что считаю ее сына сумасшедшим мужеложцем? Да еще в присутствии последнего и генерала Форратьера? Было ли мое решение проявлением слабости и нерешительности, или разумной осторожностью? Я до сих пор не уверен.

Что было дальше, вы знаете. Я снял свою кандидатуру в пользу Юрия, меня приняли в семью, а принцесса Катерина сама повязала мне пояс цветов Форбарра поверх моего серебряного кушака. Выиграл я или проиграл? Не проиграл, поскольку остался жив. Несмотря на то что император не погиб, хотя я до сих пор не знаю, вина ли это предательства в наших рядах, неловкость цетов или отличная работа службы безопасности. Более того, сейчас я близкий друг принца Юрия, и признанный принц. Форпатрил и многие другие графы стали на мою сторону, ведь я добровольно отказался от власти ради блага Барраяра. Форвользе не стал тестем императора, зато получил приличные деньги от цетов за информацию о Дорке. Алисия до сих пор опасается за мою жизнь и жизни наших будущих детей, однако статус принцессы и удачное замужество ей по вкусу. Она смотрит сквозь пальцы на мои маленькие шалости.

Тем более, что воскрешение императора и вся закулисная возня привели к желанию многих графов упрочить свои позиции, и тот знаменательный день украсился еще тремя помолвками. Лорд Форвин женился на незаконной дочери Форвользе, Доно женился на сестре Синклера Форвина. Фордариан получил должность спикера в совете и сменил зануду Форхартунга. Гелла вышла замуж за Юрия и более менее счастлива. Граф Форсмит по-прежнему управляет своей провинцией, и я постараюсь сделать все, чтобы она была графом и дальше. Главное, чтобы все заговорщики были довольны. А я - я обладаю запасом времени, чтобы стать известным народу Барраяра. Договор с пилотом о поставке оружия был заключен, графам даже не пришлось скидываться. Скоро цеты покинут нашу планету, оставив все построенные ими заводы и комплексы. Дорка умрет через несколько лет, и тогда... Я опять рискую, но ведь это же наша семейная игра?

апрель 2002, ФорКон