печать полипропиленовых этикеток
На главную страницу Лоис М.Буджолд

Игра "Совет графов"

Краткий пересказ сюжета

апрель 2002, ФорКон

Шел седьмой год Первой Цетагандийской войны. Высшее командование Барраяра составило рискованный план по внезапному захвату наземных баз и заводов, которые цетагандийцы построили за эти годы на окуппированных землях: они должны были служить материальной поддержкой и основой для строительства будущего "флота вторжения", реально предназначенного для захвата Комарры. Это послужило бы переломным моментом в войне, но барраярцам было ясно, что без галактической помощи - оружием и деньгами - операция обречена на провал, а они так и останутся на положении побежденных.

Между тем цетагандийцы тоже понимали, что враждебно настроенное к ним население и непрекращающиеся партизанские действия слишком дорого обходятся империи с экономической точки зрения. И вот в чью-то голову пришла идея предложить барраярцам реальное сотрудничество: построить совместный гражданский космопорт. Император Дорка дал на то свою санкцию, и для решения этой проблемы необходимо было собрать Совет Графов. Граф Форвользе, известный коллаборационист, добился от цетагандийцев (равно как и от партизан) гарантий безопасности всех прибывающих в его замок. В частности, цеты прислали невооруженную делегацию из трех высокопоставленных лиц - фактически, своих заложников.

На этом же Совете должен был негласно (и, разумеется, в тайне от цетагандийцев) решиться вопрос о контрабандной доставке на Барраяр новейшего оружия, которое позволило бы осуществить перелом в войне. Для этого принц Ксав привез на Совет двух торговцев-инопланетников - джексониаца и бетанца - чтобы графы могли бы выслушать их предложения и решить вопрос оплаты.

Совет Графов был, в качестве формального предлога, приурочен к семейному торжеству: в этот день должна была играться свадьба Алисии Форвользе с лордом Форкрафтом.

Полковник лорд Влад Форкрафт был тоже непрост. По своему происхождению он принадлежал к ветви Форбарра, восседавшей на престоле до императора Дорки; он приходился внуком императору Владу Ученому, будучи сыном его младшего сына Георга (считалось, что в гражданской войне, завершившейся приходом Дорки к власти, Георг погиб, не оставив потомства, однако на самом деле он скрывался под чужим именем и успел вступить в брак с девицкй Форкрафт). Сам Влад до поры до времени об этом факте осведомлен не был, но узнав, поддался на посулы своего кузена графа Фордариана захватить трон. Для этого необходимо было устранить Дорку. И тут подвернулся удобный случай: с одной стороны, заговорщикам удалось узнать его местонахождение, с другой, можно было через будущего тестя, Форвользе, передать информацию цетам и сделать все их руками. Да еще дошли слухи, что император гневается на кронпринца Юрия (будущего Безумного) и желает его лишить статуса своего наследника. И вдобавок - вот он, Совет Графов, где можно заявить о своих правах.

Цетагандийцы, организовавшие операцию по устранению императора, были четко уверены, что Дорка должен погибнуть, и их задачей было не допустить воцарения после его смерти на престол неугодного им кандидата - или вообще устроить хаос во властных структурах Барраяра. Присутствие цетагандийской делегации на Совете давало для этого благоприятную возможность.

Однако никто не знал, что граф Форвользе тайно сообщил Дорке о планах заговорщиков. Тот понял, что ему подворачивается удобная возможность устроить проверку своему Совету и родне - в некотором роде, "учения в условиях, приближенных к боевым". Так что он решил инсценировать собственную гибель (сообщив о своих планах лишь своей правой руке и другу, руководителю безопасности генералу графу Пьеру Форратьеру "Кровавому") и узнать, что за ситуация способна сложиться после его возможной смерти - а император был уже очень немолод и понимал, что при самом благоприятном раскладе жить ему осталось не так уж много.

Итак, в одном месте собралась самая пестрая компания: два десятка графов или графских депутатов со своими дамами плюс несколько инопланетников - трое цетагандийцев, пилот-комаррец, бетанский и джексонианский коммерсанты. (Оруженосцы и слуги - само собой).

У каждого было свое представление о том, зачем они прибыли в этот замок; впрочем, сперва все присутствующие - от членов императорской семьи до инопланетных гостей - дружно собрались в большой зале замка подле свадебного круга, где сваха соединила руки жениха и невесты, а леди Алисия и лорд Влад произнесли свои брачные клятвы. Граф Фордариан, как посаженный отец жениха, вручил в качестве символических подарков мешочек с крупой и бутыль вина; церемониальными подарками графа Форвользе были богато украшенный золотом тупой нож и вышитый родовыми гербами кошелек. Завершился свадебный обряд балом, где гости прошлись в фигурах традиционного танца отражений.

После этого гостям было подано легкое угощение, а вскоре членов Совета пригласили собраться на заседание в отдельном зале. Первым обсуждаемым вопросом, как и предполагалось, оказалось соперничество двух Округов за строительство на их земле будущего космопорта; после докладов, прений и задаваемых графами весьма непростых вопросов Форпатрил с перевесом в один голос выиграл это соревнование у Фордариана. Затем слово взял принц Ксав, сообщивший о том, что от двух конкурирующих коммерческих компаний поступило предложение о продаже Барраяру партии оружия и что представители обеих находятся сейчас в этом замке и готовы представить свои проекты Совету.

Торговцев решили заслушать после перерыва. Гости разошлись по залам. Граф Форпатрил принимал поздравления. Собравшиеся дамы обсуждали наряды - восхищались пышным традиционным платьем графини Форратьер в родовых серо-синих цветах, одобрительно кивали вслед нежно-розовому наряду юной принцессы Оливии, с интересом разглядывали искусную вышивку на платье и сложный головной убор Хельги Формюир или поджимали губы при виде шокирующе высокого разреза на юбке вдовствующей графини Фораронберг...

Внезапно граф Форратьер обратился к спикеру Совета с просьбой немедленно созвать заседание. Появившись перед графами в парадном генеральском мундире, он сообщил им о гибели императора и передал его завещание, снимающее с Юрия титул кронпринца и требующее от Совета избрать императорского преемника из числа принцев Форбарра. Затем генерал Форратьер объявил военное положение, перекрыл все выходы из замка и заявил о своей полной беспристрастности и готовности служить императору - нынешнему или будущему.

Совет оказался ошеломлен; подавляющее большинство графов, не считая заговорщиков, и не подозревало о подобной перспективе. Совпадение смерти императора с днем Совета казалось слишком подозрительным, чтобы посчитать эту смерть полностью случайной; намерения Дорки, оставившего Империю без наследника и создававшего тем самым почву для раскола графов, выглядели непонятно; кроме того, подробностей его гибели известно все еще не было, так что многие - включая и императрицу - отказывались в нее верить. И, наконец, при оглашении списка претендентов, из которых предстояло выбирать Совету, Влад Форкрафт с подачи Фордариана провозгласил себя принцем Форбарра и подтвердил свое право нужными бумагами; тем самым ситуация сделалась еще запутанней, поскольку заявление Влада явно выглядело слишком "своевременным".

Принцы дома Форбарра решили уединиться, чтобы все обсудить по-семейному. Императрица, женщина с железной волей, заявила, что только принц Юрий может быть законным наследником. Принц Ксав, второй в линии наследования и самый старший из принцев, склонился к решению не устраивать открытой междоусобицы и поддержать Юрия; он убедил Эзара не выдвигать свою кандидатуру. Новоявленного принца Влада поставили перед альтернативой - либо он присоединяется к решению семьи, либо семья его не принимает и считает своим врагом; неудивительно, что и он пообещал отказаться от притязаний на трон в пользу Юрия.

Прочие обитатели замка тоже время зря не теряли:

Пока семья Форбарра совещалась за закрытыми дверями, среди графов сложились две партии - одна концентрировалась вокруг заговорщиков, вторая - вокруг графа Форпатрила. Однако в обоих партиях не было единого мнения, за кого следует голосовать. Шансы Влада, которого взяло в оборот семейство Форбарра, сделались невелики - это понимали и его коллеги по заговору. Практически все графы сходились во мнениях: во-первых, принц Юрий не должен стать императором, и, во-вторых, что бы ни решила семья Форбарра, именно графы должны выполнить последнюю волю Дорки и избрать его наследника голосованием Совета.

Когда же в зал Совета вернулась семья Форбарра и каждый из принцев по очереди заявил, что, будучи избран наследником, он немедля отречется от трона в пользу Юрия (который при том лишь загадочно улыбался), графы оказались в двусмысленном положении. Несмотря на явное давление графа Форратьера - не только душеприказчика Дорки, но и родного брата императрицы - спикер граф Форхартунг пытался убедить Совет не спешить с выбором из единственной кандидатуры. Прямое голосование не имело смысла; требовалось искать иные пути, чтобы исполнить дух, если не букву, императорского завещания. Повисла пауза.

В этот момент, еще до того, как кто-либо смог осмыслить происходящее, в зал вошел живой и невредимый император Дорка. Он объявил, что Совет графов не выполнил его приказа и не избрал достойного наследника, - и что он сам тоже пока воздержится с принятием этого решения.

Затем Дорка сместил Форхартунга с поста лорда-спикера и назначил на его место Фордариана; в тайные намерения императора входило усыпить бдительность одного из главных участников заговора и выявить его сторонников среди графов. Однако Форвользе, изначально знавший о роли Фордариана в заговоре с целью убийства императора, прилюдно назвал того изменником и "карманным спикером". В результате графу Форвользе досталось по лицу перчаткой Фордариана, и последовала дуэль - единственная за все время Совета.

Итак, чем же все закончилось? В смысле внутренней политики - ничем: как заговорщики не достигли своих целей, так и Дорке не удалось выбрать себе более достойного наследника. Не выиграл никто - что обычно и бывает в жизни. Зато в противостоянии Цетаганды с Барраяром была одержана маленькая, но важная победа: успешно закуплено оружие. А значит - в будущее можно смотреть с оптимизмом.