Арматурные каркасы.;шарики с гелием
На главную страницу Лоис М.Буджолд

Подлинная история Девы Озера

Е.Смолянина, А.Ходош


Согласно старой барраярской легенде, город Форкосиган-Сюрло, что на Длинном Озере, был осажден силами Хазельбрайта. Верные отсутствующему графу вассалы, офицер-фор с сестрой, держались до последнего. И в ожидании последней решительной атаки Дева Озера подставила свое нежное горло под меч брата, предпочтя принять смерть пленению. А на следующее утро осада была внезапно снята с помощью ее жениха - дальнего предка лорда Аудитора Форкосигана, в будущем знаменитого генерала графа Зелига, приславшего осаждающим ложную информацию о подходе подкрепления к осажденным. Враги отступили. Но для Девы Озера, естественно, было уже поздно.

"Комарра"

Как известно, самый клев - на рассвете, и если хочешь поймать сколь нибудь приличных размеров форель, то забудь о подушке. Поэтому Майлз разбудил Айвена часа через два после полуночи, без капли сочувствия выслушал первую порцию сонных и бессвязных жалобных стонов кузена и, подпрыгивая от нетерпения, коротко велел ему заткнуться и не быть тряпкой. В конце концов этой осенью им поступать в Имперскую Академию, а там сержант будет не менее суров и вряд ли будет утром нежно поглаживать по плечику, а заорет "Подъем!" И через четверть часа, при свете фонариков, отряд из трех человек отправился в путь. Впереди шел Майлз со спиннингом, за ним плелся еще толком не проснувшийся Айвен с рюкзаком на плечах, а сзади шагал оруженосец Эстергази, нагруженный большой сумкой с закусками и запасом местного пива. Майлз заставил свой отряд проделать не менее мили, прежде чем скомандовал "Привал". Айвен почти упал на мокрую траву, подернутую ранней росой. Стоял на редкость пасмурный июль, было тепло, но сыро и туман клубился над водой Долгого Озера, скрывая очертания берегов, причудливо струился сквозь стволы старых кленов и редкие поросли проволочного кустарника. Было тихо, на востоке низкие облака казались чуть светлее чернильно-черного неба. Но это была, без сомнения, глубокая ночь, и рыба явно еще и не думала просыпаться.

Над озером вдруг раздался негромкий и протяжный низкий звук, похожий на жалобный стон, потом раздался приглушенный всплеск воды и листья деревьев, стоящих у самой воды тревожно зашелестели. Айвен ойкнул. Майлз насторожился и прислушался. Все трое напряженно замолчали, пытаясь понять источник звука. Легла тишина. Через пару минут, когда продолжения не последовало, Айвен с Эстергази были направлены на работы по устройству лагерной стоянки, а Майлз двинулся на разведку к воде. Вскоре он вернулся и объявил, что тревога была ложной, а звуки, по всей видимости, были исключительно природного, то есть необъяснимого происхождения.

- Наверное, это шумит призрак несчастной Девы Озера, - попытался пошутить слегка запыхавшийся Айвен, после того, как поставил палатку, накрепко, по все правилам, привязав ее к колышкам. - Вдруг ее неупокоившаяся душа до сих летает где-то тут, над водой? Ведь развалины замка здесь рядом, верно? Днем его было бы запросто видно, если, конечно, мы не прогулялись аж до Хассадара, по твоей милости, - он язвительно кивнул кузену.

После краткого военного совета было принято решение подкрепить свои силы бутербродами в ожидании сигнала к наступлению... гм, то есть в ожидании рассвета.

- А знаете ли вы, джентльмены, подробности этой славной легенды, ну о деве, что была невестой генерала Зелига? - с легкой улыбкой спросил Эстергази, пока Майлз и Айвен с увлечением жевали ломти пряного, вкусного, недавно выпеченного хлеба с кардамоном.

Айвен, с набитым ртом, на скорую руку запил бутерброд глотком черного кофе из термоса, заботливо припасенного самым молодым оруженосцем графа Петера, и с готовностью выпалил: - Я знаю подробности, да еще какие потрясающие! На самом деле, все было со-овсем не так. История сделала славный винт, или твои предки, кузен Майлз, явно постарались кое-что подчистить и подправить. Ведь, как мне рассказывал один знакомый моей заботливой мамаши, поговаривают, что в действительности все было с точностью до наоборот.

Майлз иронично усмехнулся и, немного поддразнивая кузена, чуть растягивая слова промурлыкал: - Ну-ну, не томи, поделись же с нами тайными сведениями. В конце концов, это же мои предки, и было бы не вредно знать...

Айвен, не уловив подвоха в словах Майлза, с воодушевлением в голосе затараторил, пока его не прервали в самый интересный момент, как уже не раз случалось.

- Значится, так. И вправду, с начала все было именно так, как рассказывают наивным ребяткам. Была дева, был жених-Форкосиган и был сосед, который вместе со своими войском осаждал замок. Только вот в чем была загвоздка, - Айвен чуть паскудно ухмыльнулся и отпил еще глоток кофе, - невеста была отнюдь не в восторге от такого роскошного жениха. Ведь судя по твоим фамильным портретам, - опять кивок в сторону Майлза, - будущий граф и генерал красотой, ох не блистал... Якобы пресловутая дева была в восторге от этого самого соседа, с которым даже втайне обручилась и сгорала от желания пасть в его объятия. А тут жених, он же еще и сюзерен, брат со свадьбой торопит, то да се... Короче, когда стало ясно, что хахаль замок осадой не возьмет, да пришли верные сведения, что Форкосиган с большущей армией на подходе, она во всем призналась брату. Люблю, говорит, души не чаю и даже немножко беременна, причем от супостата. Тут брат и озверел. И от такой вот оказии, решив, что сестер у него несколько, а честь одна, порешил девицу на месте. Так что в целом, та миленькая баллада, что учат в школе, совсем не врет - "Честь фора - в верности его, честь девы - в чистоте"

- М-да... - процедил слегка обалдевший Майлз. Такого поворота событий он не ждал и даже сходу не нашел слов для едкой отповеди в адрес явно зарвавшегося Айвена.

- Позвольте Вам несколько возразить, сэр! - улыбаясь, вступил в разговор Эстергази. - Боюсь, Вас невольно ввели в заблуждение. Я сам родом из этих мест и знаю немало местных преданий и легенд. История о Деве Озера одна из самых романтичных и любопытных. Если позволите, лорд Майлз, я расскажу, то что услышал от своего отца и деда.

Майлз кивнул, и Эстергази неторопливо принялся рассказывать, тем более, что на востоке еще только разгоралась утренняя зарница, и лица собеседников были почти не видны на фоне темных деревьев.

- Джентельмены, вот как эту легенду хранят в своих устных преданиях обитатели здешних мест, издавна присягавшие вассальной клятвой роду графов Форкосиганов. Юная невеста лорда Зелига, дочь и сестра форов, состоявших на службе у Форкосиганов, была весьма прелестной и достойной особой. Однако предстоящий брак не сулил ей должной радости: ее сердце было отдано статному молодцу, оруженосцу собственного отца. Конечно, она поступила легкомысленно, но тот красивый парень верно служил их семье, она знала его с детства, он был ей защитником и надежным телохранителем. Да-с, героем девичьих грез был отнюдь не нареченный жених. И когда лорд Форкосиган, как учтивый кавалер, достойным образом навещал свою невесту, юная дева положилась на его великодушие и пала ему в ноги, признаваясь в своих чувствах к другому. Справедливости ради, самого молодого лорда в то время прельщала военная карьера, а не брак по сговору, так что эти чувства - вернее, отсутствие таковых, - оказались взаимны. То была непростая загадка: как выпутаться из столь деликатной ситуации без ущерба для чести обеих сторон. Ведь отказаться от невесты значило бы навеки опозорить бедняжку, да и отец-граф лорду Зелигу бы этого не позволил. И хитроумный лорд Форкосиган неожиданно нашел выход, причем совершенно оригинальный. Он посвятил брата девицы в подробности интриги и с его согласия инсценировал попытку захвата замка, благо и время тогда было неспокойное. Был пущен слух, что, страшась за свою честь, дева поспешила расстаться с жизнью. На следующий день войска наемников, осаждавших замок, рассеялись как дым, а честь девы осталась навеки незапятнанной. Что же до ее жизни, до говорят, что она мирно, в любви и согласии прожила немало славных лет со своим мужем где-то в дендарийских горах, причем подарила ему с десяток ребятишек.

Предрассветные сумерки рассеивались, первые лучи солнца уже почти пробивались через плотную завесу облаков, ставшими совсем прозрачными и золотистыми на горизонте. Майлз, проникшийся романтическим настроением от рассказа Эстергази, сладко зажмурился и вдруг вскочил с места, энергично и чуть капризно притопнув ногой. Он явно не хотел оставлять эту историю без своего последнего слова. Возбужденно пританцовывая на месте и раскачиваясь с носков на пятки, он начал свой рассказ, с нарочитой снисходительностью в голосе.

- История сия произошла давно и обросла легендами. Хотя у нас в семье знают подлинную картину событий. Признаться, мне пришлось долго улещивать деда, прежде чем он поведал мне всю подоплеку. И... - тут Майлз слегка замешкался, - вообще-то рассказал он ее к случаю, как мораль; в тот раз он объяснял мне, как важно бывает не поддаваться соблазну интуитивно простых решений. Он еще добавил, что... хм, - Майлз лукаво улыбнулся, - эта, как бы сказать, фамильная склонность к импровизации может сослужить плохую службу.

- Итак, господа, послушайте подлинную историю знаменитой Девы Озера. - важно начал Майлз. - Деревенька на берегу Долгого озера, что некогда принадлежала одному фору, располагалась в соблазнительной близости от тогдашней границы наших владений, хотя формально - на землях провинции Хазельбрайт. И лорд - заметьте, еще не граф - Зелиг Форкосиган, будучи знаком с этим фором, уговорил того дать вассальную клятву Форкосиганам, соблазнив его уж не знаю чем. Фор принес присягу, но как тут, как на грех, прибыл с отрядом сам граф Форвин, законный правитель Хазельбрайта, готовый взять штурмом взбунтовавшийся городок. И Зелиг был вынужден отвечать на законный протест Форвина и логически обосновывать переход этих земель под его руку, поскольку военное развитие событий в этот момент его совершенно не устраивало. Поэтому, он, с присущим ему хитроумием, заявил о своих притязаниях на эти земли, как... - Майлз театрально потянул паузу, - как на приданое, даваемое здешним фором за его сестрой. Возможно у Зелига не было времени как следует все продумать, Форвин нагрянул без предупреждения, вот наглость, и он был вынужден действовать по наитию, экспромтом. Граф Форвин неохотно принял эти объяснения, хотя и не примирился с ними, и, ворча, удалился прочь. А лорд Зелиг радостно отправился сообщить своему новоявленному вассалу о том, что все уладилось, и о грядущей свадьбе с его сестрой. К сожалению, единственным, что тот смог ответить на сию новость было обескураженное: "С какой такой сестрой? У меня отродясь сестры не было... Два младших брата - и все..."