Отбеливание зубов, удаление зубов

Лоис Макмастер БУДЖОЛД
Танец отражений

(Lois McMaster Bujold, "Mirror Dance", 1994)
Перевод (c) - Анны Ходош (annah@thermosyn.com) ред. от 22.12.2001

Глава 4

<< Назад    Вперед >>

— Этот курьер тоже передает, что "Ариэль" не отвечает, сэр, — извиняющимся тоном доложила лейтенант Герельд.

Майлз в досаде стиснул кулаки. Затем заставил ладони разжаться и лечь ровно вдоль бокового шва брюк, однако энергия лишь перетекла в ноги, и он принялся вышагивать по рубке Связи и Навигации "Триумфа" от стены к стене. — Это уже третий... третий? Вы повторяли сообщение с каждым курьером?

— Да, сэр.

— В третий раз нет ответа. Проклятье, что мешает Белу?

На этот риторический вопрос лейтенант Герельд беспомощно пожала плечами.

Майлз снова прошелся по комнате, свирепо нахмурившись. Проклятая временная задержка. Он хочет знать, что там происходит прямо сейчас. Связь с помощью сжатого луча пересекает локальное пространство со скоростью света, но единственным способом получить информацию о происходящем по другую сторону цепи червоточин является записать ее, передать на скачковый корабль и отправить тот к следующей передаточной станции, где ее отошлют лучом к очередной червоточине и снова отправят в скачок, если поддержка подобного рода сервиса экономически оправдана. В районах с интенсивным потоком сообщений подобного рода корабли-курьеры совершают регулярный скачок каждые полчаса или даже чаще. Между Эскобаром и Единением Джексона курьеры летали по расписанию раз в четыре часа. Так что к задержке, вызванной ограничением скорости света, прибавлялась и другая, такая по-человечески непредсказуемая. Порой эта задержка оказывалась весьма полезной людям, ведущим сложные игры с межзвездными финансами, курсами обмена и фьючерсами. Или независимо мыслящим подчиненным, желающими скрыть чересчур подробную информацию о своей деятельности от собственных вышестоящих офицеров - для этих целей Майлз изредка пользовался подобным обстоятельством сам. Пара требований разъяснить ситуацию и ответов на них помогали выиграть достаточно времени, чтобы любые события успели благополучно разрешиться. Вот почему он сделал все, чтобы быть уверенным: его приказ о возвращении, отправленный на "Ариэль" адресован лично капитану, убедителен и кристально ясен. Но Бел не отозвался притворно-скромным "Что вы имеете в виду, сэр?". Бел вообще не ответил.

— В системе курьеров нет никакого сбоя, а? Прочие сообщения по этому же маршруту проходят?

— Да, сэр. Я проверила. Информация движется нормально на всем пути к Единению Джексона.

— Они зарегистрировали план полета к Единению Джексона. Они действительно совершили скачок через ту самую точку выхода?...

— Да, сэр.

"Так его разэтак, четыре дня назад". Майлз мысленно разглядывал схему сети червоточин. На стандартном кратчайшем пути от Эскобара до Единения Джексона не было отмечено известных точек перехода, ведущих в какие-то интересные места. Вряд ли он мог себе представить, чтобы Бел в этот момент решил поиграть в Бетанскую Астроэкспедицию и отправился на разведку. В очень редких случаях корабли уходили в прыжок по какому-нибудь совершенно типовому маршруту, но не материализовывались с другой стороны туннеля, безвозвратно превратившись в облако кварков в ткани пространства-времени из-за тонкого дефекта в корабельных стержнях Неклина или в схеме контроля, вживленной в нервную систему пилота. Хотя на таком коммерчески интенсивном маршруте скачковые корабли-курьеры отслеживали состояние трафика и немедля доложили бы о подобном исчезновении. Майлз пришел к решению - точнее, его подтолкнули к нему, и уже одно это подогрело его темперамент еще на пару градусов. В последнее время такая ситуация стала для него непривычной: обманом быть втянутым в действие, где события контролирует не он. "Проклятье, это не входило в мои планы на сегодняшний день".

— Хорошо, Сэнди. Объяви о совещании штаба. Капитан Куинн, капитан Ботари-Джезек, коммодор Джезек - в конференц-зал "Триумфа", так быстро, как только они успеют собраться.

Такой список имен заставил Герельд приподнять брови, хотя ее руки уже порхали над интерфейсом комм-пульта, исполняя приказ. Весь Внутренний круг. — Мы вляпались во что-то серьезное, сэр?

Он выдавил едкую улыбку, и постарался придать своему голосу немного легкомысленности: — Всего лишь серьезно нам досаждающее, лейтенант.

Не совсем так. Что было на уме у этого младенца-идиота, его братца Марка, когда он затребовал десантный отряд? Дюжина дендарийских солдат в полной экипировке - это немалая огневая мощь. Однако в сравнении с военными ресурсами, скажем, Дома Бхарапутра... их мощь достаточна, чтобы ввергнуть их в чертову пучину множества неприятностей, но ее не хватит, чтобы огнем проложить себе дорогу обратно. Его люди - боже, Таура! - слепо идущие вслед за невежественным Марком к какому-то тактическому безумию, доверчиво считая, что он - это Майлз... Эта мысль привела его в бешенство. В голове вспыхнули красные огни и заревели сирены. "Бел, почему ты не отвечаешь?"

 

В главном конференц-зале "Триумфа" Майлз тоже принялся вышагивать по помещению, наматывая круги вокруг большого стола с тактическим дисплеем, пока Куинн, сидевшая опершись подбородком на руки, не приподняла лицо и не проворчала: "Слушай, почему тебе не сесть?" Куинн была не так встревожена, как он: она еще не начала грызть ногти. Пока что они представляли собой аккуратные, не вошедшие в фазу затмения полумесяцы. Майлз нашел это слегка успокаивающим. Он с размаху сел во вращающееся кресло. Но ботинок его по-прежнему продолжал отбивать по полу приглушенный ритм. Куинн посмотрела было на это, нахмурилась, открыла рот, закрыла и покачала головой. Он утихомирил собственную ногу и продемонстрировал Куинн зубы в быстрой и неискренней ухмылке. К счастью, прежде, чем его нервная энергия сумела воплотиться в еще более раздражающий окружающих навязчивый тик, появился Баз Джезек.

— Елена только что отбыла с "Сапсана", — доложил Баз, усаживаясь в свое любимое кресло и по привычке вызывая на комм-пульте интерфейс технической службы флота. — Она должна появиться через несколько минут.

— Хорошо, спасибо, — кивнул Майлз.

Когда Майлз впервые с ним встретился, инженер был высоким, тощим, темноволосым и потрясающе несчастным человеком чуть моложе тридцати; это было почти десять лет назад, тогда же, когда на свет появились Дендарийские наемники. Тогда флот состоял из самого Майлза, его телохранителя, дочери телохранителя, предназначенного на слом устаревшего грузовика с находящимся в суицидальной депрессии скачковым пилотом, плюс плохо продуманной схемы быстрого обогащения с помощью контрабанды оружия. Майлз в качестве лорда Форкосигана принял у База вассальную присягу еще прежде, чем изобрел адмирала Нейсмита. Теперь Базу было почти сорок, и он оставался точно таким же тощим и почти таким же темноволосым, и столь же молчаливым, но уже обладавшим невозмутимой самоуверенностью. Своей неподвижностью и скупыми движениями он напоминал Майлзу цаплю, затаившуюся в камышах на берегу озера.

Елена Ботари-Джезек, как и было обещано, вошла в помещение вскоре за ним, и уселась рядом со своим мужем-инженером. Оба были сейчас на дежурстве, поэтому обозначили свою встречу лишь взаимными улыбками и быстрым касанием рук под столом. Она одарила улыбкой и Майлза. Во вторую очередь.

Из всего дендарийского Внутреннего круга, знавшего, что он - лейтенант лорд Форкосиган, Елена, безусловно, была к нему ближе всех. Ее отец, покойный сержант Ботари, был принесшим вассальную присягу оруженосцем и личным защитником Майлза с самого дня его рождения. Майлз и Елена, сверстники, выросли практически вместе, потому что графиня Форкосиган отнеслась с материнской заботой к девочке, наполовину сироте. Елена знала адмирала Нейсмита, лорда Форкосигана и просто Майлза лучше, чем кто бы то ни было во всей вселенной.

И предпочла выйти замуж за База Джезека... Майлз находил удобным и полезным думать о Елене как о собственной сестре. Молочной сестре, какой она была почти что взаправду. Она была такой же высокой, как и ее муж, с коротко подстриженными иссиня-черными волосами и бледной кожей цвета слоновой кости. Майлз по-прежнему видел в ее орлином профиле эхо черт лица сержанта Ботари, схожего физиономией с борзой; но неведомой генетической алхимией свинец его уродства преобразился в золото ее красоты. "Проклятие, Елена, я все еще люблю тебя..." Майлз оборвал эту мысль. Теперь у него есть Куинн. Или, во всяком случае, она есть у адмирала Нейсмита - его половины.

Как дендарийский офицер Елена стала его лучшим творением. Он видел, как из робкой, вспыльчивой, неуравновешенной девочки, которой военная служба на Барраяре была недоступна из-за ее пола, она выросла до командира взвода, потом - специалиста по тайным операциям, затем - офицера штаба и, наконец, командующего кораблем. Ныне отставной коммодор Танг некогда назвал ее своим вторым самым лучшим учеником. Майлз иногда спрашивал себя, какая доля в его постоянной заботе о сохранении флота Дендарийских наемников была истинной службой Империи, какая - потаканием самым сомнительным аспектам его сложносоставной - или разломанной на части - личности, а какая - тайным даром Елене Ботари. Ботари-Джезек. Истинный мотив у этой истории мог быть весьма нечистым.

— C "Ариэля" по-прежнему нет ни слова, — начал Майлз безо всякого вступления; с этими людьми формальностей не требовалось. Все из ближайшего внутреннего круга, перед ними он мог осмелиться думать вслух. Он чувствовал, как его сознание расслабляется, вновь смешивая в единое целое адмирала Нейсмита и лорда Форкосигана. Он мог даже позволить себе пренебречь четко бетанским нейсмитовским акцентом, намеренным растягиванием слов, и позволить проскользнуть в свою речь нескольким гортанным барраярским ругательствам. Здесь на совещании без ругательств не обойдется, в этом он был искренне уверен. - Я хочу отправиться за ним.

Куинн коротко побарабанила ногтями по столешнице. — Этого я ожидала. Следовательно, не может ли этого же ожидать и малыш Марк? Он изучил тебя. Он хорошо понял твой характер. Может ли это быть ловушкой? Вспомни, как он тебя провел в прошлый раз.

Майлз поморщился. — Помню. Мысль о том, что это может быть некого рода подстава, уже посетила мой мозг. Это единственная причина, почему я не сорвался вслед за ними двадцать часов назад. — Сразу после того приведшего его в полное замешательство и спешно распущенного общего совещания. Дурацкое положение, в которое он попал, привело его в такое состоянии духа, что был готов на братоубийство. — Допустим, и звучит это резонно, сперва Бел оказался одурачен. Не вижу причин, почему бы нет, остальные ведь тоже были одурачены. Временная задержка дала Марку шанс проколоться, а Белу - увидеть все в истинном свете. Но в этом случае приказ о возвращении должен был уже привести "Ариэль" назад.

— Марк чертовски хорошо изображает тебя, — по личному опыту подметила Куинн. — Или как минимум изображал два года назад. Если не ждать подмены, так он смотрится в точности как ты в один из твоих худших дней. Внешнее сходство просто совершенно.

— Но Бел о такой возможности знает, — вставила Елена.

— Да, — произнес Майлз. — Значит, возможно, Бела не одурачили. А выбросили за борт.

— Марку была нужна эта - или любая - команда, чтобы управлять кораблем, — заметил Баз. - Хотя, возможно, новая команда его ждала по ту сторону тоннеля.

— Если он планировал такое откровенное пиратство и убийство, вряд ли ему понадобилось бы брать с собой отряд дендарийских коммандос, могущий оказать сопротивление. — Этот довод иногда бывал очень успокаивающим. Иногда. Майлз перевел дыхание. — А может быть, Бела подкупили.

Баз поднял брови. Куинн неосознанно чуть прикусила ноготь на мизинце правой руки.

— Как это подкупили? — переспросила Елена. — Не деньгами же. — Губы ее изогнулись в улыбке. — Или ты воображаешь, что Бел, сдавшись, отказался наконец от попыток тебя соблазнить и обратил внимание на следующий по качеству объект?

— Не смешно, — огрызнулся Майлз. Баз превратил весьма подозрительное фырканье в осторожный кашель и невинно встретил горящий взгляд Майлза, но затем отвел глаза и подавился смешком. - В любом случае, эта шутка с бородой, - устало уступил Майлз. — Но тут есть связь с тем, что способен устроить Марк на Единении Джексона. Эта разновидность... черт, да просто работорговля, практикуемая различными джексонианскими скульпторами по телу, является глубочайшим оскорблением для прогрессивного бетанского духа Бела. Если Марк задумал в каком-то роде пощипать свою бывшую родину, он может просто уговорить Бела принять в это деле участие.

— За счет Флота? — вопросил Баз.

— Что граничит с мятежом, — неохотно согласился Майлз. — Я сейчас никого не обвиняю, а просто размышляю. Пытаюсь рассмотреть все возможности.

— В таком случае, возможно ли, что пунктом назначения Марка является вообще не Единение Джексона? — спросил Баз. — Из джексонианского локального пространства ведут еще четыре тоннеля. Может, "Ариэль" просто проходит там транзитом.

— Да, физически это возможно, — ответил Майлз. — Психологически же... я тоже изучил Марка. И хотя я не сказал бы, что хорошо понял его характер, но знаю, что в его жизни Единение Джексона занимает особое место. Это я нутром чую, и очень сильно. — "Как особо тяжелое несварение желудка".

Как Марку удалось на этот раз нащупать наше слабое место? — спросила Елена. — Я думала, СБ должна отслеживать для нас все его перемещения.

— Они так и делают. Я регулярно получаю доклады из ведомства Иллиана, — ответил Майлз. — В последнем из них, который я читал в штаб-квартире СБ не далее чем три недели назад, говорилось, что Марк по-прежнему на Земле. Но есть еще чертово временное запаздывание. Если он покинул Землю, скажем, четыре-пять недель назад, доклад об этом все еще в пути с Земли на Барраяр к Иллиану и затем ко мне. Готов держать пари на бетанские доллары против чего угодно, что в следующие пару дней к нам придет закодированное сообщение из штаб-квартиры, настоятельно нас предупреждающее, что Марк скрылся из поля их зрения. Снова.

— Снова? — переспросила Елена. — А что, он уже скрывался прежде?

— Пару раз. Фактически, трижды. — Майлз помедлил. — Понимаешь, каждый раз из этих трех за последние два года... я пытался сам выйти с ним на контакт. Приглашал его приехать сюда, прилететь на Барраяр, или по крайней мере встретиться со мной. И каждый раз он в панике уходил в подполье и менял имя, под которым живет, - это он весьма неплохо умеет делать, научился за все то время, что провел пленником комаррских террористов, - и люди Иллиана тратили недели или месяцы на то, чтобы снова его обнаружить. И Иллиан попросил меня больше не пытаться связаться с Марком без его, Иллиана, санкции. — Он с грустью подметил: — Моя мать так хотела, чтобы он приехал, но не пожелала, чтобы Иллиан приказал его похитить. Сперва я с ней согласился, а теперь сомневаюсь.

— Как твой клон, он... — начал Баз.

— Брат, — мгновенно поправил Майлз. — Брат. Я не признаю слова "клон" в отношении Марка. Запрещаю его так называть. "Клон" подразумевает нечто заменимое. А брат - кого-то единственного в своем роде. И, уверяю тебя, Марк уникален.

— В попытках угадать... следующие шаги Марка, — снова начал Баз, уже осторожнее, — можем ли мы вообще апеллировать к здравому смыслу? Он психически здоров?

— Если и да, то не благодаря комаррцам. — Майлз поднялся и снова принялся вышагивать вокруг стола, невзирая на раздраженный взгляд Куинн. Он избегал встречаться с ней глазами и вместо этого разглядывал собственные ботинки, серые на сером покрытии палубы. — Когда мы наконец узнали о существовании Марка, Иллиан приказал своим агентам всячески проверить его подноготную, как они только смогут. Отчасти, по-моему, в качестве компенсации за крайнюю неловкость, испытываемую СБ от того, что за столько лет они его проворонили. Я видел все эти доклады. И все пытался посмотреть глазами Марка. — Обогнуть угол стола, вдоль другой его стороны и обратно.

— Его жизнь в яслях для клонов Дома Бхарапутры была не особо плохой - они всячески нянчились с этими телами, - но после того, как его забрали комаррские повстанцы, она превратилась в нечто кошмарное. Его постоянно учили быть мной, но каждый раз, когда они думали, что достигли цели, я вытворял что-нибудь неожиданное, и им приходилось начинать заново. Они постоянно меняли и уточняли свои планы. Этот заговор тянулся годы с того момента, как они в первый раз понадеялись на успех. Комаррцев была небольшая группа, и денег в их распоряжении было немного. Их руководитель, Сер Гален, по-моему сам наполовину спятил. — Снова и снова вокруг стола.

— Часть времени Гален обращался с Марком, как с величайшей надеждой комаррского восстания, баловал его и всячески настраивал на мысль, что, если все пойдет удачно, они собираются его сделать императором Барраяра. Но иногда Гален съезжал с катушек и видел в Марке живое генетическое воплощение нашего отца, и тогда тот превращался для Галена в козла отпущения, на котором он вымещал всю свою ненависть, питаемую к Форкосиганам и к Барраяру. Самые жесточайшие наказания, настоящие пытки, он маскировал - для себя самого, а, может, и для Марка, - под именем "дисциплинарного обучения". Кое-что из этих сведений агент Иллиана получил от одного из бывших подчиненных Галена при нелегальном допросе под фаст-пентой, так что все это чистая правда. — Еще круг, и еще.

— Например, очевидно, что нас с Марком разный метаболизм. И вот всякий раз, когда вес Марка превосходил мои показатели, то вместо того, чтобы поступать по-умному и регулировать его аппетит с помощью медикаментов, Гален сперва целыми днями не давал ему есть, потом позволял обожраться, а затем с помощью шоковой дубинки заставлял его выполнять физические упражнения до тех пор, пока Марка не рвало. Вот такие дикости, от которых мороз по коже. Галена явно отличался вспыльчивостью, по крайней мере в том, что касалось Марка. А может, он сознательно старался свести Марка с ума. Создать императора Майлза Безумного, проиграть заново сценарий царствования Юрия Безумного и разрушить систему барраярского правления сверху донизу. Однажды - как рассказал тот тип, - Марк попытался сбежать на ночь из дома, просто погулять ночью, и на какое-то время ему и вправду удалось от них улизнуть, пока громилы Галена не приволокли его назад. Гален совершенно свихнулся, обвинил его в попытке к бегству, взял свою шоковую дубинку и... — его взгляд остановился на бледнеющем на глазах лице Елены, и он торопливо подредактировал свой эмоциональный рассказ, — ... и сделал кое-что совершенно мерзкое. — "И не способствовавшее сексуальной адаптации Марка". По словам информатора, происходящее было так ужасно, что даже собственные громилы умоляли Галена прекратить.

— Неудивительно, что он ненавидел Галена, — тихо проговорила Куинн.

Елена проницательно на него поглядела. — Ты ничего не мог бы с этим поделать. Тогда ты даже не знал о существовании Марка.

— Мы должны были знать.

— Верно. И до какой степени эта вина задним числом влияет на твое мышление сейчас, а, адмирал?

— Подозреваю, что в некоторой, — признался он. — Вот почему я созвал вас всех сюда. Я чувствую, что в этой ситуации мне необходимо себя перепроверять. — Он замолчал и заставил себя сесть обратно.

— Однако это не единственная причина. Прежде, чем началась эта заварушка и "Ариэль" ускользнул в червоточину, я собирался дать вам самое настоящее, доподлинное задание.

— Ха! — удовлетворенно произнес Баз. — Наконец-то!

— Новый контракт. — Несмотря на все свои проблемы, Майлз улыбнулся. — Пока не объявился Марк, я предназначал "Ариэлю" важную роль в задании, которое просто не может пойти неправильно. Полностью оплаченные каникулы.

— Что, не-боевая операция? — съязвила Елена. — Я думала, именно за это ты всегда презирал старину Оссера.

— Я изменился. - Как всегда, он испытал краткую вспышку сожаления при имени покойного адмирала Оссера. — Его командная философия со временем выглядит все привлекательнее. Должно быть, я становлюсь старше.

— Или выше, — подсказала Елена. Они обменялись бесстрастными взглядами.

— Короче, — продолжил Майлз, — высшее командование Барраяра пожелало снабдить некую находящуюся в дальнем районе космоса независимую пересадочную станцию оружием лучшего качества, нежели то, что есть у них в настоящий момент. Станция Вега является, и не случайно, одной из задних дверей Цетагандийской империи. Однако это так называемая "вакуумная республика", неудачно расположенное в сети П-В туннелей образование. Куинн - карту, пожалуйста.

Куинн высветила на головиде трехмерную схему Станции Вега вместе с ее соседями. Скачковые маршруты обозначались сверкающими ломаными линиями между размытыми сферами локальных систем.

— Из трех скачковых точек, которыми располагает Станция Вега, один путь ведет в цетагандийскую сферу влияния через сатрапию Ола Три, один - блокирован Торанирой, которая выступает по отношению к Цетаганде то в роли противника, то союзника, а оставшийся - контролируется Сумерками Зоава, политически нейтральными в отношении Цетаганды, но подозрительно относящимися к своему большому соседу. - Пока он говорил, Куинн подсвечивала каждую из систем. - Ола Три и Торанира полностью блокируют возможности импорта на Станцию Вега любого вида крупных базирующихся в пространстве систем вооружения, как оборонительных, как и наступательных. Под давлением со стороны Цетаганды Сумерки Зоава неохотно, но присоединились к этому эмбарго на вооружение.

— Так как же в эту ситуацию попадаем мы? — спросил Баз.

— Через Тораниру, в буквальном смысле слова. Мы везем контрабандой вьючных лошадей.

— Чего? — переспросил Баз, но Елена уловила намек и неожиданно ухмыльнулась.

— Ты никогда не слышал этот рассказ? Из барраярской истории? Граф Зелиг Форкосиган воевал во времена Первого Кровавого Столетия с лордом Форвином из Хазелбрайта. Город Форкосиган-Вашный был осажден. Дважды в неделю патрули лорда Форвина останавливали одного совершенно сумасшедшего, шутовского вида типа с караваном вьючных лошадей и обыскивали его тюки в поисках контрабанды, еды или снаряжения. Но тюки всегда были полны мусора. Они в этих тюках шуровали, протыкали их насквозь, выворачивали - а он всегда собирал их содержимое обратно. Затем обшаривали и обыскивали его самого, и в конце концов им приходилось его отпускать. После войны один из пограничников Форвина случайно встретил в таверне вассала графа Зелига, и вид у того был совершенно нормальный. "Ну что же ты вез контрабандой?" с досадой спросил он. "Мы знали, что ты что-то везешь, но что именно?" И вассал графа Зелига ответил: "Лошадей". А мы везем контрабандой космические корабли. А именно: "Триумф", "Д-16" и "Ариэль", все - собственность флота. Мы входим в локальное пространство Станции Вега через Тораниру, ранзитным маршрутом, направляясь на Иллирику. Куда мы действительно и отправимся. Отбываем через Зоав, со всеми солдатами на борту, но за вычетом трех устаревших кораблей. Затем продолжаем путь к Иллирике и там забираем наши три совершенно новеньких военных корабля, чье строительство сейчас, пока мы разговариваем, завершается на иллирийских орбитальных верфях. Подарок к Зимнепразднику от императора Грегора.

Баз моргнул. — А это сработает?

— Не вижу причин, почему бы нет. Разрешения на изыскательские работы, взятки, визы и так далее - все на месте подготовят агенты СБ. Все, что нам нужно сделать - это пролететь насквозь, никого не всполошив. Войны нет, не должно прозвучать ни единого выстрела. Единственная проблема в том, что треть из списка моего товара только что отбыла к Единению Джексона, — с негромким фырканьем заключил Майлз.

— Сколько у нас времени на то, чтобы его вернуть? — спросила Елена.

— Не столь много, как нам требуется. Временной зазор, установленный СБ для этого сценария с контрабандой, достаточно гибок, но в пределах нескольких дней, а не недель. Флот должен покинуть Эскобар до конца этой недели. Изначально я планировал сделать это завтра.

— Значит, мы отправляемся без "Ариэля"? — спросил Баз.

— Придется. Но не с пустыми руками. У меня есть идея насчет замены. Куинн, передай иллирийские спецификации Базу.

Куинн склонилась над закодированным кубом данных на собственном комм-пульте и передала пакет сообщения на терминал База. Инженер принялся разбираться в рекламных роликах, описаниях, спецификациях и планах, предоставленных кораблестроителями с Иллирики. Его худое лицо осветила редкая улыбка. — Дед Мороз в этот Зимнепраздник щедр, — пробормотал он. Рот База приоткрылся от удовольствия, а глаза жадно забегали по тексту, когда он добрался до корабельных энергетических установок.

Майлз дал ему еще несколько минут, чтобы углубиться в эти данные. — Итак, — произнес он, когда Баз смущенно поднял голову, чтобы глотнуть воздуху. — Во флоте наиболее близкий по классу к "Ариэлю" корабль, если изъясняться в терминах функциональности и огневой мощи, - это "Стервятник" Трузилло. — К сожалению, Трузилло был капитаном-владельцем, имевшим независимый контракт с флотской корпорацией, а не наемным служащим флота. — Как ты думаешь, его можно будет уговорить на обмен? Корабль, который предназначен на замену, новее и быстрее, но по огневой мощи... если в сравнении с "Ариэлем" он представляет шаг вперед, то со "Стервятником" - небольшой шаг назад. Когда мы впервые обмозговывали эту сделку, я намеревался, чтобы мы все остались в прибыли, а не при своих.

Елена приподняла брови и усмехнулась. — Этот сценарий - один из твоих собственных, верно?

Он пожал плечами. — Да, Иллиан попросил меня разрешить эту проблему с эмбарго на вооружения. И согласился с моим решением.

— О-о, — промурлыкал Баз, по прежнему с головой погрузившись в данные, — подожди, пока Трузилло не увидит это... и вот это... и...

— Ты считаешь, что сможешь уговорить его? — спросил Майлз.

— Да, — с уверенностью ответил Баз. Он поднял голову. — И ты бы смог.

— Если бы не держал курс в другую сторону. Хотя если дела пойдут как надо, то не исключено, что я догоню вас попозже. Возлагаю на тебя ответственность за эту операцию, Баз. Куинн передаст тебе полный текст приказов, все шифры и имена людей, с которыми ты должен контактировать, - все, что мне дал Иллиан.

Баз кивнул. — Слушаюсь, сэр.

— Я беру "Сапсан" и отправляюсь за "Ариэлем", — добавил Майлз.

Баз с Еленой обменялись лишь одним, брошенным в сторону, взглядом. — Слушаюсь, сэр, - эхом отозвалась Елена почти без задержки. — Я вчера перевела "Сапсан" с суточной на часовую готовность. На какое время я должна зарегистрировать наш отлет у эскобарского полетного контроля?

— Через час. - И, хоть никто не попросил объяснений, он добавил: — "Сапсан" - следующий по скорости корабль в этой группировке, обладающий значительной огневой мощью, помимо "Стервятника" и самого "Ариэля". Я полагаю, что скорость будет важнее всего. Если мы сумеем опередить "Ариэль"... ну, гораздо легче предотвратить беспорядок, чем привести все в норму после него. Теперь я жалею, что не улетел вчера, однако я должен был предоставить происходящему возможность разрешиться легко. Куинн я прикомандировываю к себе в качестве мобильного штаба, поскольку она обладает весьма ценным предыдущим опытом по сбору разведданных на Единении Джексона.

Куинн потерла руку. — Если Марк направляется к Дому Бхарапутра, тот чертовски опасен. У них куча денег, множество всяких гадостей и хорошая память на месть.

— А почему, по твоему, я избегаю этого места? Есть еще одна опасность: кое-кто из джексонианцев может перепутать Марка с адмиралом Нейсмитом. Барон Риоваль, например.

Барон Риоваль оставался неизменной угрозой. Лишь три месяца назад дендарийцы покончили с последним наемным убийцей, которого Риоваль послал за скальпом адмирала Нейсмита; к настоящему моменту это был четвертый. Это стало ежегодной традицией. Возможно, Риоваль отправлял своих людей в каждую годовщину их первой встречи, в дань памяти? У Риоваля была не такая уж значительная власть и длинные руки, но он прошел курс омолаживающего лечения; он был терпелив и мог длить эту месть долгие, долгие годы.

— А ты рассматривал другое возможное решение проблемы? — медленно проговорила Куинн. — Послать кого-то вперед на Единение Джексона и предупредить их. Пусть, скажем, Дом Фелл арестует Марка и задержит "Ариэль" у себя, пока ты не прибудешь за ними. Фелл достаточно ненавидит Риоваля, чтобы защитить от него Марка только затем, чтобы тому досадить.

Майлз вздохнул. — Рассматривал. — Он принялся рисовать пальцем бесформенный узор на полированной поверхности стола.

— Ты просил нас о перепроверке, Майлз, — заметила Елена. — Так что в этой идее плохого?

— Она может сработать. Но если Марк действительно убедил Бела в том, что он - это я, то они могут оказать сопротивление при аресте. И, может, со смертельным исходом. У Марка паранойя насчет Единения Джексона. Я не знаю, как он поступит в панике.

— Ты слишком трепетно относишься к чувствам Марка, — заметила Елена.

— Я пытаюсь сделать так, чтобы он мне доверял. Вряд ли можно начать этот процесс с того, что я его предам.

— А ты думал над тем, во что обойдется эта маленькая прогулка на сторону, когда счета лягут на стол Иллиана? — спросила Куинн.

— СБ заплатит. Без вопросов.

— Ты уверен? — переспросила Куинн. — Какой интерес представляет Марк для СБ теперь, когда он - лишь обломок потерпевшего крушение заговора? Барраяру больше не угрожает тайная подмена тебя на него. Я думала, они приглядывают за ним ради нас, в качестве любезности. И довольно дорогой любезности.

Майлз ответил, тщательно подбирая слова: — Прямая задача СБ - охранять Барраярскую Империю. Это значит не только охранять особу самого Грегора и вести в довольно большом объеме галактический шпионаж, - взмахом руки он подвел под это определение и Дендарийский флот, и обширную, хоть и тонко растянутую, сеть иллиановских агентов, военных атташе и информаторов, - но еще приглядывать за непосредственными наследниками Грегора. Не только за тем, чтобы защитить их, но чтобы защитить Империю от любого самого мелкого заговора с их стороны и не дать другим людям повода их использовать. Я острейшим образом сознаю, что вопрос, кто же именно является наследником Грегора, в настоящее время весьма запутан. И мне чертовски хочется, чтоб он женился и поскорее снял нас всех с крючка. — Еще одно долгое мгновение Майлз медлил. — По одному из толкований, лорд Марк Пьер Форкосиган в линии претендентов-наследников Барраярской Империи занимает место, уступающее только моему собственному. Это не просто превращает его в дело СБ, но в ее первоочередное дело. То, что я лично собираюсь преследовать "Ариэль", полностью оправдано.

— Может быть оправдано, — сухо поправила Куинн.

— Как угодно.

— Если Барраяр - как ты часто заявляешь - не принял бы тебя в качестве императора из-за подозрения в мутации, то, думаю, их хватят конвульсии при одной мысли, о том, что в императорском дворце может устроиться твой клон, — сказал Баз. — Брат-близнец, — поправился он торопливо, стоило Майлзу открыть рот.

— Не нужно исключительно благоприятных шансов заполучить Империю, чтобы возможность такой попытки уже сделалась проблемой СБ, — фыркнул Майлз. — Забавно. Комаррцы всегда думали про своего лже-Майлза как про претендента-самозванца. Думаю, что ни они, ни Марк так и не поняли, что создали настоящего претендента. Ну, в любом случае для такого варианта я должен умереть первым, так что с моей точки зрения эта проблема абстрактная. - Он хлопнул по столу и поднялся. — Давайте-ка пошевеливаться, люди.

По пути к двери Елена спросила у него, понизив голос: — Майлз... а твоя мама видела эти жуткие доклады с результатами иллиановского расследования насчет Марка?

Он безрадостно улыбнулся. — Как ты думаешь, а кто распорядился это расследование провести?