детские автокресла в Челябинске;www.ndfl-nalog.ru бланк декларации 3 ндфл и помощь в заполнении

Лоис Макмастер БУДЖОЛД
Танец отражений

(Lois McMaster Bujold, "Mirror Dance", 1994)
Перевод (c) - Анны Ходош (annah@thermosyn.com) ред. от 23.09.2002

Глава 25

<< Назад    Вперед >>

Он в сотый раз обошел комнату кругом, простукивая стены. - Если бы мы сумели бы вычислить, какая из стен внешняя, - обратился он к Вербе, - то могли бы как-нибудь ее проломить.

- Чем, ногтями? А что, если до земли три этажа? И вообще, сядь, пожалуйста, - проговорила сквозь стиснутые зубы Верба. - Ты меня с ума сводишь.

- Мы должны выбраться.

- Мы должны ждать. Лилия нас хватится. И что-нибудь сделает.

- Кто сделает? И как? - Он пристально оглядел крохотную спальню. Это место - не тюрьма. А всего лишь гостевые апартаменты с собственной ванной комнатой. Окон нет - намек на то, что эти комнаты расположены во внутренней секции дома или под землей. Если под землей - пробить стену пользы мало, но если за ней другая комната, а там - и другие возможности... Единственная дверь, а за ней два охранника с парализаторами. Прошлой ночью они уже попробовали заманить охранников внутрь, в открытую дверь: один раз он симулировал нездоровье, а во второй его неистовое беспокойство действительно переросло в очередные конвульсии. Охранники передали Вербе ее медицинский чемоданчик, но от него толку было мало: теперь измученная женщина на его требования действовать стала отвечать угрозой ввести успокоительное.

- Выжить, бежать, навредить врагу, - продекламировал он. Как заклинание, эта фраза безостановочно, циклично крутилась у него в мозгу. - Вот долг солдата.

- Я не солдат, - возразила Верба, потирая обведенные кругами глаза. - И меня Васа Луиджи убивать не собирается, а пожелай он убить тебя, так сделал бы это еще прошлой ночью. Он не играет со своей жертвой, как Риоваль. - Она прикусила губу - видимо, пожалев о последней фразе. - А, может, он собирается оставить нас тут вдвоем, пока я сама тебя не убью. - Она перекатилась на кровати и накрыла голову подушкой.

- Ты должна была разбить флаер.

Невнятный возглас из-под подушки мог с равным успехом быть и стоном, и проклятием. Наверное, он слишком часто упоминает об упущенной возможности.

Когда щелкнула открываемая дверь, он дернулся, как ошпаренный.

Охранник вежливо откозырял. - Барон Бхарапутра передает свои наилучшие пожелания - мэм, сэр - и спрашиваете, не присоединитесь ли вы к нему и баронессе за ужином. Мы сопроводим вас наверх, когда вы будете готовы.

***

В гостиной Бхарапутры были большие стеклянные двери, выходящие в обнесенный стенами по-зимнему морозный сад, - а еще по здоровенному охраннику возле каждого выхода. Сад поблескивал в сгущающихся сумерках; следовательно, они пробыли здесь уже полные джексонианские сутки, двадцать шесть часов с какими-то там минутами. При их появлении Васа Луиджи встал, и по мановению его руки охранники ретировались, заняв пост за дверью и создав иллюзию приватности.

Гостиная была стильно обставлена: одноместные кушетки и столики, расставленные полукругом на нескольких уровнях с видом на сад. На одной из кушеток сидела очень знакомого вида женщина.

У нее были седые, с черными прядями, волосы, уложенные вокруг головы в причудливые косы. Темные глаза, крошечные морщинки на тонкой коже цвета слоновой кости, нос с горбинкой - доктор Дюрона. Снова. Она была одета в тонкую, струящуюся шелковую блузу того бледно-зеленого оттенка, который - видимо, случайно - напоминал зеленые лабораторные костюмы Дюрон, и мягкие брюки цвета топленого молока. У доктора Лотос Дюроны, баронессы Бхарапутра, был изысканный вкус. И средства, чтобы его удовлетворять.

- Верба, милая, - она кивнула и протянула руку, словно Верба могла запечатлеть на ней придворный поцелуй.

- Лотос, - ровно отозвалась Верба, сжав губы. Лотос улыбнулась и повернула руку ладонью вверх, превратив жест в приглашение сесть, - что они и сделали.

Лотос коснулась панели управления возле своей кушетки, и вошла девочка в коричневых с розовым шелках цветов Бхарапутры. Она подала им напитки; первым, присев в реверансе и опустив глаза, - барону. Очень знакомая с виду девочка - высокая, гибкая как ива, нос с горбинкой, великолепные прямые черные волосы, собранные на затылке и спадающие на спину конским хвостом... Когда она поднесла бокал баронессе, глаза ее вспыхнули, раскрылись, точно цветок навстречу солнцу, осветились радостью. Когда она склонилась перед Вербой, а затем подняла глаза, взгляд ее сделался изумленным, а черные брови озадаченно сошлись у переносицы. Верба, в свою очередь, уставилась на нее с не меньшим изумлением, а когда та повернулась, изумление начало переходить в ужас.

Когда она склонилась перед ним, то нахмурилась еще сильнее. - Ты!... - прошептала она, словно в потрясении.

- Ну, беги, Лилия, милочка, не надо так глазеть, - добродушно проговорила баронесса.

Плавной, покачивающейся походкой та вышла из комнаты, украдкой оглянувшись на них через плечо.

- Лилия!... - выдохнула Верба. - Ты назвала ее Лилией?

- Маленькая месть.

Верба, глубоко оскорбившись, стиснула кулаки. - Как ты могла? Зная, кто ты такая? И кто такие мы?

- А как ты могла выбрать смерть, а не жизнь? - Баронесса пожала плечами. - Или еще хуже - позволить Лилии выбирать за тебя? Твое время искушения еще не пришло - Верба, дорогая моя сестричка. Спроси себя снова через двадцать-тридцать лет, когда почувствуешь, как разрушается твое тело, и посмотрим, сможешь ли ты дать ответ с той же легкостью.

- Лилия любила тебя как дочь.

- Лилия пользовалась мною как служанкой. Любила? - Баронесса хихикнула. - Стадо Дюрон держит вместе не любовь. А давление хищника. Если убрать все экономические отношения с внешним миром и прочие опасности, то самые дальние уголки вселенной не окажутся для нас достаточно далеки, чтобы сбежать от наших дорогих сестер и братьев. Вообще-то, так бывает почти во всех семьях.

Верба этот довод проглотила. Вид у нее был несчастный. Но она не возразила.

Васа Луиджи откашлялся. - Вообще-то, доктор Дюрона, чтобы найти свое собственное место, вам нет необходимости отправляться в путешествие к дальним уголкам галактики. Дом Бхарапутра может найти применение вашим талантам и опыту. Возможна даже небольшая автономия. К примеру, а качестве руководителя отдела. А позже - кто знает? - может, даже филиала.

- Нет. Благодарю, - отрезала Верба.

Барон пожал плечами. Баронесса, судя по виду, испытала облегчение.

Он поспешно вмешался: - Барон... те, кто забрал адмирала Нейсмита, - это действительно был отряд Риоваля? Вы не знаете, куда они его забрали?

- Ну-ну, вопрос интересный, - пробормотал Васа Луиджи, внимательно глядя на него. - Я целый день пытался связаться с Ри, но безуспешно. Подозреваю, что, где бы он ни был, с ним и ваш клон-близнец... адмирал.

Он втянул воздух. - Почему вы считаете меня адмиралом, сэр?

- Потому что я встречался с тем, вторым. При весьма впечатляющих обстоятельствах. Не думаю, что настоящий адмирал Нейсмит позволил бы своей телохранительнице отдавать ему приказы... вы ведь не позволили бы?

У него разболелась голова. - Что Риоваль с ним сделает?

- В самом деле, Васа, не за столом, - упрекнула баронесса. Потом с любопытством на него посмотрела: - Кроме того... почему вас это волнует?

- "Майлз, где младший брат твой?" - Цитата пришла ниоткуда, помимо воли сорвалась с его губ. Он неуверенно коснулся их. Верба уставилась на него. И Лотос тоже.

Васа Луиджи сказал: - Что до вашего вопроса, адмирал, все зависит от того, пришел ли Ри к тем же умозаключениям, что и я. Если да... вероятно, ничего особого он не сделает. Если нет, выбранные им методы будут зависеть от вашего клон-близнеца.

- Я... не понимаю.

- Риоваль будет его изучать. Экспериментировать. Его выбор действий будет проистекать из анализа личности вашего клон-брата.

Звучит не так уж плохо. Он представил себе тесты, где нужно выбрать один из вариантов ответов. И озадаченно нахмурился.

- Ри - художник, в своем роде, - продолжил барон. - Он умеет создавать самые неординарные психологические эффекты. Я видел, как он превратил своего врага в раба, абсолютно преданного ему лично и повинующегося любому приказу. Последний, кто попытался убить Риоваля и имел несчастье остаться в живых, подает напитки у него на закрытых вечеринках и умоляет о возможности доставить любому гостю всяческое удовольствие, какое тот ни пожелает. - И чего же попросил ты? - сухо поинтересовалась баронесса.

- Белого вина. Это было еще до тебя, дорогая. Но я внимательно наблюдал. У него был такой одержимый взгляд.

- Вы решаете, не продать ли меня Риовалю? - медленно спросил он.

- Если он даст на торгах наивысшую цену, адмирал. Налет на мои владения, который устроили вы с вашим клоном-близнецом, - и я все еще не уверен, не спланировали ли вы его вместе от начала до конца, - очень дорого обошелся моему Дому. И еще он, - глаза барона сверкнули, - досадил лично мне. Я не дам себе труда мстить человеку с криоамнезией, но хотел бы свести убытки к минимуму. Если я продам вас Ри, вас накажут лучше, чем я могу даже помыслить. Ри просто с ума сойдет от мысли составить пару. - Васа Луиджи вздохнул. - Боюсь, Дом Риоваль навсегда так и останется Малым домом, пока Ри позволяет своим личным удовольствиям перевешивать выгоду. Какая жалость. Я с его ресурсами мог бы сделать намного больше.

Вернулась девочка, расставила перед сидящими тарелочки с закусками, обновила в бокалах напиток - что-то причудливое из фруктов и вина, - и снова исчезла. Медленно. Васа Луиджи проводил ее взглядом. Баронесса прищурилась, заметив это. Но когда барон повернул голову, она опустила ресницы, сосредоточившись на своем бокале.

- А как насчет... дендарийских наемников и наивысшей цены, которую они могу заплатить? - Да! Пусть только Бхарапутра сделает подобное предложение, и дендарийцы тут же постучатся к нему в двери. Вместе с плазменным орудием. О да, заявка, которую не перешибешь. Игра на повышение будет недолгой. Бхарапутра не может выставить его на аукцион, не дав понять, что он здесь, а тогда уж, тогда... - что?. - По крайней мере вы можете воспользоваться ими как конкурентами, чтобы поднять ставку Риоваля, - сухо добавил он.

- Боюсь, их ресурсы слишком ограничены. И находятся не здесь.

- Мы видели их. Вчера.

- Всего лишь секретная оперативная группа. Никаких кораблей. Никакой поддержки. Я так понял, они продемонстрировали себя лишь для того, чтобы Лилия могла с ними поговорить. Но... у меня есть основания считать, что в этой игре есть еще один участник. Когда я на вас гляжу, срабатывают мои инстинкты. И я испытываю странный позыв удовлетвориться скромной прибылью посредника, а все негативные предложения пусть поступают Дому Риоваль. - Барон издал смешок.

"Негативные предложения?" Ах, да. От людей с плазменными орудиями. Он постарался не выдать своей реакции.

Васа Луиджи продолжал: - Что снова приводит нас к исходному вопросу... в чем тут интерес Лилии? Зачем Лилия приказала вам оживить этого человека, Верба? И кстати, как к ней попал, тогда как сотни ревностно искавших его людей так и не преуспели?

- Она не сказала, - невозмутимо отозвалась Верба. - Но я была рада возможности отточить свои навыки. Благодаря исключительной меткости ваших охранников, он представлял собой очень сложную с медицинской точки зрения задачу.

Завязалась беседа технически-медицинского характера между Лотос и Вербой, которая к моменту, как когда девочка-клон подала им искусно приготовленные яства, стала совсем отрывочной. Верба уклонялась от ответов с той же легкостью, как барон задавал вопросы, а поймет ли что-то он, никто и не ждал. Но, похоже, барон Бхарапутра и не спешил, явно собираясь занять выжидательную позицию.

После ужина охранники отвели их в комнату, которая, как он наконец сообразил, была одной из целого коридора одинаково распланированных помещений - возможно, жилье для слуг важных посетителей.

- Где мы? - прошипел он Вербе, как только за ними закрылась дверь. - Ты можешь сказать? Это штаб-квартира Бхарапутры?

- Нет, - ответила Верба. - Его основная резиденция все еще перестраивается. Там при некоем налете взорвали несколько комнат, - добавила она раздраженно.

Он медленно прошелся по комнате, но, к явному облегчению Вербы, не принялся снова стучать по стенам. - Мне приходит на ум... есть и другой способ бежать. Можно не только проломиться наружу, но и заставить кого-нибудь другого вломиться внутрь. Скажи... откуда труднее всего силой вызволить пленника: из Дома Бхарапутра, Дома Фелл или Дома Риоваль?

- Ну... думаю, от Фелла было бы труднее всего. У него больше солдат и тяжелого вооружения. От Риоваля легче всего. Дом Риоваль вообще-то Младший, хотя он сам насколько стар, что по традиции пользуется таким же почетом, как глава Великого Дома.

- Итак... если кому-то нужен некто посильней и побольше, чем Бхарапутра, он пойдет к Феллу.

- Может быть.

- И, если этот "кто-то" знает, что помощь на подходе... может быть, тактически разумнее оставить пресловутого пленника у Риоваля, нежели быть вынужденным вытаскивать его из места похуже.

- Может быть, - уступила она.

- Мы должны добраться до Фелла.

- Как? Мы не можем выбраться даже из этой комнаты.

- Из комнаты - конечно, из комнаты выбраться надо. Но выбираться из здания не нужно. Хватит, чтобы один из нас просто добрался до комм-пульта и ему бы несколько минут не мешали. Позвонить Феллу, позвонить кому-то, сообщить о том, что мы у Васы Луиджи. Это приведет колесики в движение.

- Позвонить Лилии, - твердо заявила Верба. - Не Феллу.

Мне нужен Фелл. Лилия не сможет прорваться к Риовалю. Он обдумал неприятный вариант: у него с Группой Дюрона могут возникнуть конфликтующие цели. Он хочет одолжения от Фелла, а Лилия желает от Фелла сбежать. Хотя... немногое требуется, чтобы заинтересовать Фелла набегом на Риоваля. Оплата расходов и прибыль в форме удовлетворения застарелой ненависти. Ага.

Он побрел в ванную и уставился на себя в зеркало. "Кто я?" Изможденный, кожа-да-кости, бледный, странного вида человечек с отчаянием в глазах и склонностью к припадкам. Если бы он только мог решить, который из двоих его клон-близнец, с которым он столь кратко и болезненно познакомился вчера, то методом исключения он бы присвоил имя и себе. На его взгляд, тот парень выглядел Нейсмитом. Но Васа Луиджи не дурак, и Васа Луиджи убежден в обратном. Он должен быть или одним, или другим. Почему он не может решить? "Если я Нейсмит, почему мой брат занял мое место?"

В это мгновение он и открыл для себя, почему это называется каскадом.

Ощущение было такое, словно он попал под водопад в реку, которая собирала воды со всего континента, - и эти тонны воды бросили его на колени. Он издал тихое хныканье, скорчившись на полу и обхватив руками голову - за надбровными дугами взорвалась боль, а горло перехватил ужас. Он стиснул губы, стараясь не издать больше ни звука и не привлечь внимания заботливой Вербы. Сейчас ему необходимо было побыть одному - о, да!

"Неудивительно, что я не мог угадать. Я пытался выбрать из двух неверных ответов. Ох, мама. Ох, папа. Ох, сержант. Эту задачу ваш мальчик провалил. И с треском." .

Лейтенант лорд Майлз Нейсмит Форкосиган распластался на кафельном полу и беззвучно кричал, так что выходило лишь слабое шипение. "Нет, нет, нет, ох, черт..." Элли...

Бел, Елена, Таура...

Марк... Марк? Этот приземистый, сердитый, держащий себя в руках, решительный субъект - Марк?

О своей смерти он не помнил ничего. Он со страхом коснулся груди, ощупывая свидетельства... чего именно? Он плотно стиснул веки, пытаясь вспомнить последнее, что видел. Вооруженная высадка в медкомплексе Бхарапутры, да. Марк устроил катастрофу - Марк вместе с Белом, - и он прилетел туда в попытке вытащить из огня все каштаны до единого. Маньяческое вдохновение - переплюнуть Марка, показать ему, как работает профессионал, отобрать у оскорбившего его Васа Луиджи всех этих детей-клонов... привезти из домой, к маме. "Вот дерьмо, а что сейчас знает мама?" Он взмолился, чтобы ничего. Они ведь почему-то по прежнему на Единении Джексона. Как долго он был мертв?...

"И где, к чертовой матери, СБ?"

Разумеется, не считая того эсбешника, который сейчас валяется на полу в ванной.

"Ой-ёй-ёй..."

И еще Элли. Он спросил ее: "Я вас знаю, мэм?" Лучше бы он язык себе откусил.

Верба... Элли. По-своему, в этом есть смысл. Его любовница - высокая, кареглазая, темноволосая, упрямая и умная женщина. Первое, что предстало перед его сбитым с толку пробудившимся сознанием, была высокая, кареглазая, темноволосая, упрямая и умная женщина. Естественная ошибка.

Интересно, купится ли Элли на такое объяснение? Вкус на хорошо вооруженных подруг имеет и потенциально неприятные стороны. Он выдохнул безрадостный смешок.

Смешок застрял в горле. "Таура, здесь?" Знает ли об этом Риоваль? В курсе ли тот, что именно она приложила свою очаровательную когтистую ручку к уничтожению его генных банков четыре года назад? Или винит в этом одного "адмирала Нейсмита"? Вообще-то все наемные убийцы Риоваля, с которыми, с одним за другим, он имел дело на протяжении последних лет, были одержимо и исключительно сосредоточены на нем одном. Но солдаты Риоваля по ошибке приняли Марка за адмирала; а сам Риоваль? Конечно, Марк скажет, что он клон. "Проклятье, будь я на его месте, я сказал бы барону то же самое, в маловероятной попытке спутать его умозаключения". Что происходит с Марком? Почему он предложил себя... выкупом за Майлза? Не может же у Марка тоже оказаться криоамнезия, верно? Нет - Лилия сказала, что дендарийцы, а с ними клоны, и "адмирал Нейсмит", бежали. Так как же они вернулись?

"Они вернулись искать тебя, адмирал В-глубокой-заднице."

И очертя голову бросились в руки Риоваля, искавшего его же. Чертово рандеву какое-то!

Что за милосердным состоянием была криоамнезия... Хотел бы он ее вернуть.

- Ты в порядке? - неуверенно позвала его Верба. Она подошла к двери ванной и увидела его на полу. - Ох, нет! Снова конвульсии? - Она упала рядом с ним на колени, длинные пальцы ощупали его в поисках повреждений. - Ты не ударился?

- Э-э... э-э... - Васа Луиджи сказал: "Я не дам себе труда мстить человеку с криоамнезией". Значит, лучше пока что оставаться таким человеком. На какое-то время, пока он овладеет ситуацией. И самим собой. - Кажется, я в порядке.

Он позволил ей, перепуганной, отнести себя в постель. Она гладила его по волосам. Он в смятении поглядывал на нее из-под полузакрытых век, изображая пост-конвульсивную сонливость. "Что я наделал?"

"Что мне теперь делать?"