доставка сборных грузов из сша в россию;Ищете Solowheel - solowheel. Моноколесо Solowheel.

Лоис Макмастер БУДЖОЛД
Танец отражений

(Lois McMaster Bujold, "Mirror Dance", 1994)
Перевод (c) - Анны Ходош (annah@thermosyn.com) ред. от 20.10.2002

Глава 30

<< Назад    Вперед >>

Маленький пассажирский катер дендарийцев летел наравне с большим десантным челноком барона; к клинике Группы Дюрона они прибыли практически одновременно. Катер Дома Дайн, временно находящийся в распоряжении СБ, вежливо дожидался их на другой стороне улицы, возле парка. Просто дожидался.

Когда они заходили на посадочный вираж, Майлз спросил Куинн, пилотировавшую катер: - Элли... если бы мы летели на флаере или аэрокаре, и я вдруг приказал бы тебе разбить машину, ты бы это сделала?

- Сейчас? - изумленно переспросила Куинн. Катер накренился.

- Нет! Не сейчас. Я говорил чисто теоретически. Повиновалась бы - мгновенно, без вопросов?

- Ну... конечно, да. Хотя я задала бы все вопросы потом. Возможно, стискивая в этом момент твою шею.

- Так я и думал. - Довольный Майлз откинулся на спинку сиденья.

***

Они снова встретились с бароном Феллом у главного входа, где стоящие на воротах охранники уже собирались ввести код, чтобы открыть проход в силовом поле. Фелл нахмурился, глядя на троих дендарийцев в полуброне - Куинн, Бела и Тауру, - идущих вслед за Майлзом, облаченным в серый тренировочный костюм.

- Это мое предприятие, - заметил Фелл. Пара его собственных охранников в зеленом смотрела на дендарийцев безо всякой любезности.

- Это мои телохранители, - ответил Майлз, - и они мне необходимы, что уже было продемонстрировано ранее. Похоже, ваши силовые экраны неисправны.

- Это он устроил, - мрачно ответил Фелл. - И больше подобного не случится.

- И тем не менее. - В качестве уступки Майлз ткнул большим пальцем себе за спину, на катер у парка: - А остальные мои друзья подождут снаружи.

Фелл нахмурился, обдумывая это предложение. - Хорошо, - наконец ответил он. Все прошли вслед за Феллом внутрь. Встретивший их Ястреб поклонился барону и официальным образом сопроводил всех гостей по цепочке лифтовых шахт наверх, в пентхауз Лилии Дюроны.

Правильным словом для представшего их глазам было бы "живая картина" - так подумал Майлз, поднимаясь мимо хромированных перил. И выстроена она была столь же тщательно, как любая театральная мизансцена.

По центру сцены располагался Марк. Он сидел в кресле самой Лилии Дюроны, удобно откинувшись на спинку и возложив забинтованную правую ступню на шелковую подушечку на невысоком круглом чайном столике. Его окружали Дюроны. По правую руку Марка стояла Лилия собственной персоной, чьи белоснежные волосы сегодня были заплетены в косы и короной уложены вокруг головы; смущенно облокотившись на мягкую спинку кресла, она благосклонно улыбалась поверх макушки Марка. Ястреб занял позицию слева от него. Доктор Хризантема, доктор Пион и доктор Роза восхищенно столпились вокруг. Возле колена доктора Хриз стоял здоровенный огнетушитель. Вербы здесь не было. И окно починили.

В центре стола стояла прозрачная холодильная камера. В ней лежала отрубленная кисть, а на ней - широкий серебряный перстень с камнем, похожим на черный оникс.

Внешность Марка Майлза встревожила. Он был готов увидеть следы явных травм от каких-то пыток, но тело Марка от шеи до лодыжек скрывал такой же серый тренировочный костюм, как и на самом Майлзе. Лишь кровоподтеки на лице и перевязанная нога подсказывали, чем он был занят в последние пять дней. Но лицо и тело Марка странно и нездорово распухли, а особенно жутко - живот. Он стал толще, чем тот коренастый, прочно стоящий на ногах человек в дендарийском мундире, которого Майлз видел прямо здесь каких-то пять дней назад, и куда дальше ушел от майлзовского почти-двойника, которого тот пытался спасти при налете на ясли клонов четыре месяца назад. На подобную тучность у другого человека - к примеру, у барона Фелла - Майлз и глазом бы не моргнул, но Марк... Не станет ли сам Майлз в один прекрасный день таким же, стоит ему сбавить темп? Ему внезапно захотелось дать себе зарок не есть сладкого. Элли уставилась на Марка с неприкрытым ужасом и отвращением.

Марк улыбался. Под его правой рукой лежала маленькая коробочка дистанционного управления. Указательным пальцем Марк прижимал кнопку.

Барон Фелл увидел кисть в холодильной камере и рванулся было к ней с радостным возгласом.

- Стоять, - произнес Марк.

Барон остановился, склонив голову. - Что такое? - встревоженно произнес он.

- Интересующий вас предмет в этой герметичной камере лежит на небольшой термогранате. Управляемой, - он приподнял руку с устройством дистанционного управления, - вот этим "выключателем мертвой руки". Есть еще вторая кнопка, не нажатая, в руках другого человека за пределами этой комнаты. Если меня парализовать или броситься на меня, он сработает. Если меня испугать, рука может соскользнуть. Если я слишком устану, палец поддастся. Если меня достаточно разозлить, я могу просто послать все к черту.

- Тот факт, что вы пошли на подобные приготовления, - медленно произнес барон, - говорит мне, что вам известна ценность того, чем вы обладаете. Вы не сделаете этого. Вы блефуете. - Он вперил пронзительный взгляд в Лилию.

- Не надо меня испытывать, - промолвил Марк, по-прежнему улыбаясь. - После пяти дней гостеприимства вашего сводного брата я нахожусь в по-настоящему недружелюбном настроении. Содержимое камеры представляет ценность для вас. Не для меня. Однако, - он глубоко вздохнул, - у вас есть нечто, для меня ценное. Давайте заключим Сделку, барон.

Фелл пососал нижнюю губу и пристально взглянул в сверкающие глаза Марка. - Слушаю, - сказал он наконец.

Марк кивнул. Две Дюроны поспешили принести стулья для Майлза и барона Фелла; телохранители выстроились вокруг. У охранников Фелла вид был такой, словно они напряженно пытаются что-то сообразить, глядя на коробку и на своего хозяина; дендарийцы в свою очередь не сводили глаз с охранников в зеленом. Фелл с официальным видом устроился в кресле, слегка улыбаясь; взгляд его был пристален.

- Чаю? - предложила Лилия.

- Спасибо, - ответил барон.

По кивку Лилии двое детей-Дюрон поспешили вон из комнаты. Ритуал начался. Майлз осторожно сел и крепко стиснул зубы. Что бы здесь ни происходило, он в это не посвящен. Это явно шоу Марка. Только он далеко не уверен, что Марк сейчас нормален. В здравом уме - да. Нормален - нет. Казалось, барон Фелл вот-вот придет к тому же умозаключению, разглядывая сидящего напротив за столом самозванного хозяина приема.

Противники молча ждали, меряя друг друга взглядами, пока не прибыл чай. Мальчик принес поднос и поставил его рядом с жуткой коробкой. Девочка налила всего две чашки лучшего, привозного зеленого японского чая Лилии - для Марка и для барона, - и предложила к нему печенья.

- Нет, - отказался от печенья Марк с отвращением в голосе, - спасибо. - Барон взял две штучки и одну надкусил. Марк попытался было поднять чашку левой рукой, но рука столь сильно тряслась, что он торопливо опустил чашку на стоящее на подлокотнике кресла блюдце, пока не успел расплескать чай и ошпариться. Девочка молча скользнула к нему и поднесла чашку к его губам; Марк отпил глоток, благодарно кивнул, и девочка устроилась с чашкой на полу возле его левого колена, готовая снова подать чай по первому слову.

"Он ухитряется это не показывать, но ему сейчас чертовски худо ", сообразил Майлз, и в желудке у него похолодело. Барон поглядел на дрожащую левую руку Марка, потом с большим сомнением - на правую, и неуютно поежился.

- Барон Фелл, - заговорил Марк, - полагаю, вы согласны со мной, что главное сейчас - это время. Можно я начну?

- Да, прошу вас.

- В этой холодильной камере, - Марк кивнул на отрезанную кисть, - ключ к Дому Риоваль. Э-э, секретное декодирующее кольцо Ри Риоваля. - Марк громко хихикнул, но оборвал смех и кивнул девочке, прося еще глоток чая. Совладав со своим голосом, он продолжил: - В кристалле кольца заключены все личные кодовые ключи покойного барона Риоваля. Далее. Дом Риоваль обладал особой административной структурой. Сказать, что Ри Риоваль был параноидальным поборником тотального контроля - значит чудовищно преуменьшить. Но Риоваль мертв, а его разрозненные подчиненные рассыпаны по отдельным участкам без привычных им руководящих указаний. Кто знает, как они поступят, когда до них дойдут слухи о смерти барона? Один пример вы уже видели.

Пройдет день-два, и отовсюду слетятся стервятники, чтобы обглодать Дом Риоваль до скелета. В здешних местах фактическое обладание значит куда больше, чем любые пункты несуществующего закона. Да у одного Дома Бхарапутра явный профессиональный интерес к товарам Риоваля! Уверен, что вы вспомнили и остальных, барон.

Фелл кивнул.

- Но человек, в чьих руках окажутся сегодня кодовые ключи самого Риоваля, будет иметь большое преимущество, - продолжал Марк. - Особенно если он обеспечен людьми, способными служить силовой поддержкой. Такому человеку нет необходимости в утомительных задержках с постепенным, шаг за шагом, взламыванием кодов Риоваля; он в таком положении, что сможет немедленно взять на себя управление активами Дома. Сверху донизу, а не по кусочкам. Добавьте к этому общеизвестные кровные узы, придающие требованиям законность, и, полагаю, большинство конкурентов покинет поле боя, и не будет необходимости в столь дорогостоящем противостоянии.

- Кодовое кольцо моего сводного брата - не ваше, чтобы вы им торговали, - холодно заметил Фелл.

- О, именно мое, - ответил Марк. - Я его выиграл. Я его контролирую. Я могу его уничтожить. И... - он облизнулся; девочка снова подняла к его губам чашку. - я за него заплатил. Никто не сделал бы вам это эксклюзивное - и остающееся таковым - предложение, не будь меня.

Барон ответил микроскопическим кивком согласия. - Продолжайте.

- Как бы вы обозначили стоимость Группы Дюрона в сравнении с текущими активами Дома Риоваль? В пропорции.

Барон наморщил лоб. - Одна двадцатая. Или одна тридцатая, быть может. Дом Риоваль - это куда более крупная недвижимость. А, э-э, ценность Интеллектуального достояния подсчитать труднее. Они специализируются на весьма разных биологических задачах.

- Оставим в стороне - или забудем - вопросы недвижимости. Очевидно, что Дом Риоваль - во много раз большая ценность. Лаборатории, техники, рабы. Список клиентов. Хирурги. Генетики.

- Вынужден с вами согласиться.

- Отлично. Давайте сторгуемся. Я отдам вам Дом Риоваль в обмен на Группу Дюрона плюс кредитную карту на предъявителя с суммой, равной десяти процентам средств Дома Риоваль.

- Десять процентов. Агентское вознаграждение, - сказал Фелл, поглядев на Лилию. Та улыбнулась, но промолчала.

- Агентское вознаграждение в чистом виде, - согласился Марк. - И не случайно вдвое дешевле той цены, что вы как минимум заплатили бы, не имея преимущества в виде кодового ключа Ри Риоваля.

- А если вы получите этих дам - что вы станете с ними делать, а, Марк?

- То что мне надумается. От слова "задумчивость"; но, похоже, в виде глагола это слово нравится мне больше.

- Думаете начать здесь собственное дело? Барон Марк?

Майлз заледенел в ужасе от новой картины.

- Нет, - вздохнул Марк. Мне надумается отправиться домой, барон. И чертовски сильно. Я отдам группу Дюрона... им самим. А вы позволите им уйти - свободно, в полной безопасности и без преследования - туда, куда надумается им. На Эскобар, так, Лилия? - Марк поднял на нее взгляд, а она посмотрела на него, улыбнулась и слегка кивнула.

- Как эксцентрично, - пробормотал барон. - По-моему, вы безумны.

- О-о, барон. Вы и понятия не имеете, насколько. - Марк издал странный смешок. Если он сейчас играет, то лучшей актерской игры Майлз в жизни не видал, не исключая и самых диких полетов собственного притворства и фантазии.

Барон откинулся на спинку кресла и скрестил руки на груди. Лицо его закаменело от раздумий. Решится ли он на попытку напасть? Майлз отчаянно принялся высчитывать боевой расклад во внезапной перестрелке. Дендарийцы под рукой, СБ на орбите, они с Марком под угрозой, неожиданная вспышка, вырвавшаяся из дула гранатомета - бог мой, ну и заварушка!...

- Десять процентов, - произнес барон наконец, - минус стоимость Группы Дюрона.

- А кому считать стоимость этого интеллектуального достояния, барон?

- Мне. И они покидают здание немедленно. Вся собственность, заметки, файлы и материалы идущих экспериментов остаются здесь нетронутыми.

Марк поднял взгляд на Лилию; она склонилась и что-то прошептала ему на ухо. - Группа Дюрона получит право скопировать технические файлы. И забрать с собой личные вещи - такие, как одежду и книги.

Барон задумчиво уставился в потолок. - Они могут взять с собой... сколько каждый способен унести в руках. Не больше. Они не могут копировать технические файлы. И их кредитные счета остаются, как это всегда и было, моими.

Лилия нахмурила брови; она прикрылась ладонью и еще раз о чем-то шепотом посовещалась с Марком. Он отмахнулся от какого-то возражения и очертил рукою защитный круг. Наконец она кивнула.

- Барон Фелл. - Марк набрал воздуху. - Это Сделка.

- Это Сделка, - подтвердил Фелл, глядя на него с легкой улыбкой.

- И в том вам моя рука, - продекламировал Марк. Он захихикал, перевернул коробку дистанционного управления и повернул круглый рычажок на ее оборотной стороне. Потом положил коробку на подлокотник и потряс дрожащими пальцами.

Фелл потянулся в кресле, стряхивая напряжение. Охранники расслабились. Майлз чуть не растекся лужей. "Оп-па, что же мы сделали?"

По знаку Лилии заспешили в разные стороны Дюроны всех полов и возрастов.

- Вести с вами бизнес, Марк, было весьма занимательно. - Фелл встал. - Не знаю, где ваш дом, но если вы когда-нибудь решите, что ищете работу, навестите меня опять. Посредник вроде вас будет очень полезен мне в галактических делах. Ваше чувство времени... в высшей степени утонченно.

- Благодарю, барон, - кивнул Марк. - Я это припомню, если вдруг прочие мои варианты не сработают.

- И ваш брат тоже, - по размышлении добавил Фелл. - При условии, что он полностью оправится, естественно. Моим войскам не помешал бы боевой командир поактивнее.

Майлз откашлялся. - Дом Фелл нуждается в основном в обороне. Я предпочитаю более агрессивного типа задания, как у дендарийцев, - ответил он.

- Быть может, в скором будущем случатся и штурмовые операции, - заметил Фелл, чей взгляд сделался слегка отсутствующим.

- Думаете о завоевании мира? - осведомился Майлз. "Империя Фелла?"

- Приобретение Дома Риоваль поставит Дом Фелл в любопытное неравновесное положение, - ответил Фелл. - Не стоит следовать политике неограниченной экспансии и быть вынужденным сражаться со всем вызываемым ею сопротивлением ради каких-то пяти лет правления. Но если, скажем, собираешься прожить еще полвека, то для боевого офицера со способностями может найтись весьма увлекательная работа... - Фелл вопрошающе приподнял бровь, глядя на Майлза.

- Нет, спасибо. - "Желаю вам вполне насладиться друг другом."

Марк хитро поглядел на Майлза, прищурив глаза, - явно забавляясь.

Но что же за необычное решение принял Марк! Какова Сделка! Джексонианец отвергает то, в чем он был воспитан, и становится на сторону ангелов; бунтует, делаясь неподкупным. Похоже, так. "Думаю, в моем брате больше от джексонианца, чем он сам считает. Джексонианский отступник. Голова идет кругом."

Повинуясь жесту Фелла, один из охранников осторожно взял прозрачную коробку. Фелл повернулся к Лилии.

- Что ж, старшая сестра. У тебя была интересная жизнь.

- И еще есть, - улыбнулась Лилия.

- На какое-то время.

- С меня хватит, жадный мальчишка. Вот и конец пути. Последнее из наших кровных соглашений. Кто бы мог это вообразить тогда, много лет назад, когда мы вместе выкарабкивались из канализации Риоваля?

- Не я, - ответил Фелл. Они обнялись. - Прощай, Лили.

- Прощай, Джори.

Фелл повернулся к Марку. - Сделка есть Сделка, это для моего Дома. А это уже для меня. Во имя старых добрых времен. - Он протянул пухлую ладонь. - Могу я пожать вам руку, сэр?

Марк поглядел недоверчиво и смущенно, но Лилия ему кивнула. И он позволил своей руке затеряться в ладони Фелла.

- Спасибо, - искренне сказал Джориш Стаубер. Движением подбородка он отдал приказ охранникам и скрылся вместе с ними в лифтовой шахте.

***

- Как думаете, эта Сделка не сорвется? - встревоженным, высоким голосом спросил Марк Лилию.

- Какое-то время да. В ближайшие пару дней Джориш будет слишком занят, принимая свое новое приобретение. Это поглотит все его силы и еще сверх того. А потом будет слишком поздно. Да, потом он об этом пожалеет. Но мстить и преследовать - нет, не станет. Этого достаточно; больше нам не надо.

Она ласково погладила его по волосам. - А теперь просто отдохни. Выпей еще чаю. Мы некоторое время будем очень заняты. - Она обернулась подозвать юных Дюрон: - Дрозд! Фиалка! Быстренько идем со мною... - Они вместе поспешили в глубь апартаментов.

Марк осел в кресле с чрезвычайно усталым видом. Он озадаченно поморщился, глядя на чашку, взял ее в правую руку и задумчиво покачал, прежде чем пить.

Элли коснулась шлема полуброни, выслушивая что-то, и внезапно испустила горький смешок. - На связи командующий силами СБ со станции Харгрейвз-Дайн. Говорит, что прибыло подкрепление, и запрашивает, куда его послать.

Майлз с Марком переглянулись. Майлз не знал, что думает Марк, но большинство ответов, приходящих сейчас на ум ему самому, были абсолютно непристойными.

- Домой, - сказал наконец Марк. - А они могут нас подбросить, раз уж они тут.

- Мне нужно обратно к дендарийскому флоту, - настойчиво заговорил Майлз. - Э-э... где они сейчас, Элли?

- На пути от Иллирики к точке встречи у Эскобара. Но вы, сэр, к ним и близко не подойдете, пока врачи СБ не подтвердят, что вы способны к полевой службе, - твердо заявила она. - Флот в норме. А вы - нет. Иллиан пришпилит мои уши к стене, если прямо сейчас я не отправлю вас домой. И еще - ваш отец...

- Что - отец? - спросил Майлз. Елена же пыталась тогда что-то сказать... ледяной ужас сжал его грудь. В мозгу Майлза закружился калейдоскоп сливающихся друг с другом картин: убийства, смертельные заболевания, политические заговоры. Не говоря уж о авиакатастрофах.

- Когда я был там, у него случился обширный инфаркт, - сказал Марк. - Когда я уезжал, он лежал прикованным к койке в Имперском Военном госпитале в ожидании пересадки сердца. Вообще-то, сейчас эту пересадку как раз должны проводить.

- Ты там был? - "Что ты с ним сделал?" Майлз чувствовал себя так, словно северный и южный магнитные полюса только что поменялись местами. - Мне нужно домой!

- Именно это я только что и сказал, - устало отозвался Марк. - Как ты думаешь, зачем мы проделали весь этот путь обратно на Джексон? Чтобы притащить тебя домой. А не ради бесплатного отпуска на курорте Ри Риоваля, позволь тебе заметить. Мать считает меня следующим наследником Форкосиганов. С Барраяром я хоть как-то могу примириться, но с этим - нет; тут я чертовски уверен.

Слишком много всего и слишком быстро. Майлз откинулся в кресле и попытался успокоиться, пока не случился очередной приступ конвульсий. Как раз такого рода небольшое проявление физической слабости и обеспечит ему немедленную отставку с Имперской Службы, если он не будет осторожен в выборе свидетелей. Раньше он считал конвульсии временным дефектом, который исчезнет с выздоровлением. А что если они не пройдут? О, боже...

- Лилии я собираюсь сдать напрокат мой корабль, - сказал Марк, - раз уж барон Фелл столь предусмотрительно лишил ее средств, достаточных для оплаты тридцати шести билетов до Эскобара.

- Какой такой корабль? - вопросил Майлз. "Только не один из моих..."

- Тот, который дала мне мама. Лилия сумеет продать его на эскобарской орбите, и с неплохой прибылью. Я смогу вернуть матери деньги и выкупить закладную на Форкосиган-Сюрло, и у меня еще останется весьма впечатляющая сумма на карманные расходы. Когда-нибудь мне и захочется иметь собственную яхту, но этой я явно долго не смогу пользоваться.

"Что? Что? ЧТО?!!"

- Я тут подумал, - продолжил Марк, - что дендарийцы могут отправиться вместе с Лилией. Они обеспечат ей небольшую военную поддержку в обмен на бесплатный и быстрый проезд обратно к флоту. И к тому же сэкономят СБ стоимость четырех пассажирских билетов.

Четырех? Майлз поглядел на Бела, сидевшего все это время молча; тот безрадостно встретил его взгляд.

- И как можно скорее забрать всех отсюда к чертовой матери, - добавил Марк. - Пока что-нибудь не пошло не так.

- Аминь! - пробормотала Куинн.

Верба и Элли на одном корабле? Не говоря уж о Тауре. А что если они соберутся вместе сравнить впечатления? Что если завяжут вражду? Или того хуже, вступят в союз и тайно сговорятся поделить его на зоны, по договору? Северный Майлз и Южный Майлз... И не так уж у него много женщин, он может поклясться. В сравнении с Айвеном он практически соблюдает обет безбрачия. Просто он никогда ни одну не отпускает. И такое накопление может привести к конфузам, по прошествии достаточно долгого времени. Ему нужна... леди Форкосиган, чтобы положить конец всем глупостям. Но даже Элли Отважная отказалась вызваться добровольцем для исполнения этой службы.

- Да, - согласился Майлз, - подходит. Домой. Капитан Куинн, уладьте с СБ насчет нашей доставки - моей и Марка. Сержант Таура, не могла бы ты пока поступить в распоряжение Лилии Дюроны? Согласен: чем скорее мы уберемся отсюда, тем лучше. И, гм, Бел... останься, пожалуйста, нам надо с тобой поговорить.

Куинн с Таурой уловили намек и ретировались. Марк... Марк в этом участвовал с самого начала, решил Майлз. И вообще он слегка боялся попросить Марка встать. Боялся того, что могут сказать его движения. Брошенная вскользь фраза насчет курорта Ри Риоваля была слишком явной попыткой скрыть... что?

- Садись Бел, - кивнул Майлз на опустевшее кресло барона Фелла. Так получался равносторонний треугольник: он, Марк и Бел. Бел кивнул и уселся, положив шлем на колени и откинув капюшон. "Как это я принял Бела за женщину - здесь, в этой комнате, пять дней назад, еще до каскада воспоминаний?" Раньше его глаза всегда легко видели в нем мужчину, по тем или иным причинам. Странно. Наступило короткое, неуютное молчание.

Майлз сглотнул и нарушил тишину. - Я не могу позволить тебе вернуться к командованию "Ариэлем", - сказал он.

- Знаю, - ответил Бел.

- Это дурно скажется на флотской дисциплине.

- Знаю.

- Это... несправедливо. Будь ты бесчестным гермафродитом, держи рот на замке и продолжай притворяться, что Марк тебя одурачил - и никто никогда бы не узнал.

- Знаю, - сказал Бел. И мгновение спустя добавил: - В экстремальной ситуации я должен был вернуть себе командование. Я решил, что не могу позволить Марку и дальше отдавать приказы. Слишком опасно.

- Для тех, кто последовал за тобой.

- Да. И... я должен был знать, - добавил Бел.

- Капитан Торн, - вздохнул адмирал Нейсмит, - я должен попросить вас подать в отставку.

- Примите мою отставку, сэр.

- Благодарю. - Вот и сделано. Так быстро. Он снова прокрутил в голове разрозненные картинки рейда Марка. Некоторых кусочков еще недостает, разумеется. Но там были смерти - слишком много смертей, сделавших ошибку непоправимой. - Ты не знаешь... что стало с Филиппи? По-моему, шанс у нее был. Марк с Белом переглянулись. Бел ответил. - Она не смогла им воспользоваться.

- Ох. Как жаль это слышать.

- Криооживление - дело случая, - вздохнул Бел. - Мы все принимаем на себя этот риск, когда подписываем контракт.

Марк нахмурился. - Звучит нечестно. У Бела сломана карьера, а я вышел из этой истории, не заплатив ничем.

Мгновение Бел созерцал избитое, распухшее тело Марка, кучей осевшее в большом кресле Лилии, и чуть приподнял брови.

- Что ты собираешься делать, Бел? - осторожно спросил Майлз. - Отправиться домой на Колонию Бета? Ты как-то говорил об этом.

- Не знаю, - ответил Бел. - И не потому что мало думал. Я думал неделями. Не уверен, что подхожу теперь для прежнего дома.

- Я и сам думал, - сказал ему Майлз. - Насчет благоразумия. И меня осенило, что оставайся ты на жаловании у Иллиана, и кое-кто с моей стороны испытает меньшую паранойю при мысли о том, что ты мотаешься по сети П-В туннелей с головой, полной барраярских засекреченных сведений. Информатором... может, оперативником?

- Это у Элли Куинн талант притворяться, а не у меня, - признался Бел. - Я просто капитан корабля.

- Капитаны кораблей бывают в разных интересных местах. И благодаря своему положению могут получать самую разную информацию.

Бел наклонил голову. - Я ... серьезно над этим подумаю.

- Полагаю, ты не хочешь получить расчет тут же, на Единении Джексона?

Бел откровенно рассмеялся. - Да уж нет!

- Тогда обдумай все по пути назад к Эскобару. Поговори с Куинн. Прими решение к моменту прилета и дай ей знать.

Бел кивнул, поднялся и оглядел тихую гостиную Лилии Дюрона. - Знаешь, я все равно не жалею, - сказал он Марку. - Так или иначе, а мы вытащили из этого засасывающего гравитационного колодца почти девяносто человек. Спасли от верной смерти или джексонианского рабства. Неплохой счет для стареющего бетанца. Когда я буду вспоминать обо всем, то вспомню и о них, будь уверен.

- Спасибо, - прошептал Марк.

Без внимательно поглядел на Майлза. - Помнишь, как мы в первый раз встретились? - спросил он.

- Да. Я тебя оглушил.

- Еще как. - Бел обошел кресло, склонился и взял Майлза за подбородок. - Не двигайся. Мне столько лет хотелось это сделать. - И он поцеловал Майлза, долгим и вполне основательным поцелуем. Майлз подумал было о том, как это выглядит, о двусмысленности происходящего, потом о внезапной смерти, обо всем сразу - и ответил на поцелуй. Когда Бел выпрямился, то улыбался.

Из лифтовой шахты донеслись голоса; кто-то из Дюрон произнес: "Прямо наверх, мэм."

Из-за хромированной ограды показалась Елена Ботари-Джезек. Она окинула взглядом комнату. - Привет, Майлз, мне надо поговорить с Марком, - выпалила она на одном дыхании. Глаза ее были темными и встревоженными. - Мы можем куда-нибудь пойти? - спросила она Марка.

- Мне лучш'бы не вставать, - ответил Марк. Голос у него был такой усталый, что он глотал звуки.

- Верно. Майлз, Бел, выйдите, пожалуйста, - без церемоний попросила она.

Озадаченный Майлз поднялся на ноги. Он вопросительно поглядел на Елену; ее ответный взгляд говорил: "Не сейчас. Позже". Майлз пожал плечами. - Пойдем, Бел. Посмотрим, не нужна ли кому наша помощь. - Он хотел найти Вербу.

Спускаясь по лифтовой шахте вместе с Белом, он поглядел на Марка с Еленой. Она подтащила стул и оседлала его задом наперед. Елена развела руки, настойчиво протестуя против чего-то; у Марка был очень мрачный вид.

***

Майлз прикомандировал Бела к доктору Пион - для связи, - а сам разыскал квартиру Вербы. Как он и надеялся, она была там, упаковывая вещи. Там же сидела еще одна юная Дюрона, глядя на нее со слегка ошеломленным видом. Ее Майлз узнал сразу.

- Лилия-младшая! Ты выбралась. Верба!

Лицо Вербы вспыхнуло радостью, и она поспешила его обнять. - Майлз! Тебя все-таки зовут Майлз Нейсмит. Я так и думала. У тебя был каскад. Когда?

- Ну... - он откашлялся, - по правде говоря, еще у Бхарапутры.

Ее улыбка сделалось чуть искусственной. - До моего ухода. И ты мне не сказал.

- Безопасность, - осторожно предположил он.

- Ты мне не доверял.

Это же Единение Джексона. Ты сама говорила. - Меня больше беспокоил Васа Луиджи.

- Могу понять, наверное, - вздохнула Верба.

- И когда каждая из вас сюда добралась?

- Я - вчера утром. Лилия появилась прошлой ночью. Беспрепятственно! Я и не мечтала, что ты сможешь ее тоже вытащить.

- Один побег стал причиной и следствием другого. Ты выбралась сама, а это позволило выбраться Лилии. - Он сверкнул улыбкой в сторону Лилии-младшей, с любопытством за ним наблюдавшей. - Я ничего не делал. В последнее время, похоже, это применимо ко всей моей жизни. Но я надеюсь, что вы покинете планету прежде чем Васа Луиджи с Лотос сообразят, что случилось.

- Мы все поднимемся наверх еще до темноты. Смотри! - Она подвела Майлза к окну. Пассажирский катер дендарийцев, с сержантом Таурой за штурвалом и где-то восемью Дюронами на борту тяжело поднялся с огороженной стеной стоянки. Эти женщины подготовят корабль к прибытию остальных.

- Эскобар, Майлз! - восторженно выпалила Верба. - Мы все летим на Эскобар. Ах, Лилия, тебе там понравится!

- Там вы останетесь одной группой? - спросил Майлз.

- Сперва, думаю, да. Пока для остальных планета не перестанет быть такой странной. Лилия отпустит нас, когда будет умирать. Думаю, барон Фелл это предвидел. По прошествии времени у него не будет такого сильного соперника. По-моему, он уже к завтрашнему утру разместит тут надерганных из Дома Риоваль лучших специалистов.

Майлз прошелся по комнате и заметил знакомый пульт дистанционного управления на подлокотнике кушетки. - А! Так это у тебя было второе управляющее устройство к термогранате! Я должен был знать. Так что ты все слышала. Я не был уверен, блефовал ли Марк.

- Марк не блефовал ни в чем, - серьезно заявила она.

- Ты здесь была, когда он приехал?

- Да. Это было сегодня утром, незадолго до рассвета. Он выбрался из флаера, шатаясь, одетый в высшей степени странный костюм, и потребовал разговора с Лилией.

Майлз поднял брови, представив эту картину. - А что сказали охранники на воротах?

- "Есть, сэр". У него была такая аура... не знаю, как описать. Разве что... представляю как в темных переулках здоровенные головорезы убираются с его пути. Твой клон-близнец - страшный молодой человек.

Майлз моргнул.

- Лилия с Хриз отвезли его в клинику на парящей платформе, и после этого я его больше не видела. А потом посыпались приказы. - Она помолчала. - Так. Теперь ты возвращаешься к своим дендарийским наемникам?

- Да. Полагаю, после кое-какого лечения.

- Не очень-то ты остепенился. Ты же был на волосок от смерти.

- Сознаюсь, вид гранатомета вызывает у меня новое и весьма неприятное содрогание, но... я надеюсь, что еще очень долго не получу у дендарийцев расчет. Гм... эти мои конвульсии. Они пройдут?

- Должны. Криооживление - это всегда случайность. Значит... ты не можешь представить себя в отставке? Скажем, на Эскобаре.

- Мы бываем на Эскобаре время от времени, для починки судов. И личного состава. Это - большой узел сети. Наши пути могут снова пересечься.

- Надеюсь, не так, как в первый раз, - улыбнулась Верба.

- Позволь тебя заверить: если мне когда-то снова понадобится криооживление, я оставлю приказ разыскать именно тебя. - Он помолчал, колеблясь. "Мне нужна моя леди Форкосиган, чтобы положить конец метаниям." Могла бы ею стать Верба? Тридцать пять своячениц - не очень большое препятствие, если они находятся в безопасном удалении на Эскобаре. - А что ты думаешь про то, чтобы жить и работать на планете Барраяр? - осторожно спросил он.

Она наморщила нос. - Эта захолустная дыра? Зачем?

- У меня там кое-какие интересы. По сути, именно там я собираюсь жить, когда уйду в отставку. На самом деле это очень красивое место. И малонаселенное. Они поощряют, гм... деторождение. - Он опасно близко подошел к тому, чтобы разрушить свою легенду, ту искусственную личность, ради памяти о которой он в последнее время шел на такой риск. - И там полным-полно работы для врача с галактическим образованием.

- Да уж, могу поклясться. Но я всю свою жизнь была рабыней. Так зачем мне выбирать жизнь подданной, если я смогу стать гражданкой? - Она криво улыбнулась, шагнула к нему и обняла за плечи. - Эти пять дней, когда мы были заперты вместе у Васы Луиджи... дело было не в заточении, верно? Ты на самом деле такой, когда здоров.

- Более-менее, - признался он.

- Я всегда спрашивала себя, чем же зарабатывают на жизнь гиперактивные взрослые. Управлять несколькими тысячами солдат - это поглощает твою энергию, да?

- Да, - вздохнул он.

- Думаю, я всегда буду тебя любить - немного. Но жить с тобой постоянно - это свело бы меня с ума. По-моему, такого невероятно властного человека я в жизни не встречала.

- Ты должна давать отпор, - объяснил он. - Я рассчитываю на то, что... - он не мог сказать ни "Элли", ни, что еще хуже, "все мои женщины", - мой партнер сопротивляется. Иначе я не могу расслабиться и быть самим собой.

Верно. Они слишком много были вместе, и это разрушило их любовь - или, по крайней мере, иллюзии Вербы. Барраярский принцип устраивать матримониальные соглашения через сваху делается со временем все привлекательнее. Может, было бы лучше сперва без опаски жениться, а затем узнавать друг друга. Ко времени, когда новобрачная его раскусит, ходу назад у нее уже не будет. Он вздохнул, улыбнулся и отвесил Вербе преувеличенно аристократический поклон: - Буду счастлив навестить Вас на Эскобаре, миледи.

- Это было бы просто прекрасно, сэр, - невозмутимо отозвалась она.

О! Проклятье, она могла оказаться той самой, она себя недооценивает...

Сидящая на диванчике Лилия-младшая, которая завороженно наблюдала за всем происходящим, кашлянула. Майлз перевел взгляд на нее и вспомнил про ее рассказ о пребывании у дендарийцев.

- Марк знает, что ты здесь, Лилия? - спросил он.

- Не знаю. Я была с Вербой.

- Когда Марк видел тебя в последний раз, ты улетала вместе с Васа Луиджи. Я... думаю, ему было бы приятно узнать, что ты передумала.

- Он пытался уговорить меня остаться на корабле. Но он говорит не так хорошо, как ты, - призналась она.

- Все, что случилось, устроил он. Он оплатил ваш билет отсюда. - И Майлзу не очень хотелось думать, какой именно монетой. - Я лишь тащился следом. Пойдем. Скажи хотя бы "привет", "пока" и "спасибо". Тебе это не будет стоить ничего, но подозреваю, что для него это будет кое-что значить.

Она неохотно встала и позволила Майлзу утащить ее за собой. Верба одобрительно ему кивнула и вернулась к своим спешным сборам.