Лоис Макмастер БУДЖОЛД
ПАМЯТЬ

(Lois McMaster Bujold, "Memory",1996)
Перевод (c) - Анны Ходош (annah@thermosyn.com), ред. от 04.06.2001

ГЛАВА 2

<< Назад   Вперед >>

Майлз сидел перед шифрованным комм-пультом в своей каюте на борту флагмана "Сапсан", составляя свой, похоже, тысячный секретный рапорт с места действий шефу Имперской безопасности Барраяра Саймону Иллиану. Ладно, "тысячный" - это нонсенс. В среднем у него было не более трех-четырех операций в год, и по сути он был на этой работе меньше десяти лет, начиная со своих приключений во время вторжения на Верван, которые и придали всему официальный статус. Меньше сорока заданий. Но он уже не мог навскидку сказать номер последнего, если специально не задумывался. И это вовсе не следствие затяжной криоамнезии.

"Веди отчетность, парень". Его персональный конспект - не просто краткий путеводитель по прилагаемым к нему сырым данным, отобранным из файлов Дендарийского флота. Аналитикам из разведки Иллиана нравится получать кучу сырых данных, чтобы было во что вгрызаться. Тогда эти обитатели крошечных комнатушек в недрах штаб-квартиры СБ в Форбарр-Султане обеспечены работой. И развлечением, как порой боялся Майлз.

"Сапсан", "Ариэль" и остальные корабли избранной боевой группы адмирала Нейсмита висели на орбите планеты Сумерек Зоава. Бухгалтеру флота выпала пара весьма занятых дней: ей пришлось улаживать дела со страховой компанией, получившей наконец обратно свой грузовик вместе с командой; оформлять заявку на трофейную выплату за захваченные пиратские корабли и заполнять официальные заявления на премиальные в посольстве Станции Вега. В свой рапорт Майлз таблицу доходов и расходов вставил целиком - как "Приложение А".

Пленных отправили вниз, чтобы веганские и зоавские власти сами их разделили - желательно в том же смысле, как беднягу Форберга. Экс-пираты оказались мерзкой шайкой. Майлз почти жалел, что их шлюпка сдалась. В "Приложении Б" имелись копии дендарийских записей допроса пленных. Наземные власти получат отредактированную версию, откуда будет удалена большая часть имеющих отношение к Барраяру вопросов и ответов. Множество признаний в преступлениях, мало интересующих СБ, хотя веганцы должны прийти от них в изрядное волнение.

Самое важное с точки зрения Иллиана: не получено никаких улик, указывающих, что похищение барраярского курьера оказалось чем-то иным, кроме побочного эффекта угона самого корабля. Разве что - Майлз точно отметил это в своем конспекте - сведениями располагали только погибшие пираты. Поскольку в их число входили так называемый капитан и два его высокого ранга офицера, то, действуя в этом направлении, аналитики Иллиана отработают свое жалование. Но этот след вел в другую сторону: через представителей а Харгрейвз, пытавшихся торговаться с пиратами насчет цены - или величины выкупа - курьера. Майлз от всей души надеялся, что СБ сосредоточит на полу-криминальном джексонианском Великом Доме все свое нелюбезное внимание. Хотя агенты дома Харгрейвз, оказались исключительно - хоть и невольно - полезны дендарийцам при подготовке этой атаки.

Иллиану должен понравиться финансовый отчет. В этот раз дендарийцам не просто удалось ограничить свои расходы рамками бюджета, но и - для разнообразия - получить совершенно ошеломительную прибыль. Иллиан, уже готовый к тому, что имперские марки утекают как вода и это в порядке вещей, фактически получит своего курьерского офицера назад бесплатно. "Ну, разве мы не молодцы, а?"

Так когда же столь умелый лейтенант СБ лорд Майлз Форкосиган получит наконец такое долгожданное повышение и станет капитаном? Странно, насколько более настоящим кажется Майлзу его барраярское звание в сравнении с дендарийским. Ну да, сперва он сам себя объявил адмиралом и лишь позже - заслужил этот чин; обычно бывает наоборот. Но на сегодняшний день никто не может сказать, что он действительно не стал тем, кем когда-то притворился. С точки зрения инопланетников, адмирал Нейсмит был реален всегда. Теперь он и вправду стал всем, кем он себя провозглашал. А его барраярская личность была просто еще одним измерением. Приложением?

"Ах, родной дом! Другого такого места не сыщешь.

Я сказал "другого", а не "лучше".

Эта мысль привела его к "Приложению С" - записям, последовательно снятых с боевых скафандров дендарийцев во время проникновения на корабль и возвращения заложника. Освобождение команды грузовика Зеленым отрядом сержанта Тауры. И вся эта... цепочка событий, происшедших с его собственным Синим Отрядом. Полностью, со звуком и цветом, плюс вся медицинская телеметрия и данные связи. Майлз с отвращением просмотрел сделанную в реальном времени запись своего припадка и его несчастливых последствий. Скафандр № 060 зафиксировал действительно великолепный крупный план лейтенанта Форберга, вырванного из наркотического оцепенения, - как тот кричит в агонии и валится без сознания: сам в одну сторону, а отрезанные ноги - в другую. Майлз поймал себя на том, что, скорчившись, обхватил грудную клетку руками, сопереживая происходящему.

Вряд ли сейчас наступит подходящее время докучать Иллиану просьбами о повышении.

Выздоравливающего Форберга вчера передали в барраярское консульство на Сумерках Зоава, откуда он обычным путем отправится домой. Майлз был втайне благодарен своему секретному статусу, позволившему ему избежать визита в лазарет и принесения тому персональных извинений. До несчастного случая с плазмотроном Форберг не видел лица Майлза, скрытого за шлемом боевой брони - ну а после, разумеется, тоже. Хирург дендарийцев доложила, что у Форберга остались лишь самые смутные и запутанные воспоминания о своем спасении.

Эх, если бы удалить из рапорта все записи Синего отряда! Увы, это нереально. Если самая интересная последовательность событий будет выпущена, это так же неизбежно привлечет внимание Иллиана, как сигнальный костер на вершине горы.

Конечно, если он уберет все приложение целиком, все сделанные отрядами записи, это замаскирует отсутствие самого главного...

Майлз задумался, чем бы можно было заменить "Приложение С". В прошлом ему случалось писать массу кратких и расплывчатых оперативных сводок - под давлением обстоятельств или из-за усталости. "Из-за неисправности правый плазмотрон скафандра № 032 заклинило в положении "включено". За несколько минут последовавшей неразберихи, связанной с исправлением поломки, объект, к сожалению, оказался под ударом плазменного луча..." И не его вина, если читатель истолкует это так, словно не в порядке был скафандр, а не тот, на ком он был надет.

Нет. Иллиану он лгать не может. Даже в записи.

"А я не собираюсь лгать. Я просто слегка редактирую рапорт, делая его покороче".

Это не сработает. Он непременно пропустит какую-нибудь крошечную подтверждающую подробность в одном из прочих файлов, а аналитики Иллиана за нее ухватятся. И тогда у него станет вдесятеро больше неприятностей.

Не то чтобы в других разделах было много отсылок к этому короткому эпизоду. Будет несложно пробежаться по всему рапорту.

"Это скверная мысль".

И все же... это было бы интересным опытом. Возможно, в один прекрасный день - боже упаси! - ему придется самому читать полевые рапорты. Было бы поучительно проверить, как много фальшивок можно туда впихнуть. Любопытства ради, Майлз записал полный рапорт, снял с него копию и принялся играть с ней. Какой минимум исправлений и вычеркиваний понадобится, чтобы подчистить промах полевого агента?

На это ушло всего минут двадцать.

Майлз уставился на готовый труд. Поистине высокое искусство. Желудок отозвался легкой тошнотой. "За такое меня могут выгнать со службы."

"Только если поймают". Вся его жизнь строилась словно именно по этому принципу; он сбежал от убийц, врачей, устава Службы, от ограничений, налагаемых форским титулом... Он сбежал от самой смерти, а это кое-что доказывает. "И от тебя, Иллиан, я тоже сбегу...".

Он поразмыслил о нынешней дислокации независимых наблюдателей Иллиана на дендарийском флоте. Одного он откомандировал обратно к основным силам флота, второй служил офицером связи на "Ариэле". Их не было ни на борту "Сапсана", ни вне его, в десантных отрядах. Никто не сможет опровергнуть его слов.

"Кажется, мне над этим стоит какое-то время подумать". Он пометил подтасованную версию грифом "совершенно секретно" и зарегистрировал ее наряду с оригиналом. И потянулся, чтобы ослабить ноющую боль в спине. Неизбежное следствие работы за столом.

Звякнула дверь каюты. - Да?

- Это Баз и Елена, - донесся из интеркома женский голос.

Майлз убрал все с комм-пульта, снова натянул форменную куртку и и командой "Войдите" разблокировал дверной замок. Развернувшись на вращающемся кресле, слегка улыбаясь, он наблюдал за вошедшими.

Баз - это был дендарийский коммодор Баз Джезек, главный инженер флота и номинальный заместитель Майлза. Елена - капитан Елена Ботари-Джезек, жена База и нынешний командующий "Сапсаном". Оба были из числа немногих барраярцев, служащих в Дендарийском флоте. И оба были полностью осведомлены о его двойной личности - адмирала Нейсмита, бетанского наемника, который немного не в ладах с законом, и лейтенанта лорда Майлза Форкосигана, исполненного долга тайного оперативника барраярской СБ, - поскольку оба знали его еще до создания флота. Долговязый, лысеющий Баз стоял у самых его истоков, будучи еще дезертиром в бегах, которого Майлз подобрал и (как он тайно считал) возродил. Елена... совсем другое дело.

Она была дочерью барраярца-телохранителя Майлза, выросшей в доме графа Форкосигана, и практически его, Майлза, сводной сестрой. На родине, на помешанном на армии Барраяре, она страстно желала быть солдатом, но барраярская военная служба была недоступна женщинам. Майлз нашел способ дать ей желаемое. Теперь она выглядела совершенно как солдат: стройная, столь же высокая, как муж, одетая в свежую, хрустящую серую дендарийскую форму. Темные, стриженые волосы с выбивавшимися из-за ушей прядями обрамляли бледные черты орлиного лица и настороженные темные глаза.

Насколько по-иному сложились бы их жизни, ответь она "да" на страстное, застенчивое предложение Майлза выйти за него замуж, сделанное когда обоим было по восемнадцать? Где бы они сейчас оказались? Вели бы в столице комфортабельную жизнь форов-аристократов? Были бы они счастливы? Или все больше наскучивали бы друг другу, жалея об утраченных возможностях? Нет, тогда они даже не знали бы, что именно за возможности потеряли. Может, были бы дети... Майлз оборвал эти мысли. Пустое занятие.

И все же, погребенное в самой глубине майлзова сердца, что-то по-прежнему ждало... Елена казалась вполне счастливой тем, какого мужа она себе выбрала. Но жизнь наемника - как он только что убедился - это несомненный риск. Противник чуть сместит прицел - и это может обратить Елену в скорбящую вдову, жаждущую утешения... не считая того, что Елена видела больше сражений, чем Баз. Так что этот гнусный замысел, который Майлз тайно вынашивал в мозгу в ночные часы, имел серьезный изъян. Ну, мысли свои обуздать нельзя. А вот язык - можно, чтобы не открыть рот и не сморозить что-нибудь действительно глупое. - Привет, ребята. Берите стулья, садитесь. Что я могу для вас сделать? - радостно произнес Майлз.

Елена улыбнулась в ответ, и оба офицера расположились на вращающихся креслах по другую сторону комм-пульта. В том, как они сели, было что-то непривычно официальное. Баз открытой ладонью сделал жест Елене, уступая первое слово ей, - верный знак того, что последует какая-то хитрость. Майлз напрягся, подобравшись.

Начала она с банальности. - Теперь ты хорошо себя чувствуешь, Майлз?

- О, все нормально.

- Отлично. - Она сделала глубокий вдох: - Милорд...

Вот еще один признак чего-то необычного: Елена обращается к нему в терминах их барраярских отношений "сеньор-вассал".

- ...мы хотим подать в отставку. - К замешательству Майлза, улыбка ее сделалась еще шире, будто она только что сказала что-то крайне ему приятное.

А Майлз чуть со стула не упал. - Что? Почему?

Елена посмотрела на База, и тот перехватил нить разговора. - Я получил предложение работы. В инженерной должности на орбитальной верфи Эскобара. Собираются платить достаточно, чтобы мы оба могли уйти в отставку.

- Я... я и понятия не имел, что вас не устраивает уровень оплаты. Если дело в деньгах, можно что-нибудь устроить.

- Дело не в деньгах, - ответил Баз.

Этого-то он и боялся. Нет, было бы слишком просто...

- Мы хотим выйти в отставку и завести детей, - договорила Елена.

Что же такого было в этом простом, разумном заявлении, отчего на Майлза накатило воспоминание: вот выпущенная снайпером иглограната разрывается у него в груди, разметав клочья по всему полу? - Гм...

- Как дендарийские офицеры, - продолжала Елена, - мы, конечно, можем просто подать соответствующий рапорт и уйти в отставку. Но как принесшие присягу вассалы, мы обязаны подать прошение об оказании нам Особой Милости.

- Э-э... я... я не уверен, что флот готов потерять сразу двух старших офицеров одним ударом. Особенно База. Когда я отсутствую - а меня половину времени здесь не бывает, - то полагаюсь на него. И не только в отношении техники и снабжения, но чтобы контролировать происходящее. Чтобы быть уверенным: наши частные контракты не ущемляют ни одного из интересов Барраяра. Чтобы быть в курсе... всех секретов. Не понимаю, как я смогу его заменить.

- Мы посчитали, ты можешь разделить нынешние обязанности База на две части, - подсказала Елена.

- Да. Мой заместитель по инженерной части вполне готов к повышению, - заверил Баз. - Формально он даже лучше меня. Моложе, знаешь ли.

- И всем известно, что ты вот уже много лет готовишь Элли занять командный пост, - продолжила Елена. - Она жаждет повышения. И готова к нему. Думаю, она более чем доказала это за последний год.

- Она... не барраярка. Может, Иллиан примется дергаться по этому поводу, - тянул время Майлз. - Это такой решающий пост...

- До сих пор он этого не делал. Безусловно, к нынешнему моменту он достаточно хорошо ее знает. И в штате СБ есть множество агентов - не-барраярцев, - ответила Елена.

- Вы уверены, что хотите именно официальной отставки? Я хочу сказать, это вправду необходимо? Не хватит дополнительного или годичного отпуска?

Елена покачала головой: - Когда люди становятся родителями, они меняются... Я не знаю, захочу ли вернуться.

- А я думал, ты хотела стать солдатом. Хотела всей душой, больше всего на свете. Как и я. - "Имеешь ли ты хоть малейшее представление о том, насколько все это создавалось для тебя, и только для тебя?"

- Хотела. И получила. Я... выдохлась. Я знаю, "достаточно" - не тот принцип, к которому ты имеешь хоть какое-то отношение. Не знаю, хватит ли даже величайшего успеха, чтобы тебя насытить.

"Это потому, что я так опустошен..."

- Но... все мое детство, всю юность Барраяр вбивал мне в голову, что быть солдатом - единственное стоящее занятие. Самое важное, что есть или даже может быть. И что я никогда не стану чем-то важным, потому что никогда не стану солдатом. Что ж, я доказала, что Барраяр был неправ. Я стала солдатом, и чертовски хорошим солдатом.

- Верно...

- И теперь я дошла до того, что захотела узнать - в чем еще ошибался Барраяр? Например, что же действительно важно и кто важен? Когда ты в прошлом году был в криостазисе, я много времени провела с твоей матерью.

- А-а. - Да, она приехала на родную планету, куда некогда страстно поклялась ногой больше не ступать.

- Мы с ней много говорили. Я всегда считала, что восхищаюсь ею потому, что она в молодости была солдатом, воевала на стороне Беты во время эскобарской войны, еще до того как иммигрировала и вышла замуж за твоего отца. Но однажды, вспоминая, она пустилась в перечисление, кем же ей пришлось побывать. Астрокартограф, исследователь, капитан корабля, военнопленная, жена, мать, политик... список длился и длился. "Никогда нельзя сказать, кем ты станешь следующим", - вот что она произнесла. И я подумала: "Я тоже так хочу". Хочу быть, как она. Не кем-то одним, а целой вселенной возможностей. Я хочу выяснить, кем еще могу стать.

Майлз украдкой взглянул на База, который гордо улыбался, глядя на жену. Нет сомнений, что это ее желание привело к такому решению. Но Баз абсолютно всегда был преданным рабом Елены. Чтобы она ни сказала, для него сойдет. Да пропади все пропадом.

- А ты не думаешь... что тебе может захотеться вернуться, потом?

- Через десять, пятнадцать, двадцать лет? - воскликнула Елена. - И ты еще полагаешь, что дендарийские наемники столько просуществуют? Нет. Не думаю, что захочу вернуться. Я захочу идти дальше. И я уже знаю, насколько далеко.

- Наверняка тебе захочется какой-нибудь работы. Чего-то, где пригодятся твои умения.

- Я подумывала стать капитаном торгового корабля. Там пригодится большая часть моей подготовки - только не та, что связана с убийством. Я устала от смерти. Хочу переключиться на жизнь.

- Я... уверен, что ты будешь замечательна во всем, за что ни возьмешься. - Какое-то сумасшедшее мгновение Майлз обдумывал, можно ли отказаться их отпускать. "Нет, вы не можете уйти, вы должны остаться со мной..." - Как вы понимаете, формально я могу лишь освободить вас от этой службы. Но освободить от статуса вассалов не могу - не больше, чем император Грегор может освободить меня от звания фора. Это не значит, что мы не в состоянии... согласиться забыть о существовании друг друга на продолжительный период времени.

Елена одарила его сердечной улыбкой, на мгновение жутковато напомнив Майлзу его мать, - словно и она видела в системе форов лишь иллюзию, юридическую фикцию, которую можно корректировать по своему усмотрению. Взгляд той, чья сила самодостаточна; той, которая не ищет ничего вне себя самой.

Так нечестно - люди уходят, люди меняются по отношению к нему, пока он их не видит, пока он мертв. Меняются безо всякого предупреждения, не спросив даже разрешения. Он бы взвыл от этой потери, если бы не... "Ты потерял ее много лет назад. И эти изменения длились целую вечность. Ты просто патологически не способен признать поражение". Для полководца это порой весьма полезное качество. А любовника - или потенциального любовника - оно превращает в зануду.

Однако, сам удивляясь, почему его это заботит, Майлз исполнил с ними все должные форские церемонии: оба по очереди встали перед ним на колени, вложив руки ему в ладони. Майлз раскрыл ладони и смотрел, как узкие, вытянутые кисти Елены вспорхнули, словно выпущенные из клетки птицы. "Я и не знал, что держал тебя взаперти, моя первая любовь. Прости..."

- Что ж, желаю вам всяческого счастья, - закончил Майлз, когда Елена поднялась и взяла мужа за руку. Он исхитрился подмигнуть. - Назовете первенца в мою честь, а?

Елена усмехнулась: - Не уверена, что она это оценит. Майлзанна? Майлзия?

- Майлзия звучит, словно какое-нибудь заболевание, - признал ошарашенный Майлз. - В таком случае не стоит. Мне бы не хотелось, чтобы она росла, ненавидя меня заочно, in absentia.

- Как скоро мы сможем уехать? - спросила Елена. - Сейчас у нас перерыв между контрактами. В любом случае по графику флот простаивает.

- А со снабжением и инженерной частью все в порядке, - добавил Баз. - И, разнообразия ради, после этой операции не приходится чинить никаких повреждений.

Отсрочка? "Нет. Сделаем-ка это побыстрее". - Полагаю, довольно скоро. Конечно, мне нужно будет предупредить капитана Куинн.

- Коммодора Куинн, - кивнула Елена. - Ей понравится, как это звучит. - Она совсем не по-военному крепко обняла Майлза перед разлукой. Когда дверь с шипением закрылась за ними, Майлз остался стоять неподвижно, пытаясь в последний раз надышаться ее томительным ароматом.

Куин занималась делами внизу, на Сумерках Зоава; Майлз оставил ей приказ доложиться ему сразу же по возвращении на "Сапсан". Пока Майлз ждал, он вызвал на комм-пульт именной список дендарийского флота и стал изучать предложенные Базом замены. Нет оснований, чтобы это не сработало. Повысить вот этого, переместить тех двоих, чтобы заткнуть дыры... "Нет, я вовсе не в шоке," заверял он себя. В конце концов, даже у его склонности разыгрывать перед самим собой драмы есть предел. Может, он слегка и выведен из равновесия; как человек, привыкший опираться на нарядную трость, которая вдруг исчезла. Или на шпагу-трость - такую, как у старины коммодора Куделки. Если бы не его личная проблемка со здоровьем, то следовало бы признать: с точки зрения флота супруги выбрали самый подходящий момент.

Наконец появилась Куинн - элегантная и свежая в своей повседневной серой форме и несущая с собой закрытую на кодовый замок папку с документами. Поскольку они были одни, Куинн приветствовала его не полагавшимся по уставу поцелуем, на который Майлз охотно ответил.

- Это тебе шлет барраярское посольство, милый. Может, это подарок к Зимнепразднику от дядюшки Саймона?

- Будем надеяться.

Майлз раскодировал замок и открыл папку. - Ха! Так и есть. Кредитка. Предварительная оплата за уже завершенную операцию. В штаб-квартире не могут знать, что мы уже все сделали - должно быть, он захотел быть уверенным, что на половине дела у нас не кончатся средства. Я рад узнать, что он так серьезно относится к возвращению своих людей. Может, в один прекрасный день и мне понадобится такого рода внимание.

- А так и было в прошлом году. И - да, он действительно серьезен. По крайней мере, следует отдать СБ должное - о своих они заботятся. Очень по-барраярски архаичная черта для организации, старающейся быть как можно современнее.

- А это что, м-м? - Майлз выудил из папки еще один предмет. Зашифрованные инструкции, предназначенные только для него.

Куин вежливо отошла за пределы видимости, и Майлз быстренько запустил информацию на комме. Хотя из врожденного любопытства она не удержалась от вопроса: - Ну что? Приказы из дома? Поздравления? Жалобы?

- Ну... ха. - Он озадаченно откинулся на спинку стула. - Коротко и совершенно неинформативно. Зачем они вообще позаботились это так глубоко зашифровать? Мне приказано доложиться на Барраяре, лично, в штаб-квартире СБ и немедленно. Вот расписание правительственного курьерского корабля, проходящего через Тау Кита, который задержится там и дождется меня. Я должен спешить на встречу с ним самым оперативным способом - если понадобится, включая коммерческий транспорт. Не узнали ли они про случившееся с Форбергом? Здесь даже не сказано "завершить операцию и..." - сказано просто "прибыть". Очевидно, я должен все бросить. Если это так срочно, то, должно быть, мне назначают новое задание. В таком случае, зачем они требуют, чтобы я потратил недели на поездку домой, если мне потом придется потратить еще столько же, добираясь обратно к флоту? - Его грудь сжал внезапный леденящий ужас. "Только если это не что-то личное. Отец... мать..." Нет. Случись что-нибудь с графом Форкосиганом, который ныне служит Империи на посту вице-короля и губернатора колонии Зергияр, галактические службы новостей донесли бы это даже в такую даль, как Сумерки Зоава.

- А что случится, - тут Куинн, прислонившаяся к комм-пульту с противоположной стороны, нашла нечто интересное в изучении собственных ногтей, - если ты снова свалишься - во время путешествия?

- Ничего особенного, - пожал плечами Майлз.

- Откуда ты знаешь?

- Э-э...

Взгляд Элли стал острым. - А я и не знала, что психологическое неприятие снимает с IQ столько баллов. Черт тебя побери, ты должен что-то делать с этими припадками! Ты не можешь просто... игнорировать их существование, хотя, похоже, именно это ты и пытаешься делать.

- Я пытался что-то сделать. И думал, что дендарийский хирург с этим может справиться. Я безумно рвался обратно на флот, к врачу, которому могу довериться. - Ну, довериться-то ей можно, только она сказала, что ничем не может мне помочь. Теперь мне нужно придумать что-нибудь еще.

- Ей ты доверился. А почему не мне?

Майлз изобразил рассчитанное на жалость пожатие плечами. Но явная недостаточность такого рода ответа заставила его умиротворяюще добавить: - Она подчиняется приказам. А ты, как я боялся, могла бы попытаться сделать что-нибудь для моего же блага, неважно, хочу я того или нет.

Потратив минуту на то, чтобы переварить это, Куинн продолжила уже слегка менее терпеливо: - А как насчет твоих соотечественников? Сейчас Имперский военный госпиталь в Форбарр-Султане уже почти дотягивает до галактических стандартов.

Майлз замолк, потом произнес: - Мне следовало это сделать прошлой зимой. А теперь я... обречен искать другое решение.

- Иными словами, ты лгал начальству. И теперь попался.

"Еще не попался". - Ты знаешь, что я рискую потерять. - Он поднялся, обошел комм-пульт и взял ее за руку, пока она не принялась грызть ногти. Они обнялись. Майлз откинул голову, закинул руки Элли на шею и притянул ее лицо вниз для поцелуя. По ее участившемуся дыханию и помрачневшим глазам он чувствовал страх, который она, как и он сам, старалась подавить.

- Ох, Майлз! Скажи им... скажи, что тогда твой мозг еще не до конца оттаял от криозаморозки. Что ты не отвечал за свои суждения. Сдайся на милость Иллиана, быстро, пока не сделалось еще хуже.

Майлз покачал головой: - Это можно было бы сделать в любое время вплоть до прошлой недели, и оно бы сработало, - но после того, что я натворил с Форбергом? Не думаю, что может быть хуже. Я сам не проявил бы никакой милости к подчиненному, выкинувшему такой номер. Так с чего это делать Иллиану? Разве что Иллиан не представляет себе наличия столь первоочередной проблемы.

- Боги великие и малые! Не думаешь же ты, что можешь по-прежнему это скрывать?

- Из рапорта о нашей операции оно весьма аккуратно изымается.

Пораженная ужасом, Элли от него отшатнулась. - Ты и вправду отморозил себе мозги!

Майлз раздраженно огрызнулся: - Иллиан весьма тщательно культивирует свою репутацию всезнающего бога, но она - чистой воды обман. Не позволяй значкам с Глазами Гора, - он изобразил пальцами эмблемы СБ, сложив в колечко большие пальцы с указательными, поднеся их к глазам и поморгав по-совиному, - давить на твой здравый смысл. Мы лишь пытаемся выглядеть так, будто всегда знаем, что делаем. А я видел секретные файлы и знаю, как выходят промашки, знаю всю эту кухню. Этот чудной чип памяти в мозгу у Иллиана делает его не гением, а в высшей степени несносным типом.

- Есть множество свидетелей.

- Все операции дендарийцев засекречены. Солдаты не станут трепать языком.

- Но не между собой. Разговоры идут по всему кораблю, половина из них - выдумки. Люди спрашивали об этом меня!

- Э-э... а что ты им рассказала?

Она сердито дернула плечом. - Я намекнула, что это было неисправностью скафандра.

- А-а. Хорошо. И всё же... они все здесь, а Иллиан-то - там. На огромном расстоянии. Что он может узнать, кроме того, что я ему сам расскажу?

- Не так уж далеко. - Оскал Куинн сделался немного похожим на улыбку.

- Да ладно, прибегни к своему здравому смыслу! Ты же можешь, я знаю. Если бы СБ собиралась меня на этом застукать, они бы сделали это много месяцев назад. Очевидно, что все джексонианские свидетельские материалы полностью от них ускользнули.

На шее у Элли забилась жилка. - Никакого здравого смысла тут нет! Ты что, утратил хватку, потерял свой чертов разум? Богом клянусь, с тобой становится так же невозможно справиться, как с твоим клон-братом Марком!

- А Марк-то каким боком попал в этот спор? - Плохой признак, симптом того, что в этой полемике все сейчас покатится под откос. Три самых жутких ссоры, какие когда-либо случались у них с Элли, были из-за Марка, и все три - недавно. Боже правый! Во время этого задания он избегал - по большей части - привычной интимной близости с Элли из боязни, что она окажется свидетельницей очередного припадка. Вряд ли он смог бы оправдаться, что это, дескать, некий особо впечатляющий вид оргазма. Уж не приписала ли она его холодность их продолжающимися разногласиями по поводу брата? - Марк не имеет к происходящему никакого отношения.

- Еще как имеет, и самое прямое! Если бы ты не отправился за ним вниз, тебя бы не убили. И у тебя не осталось бы какое-то чертово криогенное короткое замыкание в мозгах. Ты волен считать, что Марк - лучшее, что придумано в мире после двигателя Неклина, а я эту маленькую жирную тварь ненавижу!

- Ладно, а я люблю маленькую жирную тварь! Кто-то должен его любить. Готов поклясться, это все твоя чертова ревность. Ну, не будь такой проклятой упрямой стервой!

Они стояли порознь, оба сжав кулаки и тяжело дыша. Если дойдет до драки, он проиграет, в любом смысле. И тогда он нанес удар сам: - Баз с Еленой уходят, ты об этом знаешь? Так что я произвожу тебя в звание коммодора и в должность заместителя командующего флота, вместо База. Пирсон примет пост главного инженера. Ты также становишься полевым капитаном "Сапсана", пока не приведешь его на встречу с оставшейся частью флота. Выбор нового командира "Сапсана" станет твоим первым приказом по личному составу. Подбери кого-нибудь, кому, по-твоему, ты можешь до... с кем сможешь сработаться. Свободна!

Черт побери, не так хотел он предоставить Куинн столь долгожданное повышение. Он намеревался возложить его к ее ногам, как грандиозный приз, - чтобы порадовать ее душу и вознаградить ее сверхъестественные усилия. А не швырять, как кастрюлю в разгар яростной семейной ссоры, когда слова не в силах передать весь груз твоих эмоций.

Элли открыла рот, потом закрыла. Потом опять открыла. - И куда к чертовой матери ты собрался ехать без меня в качестве твоего телохранителя? - парировала она. - Я же знаю, Иллиан отдал тебе совершенно однозначный и постоянно действующий приказ: без телохранителя, в одиночку, никуда не ездить. Ты что думаешь, для того, чтобы прикончить свою карьеру, ты сделал недостаточно?

- В этом секторе телохранитель - формальность, пустая трата средств. - Он набрал воздуха в грудь. - Я... возьму сержанта Тауру. Такого телохранителя должно быть достаточно, чтобы удовлетворить самого параноидального шефа СБ. А Таура, безусловно, заслужила отпуск.

- Ну...! Ты! - Да уж, редко бывало, чтобы Куинн не хватало ругательств. Развернувшись на каблуках, она широким шагом двинулась к двери, где снова повернулась и резко отсалютовала, вынудив его ответить тем же. Увы, автоматической дверью хлопнуть невозможно, однако закрылась она как будто со змеиным шипением.

Майлз рухнул на стул возле комма и склонился над пультом. Он помедлил. Затем вызвал сокращенный рапорт о задании и зашифровал его на кодовую карточку. После этого он отстучал на клавиатуре имя полной версии и ввел команду "Стереть". Сделано.

Он запихнул зашифрованный рапорт в сумку с кодовым замком, швырнул ее на койку и поднялся, принимаясь за свои сборы перед путешествием домой.