Лоис Макмастер БУДЖОЛД
ПАМЯТЬ

(Lois McMaster Bujold, "Memory",1996)
Перевод (c) - Анны Ходош (annah@thermosyn.com), ред. от 04.08.2001

ГЛАВА 13

<< Назад   Вперед >>

Айвен не осуществил своей угрозы ходить за Майлзом по пятам и приставать к нему насчет лечения, а вернее - отсутствия такового, поскольку был завербован помогать леди Элис с ее отъездом на Комарру. Мимоходом она заскочила в особняк Форкосиганов, чтобы оставить там несколько килограммов исторических документов, содержащих упоминания о предыдущих императорских свадьбах, вместе с наказом Майлзу их проштудировать. Когда она вернется, то несомненно - с длиннющим списком хозяйственных поручений для всех, начиная с Айвена. А следующим после Айвена в списке шел Майлз.

Майлз в некотором смятении перелистывал древние книги. Какие из этих покрытых пылью веков церемоний вытащат на свет из музея? Прошло сорок лет с последней государственной свадьбы между славной (или сомнительной) памяти принцем Сергом и злосчастной принцессой Карин. То было шоу поистине монументальных масштабов, а ведь Серг был лишь наследником, а не правящим императором. Впрочем, Майлз полагал, что возрождение подобных обычаев укрепит обветшавшее со временем своеобразие форов как класса. Может, хорошо продуманная и проведенная церемония подействует как своего рода светский иммунодепрессант, не дав форам отторгнуть пересаженные комаррские ткани. Похоже, Элис, так и думает, а она-то должна знать: Форпатрилы были старыми форами с самого момента своего появления на свет.

Майлз мрачно принялся обдумывать свои будущие обязанности. Он догадывался, что его роль на свадьбе как императорского шафера важна как в политическом, так и в общественном отношении, учитывая, в какой степени в Форбарр-Султане эти вещи идут рука об руку. Но по-прежнему ощущал себя примерно столь же полезным, как гипсовая статуя, стоящая на лужайке с факелом в руке.

Что ж... на него, бывало, возлагались обязанности и постранней. Он что, охотнее снова чистил бы замерзшие канализационные трубы под лагерем "Вечная мерзлота"? Или бегал бы по Архипелагу Джексона, лишь на шаг опережая отряд головорезов какого-нибудь из чокнутых местных баронов?

"Не отвечай на этот вопрос, парень".

 

Леди Элис нашла себе, как светской опекунше Грегора, временную замену в лице Дру Куделки, жены коммодора и матери Делии. Майлз обнаружил этот факт, когда мадам Куделка позвонила ему и передала приглашение/приказ послужить форским украшением очередному галантному пикнику Грегора. Майлз прибыл к восточному входу во дворец чуть загодя - и лишь затем, чтобы столкнуться с толпой офицеров в парадных красно-синих мундирах, именно в этот момент покидавших какую-то сверхофициальную утреннюю церемонию. Он отошел в сторону, пропуская людей в форме, и попытался не дать неприкрытой зависти отразиться у себя на физиономии.

Один из офицеров шагал вниз по ступеням медленно и осторожно, держась за перила. Майлз, мгновенно узнав его, подавил порыв нырнуть за ближайший фигурно обстриженный куст. Лейтенант Форберг. Форберг никогда не видел адмирала Нейсмита, лишь распилившие его пополам боевые доспехи. Сегодня, очевидно, был как раз тот день, когда Грегор вручал различные императорские знаки отличия - судя по новенькой награде, сверкавшей на груди Форберга, той самой, что дают за ранение на императорской службе. У Майлза точно такими набито было пол-графина, стоящего дома в буфете; в какой-то момент Иллиан перестал выдавать их Майлзу - возможно, испугавшись, что его угроза всех их в один прекрасный день надеть не была шуткой. Но это была явно первая серьезная почесть, выпавшая Форбергу, - с таким неловким и смущенным видом носил он эту медаль.

Майлз не смог удержаться. - Э-э, Форберг, не так ли? - попробовал он окликнуть проходящего мимо лейтенанта.

Форберг неуверенно прищурился, глядя на него, затем лицо его просветлело. - Форкосиган, да? Кажется, я раньше видел вас в штаб-квартире Управления по делам галактики на Комарре. - Он дружелюбно кивнул, как один имперский курьер и фор другому.

- И где вы заработали этот амулет невезучести? - Майлз кивком указал на грудь Форберга. - Или мне не стоило спрашивать?

- Ничуть, это не засекречено. Я был на самом обычном задании, летел обычным маршрутом мимо Сумерек Зоава. И банда чертовых пиратов захватила корабль, на котором я находился.

- Неужели один из наших курьерских кораблей? Я бы наверняка об этом услышал. Поднялась бы такая гигантская суматоха!

- Лучше бы это был курьерский корабль! Тогда СБ могла бы послать за мной настоящих солдат. А это был просто грузовик торгового флота, приписанный к Зоаву. Так что СБ, в своей бесконечной мудрости и наверняка по совету тех же скупердяев-бухгалтеров, что с самого начала отправили меня этим проклятым кораблем, подобрала компанию каких-то наемничков подешевле. Это был полный провал. - Он доверительно понизил голос. - Если вы когда-нибудь сами попадете в подобную ситуацию, держитесь подальше от шутовского сборища, именующего себя Свободным Флотом Дендарийских Наемников. Они смертельно опасны.

- Разве не именно это и требовалось?

- Опасны для тех, на чьей они стороне.

- О! - Должно быть, кто-то сказал Форбергу, что он попал под дружеский огонь. Скорее всего, хирург: она неизлечимо правдива. - Однако про дендарийцев я слышал. Я хочу сказать, в их рядах явно есть какие-то беглецы с Барраяра, а то они не назвали бы себя в честь самой главной географической особенности моего округа. Разве что среди них имеется какой-то любитель военной истории, впечатлившийся партизанскими походами моего деда.

- Да, их заместитель командующего эмигрировал с Барраяра. Я с ним встречался. А сам командующий, по слухам, бетанец. Похоже, сбежал от бетанской терапии.

- Я думал, что дендарийцы должны быть хороши.

- Не особо.

- Вы-то здесь, верно? - заметил уязвленный Майлз. И взял себя в руки. - Итак... скоро вы снова вернетесь на службу?

- На пару недель я оседлаю письменный стол в штаб-квартире, после всего этого. - Форберг неопределенно мотнул головой, обозначая только что завершившуюся церемонию. - Работа, чтобы чем-нибудь меня занять. Не понимаю, почему мои ноги нельзя долечить во время путешествия, но доктора явно считают, что, если потребуется, я должен быть способен удирать на полной скорости.

- А ведь это верно, - с сожалением признался Майлз. - Двигайся я сам тогда чуть быстрее... - Он оборвал свою реплику.

Похоже, только в этот момент Форберг впервые осознал, что Майлз одет в неброский гражданский наряд. - А вы тоже в отпуске по болезни?

Тон Майлза сделался резким. - Я уволен по болезни.

- О! - У Форберга хватило такта выглядеть смущенным. - Но... я думал, у вас есть своего рода особое разрешение... гм... сверху. - Форберг мог несколько смутно представлять, кто такой Майлз, но кто его отец - он знал совершенно точно.

- Я вышел за его пределы. Благодаря иглогранате.

- Ох ты! - воскликнул Форберг. - Звучит еще неприятнее, чем выстрел из плазмотрона. Мне жаль это слышать. И что вы намерены делать дальше?

- Пока я действительно не знаю.

- Вернетесь в округ?

- Нет... У меня есть некие... гм... светские обязанности, которые на какое-то время удержат меня здесь, в Форбарр-Султане. - Всеобщего оповещения о помолвке Грегора сделано пока не было; несомненно, информация когда-нибудь просочится наружу, но Майлз твердо решил, что не от него. Штаб-квартира СБ станет весьма хлопотливым местом, стоит только свадебным приготовлениям набрать полный ход. Если бы Майлз все еще работал там, сейчас было бы самое подходящее время подыскать себе долгосрочное задание где-нибудь подальше в галактике. Но не мог же он предупредить об этом Форберга! - Особняк Форкосиганов... тоже вполне мой дом.

- Может, еще увидимся. Удачи вам.

- И вам того же. - Майлз отсалютовал ему а-ля аналитик и пошел дальше. Форберг, разумеется, не ответил гражданскому лицу тем же жестом, а просто вежливо кивнул.

 

Мажордом Грегора провел Майлза по дворцу в сад, на очередной прием - на этот раз без лошади и в не столь интимном кругу. Здесь присутствовали ближайший друг Грегора граф Форволк со своей графиней и еще пара закадычных приятелей. Похоже, на повестке дня стояло представление будущей невесты следующему кругу императорских знакомых, более широкому, чем семейный, а именно Элис, Майлз и Айвен. Грегор прибыл с небольшим запозданием, явно только что переодевшись из парадного мундира, в котором был на утренней церемонии награждения.

Дру Куделка, мать Делии, охотно вела церемонию вместо отсутствующей Элис. Давно, когда Дру еще не вышла замуж за Куделку, а Грегор был еще ребенком, она была его личным телохранителем, отвечая к тому же за безопасность матери Майлза. Майлз видел, что Грегор тревожится, поладят ли Дру с Лаисой.

Грегору не стоило беспокоиться. Мадам Куделка, безмерно опытная в светской жизни Форбарр-Султаны, ладила со всеми. Близко наблюдавшая жизнь форов, не будучи фором сама, она прекрасно подходила, чтобы дать Лаисе несколько личных советов; похоже, именно на это Грегор и рассчитывал.

Лаиса, как всегда, справлялась прекрасно. У нее были инстинкты опытного дипломата, она была наблюдательна и никогда не совершала одной и той же ошибки дважды. Было бы слишком оптимистично надеяться, что она выживет, брошенная одна в барраярских городских трущобах или деревенском захолустье, но было ясно, что в том слое барраярского общества, с которым имеет дело остальная галактика, она чувствует себя весьма уютно. Несмотря на цель приема, Грегор исхитрился остаться со своей нареченной наедине, когда в соответствии с прозрачным императорским намеком гости разбрелись на послеобеденную прогулку по здешним угодьям. Майлз сбежал вместе с Делией Куделкой; они сели на лавочку, откуда сверху открывался вид на сад в разрезе, и наблюдали за менуэтом, который старательно исполняли гуляющие, стараясь избегать встречи с Грегором и Лаисой на ветвящихся во все стороны тропинках.

- Как поживает твой па? - спросил Майлз, когда они уселись. - Думаю, мне следует его навестить.

- Да, он удивлялся, чего это ты его вроде бы избегаешь в этот приезд домой. А потом мы узнали, что тебя уволили по здоровью. Он просил меня передать тебе, что ему ужасно жаль. Тем вечером, когда мы пошли на официальный прием, ты уже знал, что это должно случиться? Ты этого ничем не выдал. Но ведь наверняка все это не стало для тебя сюрпризом.

- Тогда я еще отчаянно надеялся, что как-нибудь выкручусь. - Строго говоря, это неправда; он тогда находился в состоянии полнейшего отрицания, он вообще об этом не думал. Грубая ошибка, задним числом это видно.

- А как поживает твой капитан Галени?

- Несмотря на всеобщие утверждения обратного, Дув Галени - не моя личная собственность.

Она нетерпеливо поджала губы. - Ты понял, о чем я. Как он воспринял помолвку Лаисы с Грегором? Тем вечером я была уверена, что он в нее влюблен.

- Не очень здорово, - признался Майлз. - Но он переживет. Думаю, он просто ухаживал за ней слишком неспешно. Она могла решить, что не так уж ему и интересна.

- Это было бы приятной переменой на фоне этих олухов, пытающихся на тебя залезть, - вздохнула Делия.

Майлз вообразил себя с альпинистскими крючьями и очень-очень большим количеством троса, штурмующим Гору Делия. Весьма опасная картина. - А как у тебя нынче дела с Айвеном? Не знаю, должен ли я извиниться за то, что уволок тебя от него в тот вечер.

- А, Айвен!

Майлз чуть улыбнулся: - Предвкушаешь императорскую свадьбу?

- Ну, мама вся взбудоражена, по крайней мере - из-за Грегора. Она уже планирует, во что мы все оденемся, и прикидывает, сможет ли моя сестра Карин приехать с Колонии Бета. Интересно, не считает ли она, что свадьба - это заразно? Мы по-прежнему регулярно слышим тонкие намеки, что мама с папой хотели бы когда-нибудь иметь этот дом в собственном распоряжении. Или хотя бы ванные комнаты.

- А ты?..

- Ну, там же будут танцы. - Делия просветлела. - И, возможно, интересные мужчины.

- А Айвен - неинтересный?

- Я сказала мужчины, а не мальчики.

- Ему почти тридцать. А тебе сколько, двадцать четыре?

- Дело не в годах, а в отношении. Мальчики хотят лишь переспать. А мужчины хотят жениться и жить дальше.

- Я более чем уверен, что мужчины тоже хотят переспать, - довольно извиняющимся тоном заметил Майлз.

- Ну да, но это не такое всепоглощающее желание. У них остается еще несколько клеточек мозга и для других дел.

- Только не говори мне, что женщины не платят им тем же.

- Может быть, мы более избирательны.

- Твой аргумент не подтверждается статистикой. Женятся и выходят замуж, похоже, почти все. Так что не очень-то вы и избирательны.

Вид у Делии стал задумчивый: эта мысль ее явно потрясла. - Но лишь в нашей культуре. Карин говорит, что на Колонии Бета это делают по-другому.

- На Колонии Бета вообще все делают по-другому.

- Значит, наверное, дело в том, что это просто заразно.

"Тогда откуда у меня взялся иммунитет?" - Удивляюсь, почему это вас, девочки, до сих пор не расхватали.

- Думаю, потому что нас четверо, - поделилась Делия. - Стоит парням подобраться поближе к этой толпе - и они тут же путаются, кто именно их цель.

- Могу себе представить, - согласился Майлз. Все вместе, белокурые Куделки представляли собой явление совершенно убойной силы. - А тебе хочется оторваться от сестер, да?

- Все время, - вздохнула Делия.

Мимо проходили Форволки и остановились поболтать. Кончилось тем, что Майлз с Делией вслед за ними двинулись обратно к мадам Куделке, и вечер на этом завершился. Майлз вернулся в особняк Форкосиганов и принялся слоняться по дому в усердном поиске каких-либо дел - чего угодно, лишь бы не домашнего задания, которое свалила на него перед отъездом леди Элис.

 

После ужина Майлз сидел в Желтой гостиной, погрузившись в краткий обзор ежемесячного финансового отчета Циписа, делая пометки и по-прежнему игнорируя пыльные, обтянутые кожей, сваленные в углу тома, когда его отвлек Мартин.

- Тут к вам пришли, - объявил он с некоторым удивлением в голосе. В качестве начинающего дворецкого (эта работа досталась ему по умолчанию в дополнение к прочим его обязанностям, как то вождение машины и время от времени - мытье посуды), Мартин получил инструкции, каким примерно образом он должен проводить визитеров внутрь и вести их по лабиринтам особняка в жилые помещения. Вероятно, пришла пора проверить, как он усвоил основные понятия.

Майлз поставил считыватель на стол. - Так... Ты впустил его или ее внутрь? Надеюсь, это не коммивояжер; охранники на входе обычно неплохо справляются с их выпроваживанием... - В комнату из-за спины Мартина шагнул Дув Галени. Майлз подавился своей скороговоркой. Галени был в форме, все еще в повседневном зеленом мундире после дня на службе. Оружия при нем вроде бы не было. Вообще-то по большей части он выглядел просто усталым. И немного обеспокоенным, но без той неуловимой маниакальной одержимости, которую Майлз научился особо отмечать. - О, - выдавил Майлз. - проходи, садись.

Галени сделал жест открытой ладонью, сухо благодаря за приглашение, хотя уже прошел в комнату. И сел на стул; напряжен, спина прямая.

- Не... не желаешь ли выпить?

- Нет, спасибо.

- А, тогда это все, Мартин. Спасибо. - Мгновение спустя Мартин понял намек и ретировался.

Майлз понятия не имел, что последует дальше, так что просто поднял бровь.

Галени неловко откашлялся. - Думаю, я должен тебе извинения. Я был не в себе.

Майлз расслабился. Может, все еще обойдется. - Да и еще раз да. Но тебя можно понять. И довольно об этом.

Галени коротко кивнул, возвращаясь к своей обычной хладнокровной манере.

- Гм... Надеюсь, тем вечером я был твоим единственным доверенным лицом.

- Да. Но это лишь преамбула к тому, ради чего я пришел. Возникло нечто куда более затруднительное.

"А теперь что? Пожалуйста, только никаких больше запутанных любовных отношений..." - Да? И какого рода "нечто"?

- На этот раз это профессиональная проблема, а не личная.

Майлз благоразумно не стал замечать: "Я уволен из СБ". Он ждал; в нем проснулось любопытство.

Галени еще сильнее помрачнел. - Скажи... ты когда-нибудь ловил Саймона Иллиана на ошибке?

- Ну, он выгнал меня, - кисло заметил Майлз.

Рука Галени дернулась, словно отметая эту шутку. - Нет, я имею в виду именно ошибку.

Майлз заколебался. - Он не сверхчеловек. Я видел, как он заблуждался, как его уводил в сторону некий неправильный ход рассуждений - хоть и не очень часто. Он весьма добросовестно все время сверяет свои теории с новыми данными.

- Не сложные ошибки. Простые.

- Вообще-то нет. - Майлз помолчал. - А ты?

- До этого момента никогда. Понимаешь, я же не работал лично с ним. Только еженедельные брифинги со всем моим департаментом и время от времени специальные информационные запросы. Но за последние три дня было четыре... странных инцидента.

- Инцидента, да? И какого рода?

- Первый... Он спросил меня об обзоре, который я готовил. Я закончил обзор и переслал ему наверх, но два часа спустя он позвонил и затребовал его снова. Возникло минутное замешательство, затем его секретарь подтвердил по журналу регистраций, что я эту кодовую карточку доставил, и сказал, что уже отдал ее в руки Иллиану. Иллиан обнаружил ее у себя на столе и извинился. И больше я не стал об этом думать.

- Он... потерял терпение, - подсказал Майлз.

Галени пожал плечами.

- Вторая ошибка была столь же мелкой, просто исходящая от него записка с неверной датой. Я позвонил его секретарю, и дату исправили. Нет проблем.

- Гм.

Галени набрал побольше воздуха. - А третьим была записка с неверной датой, адресованная моему предшественнику, который уже пять месяцев здесь не работает, с запросом последнего отчета об одном совместном барраяро-комаррском торговом флоте, идущем обходным маршрутом мимо Тау Кита. Этот флот вернулся на свою орбиту вокруг Комарры уже шесть месяцев назад. Когда я связался с ним, чтобы выяснить, какого именно рода сведения он хочет получить, он вообще открестился от всякого подобного запроса. Я переслал записку ему обратно, он тут же замолчал и отключил связь. Это произошло нынче утром.

- Это три.

- А затем сегодня днем был еженедельный брифинг в нашем департаменте, где были мы - пятеро аналитиков по делам Комарры - и генерал Аллегре. Ты знаешь, в каком стиле Иллиан обычно подает материал. Долгие паузы, но когда говорит, то очень резко и язвительно. Сегодня было... больше пауз. А то, что он выдавал между ними, словно перескакивало с одной темы на другую, порой приводя всех в замешательство. Он нас рано отпустил, когда мы не успели сделать и половины.

- Хм-м... А что сегодня был за вопрос?

Галени захлопнул рот.

- Да, я понимаю, ты не можешь мне этого рассказывать, но если он был насчет предстоящих матримониальных планов Грегора - возможно, Иллиан прямо на ходу вымарывал из информации какие-то подробности, ради твоего же блага. Или что-то в этом роде.

- Если он мне не доверяет, то ему вообще не следовало меня допускать, - огрызнулся Галени. И нехотя добавил: - Теория неплохая. Но совсем не то. Жаль, что тебя там не было.

Майлз стиснул зубы, чтобы не ответить столь напрашивающейся язвительной репликой. - А тебе что в голову приходит?

- Не знаю. СБ потратила изрядную кучу денег и времени, чтобы натаскать меня на аналитика. Я ищу изменения в привычном рисунке. Вот одно из них. Но я в здешних местах новичок, и я комаррец от макушки до пят. Ты же знаешь Иллиана всю свою жизнь. Тебе доводилось такое видеть?

- Нет, - признал Майлз. - Но все это выглядит обычными человеческими ошибками.

- Если бы они отстояли дальше друг от друга, сомневаюсь, чтобы я их заметил. Мне не нужно - да я и не хочу - знать подробности, но нет ли сейчас в личной жизни Иллиана какого-нибудь особенного стресса, о котором никто из нас в конторе не знает?

"Как у тебя, Дув?" - Не уверен, что у Иллиана есть личная жизнь. Он никогда не был женат... пятнадцать лет прожил в одной и той же маленькой квартирке в шести кварталах от работы, пока здание не снесли. Тогда он два года назад временно переехал в одну из квартир для свидетелей на нижнем уровне штаб-квартиры СБ и до сих пор не потрудился оттуда съехать. Не знаю о его более ранних годах, но в последнее время женщин у него не было. И мужчин тоже. И овец. Хотя, думаю, овцу я мог бы себе представить. Они не говорят даже под фаст-пентой. Это шутка, - добавил он, поскольку Галени так и не улыбнулся. - Жизнь Иллиана - размеренная, как часы. Он любит музыку... никогда не танцует... не замечает ни духов, ни цветов с сильным ароматом, да и вообще запахов. Это форма сенсорного восприятия не проходит через его чип. Не думаю, что чип обрабатывает какие-то телесные ощущения вроде осязания - только слуховые и зрительные.

- Да. Я задумался насчет этого чипа. Тебе известно что-нибудь о пресловутом психозе, им вызываемом?

- Не думаю, что это может быть чип. Я не так уж много знаю о его технических особенностях, но у всех тех ребят обычно съезжала крыша через год или два после его установки. Если бы Иллиан собирался свихнуться, то сделал это несколько десятилетий назад. - Поколебавшись, Майлз спросил: - Задумался ли кто-нибудь насчет стресса? Микроинсульта? Ему ведь шестьдесят с чем-то... черт, может, он просто устал. Он на этой чертовой работе уже тридцать лет. Я знаю, что он собирался уйти в отставку через пять лет. - Майлз решил не объяснять, откуда ему это известно.

- Не могу себе вообразить СБ без Иллиана. Это синонимы.

- Я не уверен, что он по-настоящему любит свою работу. Просто он отлично ее делает. У него такой опыт, что его почти невозможно застать врасплох. Или заставить запаниковать.

- У него свой, весьма личностный способ управлять этой конторой, - заметил Галени. - На самом деле очень форский. Большинство не-барраярских организаций старается определить свои задачи так, чтобы люди, их выполняющие, были бы взаимозаменяемы. Что обеспечивает организационную преемственность.

- И исключает вдохновение. Готов признать, стиль руководства Иллиана не очень-то броский, но Саймон гибок и невероятно надежен.

- Невероятно? - выгнул бровь Галени.

- Как правило, надежен, - быстро поправился Майлз. Впервые он спросил себя, а не является ли Иллиан от природы серостью. Раньше он всегда думал, что это вынужденная реакция на высокую секретность его работы - жизнь, не дающая врагам никакой зацепки, за которую можно ухватиться и дернуть. Но быть может, этот бесцветный, невозмутимый иллиановский подход ко всему, с чем бы он ни имел дела, имел отношение к чипу памяти, подавившим все остальное?

Галени оперся ладонями о колени. - Я рассказал тебе о том, что видел. У тебя есть какие-нибудь предложения?

Майлз вздохнул: - Наблюдай. Жди. Все, что ты тут нарассказал, - это даже не теория. Так, пригоршня воды.

- Моя теория в том, что с этой пригоршней воды творится что-то нехорошее.

- Это интуиция. Кстати, обидного в этих словах ничего нет. Я уже научился с глубоким уважением относиться к интуиции. Но нельзя путать ее с доказательством. Не знаю, что сказать. Если у Иллиана развиваются какого-то рода деликатные проблемы с восприятием, то главам его департаментов следует... - Что? Взбунтоваться? Идти через голову Иллиана? Такого уровня людей на планете есть только двое - премьер-министр Ракоци и император Грегор. - Если что-то на самом деле произошло, остальные это рано или поздно заметят. И будет лучше, если первым в СБ на это укажет кто-то другой, а не ты. Не считая меня. Это окажется еще хуже.

- А если все они рассуждают вот так?

- Я... - Майлз потер лоб. - Я рад, что ты рассказал это мне.

- Лишь потому, что ты - единственный известный мне человек, знающий Иллиана на протяжении действительно долгого времени. Иначе... Я не уверен, что вообще стал бы об этом говорить. За пределами СБ.

- И внутри СБ тоже. Однако есть еще Гарош. Он работает в прямом подчинении у Иллиана почти так же долго, как работал я.

- Может, поэтому мне и трудно найти с ним общий язык.

- Что ж... Ты можешь поговорить со мной снова, верно? Если еще что-то тебя встревожит.

- Может, это все пустое, - сказал Галени без особой надежды в голосе.

Нынче Майлз за сотню метров мог учуять, когда человек сознательно отвергает какую-то мысль. - Ага. Хм... а ты не передумал насчет выпивки?

- Угу, - вздохнул Галени.

 

На второе утро после этого разговора Майлз по уши погрузился в инвентаризацию обнаруженного у себя в шкафу весьма ограниченного штатского гардероба, составляя список того, чего там недостает, и размышляя, не проще ли было бы нанять камердинера и приказать ему "позаботьтся-ка об этом". Тут звякнул комм-пульт в его спальне. С минуту он его игнорировал, затем поднялся на ноги, выбрался из кучи сваленной на полу и отвергнутой одежды и побрел к комму, чтобы ответить.

Перед ним возникло суровое лицо Иллиана, и Майлз автоматически подтянулся, выпрямив спину. - Да, сэр?

- Где это ты? - резко вопросил Иллиан.

Майлз уставился на него: - В особняке Форкосиганов. Ты именно сюда мне и позвонил.

- Это я знаю! - раздраженно отозвался Иллиан. - А почему ты там, а не здесь - в 9.00, согласно приказу?

- Извини... Какому приказу?

- Моему! "Будь здесь в 9.00 ровно и захвати с собой блокнот. Тебе понравится. Нечто сногсшибательное". Я думал, ты окажешься здесь загодя.

Майлз узнал эту манеру - верно, Иллиан дословно цитирует сам себя. Но содержание цитаты звякнуло у него в голове колокольчиком. Точнее, тревожным звонком. - О чем это ты вообще?

- Это нечто, состряпанное моими аналитиками по Цетаганде; за неделю они мне им все уши прожужжали. Быть может, это кусочек высокоэффективного и низкого по затратам тактического дзюдо. Существует некий джентльмен по имени полковник Тремон, и они полагают, что не найти человека лучше, чтобы вложить оружие в руки угасающего мэрилакского сопротивления. Только есть одна маленькая нестыковка. В настоящий момент он гостит в цетагандийском концлагере на Дагуле IV. И этот опыт должен придать полковнику немало искреннего порыва, если он сможет выйти на свободу. Анонимно, разумеется. Я собираюсь предоставить тебе существенную свободу действий, однако хочу получить вот какой результат: нового лидера Мэрилака, никоим образом не связанного с Барраяром.

Майлз не просто узнал это задание; он готов был поклясться, что Иллиан использовал точно те же слова, описывая его впервые. И было это на супер-секретном утреннем совещании в штаб-квартире СБ, много лет назад...

- Саймон... задание на Дагуле выполнено пять лет назад. Мэрилакцы выкинули со своей планеты последних цетагандийцев в прошлом году. Ты меня уволил месяц назад. Я больше у тебя не работаю.

- Ты что, с ума сошел? - вопросил Иллиан и вдруг резко оборвал себя. Они уставились друг на друга. Лицо Иллиана изменилось. Застыло. - Извини, - пробормотал он и отключился.

Майлз просто сидел, уставившись на пустую видео-пластину. Никогда еще его сердце не колотилось так, как сейчас, когда он совершенно неподвижно сидел в пустой комнате.

Сообщение Галени его обеспокоило.

Теперь же он ужаснулся.