Лоис Макмастер БУДЖОЛД
ПАМЯТЬ

(Lois McMaster Bujold, "Memory",1996)
Перевод (c) - Анны Ходош (annah@thermosyn.com), ред. от 26.09.2001

ГЛАВА 20

<< Назад   Вперед >>

Дни шли один за другим без каких-либо происшествий, и Майлз неохотно все больше склонялся к крепнущему убеждению Гароша: сбой чипа произошел по естественным причинам. Нового и.о. шефа СБ это явно волновало все меньше. Да и чего ради Гарошу продолжать по этому поводу дергаться, если новой попытки предпринято не было и на период всеобщего смятения не пришлось никаких нападений? Передача власти прошла гладко. Если в намерения потенциальных заговорщиков входило разрушить организацию работы СБ, а не лично Иллиана, то они потерпели потрясающее фиаско.

За три дня до того, как в столицу должна была прибыть графиня Форкосиган, нервы у Майлза сдали, и он решил удрать в Форкосиган-Сюрло. Он никогда не надеялся, да и, по правде говоря, не хотел совсем избегать встречи с матерью во время ее визита домой, просто сейчас он был пока не готов предстать с ней лицом к лицу. Может, пара дней в деревенской тишине помогут ему набраться мужества. Кроме того... это было хорошо с точки зрения безопасности Иллиана. В этой малонаселенной местности, где чужаки заметны сразу, легче обнаружить источник будущих неприятностей.

Единственным, в чем Майлз сомневался насчет отступления в загородный дом, было то, сможет ли он уговорить свою кухарку поехать с ними. Однако Мартин оказался мощным средством подкупа, дабы вытащить матушку Кости из ее привычного города в сомнительную глухомань. Майлз начал подумывать о повышении жалованья не кухарке, а ее сыну, чтобы соблазнить его, а значит, и ее, остаться у себя на службе подольше. Но, может, вскоре ему не нужен будет водитель?

Иллиан к предложенной экскурсии отнесся сговорчиво, если не с бурным энтузиазмом.

- Эта неделя, возможно, последняя, когда там стоит хорошая осенняя погода, - заметил Майлз. Действительно, на столицу надвигалась череда все более холодных и дождливых дней, неприятным образом намекая на то, что рано выпадет снег.

- Будет... интересно повидать это место снова, - признался Иллиан. - Посмотреть, так ли все там, как я помню.

Очередная молчаливая самопроверка Иллиана; он мало говорил об этом - возможно, потому, что результаты многих таких мини-тестов оказывались обескураживающими. А может, потому, что эти результаты слишком быстро выветривались у него из памяти.

Самый минимум суеты утром - и Майлз, и Иллиан обычно путешествовали налегке, как по собственной привычке, так и по работе - завершился тем, что в полдень они спокойно пили чай, сидя на длинном крыльце домика у озера. Невозможно было не расслабиться этим теплым полднем, сидя в тенечке и глядя поверх зеленой лужайки на гладь блестящей воды в обрамлении гор. Осенние деревья уже почти лишились своей разноцветной листвы и не скрывали панорамы. А требования сытого желудка излечивали смотрящего от последних остатков амбиций. Если так пойдет и дальше, подумал Майлз, придется обязательно заняться физическими упражнениями, или кончится все тем, что он будет выглядеть точь-в-точь как его клон-брат Марк и тем самым изрядно подпортит все его достижения. Он мысленно сделал себе пометку держать Марка подальше от матушки Кости, пока это будет возможно.

В перерыве перед появлением десерта Иллиан окинул взглядом лужайку. - Ха. Это почти то самое место, где умер капитан Негри, да? Первый выстрел в войне фордариановского мятежа.

- Так мне рассказывали, - ответил Майлз. - А ты тогда был здесь? Ты видел?

- Нет, нет. Я был в столице, и войска Фордариана застали меня врасплох, как почти всех остальных. - Иллиан задумчиво вздохнул. - Или так я могу логически предположить. Единственная картинка, которую я в состоянии вызвать из памяти, - это как один из моих подчиненных, не могу вспомнить его фамилию, вбегает ко мне со словами "переворот!". И еще как я куда-то еду в машине. И что я до тошноты перепуган. Я помню, словно наяву, как у меня свело живот. Странно... Почему я помню это, а не... остальные, более важные факты?

- Наверное потому, что это ты в любом случае запомнил бы. Чип записывал твои эмоции?

- На самом деле нет. Хотя можно было восстановить их, когда я начинал вспоминать.

- Логически вычислить. Но не почувствовать.

- Более или менее.

- Странно это, должно быть.

- Я привык, - Иллиан иронически усмехнулся, не сводя глаз с залитой солнцем травы. - Чуть ли не первым моим заданием, когда твой отец произвел меня в шефы СБ, стало расследование убийства моего предшественника. Если подумать, то же можно сказать и о первом задании самого Негри. Несомненно, гораздо легче его делал тот факт, что Негри сам помогал организовывать убийство своего предшественника, но все же... Что бы на Барраяре ни делалось дважды, оно становится традицией. Пожалуй, я легко отделался. Никогда не думал, что смогу уйти с этой работы живым, хотя прошлогодняя отставка твоего отца стала довольно вдохновляющим примером.

- Это тогда... ты начал примерять меня на должность своего преемника?

- О, это я начал делать задолго до того. Точнее, мы с Грегором.

Майлз не был уверен, что хочет об этом задумываться. - Итак... поразмышляв над этим неделю, считаешь ли ты, что чип сломался по естественным причинам?

Иллиан пожал плечами:

- Ничто не длится вечно. Люди, приборы... Ну, адмирал Авакли рано или поздно нам сообщит. Интересно, а что сегодня делает леди Элис?

- Сортирует список гостей, выбирает бумагу для приглашений и заставляет своих новых секретарей упражняться в каллиграфии. Во всяком случае, так она сказала. - Вчера леди Элис говорила это им обоим.

- А, - отозвался Иллиан.

Прибыли пирожные, и на какое-то время воцарилось молчание, нарушаемое лишь звуком жующих челюстей и легким одобрительным мычанием. - Итак, - произнес наконец Иллиан, - что же паре офицеров и джентльменов в отставке делать на загородном уик-энде?

- Что им угодно. Отсыпаться?

- Именно этим мы занимались всю неделю.

- А верховой ездой ты не интересуешься?

- По правде, нет. Твой дед-генерал время от времени настаивал на том, чтобы давать мне уроки, когда я бывал здесь. Я могу выжить, сидя верхом на лошади, но не назвал бы это состояние сибаритским удовольствием. Скорее из области мазохизма.

- А! Остается туризм. И плавание, хотя с моей стороны это, наверное, неосторожно... думаю, я могу надеть спасательный жилет.

- Вода к этому времени уже несколько прохладная, или нет?

- Но не так жутко, как весной.

- Тогда я пас. Все это смахивает на молодежный спорт.

- О, для ребенка это место - просто класс! - Майлз подумал еще. - И, по-моему, есть рыбная ловля. Я никогда особо ей не занимался. Сержант Ботари не любил чистить рыбу.

- Звучит так умиротворяюще.

- Согласно традиции, следует взять в деревне местного пива - там одна женщина его варит, напиток просто класс - и свесить бутылки за борт, чтобы оно оставалось холодным. Когда пиво получается слишком теплым, чтобы его можно было пить, то и для рыбалки слишком жарко.

- И в какое время года такое бывает?

- Ни в какое, насколько мне известно.

- Любой ценой мы соблюдем традиции, - авторитетно заявил Иллиан.

 

Полдня ушло на то, чтобы вытащить моторную лодку из сарая, и в результате назавтра они оказались на озере в парящую дневную теплынь, а не в леденящий туман раннего утра. Что отлично подходило Майлзу. Основных приемов рыбалки он не забыл, а за тонкостями никогда и не гнался. Технология избавила их от необходимости накалывать на крючок несчастных извивающихся живых тварей, изобретя протеиновые кубики, которые, как заверяла надпись на упаковке, гарантированно привлекают рыб стаями, стадами или как там это называется.

Они с Иллианом устроили пиво в сетке за бортом лодки, подняли навес и уселись, наслаждаясь тишиной и открывающимся видом. Дежурный охранник СБ, один из трех, присланных из штаб-квартиры сопровождать сюда Иллиана, разместился на берегу возле маленького гидрофлаера и наблюдал за ними издали - "из сердца вон, если не с глаз долой".

Лески почти одновременно переметнулись через борт, грузила и крючки с наживкой исчезли в воде, плавно уходя вниз. На таком расстоянии от берега вместо зеленоватого каменистого дна под ними была видна лишь темная тень глубины. Майлз с Иллианом снова уселись на мягкие сиденья и открыли по по первой бутылке пива. Напиток оказался мягким, почти таким же темным, как воды озера, и, несомненно, переполненным витаминами. Пиво скользнуло Майлзу в глотку приятными горьковатыми пузырьками, и его землистый аромат ударил в ноздри.

- Все это больше походило бы на засаду, - заметил через некоторое время Иллиан, - если бы рыба была вооружена и могла открыть ответный огонь. Как ты думаешь, если бы рыбы ловили людей, какой наживкой они бы пользовались?

Майлз вообразил себе, как на берег закидывают леску с куском пряного персикового торта на конце.

- "Пошли на людоловлю?" Понятия не имею. А какой наживкой обычно пользовался ты?

- А, человеческими страстями. Деньги, власть, месть, секс... но почти никогда не бывало вот так просто. Самый странный случай, который я могу припомнить... бог мой, почему же я помню это, когда не могу... а, ладно. По ходу дела тогдашний премьер-министр Фортала был занят тяжелыми переговорами с Полом насчет соглашения о доступе к П-В туннелю. Он перепробовал все, что только мог придумать, чтобы подмазать эту сделку. И посол Пола заметил Фортале, что больше всего на свете он всегда втайне хотел живого слона. Я по сей день не знаю, действительно ли он хотел слона или это была просто самая нелепая и невозможная просьба, которая пришла ему в голову под влиянием момента. В любом случае, слово не воробей... Вообще-то это было по части Департамента по делам галактики, но я передал это задание агенту СБ лично, просто чтобы самому поглядеть. До сих пор вижу его остекленевший взгляд, когда он выдавил: "И... насколько велик должен быть слон, сэр?" Немного было таких моментов в моей работе. Я их лелею. Это было еще до тебя, иначе ты же понимаешь, о ком я подумал бы в первую очередь.

- О, благодарю. Ну и... нашел твой агент слона?

- Он был СБшником до мозга костей; конечно же, нашел. Маленького. Я специально сделал так, чтобы быть на дежурстве в том день, когда Фортала доставил этого самого слона в посольство Пола, произнеся своим сочным, абсолютно бесстрастным голосом: "Подарок от моего августейшего повелителя императора Грегора Форбарры..." Грегору тогда было лет десять, и он скорее всего предпочел бы оставить животину себе. Твой отец благоразумно даже не сказал ему, что подарил кому-то слона.

- И Фортала получил свой договор?

- Конечно. Думаю, послу действительно хотелось слона, потому что когда он вышел из ступора и справился с замешательством, то был выглядел явно счастливым. Они держали слона на заднем дворе посольского комплекса около года, и посол привык сам мыть и холить его, а потом увез его с собой домой. И это расширило мое мировоззрение. Деньги, власть, секс... и слоны.

Майлз фыркнул. Интересно, а какие мотивы вели его самого так упорно, так долго и завели так далеко? К смерти и по ту ее сторону. Он решил, что деньги его не волнуют, раз он никогда не испытывал в них недостатка, не считая астрономических сумм, необходимых на ремонт крейсеров; Марк же, наоборот, был по-своему просто жаден. Власть? Майлз не жаждал ни трона Империи, ни чего-либо подобного. Но его жгло, словно огнем, когда власть над ним была у кого-то другого. Это не жажда власти, это страх. Страх перед чем? Страх стать жертвой их некомпетентности? Страх быть уничтоженным как мутант, если он не сумеет постоянно доказывать свое превосходство? Подсознательно что-то такое было. Ну... и даже довольно много. Майлзу рассказывали, что его собственный дед пытался убить внука-уродца. И в детстве с Майлзом случилось еще несколько гадких инцидентов, обычно, хотя не всегда, пресекаемых своевременным вмешательством сержанта Ботари... Но вряд ли это и есть его скрытый мотив, нечто, что он не осознает, но отчего попадает в серьезные неприятности, сам не понимая почему.

Он сделал еще глоток ледяного, отдающего дымком пива. "Личность. Вот мой слон". Мысль эта пришла с уверенностью, и на конце предложения на сей раз не стояло вопросительного знака. Совсем не слава как таковая, хотя признание здесь было важным связующим элементом. Но ты есть то, что ты делаешь. "А я сделал многое, о да". Если жажду личности приравнять, скажем, к обычному голоду, то он был бы таким фантастическим обжорой, как Марку и не снилось. "Или это неразумно, хотеть быть кем-то там сильно, так много, что это причиняет боль?". И сколько окажется достаточно?

Иллиан тоже отхлебнул большой глоток домашнего пива и поводил из стороны в сторону высокопрочным удилищем из углеродистого волокна, которое, как и майлзово, было добыто в запасах в лодочном сарае. - Ты уверен, что здесь внизу есть рыба?

- О, да! Она водится здесь не одно столетие. Можно лечь на причал и понаблюдать за мальками, любопытно снующими возле камней, или поплавать среди них. Вообще-то это озеро впервые пытались терраформировать задолго до того, как закончился Период Изоляции, старым примитивным способом: покидали туда всякий органический мусор, на который смогли наложить лапу, добавили украденных водорослей и рыбешек и положились на авось в надежде, что получится пригодная для земной жизни экосистема. По этому поводу была масса споров, еще со времен первых графов, поскольку местные фермеры желали употребить собранный навоз для собственных полей. А со времени правления моего деда-графа уже всегда один за другим были люди, назначенные графской администрацией в Хассадаре и отвечавшие за научное терраформирование и запасы водных ресурсов Округа. Так что воду снова стало безопасно пить, а породы рыб генетически усовершенствовали. Озерная форель, окунь, пресноводный лосось... тут, под нами, плавает кое-какая добрая еда.

Иллиан склонился вперед и с некоторым сомнением уставился в прозрачную воду: - Правда? - Он вытянул леску и исследовал крючок. Кубик наживки исчез.

- Я наживку на эту штуку насаживал?

- Да. Я сам видел. Наверное, сорвалась.

- Ловкие пальчики у рыбки. - Но с порывом развернуть подлиннее шуточку насчет рыб-мутантов Иллиан справился. Он снова нацепил наживку на крючок, уже крепче, и забросил ее в воду. Они открыли еще по бутылке. Майлз взгромоздился на край лодки и принялся остужать в воде свои босые ноги.

- Но это же очень неэффективно, - заметил Иллиан, поправив навес так, чтобы оказаться под медленно переползавшей тенью.

- Я сам себе задавал этот вопрос. По-моему, что это дело задумано не ради эффективности. Думаю, рыбную ловлю изобрели для того, чтобы создать видимость деятельности, когда на самом деле ты не делаешь ничего. Возможно, чтобы противостоять женам с их хлопотами по хозяйству.

- Я ничего не делаю вот уже неделю, - Иллиан помолчал и добавил: - И похоже, не помогает.

- Неправда. Ты уже лучше играешь в карты. Я за тобой следил.

- По-моему, в последний раз вы с леди Элис тайно сговорились, чтобы дать мне выиграть.

- Не-а.

- А! - вид у Иллиана сделался чуточку бодрее, но лишь на мгновение. - Боюсь, способности играть в карты и все время не проигрывать недостаточно, чтобы сделать меня снова пригодным для работы в СБ.

- Дай себе время. Ты едва начал поправляться. - У Майлза ноги покрылись мурашками, и он вернулся на свою мягкую банкетку.

Иллиан посмотрел на дальний берег, коричнево-зеленый в лучах заходящего солнца. - Нет. У эффективности есть пик. И когда ты уже балансировал на этом пике, уже играл в полную силу своих способностей, ты не можешь потом вернуться к чему-то меньшему. Перефразируя давнее изречение твоей матери, "что нельзя сделать хорошо, того делать не стоит". А... руководить СБ - это дальше от игры, чем что бы то ни было. Слишком многими человеческими жизнями ты ежедневно рискуешь.

- М-м, - отозвался Майлз, замаскировав отсутствие подходящей реплики очередным глотком пива.

- Я отслужил на императорской службе дважды-по-двадцать, - продолжал Иллиан. - Начал в восемнадцать, в офицерском училище, еще при старике Эзаре... не в Имперской Академии: в те времена требовалось больше баллов, денег и слогов перед фамилией, чтобы попасть туда. Я пошел в одно из провинциальных училищ. Я никогда не думал, что стану ветераном с тремя "двадцатками". Знал, что сойду с дистанции раньше, только не знал, когда. Грегору я служу с тех пор, как ему было пять лет. А теперь, бог свидетель, он уже совсем взрослый.

- И, конечно, в этом - твоя заслуга, - сказал Майлз.

Иллиан кивнул: - Не только моя. Но я не могу... быть тем, кто я есть... кем я был... и не понимать этого.

- А я так и не добрался до конца моей первой двадцатки, - мрачно заметил Майлз. - Даже близко не подошел.

Иллиан прокашлялся, разглядывая свою леску. - Это не рыба клюет, а?

- Нет, не думаю. Удилище ушло бы в воду глубже. Это просто течение играет весом лески.

- Знаешь, я бы не выбрал это время, чтобы уйти, - бросил Иллиан. - Я хотел бы сам приглядеть за Грегором во время свадебных церемоний...

- И во время следующего кризиса, - поддел его Майлз. - И следующего, и следующего...

Иллиан фыркнул, безропотно соглашаясь. - Так что... может, все не так уж и плохо. - И какое-то время спустя добавил: - Ты не думаешь, что всю рыбу в твоем озере кто-то украл?

- Сперва им пришлось бы ее поймать.

- А-а. Верно подмечено. - Иллиан замолчал, выудил сетку с пивом, открыл одну бутылку для себя, а вторую протянул Майлзу. Его бутылка была уже наполовину пуста, когда он произнес: - Я... понимаю, как много для тебя значили дендарийцы. И я... рад, что ты это выдержал и выжил.

Он не сказал "извини", отметил Майлз. Случившаяся с Майлзом катастрофа была, по сути, самострелом. - Смерть, где жало твое? - Он потряс удилищем. - Крюк, где рыба твоя?.. Нет. Я обнаружил, что самоубийство для меня уже не вариант. Не как во времена старых добрых подростковых страхов. Я больше не считаю втайне, что смерть каким-то образом не заметит меня, если я сам ничего в этом направлении не сделаю. А отдать жизнь... кажется глупым не использовать по максимуму то, что мне дано. Не говоря уж о том, что это чертовски неблагодарно.

- Как ты думаешь... ты и Куинн... как бы поделикатнее выразиться. Как думаешь, ты сумеешь уговорить капитана Куинн проявить интерес к лорду Форкосигану?

А-а. Иллиан пытается извиниться за то, что испортил Майлзу личную жизнь, вот в чем дело. Майлз отпил еще пива и задумался об этом всерьез. - Прежде я этого никогда не мог. Я хочу попытаться... должен попытаться с ней еще раз. Снова. - "Когда? Как? Где?" Как больно думать о Куинн! Все еще больно, когда позволяешь себе вообще думать о дендарийцах. Значит, он не будет о них думать. Слишком. "Хочу еще пива". - Что же до остального... - он отхлебнул глоток и горько усмехнулся. - Есть некие убедительные свидетельства тому, что я слишком потерял темп, чтобы и дальше играть живую мишень. На самом деле, в последнее время я предпочитал задания, почти не требующие военной силы.

- Ты становишься чертовски умен, вот оно что, - подытожил Иллиан, глядя на искаженную фигуру Майлза сквозь цветное стекло бутылки. - Хотя даже позиционная война требует надежных войск, которыми можно маневрировать.

- Мне нравится побеждать, - тихо сказал Майлз. - Вот что мне действительно нравится.

Иллиан швырнул бутылку в ящик, к остальным, и склонился за борт, жмурясь и глядя вниз, на воды озера. Затем вздохнул, поднялся, снова поправил навес и еще раз выудил сетку. Вместо рыбы.

Майлз воздел руку с недопитой бутылкой, отказываясь от предложения подзаправиться, снова устроился поудобнее и уставился на неподвижную белую леску, уходящую все ниже и ниже в темную глубину.

- Я всегда каким-то образом возвращался с победой. Любой ценой, какой я только мог. По правилам или нет, на столе или под столом, но я выигрывал. Эти припадки... похоже, это первый враг, которого я не могу перехитрить.

Брови Иллиана вопросительно приподнялись. - Говорят, некоторые самые могучие крепости в конечном итоге были взяты из-за предательства изнутри.

- Меня разбили. - Майлз задумчиво подул в горлышко бутылки, отчего она загудела. - И все же я выжил. Сам того не ожидая. Я чувствую... что это сильно выводит меня из равновесия. Я должен был побеждать. Всегда. Или умереть. Итак... в чем еще я ошибался?.. Вот теперь я возьму еще бутылку, спасибо.

Иллиан ее откупорил и протянул Майлзу. Вода в озере становилась буквально ледяной. Решительно, в этом году уже поздно купаться. Или топиться.

- Может быть, - произнес Иллиан после очень долгого молчания, - поколения рыбаков уже выбраковали из популяции всех рыб, достаточно глупых, чтобы заглотать крючок.

- А может, - согласился Майлз. Он испугался, что его гость заскучал. Как истинный хозяин, он должен что-нибудь предпринять.

- Не думаю, что там внизу вообще есть рыба. Одно жульничество, Форкосиган.

- Не-е. Я их сам видел. Будь у меня парализатор, я бы тебе доказал.

- И ты в наше время гуляешь без парализатора, мальчик? Не очень-то ты умен.

- Эй, я теперь Имперский Аудитор! У меня есть здоровенные громилы, которые носят для меня мои парализаторы, совсем как большие мальчики.

- В любом случае ты не смог бы парализовать кого бы то ни было сквозь все эти метры воды, - твердо заявил Иллиан.

- Ну, не парализатор. Батарея к нему.

- Ха! - Судя по виду, Иллиана неожиданно озарило, но потом он снова засомневался. - Рыбу можно глушить, верно? Я не сообразил.

- О, это старый способ дендарийских горцев. У них не было времени отсиживать задницы, свесив леску в воду; это все форские извращения. А они были голодны и хотели получить свой ужин. К тому же владельцы озера считали это браконьерством в своем заповеднике, так что у горцев был стимул побыстрее все сделать и убраться, пока не прискакали графские оруженосцы.

Примерно через минуту Иллиан заметил: - По счастливой случайности у меня с собой есть парализатор.

"О Господи, мы позволили тебе сбежать вооруженному?!"

- О?

Иллиан поставил пиво и вытащил из кармана оружие.

- На. Предлагаю в жертву. Я должен взглянуть, как это делается.

- А-а. Ладно... - Майлз тоже поставил бутылку, передал удочку Иллиану и осмотрел парализатор. Уставная модель, заряжен полностью. Он извлек батарею и принялся насиловать картридж, в лучшем отработанном стиле тайных оперативников СБ "Как Превратить Ваш Парализатор в Ручную Гранату". Отхлебнув пива, он отсчитал минуту и швырнул силовой картридж за борт.

- Лучше надеяться, что он утонет, - заметил Иллиан.

- Утонет. Смотри. - Металлический блеск скрылся в темной глубине.

- Сколько секунд? - спросил Иллиан.

- Конечно, тут никогда точно не знаешь. Одна из причин, почему этот маневр всегда чертовски мудреный.

Полминуты спустя темная вода осветилась изнутри расплывчатой яркой вспышкой, а через несколько секунд мутный водяной пузырь вырвался на поверхность возле лодки. Звук, которым это сопровождалось, напоминал скорее отрыжку, чем взрыв. Лодка закачалась.

Охранник СБ на берегу резко вскочил и уставился на них в силовой бинокль. Майлз успокаивающе помахал ему - получился оживленный жест слегка подвыпившего человека, - и тот медленно сел обратно.

- Ну? - вопросил Иллиан, вглядываясь в воду.

- Просто обожди.

Минуты через две внизу замерцало, поднимаясь, что-то светлое и блестящее. Затем еще. И еще. Еще две рыбины, серебристые и сверкающие, всплыли на поверхность.

- Боже! - произнес Иллиан, явно потрясенный. - Рыба. - Он уважительно запрокинул бутылку, допивая остаток пива в честь Майлза.

Рыба, да еще какая. Самая маленькая была в полметра длиной, самая крупная - почти в две трети метра; лосось и озерная форель, включая ту, которая, должно быть, таилась под водой еще со времен майлзова дедушки. Их остекленевшие глаза с укоризной смотрели на Майлза, который в весьма шатком положении перегнулся через борт, пытаясь подобрать рыбу сеткой. Рыбы были холодные и скользкие, и Майлз чуть было не присоединился к ним в их водяной могиле, прежде чем ему удалось подцепить все. Иллиан благоразумно ухватил его за щиколотку, пока Майлз брызгался и махал руками. Добыча, которую выложили на палубе, составила внушительный ряд; ее чешуя радужно переливалась в лучах заходящего солнца.

- Мы порыбачили, - объявил Иллиан, уставившись на рыбу, в сумме весившую почти столько, сколько сам Майлз. - Теперь мы можем возвращаться?

- У тебя еще есть батарея к парализатору?

- Нет.

- А пиво осталось?

- Это была последняя.

- Тогда можем.

Иллиан злорадно ухмыльнулся. - Жду не дождусь, - пробормотал он, - когда кто-нибудь спросит меня, что мы использовали как наживку.

Майлзу удалось причалить лодку, не разбив ее, несмотря на отчаянную необходимость пописать и ощущение болтанки, не имевшее никакого отношения к волнам на озере. Он рванулся вверх по склону к дому, таща с собой две рыбы поменьше на продернутой сквозь жабры леске и предоставив Иллиану сражаться с тремя крупными.

- Нам придется их все съесть? - тяжело дыша, поспевал за ним Иллиан.

- Может, одну. А остальные можно почистить и заморозить.

- А кто будет чистить? Не будет ли Матушка Кости возражать? По правде говоря, не думаю, что ты хочешь оскорбить свою кухарку, Майлз.

- Никоим образом. - Майлз остановился и мотнул головой, показывая подбородком вперед. - А для чего, по-твоему, существуют любимчики?

Мартин, привлеченный возвращением лодки - а может, намереваясь выпросить разрешение взять ее покататься самому - топал к ним вниз по тропинке.

- А, Мартин, - радостно пропел Майлз тем самым тоном, который заставил бы более опытного Айвена повернуться и сбежать. - Ты-то мне и нужен. Отнеси вот это матери, - Майлз вывалил свою ношу в руки смятенного молодого человека, - и сделай с ними все, что она тебе велит. Сюда, Саймон.

Безмятежно улыбаясь, Иллиан передал ему в руки и своих мертвых рыбин. - Спасибо, Мартин.

Они оставили Мартина, в своей жестокости даже не оглянувшись на его жалобное "Милорд?...", и, пошатываясь, двинулись вверх к прохладному каменному дому. Сейчас предметом наибольших желаний Майлза были туалет, душ и кровать, чтобы немного вздремнуть, - именно в таком порядке. И этого хватит.

 

В сумерках Майлз с Иллианом устроились поужинать рыбой в столовой в домике на озере. Матушка Кости приготовила самую маленькую озерную форель (которой вполне хватило бы, чтобы накормить всех домочадцев) в соусе, сделавшем бы восхитительным и печеный картон, а свежевыловленную рыбу превратившем в пиршество, достойное мелкого божества.

Иллиана явно развлекало это доказательство их доблести как первобытных кормильцев-добытчиков.

- И часто ты тут этим занимаешься? Кормишь все свое семейство?

- Когда-то - время от времени. А потом я осознал, что моя матушка-бетанка (которая, если может себе это позволить, не ест ничего, кроме синтезированного белка) храбро жует эту рыбу и стиснув зубы лжет мне, какой я хороший мальчик. И я перестал - хм - бросать вызов ее кулинарным предпочтениям.

- Могу себе ее вообразить, - ухмыльнулся Иллиан.

- Хочешь, завтра снова отправимся на озеро?

- Давай... как минимум подождем, пока подъедят остатки этой.

- Ну, тут нам помогут живущие возле конюшни кошки. Прямо сейчас где-то четыре из них околачиваются рядом с дверью кухни, пытаясь смягчить сердце моей кухарки. Когда я в последний раз их видел, они в этом преуспевали.

Майлз допивал последний бокал вина, потягивая его маленькими глотками. Огромное количество воды, немного сна и кое-какие таблетки избавили его от начинающегося было похмелья (пиво плюс перегрев). Странное и непривычное ощущение - полностью расслабиться. Никуда не идти. Не мчаться слишком быстро и вообще ни на какой скорости. Наслаждаться настоящим, тем "Сейчас", которое отдает вечностью.

Тут в столовую прибежал Мартин, но больше никакой еды он не нес; Майлз поднял глаза.

- Милорд? Вас, по комму.

"Кто бы это ни был, скажи, что я перезвоню завтра. Или на следующей неделе". Нет, это может быть графиня, которая приземлилась раньше графика или звонит с орбиты. Он подумал, что теперь готов предстать перед ней. - Кто это?

- Говорит, что он адмирал Авакли.

- О! - Майлз отложил вилку и тут же поднялся. - Я отвечу на звонок, спасибо, Мартин.

В конце дальнего коридора была отдельная комната с комм-пультом, и там над видео-пластиной парила худощавая физиономия ожидающего Авакли - словно голова, отделенная от тела. Майлз скользнул в кресло и поправил видеокамеру. - Да, адмирал?

- Милорд Аудитор, - Авакли склонил голову. - Моя группа готова сделать вам доклад. Мы можем представить его одновременно вам и генералу Гарошу, как вы хотели.

- Хорошо. Когда?

Авакли помедлил. - Я бы рекомендовал как можно быстрее.

У Майлза в животе похолодело. - Почему?

- Вы желаете обсудить это по комму?

- Нет. - Майлз облизнул пересохшие губы. - Я... понял. Мне потребуется примерно два часа, чтобы вернуться в Форбарр-Султану. - И на это совещание лучше бы успеть переодеться. - Мы можем встретиться, скажем, в 26.00. Если, конечно, вы не предпочтете завтрашнее утро.

- Выбор за вами, милорд Аудитор.

Авакли не возражает против полуночной встречи. Спокойный вердикт об естественных причинах подобной спешки не требует. Все равно Майлзу больше не заснуть, строя на эту тему всяческие предположения.

- Значит, этой ночью.

- Отлично, милорд. - Прощальный кивок Авакли выражал одобрение.

Майлз отключил комм-пульт и с шумом выпустил воздух из груди. Жизнь только что снова принялась набирать скорость.