Лоис Макмастер БУДЖОЛД
ПАМЯТЬ

(Lois McMaster Bujold, "Memory",1996)
Перевод (c) - Анны Ходош (annah@thermosyn.com), ред. от 11.10.2001

ГЛАВА 22

<< Назад   Вперед >>

На оставшуюся часть дня Майлз оккупировал кабинет Гароша, заново проверяя все, что проделала СБ с предыдущей ночи, и контролируя вновь исходящие приказы. Он страницу за страницей глотал подробный журнал всех местонахождений и перемещений Иллиана за последние три месяца, пока глаза у него не собрались в кучку и он не начал опасаться, что что-нибудь пропустит. Гарош терпеливо выносил это нервирующее подглядывание из-за плеча. Пройдут недели, прежде чем расследование за пределами планеты принесет какие-то результаты. Гарош сконцентрировался в основном на клиентуре Единения Джексона, их единственной вещественной ниточки, что полностью отвечало теориям Майлза. Или его предрассудкам.

Какую бы боковую веточку Гарош ни упускал, Майлз тут же указывал на нее, и тот немедленно исправлял оплошность. К концу дня, кажется, по Единению Джексона было сделано все - разве что оставалось отправить туда лично Майлза; эта идея пришла на ум Гарошу совершенно самостоятельно.

- Похоже, у вас был колоссальный опыт ведения дел с джексонианскими Домами, - заметил Гарош.

- М-м, - нейтрально протянул Майлз, скрыв тот факт, что эта идея зацепила и его собственное воображение. Вернуться на Единение Джексона в своем новом обличье Имперского Аудитора, имея за спиной барраярский Имперский флот - он бы позаботился о том, чтобы реквизировать для своей поддержки все эти боевые корабли... Очаровательная небольшая фантазия на тему власти. - Нет, - рассеянно ответил он, - не думаю. - "Ответ здесь, внутри СБ. Хотелось бы мне знать, как же сформулировать вопрос".

Не выспавшийся и разочарованный, Майлз на какое-то время предоставил Единение Джексона приписанным к этому участку оперативникам, а Гароша - самому себе, и отправился слоняться по зданию. Он думал, что изучил штаб-квартиру СБ наизусть, но тут оказались такие укромные углы и щели, в которые он никогда прежде не залезал; целые отделы, о которых ему раньше незачем было знать. Что ж, теперь он точно устроит себе экскурсию по этому месту.

Майлз в случайном порядке сунул нос в парочку подобных кабинетов, основательно переполошив их обитателей, а затем решил систематизировать свой обход. Он проинспектирует все подразделения, с верхнего этажа и донизу, не исключая даже отдел техобеспечения и службу продовольственного снабжения.

Он двигался, оставляя за собой ужас и разрушение. Начальник каждого департамента принимался судорожно копаться в своей совести в поисках причины, по которой Имперский Аудитор мог бы нанести ему визит. "Ха! Виновны, все как один", - сухо констатировал Майлз. Некоторые считали своим непременным долгом объяснить ему свои бюджетные расходы, каковое объяснение Майлз находил непомерно детальным. А один и вовсе сболтнул то, о чем его никто не спрашивал, оправдываясь за недавний отпуск, проведенный вне планеты. Майлз вынужден был признать, что наблюдать этих обычно молчаливых мужчин панически лепечущими - весьма забавно. Он поощрял их вовремя вставленными неопределенными междометиями типа "хм?" и "м-м", но все это, кажется, не приближало его к формулировке нужного вопроса.

Достаточно много департаментов работало круглосуточно, все 26,7 часов подряд, так что Майлз мог бы продолжать свою экскурсию хоть всю ночь, но поздним вечером он прервал обход. Здание СБ большое. А сейчас требуется не скорость, а тщательность.

 

Проснувшись на следующее утро, Майлз обнаружил, что особняк Форкосиганов полон непривычной суеты, устроенной слугами графини. Они все там переустраивали: сдергивали чехлы с мебели, умело окружали повышенной заботой гостя дома, Иллиана, и то и дело заступали Майлзу путь с вопросом "Что для вас сделать, м'лорд?", когда он пытался полуодетым побродить по дому, размышляя и попивая утренний кофе. Именно так это и должно было быть, но... тем не менее ему пришлось отправиться на работу пораньше. Поскольку в этом деле Майлз был при исполнении, то он исполнительно решил начать с личного доклада Грегору во дворце, в лучшем Аудиторском стиле. К тому же у Грегора могла быть какая-нибудь идея. Сам Майлз сейчас ощущал себя в плане идей полностью опустошенным.

Его Аудиторский стиль быстро перетек в обычный, едва он добрался до кабинета Грегора и они остались одни. Они уселись в удобные кресла, лицом к окну в сад, и Майлз водрузил ноги на низенький столик, хмуро уставившись на собственные сапоги.

- Что-нибудь новенькое? - поинтересовался Грегор, откинувшись в кресле.

- До этого не дошло. Что Гарош тебе рассказал?

Грегор вывалил в ответ приемлемо полное резюме полуночного совещания, а также перечень приказов и запросов, которые выдала вчера контора Гароша под присмотром Майлза.

- Он сказал, что на этом вашем совещании Иллиан вел себя поразительно тихо, - добавил Грегор. - Я так понимаю, Гарош уверен, что Иллиан пострадал куда больше, чем делает вид.

- М-м. Иллиан тоже думает, что пострадал сильнее. А я уверен, дело не столько в том, что он травмирован, сколько в недостатке практики. Похоже на то, что он забыл, как сосредотачиваться. Содержимое его головы... это для него сейчас странный, чуждый мир. Полагаю, леди Элис сможет лучше высказать тебе свои наблюдения на сей счет, чем Гарош.

- Итак, чем ты занимался?

Майлз скривился: - Ничем. Бил там баклуши, пока не еще начали поступать отчеты от галактической сети. Совал нос во все шкафы в штаб-квартире СБ, изображая Генерального Инспектора. Это доставляет мне немного приятного времяпрепровождения, пока я жду. И жду.

- Пока ты ждешь всего день.

- Это предчувствие.

- Теперь ты больше доволен Гарошем?

- Вообще-то да. Он делает все, что должен. И быстро учится, и не повторяет одной и той же ошибки... ну, в основном не больше, чем дважды. А вот самой ситуацией я недоволен. Она кажется необычайным образом лишенной всяких концов... нет висящей ниточки, за которую можно дернуть и посмотреть, что получится. Или я таковую еще не нашел.

Грегор сочувственно кивнул. - Ты только начал настоящее расследование.

- Ага. - Майлз помедлил. - Эта штука раздулась до чего-то гораздо большего и сложного, чем я представлял, когда просто бесился от того, как СБ занимается лечением Иллиана. Теперь это не шутка. Ты уверен, что... не хочешь возложить дело на настоящего Аудитора? Форховица, например.

- Форховиц все еще на Комарре. Потребовалась бы неделя, чтобы его отозвать. И мне он нужен там.

- Тогда одному из оставшихся.

- Ты что, струсил? - Грегор прищуренными глазами оглядел Майлза. - Хочешь, чтобы я тебя освободил?

Майлз открыл рот, закрыл и наконец произнес: - Я полагал, что ты должен был иметь возможность передумать.

- Понятно. - Грегор прикусил нижнюю губу. - Благодарю вас, лорд Форкосиган, но нет.

"Надеюсь, ты не совершаешь крупной ошибки, Грегор". Но вслух он этого не сказал.

Наконец-то прибыл кофе, который Грегор велел принести, когда Майлз только пришел, однако поднос с чашками нес не мажордом Грегора, а лично леди Элис Форпатрил. Ее сопровождала Лаиса Тоскане. Грегор просиял.

- Вы готовы сделать перерыв, джентльмены? - поинтересовалась леди Элис, демонстративным жестом ставя поднос и хмуро глядя на сапоги Майлза. Тот быстро снял ноги со стола и сел прямо.

- Да, - произнес Грегор, протягивая руку Лаисе, которая взяла ее и села - точнее, уютно пристроилась, - в кресло рядом с ним. Майлза на мгновение охватила острая, болезненная зависть.

- Полагаю, мы фактически все сделали, - добавил Майлз. - На сегодня. - "Мой доклад звучит как "докладывать нечего". Фу!"

Озабоченная, недоуменная полуулыбка тронула губы Лаисы. - Грегор с леди Элис рассказали мне об Иллиане. По-моему, я испытываю... сожаление? Нет, не совсем верное слово. Скорее благоговейный страх, что такой колосс рухнул. На Комарре он - просто легенда. И все же, когда я познакомилась с ним лично, он показался мне просто заурядным человеком.

- Вряд ли, - заметила леди Элис.

- Ну, не совсем заурядным, но, казалось, произвести он хотел именно это впечатление. Такой молчаливый, тихий. Он не... не тот, кого я ожидала.

"Не чудовище?" Лаиса - вежливая комаррианка, нужно отдать ей должное.

- Настоящие чудовища, - заметил Майлз, отвечая на ее мысли, а не на слова, - часто бывают самым заурядными людьми. Только в мозгах у них чуть больше путаницы. А Иллиан - самый упорядоченно мыслящий человек из всех, кого я знаю.

Лаиса слегка покраснела. Ей это шло. Она откашлялась и настойчиво заговорила: - На самом деле мы пришли не просто так, лорд Форкосиган.

- Вы вполне уже можете звать меня Майлзом, когда мы не на людях.

Она кинула взгляд на Грегора, спрашивая его одобрения; он кивнул.

- Майлз, - продолжала она. - Леди Элис предложила устроить на во дворце на будущей неделе прием с танцами для близких друзей Грегора и моих. Разнообразия ради, он не будет иметь никакого отношения к политике.

"Или тебе хочется, чтобы было так". Однако леди Элис утвердительно кивнула. Ну, если не политический расчет, то уж светский - наверняка. Награда Лаисе за то, что она столь прилежно трудится в роли начинающей форессы?

Лаиса договорила: - Придете ли вы, ло... Майлз, если ваши обязанности позволят? Как наш общий друг.

Майлз, сидя, отвесил полупоклон своей будущей императрице. - Если мои обязанности позволят, сочту за честь. - Скорее всего, к этому моменту все время по-прежнему останется в его распоряжении, пока он будет ожидать докладов с других планет.

- И, разумеется, вы можете прийти не один, - добавила Лаиса. Она снова поглядела на Грегора, и они обменялись одной из этих раздражающих особых улыбочек. - У вас есть постоянная... - она поискала подходящий барраярский термин, - молодая леди?

- На этот раз нет.

- Гм. - Лаиса одарила его оценивающим взглядом. Грегор, все еще державший Лаису за руку, сжал ее ладонь. Будь у нее младшая сестра, Майлз бы точно знал, как этот взгляд интерпретировать. Любовь, похоже, не просто заразна, она агрессивно заразна.

- Майлз доказал, что у него иммунитет на наших фор-леди, - вставила его тетя Элис, и далеко не одобрительно. Боже правый, уж не собирается ли она отказаться от попыток изменить холостяцкий статус Айвена и вместо этого приняться за него, Майлза, - исключительно от расстройства?

Лаиса выглядела так, будто пытается решить, не хотела ли леди Элис намекнуть, что Майлз предпочитает мальчиков, и одновременно не желает быть настолько невежливой, чтобы спросить об этом вслух - по крайней мере, не ранее, чем она останется наедине со своей наставницей.

- Не иммунитет, - поспешно прервал ее Майлз. - До сих пор - одно лишь невезение. Мой прежний график поездок был просто губителен для любовных романов. - "Дома, во всяком случае". - Теперь, когда я обосновался в Форбарр-Султане постоянно, кто знает. Хм... может, я приглашу Делию Куделку.

Лаиса довольно улыбнулась: - Я бы с удовольствием снова ее увидела.

Элис налила всем сидящим кофе; Лаиса внимательно за ней наблюдала. Она не набрасывала на бумаге никаких пометок, но Майлз мог ручаться: в следующий раз Лаиса вспомнит, что он пил черный. Леди Элис позволила им побеседовать на легкие темы не дольше, чем хватило каждому всего на одну чашку кофе, затем поднялась и увлекла за собой Лаису. В дамскую комнату, за глаза разобрать Майлза по косточкам? "Не дергайся, парень". Под опекой Элис Лаиса, кажется, быстро налаживала отношения с миром фор-леди и, в отличие от Гароша, не собиралась недооценивать его значимость для своего будущего.

Грегор отпустил Лаису с явной неохотой. - Леди Элис, - с задумчивым видом добавил он, - если вы считаете, что Саймону это по силам, почему бы вам не привести его на обед, где будем мы с Лаисой, вы и миледи Форкосиган? Я обнаружил, что мне недостает бесед с ним. - Перехватив взгляд Майлза, он криво усмехнулся.

- А я думал, ваши беседы с Саймоном состояли главным образом из докладов, - заметил Майлз.

- Довольно занимательно выяснить, по прошествии стольких лет, чем же были эти доклады на самом деле, - заметила леди Элис. - Конечно, Грегор. Думаю, ему это будет полезно. - Она повела Лаису к дверям. Майлз вскоре последовал за ними.

 

Майлз продолжил свою самодеятельную инспекцию штаб-квартиры СБ с того места, где остановился вчера. Лично он предпочел бы точечный рапирный укол подобному выколачиванию сведений грубой силой, но когда ты не знаешь, что именно, к чертовой матери, ищешь, приходится осматривать все. Отдел криптографии доказал загадочность своей деятельности: неприкрытое желание криптографов сотрудничать с ним коварно обернулось таким техническим объяснением, что на третьей попытке Майлз сдался. "Не можешь поразить подвигами - замучай чушью". Майлз улыбался, слушая все это, и мысленно сделал себе пометку проверить этот департамент еще раз попозже. Финансовый отдел был просто в восхищении от того, что хоть кто-то проявил к ним интерес, и разговор с ними грозил затянуться навечно. Майлз проложил себе путь сквозь бухгалтерские книги и сбежал.

Обслуживание здания и техотдел оказались неожиданно увлекательными. Майлз и раньше знал, что здание штаб-квартиры защищено по высшему разряду, но не понимал в подробностях, как именно это достигается. Теперь он выяснил, где находятся укрепленные стальными пластинами стены и полы и сколько изобретательности вложено в вопросы взрывоустойчивости, фильтрации и циркуляции воздуха, очистки воды. Его уважение к покойному сумасшедшему архитектору этого здания возросло на порядок. Здание было не просто разработано параноиком, но разработано отлично. В каждой комнате имелась своя собственная фильтрационная система того класса, как бывает в биолабораториях, в дополнение к центральной, которая фильтровала и стерилизовала излучением воздух, разрушая возможные ядовитые газы и микробы, прежде чем выпустить его обратно в систему циркуляции. Вырабатываемое тепло также использовалось для дистилляции воды, отчего она и приобретала этот особый выдохшийся вкус. Майлзу приходилось видеть космические корабли с не столь непроницаемой системой защиты. Здесь среди персонала не разгуляется простуда.

Весь хозяйственный персонал составляли солдаты действительной службы - ветераны, за спиной которых было не меньше десяти лет в строю. Майлз обнаружил, что и платят им тоже по самому высшему разряду, больше, чем кому-нибудь другому в той же должности на Имперской Службе. Моральный дух среди них был чрезвычайно высок; как только они сообразили, что визит Майлза не означает недовольства качеством их работы, то выразили не просто готовность помочь, но настоящее дружелюбие. Похоже, на самом деле ни один проверяющий офицер не испытывал желания самому ползать вместе с ними по шахтам трубопроводов. Но с другой стороны, большинство высокого ранга проверяющих были старше, толще и не столь гибкими, как Майлз. Заодно Майлз выяснил, что же именно было самой нудной работой в штаб-квартире СБ: проверка систем видео-слежения на протяжении всех километров тоннелей и шахт этого здания. Он мог только диву даваться, как это подобная работа ни разу не выпала на его участь раньше, во время одного из давних периодов частичной немилости.

К моменту, когда он нехотя собрался уходить, хозяйственная служба была весьма довольна своим Имперским Аудитором, и наоборот. Сочетание компетентности и товарищеского духа на какой-то краткий, душераздирающе болезненный момент напомнило ему о дендарийцах, но рассудок сам постарался избежать подобного сравнения.

Работа избавляла Майлза от чрезмерного количества нездоровых размышлений о том, насколько вообще странно его нынешнее положение. В целом, Майлз решил, что оно его скорее устраивает. Для СБ он чужой, штатский - в первый раз за то время, как стал взрослым! - а все же он уже получил лучшее представление об организации, которой некогда преданно служил, чем имел когда-либо раньше. Не своего ли это рода окончательное прощание? "Наслаждайся, пока оно длится".

Понукаемый совестью, этим вечером Майлз прервал работу достаточно рано, чтобы отправиться домой и поужинать вместе с матерью и Иллианом - та капелька вежливости, которую от него ждали. Он успешно удерживал беседу на вопросе развития имперской колонии на Сергияре, о чем, разумеется, графине было много чего интересного порассказать. Вернувшись рано утром в штаб-квартиру, он некоторое время дышал Гарошу в затылок, пока тот снова не начал с чувством перечислять преимущества поездки на Единение Джексона. Ухмыльнувшись, Майлз продолжил свою инспекцию.

Визит в Аналитический отдел занял большую часть дня. Помимо всего прочего, Майлз задержался там поговорить с Галени, а затем - с аналитиками, задействованными в решении этой внутренней проблемы СБ. Они тоже по большей части ждали прибытия галактических рапортов. Заодно Майлз проверил, как идет работа по другим вопросам. Высочайший приоритет дела о злонамеренном разрушении иллиановского чипа не означал, что все прочие кризисы были отложены. С начальником департамента по делам Комарры, генералом Аллегре, у Майлза был долгий и интересный разговор, по вполне понятной причине свернувший на тему помолвки Грегора - ту, что в общении с Галени Майлз аккуратно избегал. Интересно, подумал Майлз, не стоит ли устроить себе путешествие поближе - на Комарру, чтобы лично побеседовать с шефом тамошнего Департамента по делам галактики? Полковник Ольшанский из Департамента по Сергияру, вежливо осведомился о здоровье графини; Майлз пригласил его с нею отужинать - любезное предложение, которое полковник, похоже, счел слегка устрашающим, но с готовностью на него согласился.

 

То, что Майлз считал самым лакомым кусочком своей инспекции, выпало, и не случайно, на конец нынешнего дня.

Хранилище вещественных доказательств СБ размещалось в самых нижних подвалах, занимая помещения старого тюремного блока - комнаты ужасов, как всегда думал о них Майлз. Этот блок был самой современной темницей в последние жуткие дни императора Юрия Безумного, и там стоял отчетливый запах медикаментов - с точки зрения Майлза, куда сильнее леденящий кровь, нежели покрытые влагой стены, паутины, цепи и снующие насекомые. Император Эзар тоже использовал эти помещения, но гораздо осмотрительней, для политических заключенных - начиная с тюремщиков самого Юрия, изящный штрих мировой справедливости в его вообще-то жестоком царствовании. Майлз был убежден, что одним из лучших негласных достижений регентства его отца стало реальное превращение этой зловещей тюрьмы в музей. Здесь и вправду стоило бы выставить "живую картину" из восковых фигур: Юрий Безумный и отряд его головорезов.

Но, сделавшись хранилищем вещественных доказательств, она превратилась в одно из наиболее надежных мест на планете. Теперь здесь поселились самые интересные вещицы и штучки, собранные СБ на протяжении ее многочисленных расследований. Отдельные комнаты были набиты документацией, оружием, биопрепаратами - хорошо запечатанными, как надеялся Майлз, - наркотиками и еще более странными предметами, конфискованными у злодеев и неудачников и ожидающими выявления состава преступления, дальнейшего изучения или пересмотра их классификации и отнесения в разряд устаревшего.

Он мысленно вообразил себе, как задумчиво гуляет по комнате с оружием. В последний раз он был там пару лет назад, доставляя кое-какие любопытные "конфетки" с одной из своих дендарийских операций. На одной из дальних полок Майлз обнаружил тогда ржавый металлический арбалет и несколько пустых жестянок из-под солтоксинового газа. Последние (не считая его самого) материальные свидетельства, оставшиеся от покушения на тогда вновь назначенного Имперского Регента лорда Эйрела Форкосигана и его беременную жену. Тридцать лет и несколько месяцев назад. "Альфа и омега, парень, начало и конец".

Дежурный сержант за столом проходной, устроенной в бывшей комнате для обработки заключенных возле единственного входа в секцию, оказался бледным молодым человеком, немного смахивающим на монастырского библиотекаря. Когда Майлз вошел, он вскочил со своего кресла за комм-пультом и вытянулся по стойке "смирно", испытывая явную неуверенность, козырять ему или кланяться. В качестве компромисса он резко склонил голову: - Милорд Аудитор! Чем могу вам помочь?

- Сядьте, расслабьтесь и выполните все необходимое, чтобы пропустить меня внутрь. Я хочу устроить себе экскурсию, - ответил Майлз.

- Разумеется, милорд Аудитор. - Он сел на место, а Майлз, имевший опыт подобных процедур, подошел к столу, положил ладонь на читающую пластину и вытянул шею, приблизив глаз к сканеру сетчатки. В улыбке сержанта проглядывала благодарность: тем самым Майлз избавил его от необходимости решать, выше ли Имперский Аудитор обычных норм безопасности или нет, а если нет, то как, к дьяволу, он отнесется к попытке заставить его подчиниться правилам?

Но облегчение сержанта оказалась недолгим: огоньки на его панели мигнули красным, и комм-пульт издал протестующий звук. - Милорд? Вы особо внесены в список не имеющих допуска, по приказу генерала Гароша.

- Что? - Майлз обошел комм-пульт и глянул через плечо сержанта. - А-а. Проверьте дату. Это пережиток... прошлых недель. Если он вас беспокоит, позвоните в приемную Гароша и получите санкцию на изменение данных. Я подожду.

Нервничающий сержант так и поступил. Пока он улаживал вопрос с секретарем Гароша, который в ту же секунду, как понял, в чем дело, поспешил передать разрешение и сопроводил его извинениями, Майлз разглядывал двухмерный экран с регистрационными данными, высветившийся над видео-пластиной. Он показывал список всех его визитов сюда за почти десять лет - с датой и временем каждого, а также кодами предметов, которые он вносил или выносил. В основном вносил. О да, здесь есть и веганская бомба с искусственным интеллектом - благоразумно подвергнутая лоботомии. И те странные генетические образцы с Цетаганды, ныне, как Майлз подозревал, подвергающиеся дальнейшему изучению под эгидой доктора Уэдделла. И... что за черт?!

Майлз наклонился поближе. - Простите, на этом комме зарегистрировано, что я посещал хранилище улик двенадцать недель назад. - Вообще-то это была дата его возвращения с последней дендарийской операции, тот роковой день, когда Иллиана не было в городе. Время, указанное в журнале, было... сразу после того, как он доложился в приемной Иллиана и вышел оттуда; по сути, примерно в то время, когда он шел домой. Глаза Майлза расширились, зубы сжались. - Как интересно, - прошипел он.

- Да, милорд? - переспросил сержант.

- Вы в этот день дежурили?

- Не помню, милорд. Мне нужно свериться с расписанием. Гм... а почему вы спросили, сэр?

- Потому что в тот день я сюда не спускался. Как и в любой другой день, начиная с позапрошлого года.

- Вы зарегистрированы, сэр.

- Вижу. - Майлз оскалился в улыбке, его верхняя губа приподнялась.

Он обнаружил то, что подсознательно искал три последних дня, как раз в точку. Болтающаяся ниточка. "Либо это сказочное везение, либо ловушка. Интересно, что из двух?" Предполагалось ли, что он это найдет? Мог ли какой-то пророк предвидеть этот его подземный визит? "Не строй предположений, парень. Просто давай вперед".

"Осторожно".

- Включите на комм-пульте защищенный канал связи с Оперативным отделом Генштаба, - приказал он сержанту. - Мне нужен капитан Форпатрил, и нужен немедленно.

 

Айвен показал неплохое время, добираясь сюда с другого конца города, из здания Оперативного отдела; к счастью, Майлз поймал его в тот день, когда Айвен не слинял с работы пораньше. Майлз, сидя на краю стола с комм-пультом у входа в хранилище и болтая ногой, мрачно улыбнулся при появлении Айвена, отсылающего прочь своих сопровождающих из СБ: "Да-да, видите, я не заблудился. Теперь можете идти. Спасибо." Сержант из хранилища и лейтенант, его начальник, ждали пожеланий лорда Аудитора. Лейтенант позеленел и трясся.

Айвен кинул один лишь взгляд на лицо Майлза и поднял бровь. - Итак, Братец Лорд Аудитор, нашел что-то забавное?

- А я выгляжу радостным?

- Скорее, одержимым.

- Это удовольствие, Айвен, сплошное удовольствие. Система внутренней безопасности СБ мне лжет.

- Как-то это мудрено, - осторожно заметил Айвен. - И что она говорит?

- Она считает, что я навещал хранилище, вот это самое, в тот день, когда вернулся с моего последнего задания. Более того, в журнал на входном посту - наверху - были внесены соответствующие изменения: там записано, что я покинул здание на полчаса позже, чем в действительности. Записи охраны в особняке Форкосиганов по-прежнему содержат реальное время моего возвращения, хотя... мне едва-едва, но хватило бы этого промежутка, чтобы доехать до дома на машине. Это если не считать, что в тот день я шел пешком. Более того - и это самая соль! - картридж внутренней системы видео-слежения в хранилище за этот день оказался... угадай, что?

Айвен глянул на явно обезумевшего от страха лейтенанта СБ. - Утрачен?

- Попал в точку.

Айвен наморщил лоб. - А почему?

- Действительно, почему. Тот самый вопрос, который я предлагаю задать следующим. Полагаю, это может быть и никак не связано с нападением на Иллиана. Что, согласен на пари?

- Не-а. - Айвен мрачно на него уставился. - Значит ли это, что я должен отменить свои планы на ужин?

- Да, и я тоже. Позвони моей матери и передай, что я извиняюсь, но сегодня вечером домой не приду. А потом садись вот за этот стол. - Майлз указал на вращающееся кресло сержанта, тот выбрался из него. - Я объявляю это помещение хранилища опечатанным. Не пускай никого внутрь, Айвен, вообще никого без моей Аудиторской санкции. Вы двое, - он махнул рукой, указав на двух вздрогнувших СБшников, - являетесь моими свидетелями в том, что я, собственной персоной, сегодня не входил на территорию хранилища. - И добавил, обращаясь к лейтенанту: - Опишите мне вашу процедуру инвентаризации.

Лейтенант сглотнул. - Разумеется, записи комм-пульта постоянно обновляются, милорд Аудитор. А физически мы проводим инвентаризацию раз в месяц. Она занимает неделю.

- И когда была произведена последняя?

- Две недели назад.

- Обнаружили, что что-нибудь пропало?

- Нет, милорд.

- И ничего не пропадало за последние три месяца?

- Нет.

- За год?

- Нет!

- Инвентаризацию всегда проводят одни и те люди?

- Они меняются. Это... не самая желанная работа.

- Да, готов поспорить. - Майлз глянул на Айвена. - Айвен, пока ты тут сидишь, позвони в Оперативный отдел и затребуй себе четверых человек с наивысшим уровнем допуска, которые никогда не работали на СБ или с ней. Это и будет твоя команда.

Лицо Айвена перекосилось от испуга. - О Боже! - простонал он. - Ты же не собираешься заставить меня провести инвентаризацию во всем этом чертовом хранилище, а?

- Собираюсь. По очевидным причинам я не могу этого сделать сам. Кто-то воткнул сюда красный флажок с моим именем на нем. Если они хотели добиться моего внимания, то, безусловно, добились.

- И биопрепараты тоже? И холодильник? - Айвен содрогнулся.

- Всё.

- И что я буду искать?

- Знай я, что именно, и нам не пришлось бы сейчас проводить инвентаризацию целиком, верно?

- А что, если вместо того, чтобы что-нибудь оттуда взять, туда что-то положили? Что, если ты должен был ухватиться не за ниточку. а за бикфордов шнур? - спросил Айвен. Его руки шевелились в нервозной пантомиме.

- Тогда, надеюсь, ты его загасишь. - Майлз сделал обоим СБшникам жест следовать за ним. - Пойдемте, джентльмены. Мы собираемся навестить генерала Гароша.

 

Гарош тоже насторожился, стоило ему увидеть лицо Майлза, когда тот вместе со своей маленькой процессией вошел к нему в кабинет. Гарош плотно закрыл за ними дверь, выключил комм и произнес: - Что вы обнаружили, милорд?

- Приблизительно двадцать пять минут подправленной истории. Ваши коммы были взломаны.

Лицо Гароша делалось все безрадостней по мере того, как Майлз объяснял ему свое открытие насчет дописанного времени, подтвержденное смотрителем хранилища. Еще больше оно помрачнело при новости, что пропала видеозапись.

- Вы можете показать, где вы были? - спросил он, когда Майлз закончил. - Доказать, что вы шли домой пешком?

- Возможно, - пожал плечами Майлз. - На улице я проходил мимо множества людей, а внешность у меня, э-э, несколько более запоминающаяся, нежели у среднего человека. Собирать свидетелей происшествия, случившегося целую вечность назад, - это такого рода работа, какую муниципальная охрана выполняет при расследовании уголовных преступлений постоянно. Я могу возложить на них такую задачу, если это покажется необходимым. Но мое слово как Имперского Аудитора проверке не подлежат.

"Пока что".

- Э-э... Верно.

Майлз бросил взгляд на сотрудников хранилища. - Джентльмены, подождите меня в приемной, пожалуйста. Никуда не уходите и ни с кем не разговаривайте.

Они с Гарошем дождались, пока посторонние не очистят помещение, и затем Майлз продолжил: - Что в этом вопросе очевидно, так это то, что в системе вашей внутренней безопасности имеется вражеский агент. Теперь я могу двигаться в одном из двух направлений. Я могу полностью закрыть СБ до тех пор, пока не доставлю внешних экспертов для ее проверки. У этого метода есть некоторые явные недостатки.

Гарош простонал: - Это легкое преуменьшение, милорд.

- Да. Прекратить работу СБ на неделю, а может, и больше, - пока люди, не знакомые с вашей системой, будут пытаться ее изучить, а затем проверить, - мне это кажется прелюдией к катастрофе. Но в проведении внутренней проверки с использованием внутреннего же персонала тоже есть, гм, очевидные недостатки. Есть какие-нибудь идеи?

Гарош потер лоб. - Понимаю, к чему вы ведете. Предположим... предположим, мы подберем команду для проведения проверки. Как минимум троих, которые должны будут постоянно работать вместе. Таким образом они станут наблюдать друг за другом. Один вражеский агент - это я еще могу допустить, но трое, выбранные случайным образом... Они смогут замораживать работу системы в рамках отдельного сектора, с минимальным нарушением повседневных обязанностей СБ. Если хотите, я могу дать вам список имеющего нужную квалификацию личного состава, и вы сами подберете людей.

- Да-а... - протянул Майлз. - Это сработает. Отлично. Делайте.

Гарош выдохнул с заметным облегчением: - Я... благодарен вам за разумный подход, милорд.

- Разумен я всегда.

Губы Гароша дрогнули, но спорить он не стал. И вздохнул: - Дело неуклонно становится все более и более скверным. Терпеть не могу внутренние расследования. Даже если выигрываешь, ты все равно проиграл. Но что... признаюсь, я не понимаю, при чем здесь хранилище. Что вы из этого факта получите?

Майлз покачал головой:

- Это выглядит так, словно планировалась попытка меня подставить. Ловушка. Но в большинстве ловушек что-то есть. А эта - пустая. Все это... здорово шиворот навыворот. Я имею в виду, что обычно начинают с преступления и вычисляют подозреваемых. Я же вынужден начать с подозреваемого и вычислить преступление.

- Да, но... Кто может оказаться настолько идиотом, чтобы пытаться подставить Имперского Аудитора? Тут и до сумасшествия недалеко.

Майлз нахмурился и стал мерить шагами комнату перед столом Гароша - туда и обратно. Сколько раз он вот так вышагивал перед Иллианом, пока они составляли планы его очередного задания? - Это зависит... Я хочу, чтобы ваши системные аналитики особо к этому пригляделись. Это зависит от того, как давно эту штуку подсадили в комм-пульт хранилища. Это же закопанная в землю мина, готовая сработать, только тронь. Когда были сделаны изменения в записи? Я хочу сказать, это могло произойти в любой момент с того дня, как я приземлился, и до сегодняшнего утра. Но если это было сделано более, чем несколько недель назад, - то они и не думали, что подставляют Имперского Аудитора. Не вижу, как бы они могли предвидеть это мое назначение, когда я и сам не мог. Они подставляли, и грубо, выгнанного со службы младшего офицера, покинувшего СБ с пятном на репутации. Ничем не прославившегося сына знаменитого отца и какого-то полу-мутанта вдобавок. Я был просто предназначен стать легкой мишенью.

"Тогда".

- А я не люблю быть мишенью. У меня на это просто аллергия, хватит.

Гарош с изумлением покачал головой: - Вы меня ставите в тупик, лорд Форкосиган. Кажется, я наконец начинаю понимать, почему Иллиан всегда...

- Почему Иллиан что? - после долгой паузы намекнул Майлз.

Крупные черты Гароша осветила кривоватая ухмылка. - Выходил после ваших финальных докладов, ругаясь сквозь зубы. А потом его настроение немедленно улучшалось, и он снова посылал вас на самое опасное задание, на какое только мог.

Майлз изобразил короткий, ироничный восточный поклон куда-то в направлении Гароша. - Благодарю, генерал.