Лоис Макмастер БУДЖОЛД
ПАМЯТЬ

(Lois McMaster Bujold, "Memory",1996)
Перевод (c) - Анны Ходош (annah@thermosyn.com), ред. от 09.11.2001

ГЛАВА 26

<< Назад   Вперед >>

Всего за час до того, как работавшим в штаб-квартире СБ наступало время идти домой - по крайней мере, тем счастливцам, которые работали в дневную смену, - Майлз подвел свое маленькое войско к боковому входу в здание для, как мысленно он окрестил эту операцию, "Штурма главного тараканника". Наконец-то Майлз оказался признателен старому графскому лимузину за его весьма неудобные габариты: ему удалось разместить всех в заднем отделении машины и закончить оперативный инструктаж по пути от Имперского научного института, сэкономив тем самым еще несколько драгоценных минут.

Майлз снова привлек в свои ряды Айвена, а также самого Саймона Иллиана, облаченного, по настоянию Майлза, в зеленый мундир со всеми знаками различия. За ними следовал доктор Уэдделл, осторожно державший потрепанную картонную коробку с надписью "культивированные ткани мыши, замороженные, серия 621А, одна дюжина", которых там вовсе не было. Последней по порядку, но не по важности своей миссии, поспешала на своих длинных ногах Делия Куделка.

Дежурный капрал за конторкой встревоженно поднял взгляд на входящего в дверь Майлза. Тот широким шагом направился к капралу и скупо ему улыбнулся. - Генерал Гарош приказал дежурящим на этом посту докладывать ему всякий раз, когда я вхожу и выхожу, не так ли?

- Откуда... Да, милорд Аудитор. - Капрал окинул взглядом все окружение Майлза и отсалютовал Иллиану, вежливо ответившему тем же.

- Ну так не надо.

- Э-э... Слушаюсь, милорд Аудитор. - Судя по виду, капрала охватила легкая паника, какую могло бы испытывать пшеничное зернышко, понимающее, что вот-вот окажется между жерновами.

- Все в порядке, Сметани, - заверил его на ходу Иллиан, и капрал благодарно выдохнул.

Процессия двинулась дальше по коридорам СБ. Первым пунктом назначения Майлза была зона содержания арестованных, расположенная во внутреннем секторе второго этажа. Майлз распорядился дежурному офицеру:

- Очень скоро я вернусь сюда допросить капитана Галени. И ожидаю застать его в живых, когда приду. Возлагаю на вас личную ответственность за это. А пока мисс Куделка его навестит. Кроме нее, больше никому - никому, даже вашему собственному руководству, - "а ему в особенности!" - вы не позволите заходить в тюремный блок до моего возвращения. Вам все ясно?

- Да, милорд Аудитор.

- Делия, не оставляй Дува одного более чем на секунду, пока я не вернусь.

- Понятно, Майлз. - Делия решительно вздернула подбородок. - И... спасибо тебе.

Майлз кивнул.

Он надеялся, что таким образом блокировал всякую возможность устроить в последнюю минуту подходящее "самоубийство" Галени. К настоящему моменту Гарош уже должен быть готов провернуть этот план мгновенно, и хитрость была в том, чтобы этого мгновения ему не дать. Остальных своих людей Майлз повел вперед, в Хозяйственный Департамент, где припер к стене главу департамента, пожилого полковника. Как только того заверили, что пристальный интерес Майлза к графику техобслуживания воздушных фильтров - это не попытка недоброжелательно раскритиковать деятельность его департамента, полковник проявил всяческую готовность сотрудничать. Майлз забрал его с собой.

Майлзу хотелось присутствовать в четырех местах одновременно, но все должно было быть проделано в таком же четком порядке, как доказательство в пятимерной математике. Быть озаренным блестящей идеей - это одно, а доказать ее - совсем другое. Прихватив с собой техника из Судмедкспертизы, он быстро повел свою команду в самые нижние подвалы, в хранилище вещественных доказательств. Через каких-то несколько минут его строй непогрешимых свидетелей выстроился в пятом проходе Оружейной-IV. Уэдделл поставил свою коробку на пол и прислонился к стеллажу, скрестив руки на груди. На сей раз, в виде исключения, выражение скептического интеллектуального превосходства на его лице почти скрылось под завороженным интересом к происходящему.

Весьма неудобным образом полка номер девять оказалась вне пределов досягаемости Майлза. Ему пришлось попросить Айвена снять оттуда знакомую запечатанную коробочку для биопрепаратов. Его аудиторская печать была целой. Две оставшиеся хрупкие бурые капсулы спокойно ждали своего часа. Достав одну, Майлз покатал ее между большим и указательным пальцем.

- Хорошо. Все смотрите внимательно. Начали. - Он крепко сжал пальцы, и капсула хрустнула. Майлз дважды помахал ею над головой. - Дымчатый, рыжеватый след мельчайшей пыли, словно кометный хвост, на мгновение повис в воздухе и рассеялся. На пальцах Майлза осталось грязноватое пятнышко. Майлз заметил, что Айвен затаил дыхание.

- Сколько нам ждать? - спросил Майлз доктора Уэдделла.

- Я бы дал веществу как минимум десять минут на то, чтобы оно распространилось по всей комнате, - посоветовал Уэдделл.

Майлз попытался успокоить свою душу и набраться терпения. Иллиан смотрел куда-то в воздух с застывшим выражением на лице. "Да, - подумал Майлз, - вот оружие, которое тебя убило. Ты не можешь к нему прикоснуться, но оно может коснуться тебя..."

Кирпично-красный от натуги, Айвен сдался и снова начал дышать прежде, чем цвет его лица сделался синюшно-багровым, а сам он - упал в обморок.

Наконец Уэдделл наклонился и открыл свой ящик. Он извлек оттуда маленькую прозрачную бутылочку со светлой жидкостью и распылитель, который и наполнил. За то, что по первому требованию Уэдделл специально разработал эту ценную жидкость всего за три часа, Майлз готов был простить ему все грехи гордыни на пять лет вперед, да еще и расцеловать. Сам же Уэдделл, похоже, расценивал эту работу как нечто незначительное. Возможно, с научной точки зрения, так и было. "Простой связывающий раствор, - отмахнулся он. - Внешняя структура оболочки этого переносчика инфекции очень характерная, правильная и уникальная. Вот если бы вам понадобилось что-то для определения наличия самих прокариотов, это стало бы по-настоящему сложной задачей".

- Теперь, - обратился Майлз к полковнику из хозяйственного отдела, - мы отправимся к отдушине системы рециркуляции воздуха и фильтрам.

- Сюда, милорд Аудитор.

Все собравшиеся гуськом двинулись по проходу и, обогнув стеллаж, подошли к дальней стене. Там на уровне щиколотки находилась небольшая - размером где-то в стандартный лист пласт-бумаги - прямоугольная решетка, отмечающая, что здесь проходит труба воздуховода. - Давайте, снимите внешнюю крышку, - приказал Майлз полковнику. - Меня интересует как раз самый верхний фильтр.

Вся команда опустилась на колени, разглядывая происходящее через плечо полковника. Он снял верхнюю решетку, за которой скрывался запаянный в оболочку волокнистый прямоугольник, предназначенный для улавливания пыли, грязи, шерсти, грибков, спор, частичек дыма и всякого такого прочего. Сами крошечные прокариоты, высвобожденные из своего спорообразного вместилища, должны были проскользнуть сквозь этот барьер, и возможно, продолжили бы свой путь, миновав слой электрически заряженного смолистого вещества, и были бы уничтожены лишь достигнув наконец центрального сжигающего элемента.

По кивку Майлза полковник пропустил к фильтру доктора Уэдделла, который по-турецки уселся на пол и тщательно оросил из распылителя воздух вокруг отдушины.

- Что это он делает? - шепотом спросил у Майлза полковник.

Майлз проглотил ответ: "Опрыскивает от предателей. Очень назойливые вредители в это время года, вы не находите?" - Смотрите, и увидите.

Уэдделл тем временем достал из своей коробки ультрафиолетовый фонарик и направил его на фильтр. Бледно-красное свечение медленно принялось разгораться тем ярче, чем дольше невидимый луч скользил по поверхности.

- Ну вот, милорд Аудитор, - произнес Уэдделл. - Так и есть, оболочки носителя инфекции застряли в фильтре.

- Именно так. - Майлз поднялся на ноги. - Вот и наша отправная точка. Вперед, к следующей. Вы, - он указал на техника из судмедэкспертизы, - задокументируйте, упакуйте, снабдите ярлыками и запечатайте это все. А потом следуйте за нами как можно быстрее.

Все заняли свое место в строю и снова последовали за Майлзом. На сей раз он привел их в Департамент по делам Комарры, где попросил обеспокоенного генерала Аллегре присоединиться к процессии. Затем всей толпой они ввалились в крошечный, на одного человека, кабинет капитана Галени - четвертая дверь по коридору, где сидели аналитики.

- Не помнишь, ты хоть раз за в последние три месяца навещал здесь Галени? - спросил Майлз Иллиана.

- Уверен, пару раз я сюда заглядывал. Я спускался сюда чуть ли не каждую неделю, чтобы обсудить те моменты в его докладах, которые представляли особый интерес.

Как только появился запыхавшийся судмедэксперт, полковник из Хозяйственного Департамента воспроизвел с отдушиной в кабинете те же действия, что он выполнял в Оружейной-4. Уэдделл снова щедро побрызгал. На сей раз задержал дыхание Майлз. В его тщательно спланированной стратегии была неопределенность, "вилка", и результат этого теста позволит ее преодолеть. Если Гарош предвидел его действия... в конце концов, недоставало двух капсул.

Уэдделл, опираясь на руку и колено, поводил невидимым светом по фильтру. - Хм. - Ох, сердце Майлза сейчас вот-вот остановится. - Я здесь ничего не вижу? А вы?

Майлз с благодарностью выдохнул, а все остальные склонились, чтобы тоже рассмотреть фильтр. Он не изменил своего цвета - все такой же чуть пыльный, белый и слегка сейчас влажный.

- Вы можете удостовериться, что этот фильтр не меняли с момента последнего планового техобслуживания, с Середины лета? - спросил Майлз полковника.

Полковник пожал плечами: - Фильтры не имеют индивидуальных номеров, милорд. И конечно, взаимозаменяемы. - Он сверился с электронным блокнотом, который носил с собой. - Во всяком случае, никто из моего департамента этого не делал. Его должны заменить не раньше следующего месяца, перед Зимнепраздником. С виду на нем примерно нормальное для такой длительности работы количество накопленного осадка.

- Благодарю вас, полковник. Я ценю вашу точность.

Майлз встал и кинул взгляд на Иллиана, наблюдавшего за происходящим с каменным лицом. - Следующий на очереди - твой бывший кабинет, Саймон. Не хочешь сам провести нас туда?

Иллиан покачал головой, вежливо отклоняя предложение. - Для меня в этом нет особого удовольствия, Майлз. Какими бы ни вышли ваши результаты, я теряю подчиненного, которому доверял.

- Но не лучше ли тебе будет потерять того подчиненного, который на самом деле виноват?

- Да уж, - хмыкнул Иллиан - частично с иронией, частично всерьез. - Продолжайте, милорд Аудитор.

Они передислоцировались на три этажа вверх, потом на один вниз, и оказались на уровне, где располагался старый кабинет Иллиана. Если Майлзу и удалось своим прибытием во главе отряда застать Гароша врасплох, генерал ничем этого не показал. Но была ли в его взгляде просто неловкость, когда он здоровался со своим бывшим шефом и предлагал ему стул?

- Нет, спасибо, Люка, - хладнокровно отозвался Иллиан. - Не думаю, что мы здесь долго пробудем.

- А что вы делаете? - спросил Гарош, когда уже набивший руку полковник двинулся прямо к решетке в нижней части стены справа от комм-пульта. Обремененный своим растущим грузом техник-судмедэкперт следовал за ним.

- Воздушные фильтры, - пояснил Майлз. - Вы не подумали о воздушных фильтрах. Вы ведь никогда не служили на космическом корабле, а, Люка?

- К сожалению, нет.

- Поверьте мне, эта служба быстро делает вас очень внимательным к таким вещам, как системы рециркуляции воздуха.

Брови Гароша поползли вверх, когда Уэдделл принялся энергично обрызгивать воздух вокруг отдушины. Генерал как бы небрежно откинулся на вращающемся стуле. Он задумчиво закусил губу и так и не спросил: "Вы обдумали мое предложение, Майлз?" Хладнокровный человек, терпеливый, прекрасно способный подождать, пока этот вопрос сам не поднимется. И повода дергаться у него еще нет: забит фильтр оболочками носителя инфекции или не забит, это ничего не докажет. В кабинет Иллиана входило и выходило множество народу.

- Нет, - минуту спустя сообщил Уэдделл. - Посмотрите сами, господа.

Он передал ультрафиолетовый фонарик Айвену и генералу Аллегре.

- А вы думали, что они окажутся здесь, - прокомментировал Аллегре, вглядываясь через плечо Айвена.

Сам Майлз поставил на это примерно один шанс из четырех, хотя и поднял ставки, когда отдушина в кабинете Галени оказалась чистой. Значит, остается один из конференц-залов или...

- Нашли что-нибудь? - поинтересовался Гарош.

Майлз устроил небольшое представление, подходя к Айвену и забирая у того фонарик. - Проклятие, это не здесь. Я надеялся, все будет просто. Понимаете, если фильтр уловил носители прокариота, то он засветится ярко-красным. Мы провели эксперимент внизу.

- И что вы собираетесь делать дальше?

- Ничего не остается, кроме как проверять каждую снабженную фильтром отдушину воздушной системы в здании штаб-квартиры; начну с верхнего этажа и закончу фундаментом. Нудно, но я доведу это до конца. Помните, я сказал, что если узнаю "почему", то буду знать "кто"? Я изменил свое мнение. Теперь я полагаю, что, узнав "где", буду знать "кто".

- А, действительно. А вы уже проверяли кабинет капитана Галени?

- Осмотрели его в первую очередь. Там чисто.

- Гм. Может... в одной из комнат для совещаний?

- Готов на это поставить. - "Давай, Гарош! Хватай мой крючок! Ну же, ну..."

- Отлично.

- Если не хочешь делать лишних шагов, - подхватил реплику Айвен, поняв намек, - тебе следует начать с мест, где Иллиан появлялся чаще всего, и двигаться оттуда. Лучше, чем твой вариант - "сверху донизу".

- Хорошая мысль, - согласился Майлз. - Начнем с приемной? Затем - прошу меня простить, генерал Аллегре, но я должен выполнить все досконально, - кабинеты всех начальников департаментов. Потом комнаты для совещаний, затем - все кабинеты аналитиков. Наверное, следовало это сделать во всем Департаменте по делам Комарры, еще когда мы спустились туда в первый раз. А потом видно будет.

 

Судя по выражению лица, судмедэксперт мысленно послал прощальный поцелуй собственному ужину - правда, это сожаление притуплял явный, завороженный интерес ко всей процедуре. Аллегре кивнул, они всей толпой вывалились обратно во внешнюю приемную, и полковник принялся за привычное упражнение с решеткой. Интересно, подумал Майлз, заметил ли уже кто-либо, что у Уэдделла далеко не так много раствора, чтобы проверить каждый воздушный фильтр в штаб-квартире СБ. Иллиан обменялся рассеянным приветствием со своим бывшим секретарем. Спустя несколько секунд генерал Гарош, извинившись, ушел. Иллиан даже не поднял взгляда.

Майлз краем глаза наблюдал, как Гарош удаляется по коридору. "Так, крючок заглотан, теперь отпустим леску..." Он начал мысленный отчет, прикидывая, как сдерживающий панику человек доходит сперва до одной комнаты, а потом до другой. Жестом Майлз велел Уэдделлу прекратить свои манипуляции с распылителем; когда его отсчет дошел до ста, он заговорил:

- Отлично, джентльмены. Соблаговолите проследовать за мной еще раз. И тихо, пожалуйста.

Он вывел их в коридор, свернул налево, а на втором пересечении коридоров - снова направо. В середине этого коридора они повстречали коммодора, занявшего пост главы Департамент внутренних дел после Гароша.

- О, милорд Аудитор! - окликнул Майлза коммодор. - Как удачно. Генерал Гарош только что послал меня за вами.

- А где он велел вам меня искать?

- Он сказал, что вы отправились вниз, в хранилище вещдоков. Вы сейчас избавили меня от лишней ходьбы.

- О да. Скажите, а Гарош нес что-нибудь?

- Папку для бумаг. Она вам нужна?

- Пожалуй, да. Он сейчас здесь, верно? Пойдемте... - Майлз повернулся и зашагал обратно по коридору к приемной Департамента внутренних дел. Дверь в бывший кабинет Гароша была заперта. Майлз отменил шифр замка своей аудиторской печатью. С шипением дверь отползла в сторону.

Гарош, скорчившись слева от своего бывшего комм-пульта, отгибал со стены вентиляционную решетку. В раскрытой папке на полу рядом с ним лежал еще один волокнистый фильтр. Майлз сам с собой заключил пари, что в одной из комнат для совещаний между кабинетом Иллиана и этим они обнаружат распотрошенную решетку, ожидающую возвращения Гароша. Ничего себе, мгновенная реакция. "Ты быстро соображаешь, генерал. Но на этот раз у меня была фора".

- Время решает все, - произнес Майлз.

Гарош, дернувшись, распрямился, все еще стоя на коленях. - Милорд Аудитор, - быстро заговорил он и осекся. Его взгляд охватил маленькую армию СБшников, толпившихся в дверном проеме за спиною Майлза. Даже сейчас, подумал Майлз, Гарош способен выдать экспромтом какое-нибудь блестящее объяснение происходящему для самого Майлза и всей этой проклятой толпы. Но тут вперед протолкался Иллиан. Майлзу показалось, что он чуть ли не видит, как бойкая ложь обратилась в запекшийся прах прямо на языке генерала, хотя единственным внешним проявлением этого стал чуть дернувшийся уголок рта Гароша.

Майлз уже заметил, что Гарош избегает встречаться лицом к лицу со своими жертвами. Он ни разу не навестил Иллиана в здешней клинике СБ; безуспешно пытался сторониться Майлза, пока, без сомнения, разрабатывал первоначальную версию своей ловушки; и предусмотрительно появился в императорском дворце лишь после того, как Галени арестовали и увели. Возможно, он не злодей, просто обычный неглупый человек, соблазнившийся на единственный дурной поступок, а затем ошеломленный тем фактом, что последствия вышли из-под его контроля.

"Когда ты выбираешь какой-то поступок, то выбираешь и последствия этого поступка".

- Привет, Люка, - произнес Иллиан. Взгляд его был весьма холоден.

- Сэр... - Гарош поднялся на ноги; в руках у него ничего не было.

- Полковник, доктор Уэдделл, прошу вас. - Майлз жестом пригласил их пройти вперед и махнул рукой технику последовать за ними. Сам он остался чуть сзади, по другую сторону от собравшейся группы людей, нежели Гарош. Посмотрев в ту сторону, он на мгновение случайно столкнулся взглядом с генералом, и оба быстро отвели глаза, избегая этого неловкого тет-а-тет.

"Вот миг моего триумфа. Почему он больше меня не веселит?"

К этому моменту дальнейшие действия были отрепетированы и выверены, словно па танца. Полковник окончательно снял решетку, Уэдделл побрызгал. Несколько мучительных секунд ожидания. Затем разгорелось красное свечение, яркое и зловещее, стоило только бесцветному лучу окрасить невидимую улику в цвет, похожий на кровь.

Майлз вздохнул:

- Генерал Аллегре, теперь вы являетесь исполняющим обязанности шефа СБ, вплоть до утверждения императором Грегором. Мне очень жаль, но я вынужден сообщить вам, что вашей первой обязанностью будет арест вашего предшественника, генерала Гароша. По моему приказу как Имперского Аудитора по серьезному обвинению... - В чем? В диверсии? Измене? Глупости? "Каждый преступник в душе жаждет быть пойманным", - гласит народная мудрость. Неправда, подумал Майлз, единственное, чего хочет преступник - это скрыться. Это грешник жаждет быть вытащенным на свет, чтобы проползти сквозь путь покаяния, отпущения грехов и своего рода прощения, каким бы сокрушительным оно ни оказалось. Так кто же Гарош, преступник или грешник?

- По особо тяжкому обвинению в измене, - закончил Майлз. Половина присутствующих вздрогнула, услышав последнее слово.

- Не измена, - шепотом прохрипел Гарош. - Никогда.

Майлз повел открытой ладонью. - Но... если он желает признать свою вину и готов к сотрудничеству, то возможно смягчить обвинение до "нападения на старшего по званию офицера". Трибунал, год тюрьмы и простая отставка без почестей. Думаю... я позволю военному суду уладить дело подобным образом.

Судя по выражению лиц Гароша и Аллегре, оба уловили нюанс этого выступления. В конце концов, Аллегре - начальник Галени и, несомненно, во всех подробностях следил за ходом дела против своего подчиненного. Челюсть Гароша напряглась; Аллегре язвительно улыбнулся, оценив этот пассаж.

- Могу ли дать вам совет - пока вы еще разбираетесь в ситуации, - продолжил Майлз, обращаясь к Аллегре, - Сопроводите его вниз, чтобы он поменялся местами с вашим ведущим аналитиком.

- Да, милорд. - Голос Аллегре был тверд и решителен, хотя он и запнулся на мгновение, сообразив, что здесь не найдется здоровенных сержантов для осуществления официального ареста. Майлз подумал, что восемь к одному - вполне достаточное преимущество, но от дальнейших советов воздержался. Теперь это работа Аллегре.

Аллегре, кинув быстрый взгляд на Иллиана и не получив от него никаких подсказок, решил эту задачу, выбрав среди собравшихся Айвена, - кстати, а что здесь делает Айвен? - полковника и коммодора. - Люка, ты же не собираешься создавать мне проблемы?

- Думаю... нет. - вздохнул Гарош. Он обежал взглядом комнату, но там не было удобных высоких окон, манящих разрешить этот вопрос быстро - головой вперед с четвертого этажа и на мостовую. - Я слишком стар для подобного спорта.

- Вот и хорошо. Я тоже. - Аллегре вывел его вон.

Иллиан смотрел, как они выходили. И вполголоса заметил Майлзу: - Чертовски это неприятно. СБ и вправду надо завести новые традиции смены руководства. Убийства и судебные приговоры немало подрывают работу организации.

Майлз мог лишь согласно пожать плечами.

Он отправился быстро обследовать ближайшие комнаты для совещаний, и уже во второй из них обнаружил открытую отдушину без фильтра. Он проследил, чтобы судмедэксперт тщательно описал и упаковал последний фрагмент вещественных доказательств, и, запечатав весь набор аудиторской печатью, отправил его вниз в хранилище - для любых дальнейших нужд, какие бы ни возникли.

Что бы из этого ни вышло, оно было, и слава Богу, за пределами полномочий, возложенных на Майлза как на и.о. Имперского Аудитора. Его ответственность завершится докладом Грегору и передачей всех собранных доказательств надлежащему обвинительному органу - в данном случае, по всей вероятности, военному суду. "Я должен был лишь отыскать истину. Я не должен гадать, что теперь с нею делать". Хотя, предполагал он, любые рекомендации с его стороны будут весомы.

Завершив все необходимое в приемной Департамента внутренних дел и наконец никуда не торопясь, Майлз с Иллианом бок о бок шагали по коридору вслед за техником. - Интересно, как собирается вести себя Гарош? - спросил себя Майлз вслух. - Надеется, что ему назначат хорошего адвоката, и старается не пасть духом? Он потратил столько времени и сил, чтобы подделать улики на коммах, - кстати, по-моему, именно это отвлекло его от мысли о фильтрах, пока я о них сам не вспомнил, - что я думал, он в первую очередь завопит "меня подставили!". Или у него еще остается Старый форский способ решения таких проблем? Под конец он выглядел... довольно бледным. Сломался быстрее, чем я рассчитывал.

- Ты ударил его гораздо сильнее, чем считал сам. Ты не знаешь собственной силы, Майлз. Но нет, не думаю, что самоубийство в стиле Люка, - сказал Иллиан. - И в любом случае это тяжело устроить без содействия со стороны его тюремщиков.

- Ты полагаешь... мне стоит намекнуть на такого рода содействие? - задал деликатный вопрос Майлз.

- Умереть легко. - Напряженное лицо Иллиана стало отстраненным. Многое ли он помнит о том, как мучительно молил Майлза о легкой смерти каких-то пару недель назад? - Жить трудно. Пусть сукин сын предстанет перед трибуналом. Пройдет через него до самой последней бесконечной минуты.

- Ох, - выдохнул Майлз.

 

Новый тюремный блок в штаб-квартире СБ был на порядок меньше старого, но носил те же черты: единственный вход и за ним - помещение для приема арестованных. У комм-пульта на входе они обнаружили капитана Галени (а рядом с ним - Делию Куделку), как раз в этот момент под присмотром генерала Аллегре и дежурного офицера заполняющего документы на выход. Айвен стоял и смотрел на это. Гароша, судя по всему, уже приняли и провели внутрь; Майлз понадеялся, что ему досталась камера Галени.

Галени был по-прежнему в том же парадном зеленом мундире, что и на приеме у Грегора, только очень помятом. Небритый, с красными глазами, бледный от недосыпа. Опасное напряжение все еще висело над ним, как дымка.

Как только Майлз с Иллианом вошли, он резко развернулся на каблуках и уставился Майлзу в лицо.

- Проклятие, Форкосиган, где ты был все это время?

- Э-э... - Майлз потеребил свою Аудиторскую цепь, напоминая Галени, что он все еще при исполнении.

- Проклятие, милорд Аудитор, - рявкнул Галени, - где к чертовой матери вы все это время были? Прошлой ночью ты сказал, что приедешь следом. Я было решил, что ты собираешься вытащить меня. А потом, черт возьми, я не знал, что и думать. Я ухожу из вашей треклятой тупейшей организации параноиков, как только выберусь из этой крысиной ловушки! Все, хватит.

Аллегре поморщился. Делия коснулась руки Галени, он вцепился в ее ладонь, и градус накала прямо на глазах упал - от бурлящего кипения до всего лишь образования пузырьков.

"Ну, у меня был припадок, а потом мне пришлось продираться через дезинформацию Гароша с данными на коммах, а потом я должен был вытащить Уэдделла из его лаборатории в Имперском научном институте, а он собирался целую вечность, а я не смел связываться с кем-либо по комму из особняка Форкосиганов, и мне пришлось ехать самому, и..."

- Да, прошу прощения. Боюсь, мне потребовался целый день, чтобы собрать доказательства твоей невиновности.

- Майлз, - произнес Иллиан. - Прошло всего пять дней с тех пор, как выяснилось, что это диверсия. У тебя больше времени уйдет на составление аудиторского доклада, чем потребовалось на само это расследование.

- Доклада, - вздохнул Майлз. - Угу. Но, понимаешь, Дув, мне было недостаточно просто приказать тебя освободить. Меня бы обвинили в протекционизме.

- Это правда, - пробормотал Айвен.

- Сперва я думал, что Гарош просто топорно сделал свою работу, приказав тебя арестовать в Императорском дворце на глазах у стольких людей. Ха! Только не он. Это было прекрасно срежиссировано с целью разрушить твою репутацию. После этого ни освобождение, ни оправдание за недостаточностью улик не сняло бы с тебя подозрения в глазах большинства людей. Я просто должен был пригвоздить истинного виновника. Другого способа не было.

- А! - Брови Галени поползли вниз. - Майлз, а все-таки кто истинный виновник?

- Ох, так ты ему еще не сказала? - спросил Майлз у Делии.

- Ты же сам велел мне никому не рассказывать об этом, пока все не закончишь, - запротестовала Делия. - А мы только-только выбрались из этой жуткой крошечной камеры.

- Они не такие жуткие, как старые камеры, - мягко возразил Иллиан. - Те я хорошо помню. Сам провел там целый месяц под арестом, тринадцать лет назад. - Он уделил Майлзу несколько кислую улыбку. - Кое-что относительно личной армии сына лорда Регента, и некое обвинение в измене.

- Как бы мне хотелось, чтобы вместе со всеми забытыми тобой вещами ты забыл и эту, - пробормотал Майлз.

- До такой степени тебе не повезло, - отозвался Иллиан. - Сразу после этого я превратил их в хранилище вещдоков и выстроил новый тюремный блок. Более усовершенствованный. Просто на тот случай, если я когда-нибудь снова туда попаду.

Галени уставился на Иллиана. - Никогда об этом не слышал!

- Оглядываясь назад - много позже - я пришел к выводу, что это был полезный опыт. И с тех пор я считаю, что каждый старший офицер СБ должен пережить нечто подобное, по той же причине, по какой каждый врач должен хоть раз побыть пациентом. Углубляет перспективу.

Минуту Галени молчал, явно обрабатывая полученную информацию. Опасное выражение ярости почти исчезло с его лица. Айвен незаметно перевел дыхание. Аллегре стрельнул благодарной полу-улыбкой в сторону Иллиана.

- Это был Гарош, - договорил Майлз. - Ему хотелось повышения.

Брови Галени взлетели вверх, он развернулся в сторону Аллегре; тот утвердительно кивнул.

- Как только были обнаружены эти био-сконструированные прокариоты, - продолжил Майлз, - Гарош утратил всякую возможность того, что его диверсия пройдет незамеченной, - что, я уверен, и было его исходным сценарием. В этот момент ему потребовался козел отпущения. Не обязательно идеальный, пока он был способен напустить достаточно тумана, чтобы оправдать прекращение поисков в прочих направлениях. Меня он не любит, у тебя - подходящая биография, и он обнаружил способ свалить нас обоих одним ударом. Прости, что я заставил Делию держать тебя в неведении, но арестовать и.о. руководителя СБ в самом сердце ее штаб-квартиры оказалось довольно мудреным делом. Я не хотел давать никаких обещаний, пока не был уверен, как же до конца пойдут дела.

Галени широко распахнул глаза. - Забудь... что я сказал.

- Включая и то, что было сказано про ваш уход с поста в СБ? - озабоченно спросил Аллегре.

- Я... не знаю. Почему именно я? Никогда не думал, что Гарош особо предубежден против комаррцев. Долго ли мне предстоит продираться через подобного рода дерьмо, чего еще от меня хотят в качестве доказательства лояльности?!

- Полагаю, продираться тебе придется весь остаток жизни, - серьезно ответил Иллиан. - Но благодаря тебе на долю каждого комаррца, пошедшего следом за тобой, достанется меньше дерьма.

- Ты уже так многого достиг, - умоляюще проговорил Майлз. - Не позволяй таракану вроде Гароша сделать твои жертвы напрасными. Империя нуждается в твоем взгляде на мир. А СБ - нуждается особо отчаянно, потому что одна из ее обязанностей - представлять большей части правительства Империи свое видение мира. Если мы будем сообщать им чистую правду, то, возможно, у нас появится хоть половинка шанса получить от них верное суждение. И другого чертова шанса у нас нет, это точно.

Аллегре вторил сказанному кивком.

- Кроме того, - Майлз взглянул на Делию, следившую за происходящим с глубокой тревогой, - Форбарр-Султана - отличное место работы для любого честолюбивого офицера. Во-первых, смотри, с кем ты тут познакомился. И какие тут открываются возможности. - Айвен энергично закивал. Майлз продолжил: - Хм... не то, чтобы я вмешивался во внутренние дела СБ или вроде того, но, по-моему, Департаменту по делам Комарры очень скоро потребуется новый начальник. - Он посмотрел на Аллегре. - Знаешь, старый вот-вот унаследует гораздо более гадкую работу.

Аллегре сперва выглядел изумленным, потом задумчивым. - Комаррец во главе департамента по делам Комарры?..

- Радикально, - протянул Майлз, - но именно это может и сработать.

Оба - Аллегре и Иллиан - одарили его одинаковыми взглядом: "ну успокойся же!". Майлз замолк.

- Кроме того, - продолжил Аллегре, - вы, по-моему, опережаете события, лорд Форкосиган. Нельзя быть никоим образом уверенным, что Грегор утвердит меня на постоянной должности шефа СБ.

- А кого еще? - пожал плечами Майлз. - Ольшанский еще недостаточно опытен, а шеф Департамента по делам галактики полностью доволен своей нынешней работой, большое спасибо. И, наконец, раз грядет императорская свадьба, ваш глубокий опыт в делах Комарры делает вас, я бы сказал, почти идеальной кандидатурой.

- Раз так, может быть. - Аллегре оказался слегка обескуражен, когда до него начали доходить все последствия происшедшего. - Но это завтрашние заботы. А мне хватает сегодняшних. Прошу меня извинить, джентльмены: думаю, мне лучше начать с быстрого просмотра почты Гароша... Иллиана... короче, что бы ни поступило на комм там, наверху. И с совещания начальников департаментов, чтобы известить их о... хм... событиях. Есть какие-нибудь предложения, Саймон?

Иллиан покачал головой. - Действуй. Ты отлично справишься.

- Дув, - продолжил Аллегре, обращаясь к Галени, - вам стоит как минимум пойти домой, поужинать и хорошенько выспаться всю ночь, прежде чем принимать какое-либо важное решение. Обещаете мне это?

- Хорошо, сэр, - нейтральным тоном ответил Галени. Делия сжала его руку. Майлз заметил, что за все время, пока они стояли и разговаривали, Галени не ослабил своей хватки. Что, не рискует дать и этой девушке удрать? Стоит ему немного прийти в себя, и он, может, сообразит, что потребовалось бы по меньшей мере четверо здоровенных мужчин с ручными лебедками, чтобы оторвать Делию от его руки. Причем безрассудно храбрых мужчин. Айвен, заметив наконец эту немую сцену, слегка нахмурился.

- Хотите доложить Грегору первым, милорд Аудитор, или это сделать мне? - спросил Аллегре.

- О докладе я позабочусь. Хотя свяжитесь с ним сами, как только разберетесь с ситуацией наверху.

- Да. Благодарю. - Они небрежно козырнули друг другу, и Аллегре поспешил прочь.

- Ты сейчас позвонишь Грегору? - поинтересовался Галени.

- Прямо отсюда, - ответил Майлз. - Я немедленно дам ему знать о случившемся, ведь раньше я не мог даже намекнуть. Из кабинета шефа СБ прослушиваются все его переговоры.

- Когда будешь разговаривать... - Галени посмотрел на Делию, потом отвел взгляд, хотя ладонь ее сжал еще крепче. - Ты не мог бы удостовериться... не мог бы попросить его удостовериться, что Лаиса знает: я не предатель.

- Первым делом, - пообещал Майлз. - Даю свое слово.

- Спасибо.

Майлз выделил Галени с Делией охранника, ради уверенности в том, что они доберутся до выхода и к ним напоследок не пристанут с каким-нибудь глупостями, и одолжил Делии Мартина вместе с лимузином, чтобы тот отвез обоих на расположенную неподалеку квартиру Галени. Айвена Майлз задержал; его бесхитростное предложение приглядеть, как устроился Галени, и затем доставить Делию домой он пресек замечанием, что айвеновская машина так и осталась стоять возле Генштаба. Затем он выставил дежурного офицера из-за комм-пульта и занял его сам. Иллиан пододвинул рядом еще один вращающийся стул, чтобы наблюдать. Майлз вставил особую кодовую карту в считывающее устройство пульта.

- Сир, - официально проговорил Майлз, когда верхняя половина туловища Грегора показалась в воздухе над вид-пластиной. Император в этот момент вытирал губы салфеткой.

В ответ на подобную официальность брови Грегора взлетели вверх. Майлз целиком завладел его вниманием. - Да, милорд Аудитор. Есть прогресс? Или проблемы?

- Я закончил.

- Боже правый! Э-э... а вы не могли бы конкретизировать?

- Вы получите все подробности, - Майлз искоса глянул на Иллиана, - из моего доклада, но если вкратце, вы ошиблись, назначая временного шефа СБ. Это был вообще не Галени. А сам Гарош. Я догадался, что оболочки носителя прокариота должны были застрять в воздушных фильтрах.

- Он признался в этом?

- Лучше. Мы поймали его при попытке поменять фильтр в своем прежнем кабинете, где он, очевидно, и ввел прокариот Иллиану.

- Я так понимаю... это произошло не случайно?

Губы Майлза растянулись в хищной усмешке. - Случайность, - продекламировал он, - благоволит подготовленному уму, как кто-то там сказал. Нет. Не случайно.

Грегор откинулся на стуле, вид у него был крайне обеспокоенный. - Только сегодня утром он лично доставил мне ежедневный доклад СБ, и все это время он знал... Я был почти готов утвердить его в постоянной должности шефа СБ.

Губы Майлза дрогнули.

- Ага. И он был бы хорошим шефом, почти. Слушай... хм... я обещал Дуву Галени, что попрошу тебя сказать Лаисе: он не предатель. Ты выполнишь мое обещание?

- Конечно. Вчерашние события ужасно ее расстроили. Объяснения Гароша ввергли нас всех в мучительное сомнение.

- Люка всегда был вкрадчив, - пробормотал Иллиан.

- Почему он это сделал? - спросил Грегор.

- У меня осталось великое множество вопросов, на которые я по-прежнему хочу получить ответы, прежде чем сяду составлять доклад, - сказал Майлз, - и, похоже, большинство из них начинается с "почему?". А этот вопрос - самый интересный из всех.

- И на него труднее всего ответить, - предупредил Иллиан. - Где, что, как, кто - на эти вопросы я мог хотя бы иногда получить ответ из вещественных доказательств. А "почему" - вопрос почти богословский, и зачастую ответ на него оказывался за пределами моих возможностей.

- Есть столь многое, о чем нам может рассказать только сам Гарош, - заметил Майлз. - Но мы, к великому сожалению, не можем использовать на этом ублюдке фаст-пенту. Думаю... мы могли бы кое-что из него вытянуть, если нажать на него нынче же вечером, пока он еще выведен из равновесия. К завтрашнему дню он снова обретет соображение, а оно у него немалое, потребует адвоката и примется гнуть свою линию. Нет... не мы. Ясно, что он ненавидит меня со всеми потрохами, хотя тут снова очередное "почему"... Саймон, ты не мог бы... ты сумел бы провести допрос за меня?

Иллиан потер лицо. - Попытаться могу. Но если он был готов уничтожить меня, не вижу, почему бы ему не быть готовым выдержать любое моральное давление, которое я в силах оказать.

Грегор какое-то время изучал свои пальцы, сплетенные на поверхности комм-пульта, затем поднял глаза. - Погодите, - произнес он. - У меня есть идея получше.