Купить виды анкеров. Анкер латунный.
На главную страницу Лоис М.Буджолд

Осколки истории

Эйден

взято из журнала "Грань Миров", № 3


«Reich ist Republic»
Из первой главы Конституции Ваймарской республики

2972 г.

«Пожалуй, самым несчастливым для Барраяра было правление Грегора Второго - правнука геройски погибшего Зерга и внука Грегора Боязливого, попавшего под влияние Корделии, жены регента и бетанской шпионки».

И почему этого нет в учебниках истории!!! Молодой человек с нашивками кадета третьего курса барраярской военной академии устало опустился на скамейку в парке. Много дней и ночей он провел над мемуарами современников битвы при Комарре, комментариями военных историков и маститых политологов. И никто, никто не говорил, как все было на самом деле!!! Форкосиган пристрастен, Форхалас не видел лично... А он, Милош Форхельм, был уверен,что Зерга предали. По инициативе Форкосигана отправили на смерть, а когда ничего не получилось, Корделия убила его. А сейчас их почитают, как героев.

Милош поднял голову. Около его скамейки стояла женщина с коляской и двумя маленькими детьми. Надо уступить место, иначе это невежливо для барраярского офицера.

Теплый летний вечер опускался на Форбарр-Султан, окрашивая огнем верхушки деревьев, дробясь тысячью бликов в воде, отражаясь от серебристых строений... Когда идешь по мощеным плиткой дорожкам, не замечая влюбленных парочек - этой странной моды, пришедшей с Беты, бетанской снеди и рекламы, - чувствуешь себя счастливым...

Вот и его квартира на окраине города. Комната, где нет ничего, кроме кровати, книжного шкафа и письменного стола, над которым висит портрет Зерга - истинного героя битвы - и изображение фамильного герба - черного алериона на золотом фоне.

2973 г.

«Абордаж, если энергии на защитные экраны в обрез, - лучший метод действия, но не с таким оружием. Нас, вооруженных одними нейробластерами, да еще и с неполным боекомплектом, а некоторых - просто с парализаторами, направили против бетанцев. Нас поджаривали, как цыплят на сковороде. Светлой памяти командир наш, Тарон Илионис, сделал все возможное, чтобы спасти нас.

Вырезали люк. Не знаю, что обещали производители термозащиты, но уже спустя пять минут от жара едва не лопались глаза. Впрочем, даже три минуты решали многое. Мы ворвались в коридор, и в первого из вошедших воткнулся острый конус лучей. Двоих я все-таки засек и спрятался за обломками двери. Неплохо бы снять.

Наш отряд в составе меня, Колела, Дарка (Фордарка?) решил заняться этим. От скорости зависел успех операции. С минуты на минуту могли прибыть основные силы. Два залпа - одновременно из бластера и нейробластера. Похоже, готов. Срочно менять местоположение.

Я уведомил отряд Эриана: пусть отключат систему слежения.

Успех, достигнутый на “Орле” не мог смягчить общей бездарности руководства и неудачи операции. Адмирал Дауэлл успел эвакуироваться...

Мы были вынуждены признать Зергияр зоной влияния колонии Бета, что означало потерю планеты: военный контроль еще можно ликвидировать героическими усилиями, как это было сделано во времена цетагандийского нашествия, но какой героизм спасет, когда экономика друзей и покровителей во много раз превосходит?»

Новоиспеченный лейтенант со знаком выпускника академии и наградой, которую барраярские офицеры за глаза прозвали “паленое мясо”, покинул стены госпиталя.

Золото-пурпурные листья сонно шелестели в такт шагам тяжелых сапог, невольно наводя на мысли об огне и крови. Небо казалось далеким и недоступным, почти как военная карьера. С той было покончено навсегда: бой лишил Милоша не только веры в непобедимость барраярской армии, но и двух пальцев и частично - подвижности.

- Вам помочь? - обладатель голоса говорил с явным акцентом, происхождение которого смутно напомнило что-то.

- Благодарю Вас. Неужели я так плох?

Юноша с длинными до плеч волосами цвета медной проволоки глядел с явным сочувствием.

- Господин майор...

Стоп. Майор... Красного цвета нашивки носят майоры... в колонии Бета!

- Вы бетанец? - от резкого поворота закружилась голова.

Юноша растерялся:

- Я совсем не то, что Вы... Вы подумали... Я никогда не вернусь домой...

- Уголовное преступление? – Милош усмехнулся. Он был не в настроении и жаждал, как минимум сказать что-нибудь обидное хоть одному бетанцу. Но, посмотрев в сторону парня, он пожалел о своих словах. Тот отшатнулся, как от удара, и уже собрался уходить. – Стойте. Вы ведь хотели не только помочь. Кто Вы и чего Вы хотите?

- Меня зовут Дэйн, Дэйн Хаммер. И… в школе, а потом в летной академии (я удрал оттуда)… мне говорили, что служение Императору и Отчизне нелепо, для цивилизованных людей есть семья и Конституция, а барраярцы – мракобесы и милитаристы.

- И вы не поверили старшим? А зачем жить для кого-то? – вопросительно посмотрел Милош.

- Люди, живущие для себя и ради себя… Понимаете… Они смотрятся в себя, как в зеркало. Они сами для себя – и Бог, и цель. А это… это неправильно. Должно быть что-то выше собственного “я”.

- И что Вы собираетесь делать?..

- Не знаю… - плечи Дэйна поникли. Против своей страны идти не могу, против Барраяра – тоже. А я – хотел служить…

- Достойно… Вот что. Воспользуйтесь моим гостеприимством, а там – посмотрим.

2980 г.

Так я приобрел личного секретаря.” Сидящий в кресле человек закрыл истрепанный дневник, чему-то улыбнувшись. Как давно это было! За эти семь лет он успел превратиться в преуспевающего помещика, обзавестись семьей и даже получить место в местном аналоге парламента. Сам он, правда, считал, что достоин лучшего. Шурин его, граф Фалько Фориннис, ставший по заслугам семьи командующим столичного гарнизона, изредка привозил новости. Нерадостные, надо сказать, новости. Бетанцы развели пропаганду среди черни, провозгласив себя защитниками ее интересов, под шумок, пытаясь легитимизировать право собственности на Зергияр.

В комнату ворвались двое горожан.

- Чем могу служить?

- Мы требуем поднять знамя Барраярской республики!

Милош снял с пояса нейробластер - память об армейских временах. (С ним он не расставался.) С холодной яростью произнес:

- Убирайтесь. Я человек спокойный, но в следующий раз вы живыми отсюда не выйдете.

- Или, по крайней мере, в своем уме. - Дэйн также был вооружен.

Услышав недружелюбный голос мужа, Элина вошла, на ходу заряжая обойму. Воспитанная отцом, знаменитым генералом, она умела стрелять.

- Элина, это же опасно для кормящей матери!

- Жены форов не городские клуши, разбегающиеся при виде сброда.

Она презрительно поморщилась. С поистине материнской заботой относившаяся к своим крестьянам и одновременно аристократка до мозга костей, она и слышать не хотела о внесословном обществе.

- Дэйн, в столицу!!! Немедленно.

 

Неспокойно в тот день было в Форбарр-Султане. К императорскому дворцу были стянуты полицейские части, но и они не могли сдержать напор толпы, и поэтому, медленно пятясь, отступали, выставив вперед бластеры. На поясе у каждого из служителей порядка был двойной боекомплект.

Площадь пестрела лозунгами “Свободы!!”, ”Мы устали от гонки вооружений”, “Занимайтесь любовью, а не войной!”

- Смотрите!- воскликнул Дэйн. Во главе демонстрации, держа в руках карикатуру на барраярского императора, стоял Петер Дзенис. - Вот сволочь.- Тем временем либерал поднялся на трибуну:

- Правительство душит нас военными поборами, раздувает паранойю с целью разобщить нас и наших бетанских друзей!..

Милош и Дэйн невесело переглянулись, но речь им дослушать не дали.

- Форхельм!!! Долой мракобеса!

Полетели камни. Флаер на полной скорости вырулил в воздух, описав дугу над головами свободолюбивых демонстрантов.

- Как жаль, что мы не летающая корова, - меланхолично заметил Дэйн.

 

- ...Фалько, Вы не понимаете, что это государственная измена, это мятеж, это шпионаж!!!

- Я все понимаю, но не было специального приказа.

- А что - отечество спасают только по приказу? Я вооружу крестьян!!! Потомки узнают о Вашем бездействии!!! – раздосадованный Милош хлопнул дверью.

 

Два дня ушло на заказ знамен, организацию отрядов, разработку общего плана действий. К счастью Милоша, республиканцев поддерживали только горожане. К концу третьего дня импровизированная армия была в столице.

- Именем закона требую освободить императора из-под домашнего ареста!!!

Слова не возымели действия. Придется пробиваться.

Если смотреть сверху, толпа похожа на море. Если смотреть сверху на уличный бой, он похож на шторм, на битву волн, сталкивающихся друг с другом. Вот распались они на мелкую рябь, но море не стало спокойней, и всякого, кто отважится войти, почти неминуемо ожидает смерть.

И от того, сколько кровавых следов на каменных плитах оставит это море и сколько людей, похожих на выброшенных на берег рыб, зависит судьба хрупкого, зависшего над ним корабля.

Было действительно несладко. Флаер летел на небольшой высоте, то и дело уворачиваясь от камней и выстрелов. Если хоть один из них попадет в стабилизатор...

Но об этом Милош предпочитал не думать. Ведя прицельный огонь, он сосредоточенно смотрел вниз, пытаясь понять, на чьей же стороне победа.

И чаша весов была на стороне повстанцев. Полиция бездействовала, поскольку не было специального императорского приказа.

На экране интеркома замерцало сообщение: «В Вашем распоряжении - столичный гарнизон. Вся ответственность на Вас.» Фориннис

Замечательно....

- Приказ императора - сложить оружие. За невыполнение - смерть.

Вооруженные специально для уличных боев регулярные части выглядели куда более впечатляюще, чем наспех обученные отряды.

- Что Вы творите, Форхельм?!!! - зашептал Дэйн. - Бетанские наблюдатели...

- Вас волнует, что скажут соседи? - Милош брезгливо поморщился. И вслух:

- На размышление - тридцать секунд!!! Выполнившим приказ - даруется амнистия!!!

Сопротивляющихся было немного.

Держа в руках имперский штандарт, они продвигались ко дворцу.

Путь преградили несколько офицеров с зелеными лентами на мундирах - знаки сторонников Дзениса.

- Приказом Императора Вы задержаны за попытку переворота - сказал один из них.

- Покажите приказ.

- Только после того, как увидим Ваше право на командование армией.

Блеф, прошедший на площади, грозил провалиться. Но никто не заметил в вечернем небе серебристых точек, покуда сверху не раздался многократно усиленный голос:

- Бетанский и цетагандийский миротворческий контингенты берут на себя гарантии политической стабильности.

- Предатель!!! Офицер с ненавистью посмотрел в сторону дворца.

Надо ковать железо, пока горячо.

- Теперь - все встало на места?

- Измена!!! Предательство!!! Империя в опасности!!! - пронеся по дворцу клич. Императора освободили без боя.

 

- Ваше Величество! Прошу вас подписать приказ о временном назначении меня командующим гвардейским отрядом. Но имеется одна тонкость - срок назначения истекает с этого момента.

- Вы ставите меня в неловкое положение. Вы спасли меня, но при этом трижды нарушили законы, и среди них – закон Форлопулоса.

- Если позволите, могу подсказать способ...

“ Мы, Эзар Грегор Форбарра, Милостью Богов Император Барраяра, повелеваем...”

- Также предлагаю распустить парламент по обвинению в измене и принять военный бюджет.

- Вы так и будете мне диктовать?

Милош смутился.

- Тогда, если позволите, я напишу от себя. - Император улыбнулся.

“С этого момента назначить канцлером империи Милоша Форхельма.”

- Благодарю Вас, Ваше императорское величество. Но прошу рассмотреть проект реформ. Одними репрессиями не исправить положение.

 

Забывший о рознях и недавних призывах свергнуть правителя народ высыпал на улицу. Над головами реяли знамена - императорское и - знамя Милоша - черный алерион на золотом фоне... Такое исключение было сделано для спасителя империи.

А в небе становилось все больше серебристых точек.