проклятие как снять

Лоис МакМастер БУДЖОЛД

ПАЛАДИН ДУШ

(Lois McMaster Bujold, "Paladin of Souls", 2003)
Перевод (c) Вероника Голыгина

Глава 16

Иста поспешила через галерею во въездной дворик как раз вовремя, чтобы увидеть, как раскрасневшийся и задыхающийся просвещённый ди Кабон вывалился из седла на руки одного из людей лорда Ариса. Солдат помог жрецу сделать несколько неверных шагов к узкой тени росшего под стеной миндаля, где толстяк и свалился совершенно без сил. Солдат встревожено пощупал лоб ди Кабона, что-то сказал слуге, и тот заспешил прочь. Ди Кабон с трудом стащил с себя частично маскирующую коричневую накидку, уронив её рядом на усыпанную лепестками брусчатку.

Фойкс, выглядевший почти таким же разгорячённым и опустошённым, соскочил с лошади, бросил поводья и широким шагом направился к жрецу.

– Проклятье, Фойкс, – прохрипел ди Кабон, пристально глядя на него снизу вверх, – я же говорил, чтобы ты перестал играться с этим существом.

– Отлично, – прорычал Фойкс в ответ. – Если тебе это не нравится, отправляйся обратно, прячься в дренажных трубах и становись лёгкой добычей для джоконских псов. Та свора могла бы пировать на твоих останках целый месяц.

Возвратился слуга и, повинуясь знаку солдата, медленно опрокинул на ди Кабона ведро воды, намочив его грязные белые одежды. Ди Кабон не отстранился и не возражал, а просто безвольно сидел, подняв подбородок и приоткрыв рот.

Фойкс, кивнув в знак благодарности, взял железную кружку с водой, которую другой слуга наполнил из второго ведра, выхлебал её большими глотками, затем зачерпнул ещё одну, и ещё, повторив действо. Раздражённо поморщившись, он в очередной раз наполнил кружку, примостился рядом с ди Кабоном и поднёс воду к губам жреца. Ди Кабон шумно опорожнил кружку, придерживая её трясущейся рукой.

Солдат уважительно поприветствовал Исту, когда она подошла, и прошептал:

– Этого парня едва не хватил тепловой удар. Плохой знак, когда такой крупный человек перестаёт потеть. Но не тревожьтесь, королева, мы быстро поставим его на ноги.

Фойкс повернул голову.

– Королева! – вскричал он. – Благодарение пяти богам! Целую ваши руки, целую ваши ноги! – Он сунул вторую кружку с водой в руки ди Кабона и упал перед Истой на одно колено, схватив её за руки и запечатлев по жаркому поцелую на каждой. – Ах! – Он прижал её кисти к потному лбу в менее формальном, но совершенно искреннем приветствии. Не став подниматься, Фойкс подогнул вторую ногу и уселся, скрестив ноги и дыша с присвистом, и лишь на это краткое мгновение безопасности позволив своим широким плечам ссутулиться.

Он улыбнулся Лисс, стоявшей рядом с Истой.

– Итак, ты тоже добралась сюда. Я мог бы догадаться.

– Да, мог бы, – улыбнулась та в ответ.

– Мы пытались угнаться за тобой с тех пор, как выехали из Маради. Почему-то каждый раз самых быстрых лошадей кто-то уже успевал забрать.

Её улыбка растянулась в весёлую самодовольную ухмылку.

Фойкс прищурился.

– Красивое платье. Какая перемена.

Она в смущении немного подалась назад.

– Мне его просто одолжили.

Услышав цоканье копыт, Фойкс взглянул вверх и с трудом поднялся на ноги. Лорд Арис, в сопровождении другого верхового, рысью проехал в ворота на своём сером в яблоках, спрыгнул на землю и кинул поводья конюху.

– Итак, королева, – повернулся к ней Арис, едва заметно улыбаясь. – Похоже, ваша пропажа нашлась.

Фойкс отвесил ему поклон.

– Только благодаря вашему своевременному вмешательству, сэр. У меня не было времени представиться за воротами. Фойкс ди Гура, к вашим услугам.

– Даже если бы я не встречался с вашим братом, ваш меч и ваши враги – достаточная рекомендация. Арис ди Лютез. Порифорс принадлежит мне. Вскоре я окажу вам более подобающий приём, но сначала я должен поговорить с разведчиками. Тех джоконцев не должно было быть на этой дороге. Мы захватили двух пленных живьём, так что я собираюсь выяснить, как им удалось подойти так близко незамеченными. – Он бросил на Исту угрюмый взгляд. – Как же мне сейчас не достаёт Илвина – его рокнарский лучше, чем у любого из нас. – Арис махнул посвященнику Пехару, который влетел во въездной дворик в полузастёгнутой рубахе и со сбившейся портупеей, чтобы поприветствовать вновь обретённого командира. – А вот и один из ваших людей, он всё вам покажет. – Марк подозвал слугу. – Пока я не вернусь, проследи, чтобы эти двое получили всё, что нужно. Всё, что ни попросят Пехар или королева.

Слуга отвесил подтверждающий полупоклон. Арис настороженным взглядом скользнул по ди Кабону, который по-прежнему сидел на брусчатке в грязной одежде. Жрец сделал рукой бессильный жест – усечённое благословение, обещавшее учтивый обмен любезностями позже.

Арис снова повернулся к своему коню, но задержался, когда Иста ухватила его за рукав. Она подняла руку, дотронулась до рубахи на правом плече, порванной и окровавленной, просунула руку в прореху и провела пальцами по холодной, неповреждённой коже. И молча поднесла к его лицу ладонь, на которой алели пятна крови.

– Как только у вас появится свободная минута, марк, я предлагаю вам прийти и осмотреть рану брата. Его новую рану.

Губы Ариса приоткрылись в смятении; он встретил её твёрдый взгляд и содрогнулся.

– Понимаю.

– А до тех пор, будьте осторожны. Наденьте кольчугу.

– Мы спешили… – Он потрогал прореху и нахмурился сильнее. – И правда. – Арис мрачно кивнул ей и вскочил на переминающегося коня. Взмахом приказав всадникам следовать за собой, он выехал из замка лёгким галопом.

Фойкс огляделся вокруг и снова посмотрел на Пехара с застывшей в глазах тревогой.

– Ферда здесь? Он цел?

– Цел и невредим, сэр, но отправился на ваши поиски, – ответил Пехар. – Наверно, сейчас он уже в Маради. Мне думается, он сделает круг и вернётся сюда через несколько дней, бранясь, что только посбивал подковы понапрасну.

Фойкс поморщился.

– Надеюсь, он не поедет той же дорогой, что и мы. После разговора с марком Оби я не ожидал ничего подобного.

Иста хотела спросить: "Почему ты сейчас здесь, а не в госпитале храма в Маради?” – но решила подождать. Душа Фойкса была так же энергична и правильно размещена, как и у Лисс, но внутренним взором Иста видела, что тень, напоминавшая по форме медведя, затаилась в его животе. Похоже, демон заметил инспекцию Исты, потому что свернулся плотнее, будто пытаясь впасть в спячку. Она знаком подозвала ожидавшего поблизости слугу:

– Проследите, чтобы этим людям помогли быстро освежиться – особенно жрецу – и разместили в комнатах рядом с моими.

– Да, королева.

Иста повернулась к Фойксу и добавила:

– Нам нужно поговорить обо… всём, как можно скорее. Как только вы оба придёте в себя, попросите Пехара проводить вас ко мне в каменный двор.

– Конечно, – ответил он с готовностью, – мы должны услышать обо всех ваших приключениях. Вчера в Оби все только и говорили что о засаде лорда Ариса.

Иста вздохнула.

– С тех пор случилось столько событий огромной важности, что я почти забыла о ней.

Его брови поползли вверх.

– О-о? Тогда мы поспешим скорее к вам присоединиться.

Он поклонился и отошёл, чтобы помочь слуге уговорить ди Кабона подняться на ноги. Похоже, у Фойкса была богатая практика по этой части, как будто поднимать толстяка и принуждать его двигаться стало в последние дни делом обыденным; ворчание ди Кабона было столь же дежурным. С промокшего жреца вода не столько капала, сколько испарялась, но, похоже, он начинал приходить в себя.

Под аркой эхом отдалась лёгкая поступь Каттилары. Мужчины оглянулись. Несмотря на вызванную перегревом слабость, ди Кабон улыбнулся так, будто был сражён Каттиларой наповал. Фойкс моргнул и застыл.

– Где милорд? – обеспокоенно вопросила Каттилара.

– Он выехал вместе с разведчиками, – ответила Иста. – Похоже, виденный нами удар копья нашёл другую мишень.

Глаза Каттилары расширились. Голова повернулась в сторону каменного дворика.

– Да, – подтвердила Иста. – Однако о нём уже позаботились.

– А-а. Хорошо.

По мнению Исты, облегчённый вздох Каттилары был преждевременным. Девушка ещё не обдумала всё хорошенько. Но вскоре, вероятно, она поймёт.

– Лорд Арис, несомненно, вернётся к полудню.

На мгновение губы глядевшей на неё Каттилары превратились в тонкую линию.

Иста продолжила:

– Леди Каттилара ди Лютез, маркесса Порифорса, позвольте представить вам моего духовного наставника, просвещённого Чивара ди Кабона, а также Фойкса ди Гуру – офицера-посвященника ордена Дочери. Вы встречались с его капитаном и братом – Фердой.

– О, да. – Каттилара присела в неловком реверансе. – Добро пожаловать в Порифорс.

Она замолкла, глядя на Фойкса таким же неуверенным взглядом, каким он смотрел на неё. Какое-то время они напряжённо стояли, похожие на двух незнакомых кошек, только что заметивших друг друга. Тени двух демонов внутри них свернулись так плотно в присутствии Исты, что было трудно определить их реакцию на подобную близость, но встреча не была похожа на радостную. Лисс немного просветлела, заметив отсутствие у Фойкса обычной мужской реакции на прекрасную маркессу.

Иста указала на ожидавшего слугу и с нажимом добавила:

Лорд Арис отрядил этого человека прислуживать им. Жрец опасно переутомился из-за жары, и о нём надо немедленно позаботиться.

– О, конечно, – согласилась Каттилара довольно рассеянно. – Пожалуйста, продолжайте. Я приму всех вас как подобает… позднее. – Она присела в реверансе, Фойкс поклонился, и маркесса упорхнула вверх по лестнице. Фойкс и ди Кабон последовали за слугой и Пехаром под арку – судя по всему, в помещения, отведённые людям Дочери.

Охваченная беспокойством, Иста наблюдала за уходящей Каттиларой. Она внезапно вспомнила, что по утверждению лорда ди Казарила, у демонов были более медленные пути, чтобы уничтожить своих носителей. Опухоли, к примеру. Возможно ли, что опухоль уже возникла? Иста попыталась обнаружить её признаки в духовной ткани Каттилары – какое-нибудь чёрное пятно непорядка и разложения. Душа девушки была так взбаламучена, что с уверенностью ничего сказать было нельзя. Иста могла представить последствия: влюблённая Каттилара, окрылённая надеждой, настаивающая, что появившиеся симптомы – долгожданная беременность, ревностно охраняющая растущий живот, наполняющийся не жизнью, но смертью… Иста задрожала.

"Илвин прав. Мы должны придумать что-нибудь получше. И быстро”.

***

Меньше чем через час двое заблудших предстали перед Истой в каменном дворе. Оба выглядели очень посвежевшими – явно сумели наскоро помыться, опрокинув на себя несколько вёдер. С расчёсанными мокрыми волосами, в сухой одежде – пусть и не совсем чистой, но менее пропитанной потом – они смогли придать себе хоть отдалённое сходство с придворными.

Иста знаком указала жрецу на место на каменной скамье в тени аркады и села рядом. Фойкс и Лисс устроились у её ног. Лисс потратила несколько мгновений, чтобы расправить непривычные для неё юбки и придать себе более грациозный вид.

– Королева, расскажите нам о бое, – начал Фойкс нетерпеливо.

– Ваш брат видел гораздо больше меня. Спросите у него, когда он вернётся. Я же хочу сначала услышать ваш рассказ. Что случилось после того, когда мы бросили вас на дороге?

– Я бы не сказал “бросили”, – возразил ди Кабон. – Скорее, спасли. Найденное вами убежище оказалось удачным, а может, бог услышал молитвы моего сердца. И кишечника. Я не смел даже шептать.

– Да уж, – согласно фыркнул Фойкс. – Это было мерзкое времечко, пока мы сидели, скорчившись в холодной воде – теперь, правда, она кажется более заманчивой, – и слушали топот проносившихся над нами джоконцев. В конце концов мы выползли из водостока и углубились в заросли, стараясь не подходить близко к дороге, но следовать за вами. Та ещё оказалась задачка. Мы добрались до деревни на перекрёстке уже в темноте, и бедные сельчане только-только начали возвращаться по домам. Став намного беднее после нашествия джоконской саранчи, но ведь всё могло оказаться гораздо хуже. Очевидно, что поначалу они приняли Лисс за сумасшедшую, но ко времени нашего появления они уже славили её как святую, посланную Самой Дочерью.

Лисс усмехнулась.

– Я без сомнения вела себя как сумасшедшая, когда прискакала, вопя во всё горло. Благодарить следует мой камзол курьера канцелярии. Рада, что они послушались. Я не стала ждать, чтобы в этом убедиться.

– Так нам и сказали. Жрец был совершенно никакой к тому времени…

– Ты был немногим лучше, – пробормотал ди Кабон.

– …так что в ту ночь мы воспользовались их гостеприимством. Не перестаю удивляться, когда люди, владеющие столь малым, ещё и делятся с незнакомцами. Да прольют пятеро богов на их свою милость, потому что они свою порцию неудач получили на год вперёд, как минимум.

– Я уговорил их одолжить нам мула – для жреца, – хотя они и отправили с нами мальчишку, чтобы точно получить животинку обратно, и утром мы отправились в Маради, вслед за Лисс. Я предпочёл бы догонять вас, королева, но не мог, ведь мы остались без снаряжения. Мне хотелось заполучить армию. Должно быть, богиня меня услышала, потому что как раз на армию, идущую нам навстречу, мы и наткнулись несколькими часами позже. Провинциар Толноксо одолжил нам коней, и, можете мне поверить, я с радостью присоединился к его войску. Мы сэкономили бы силы, оставшись в деревне и позволив отряду прийти к нам, потому что снова прошли через неё днём. Ну да хотя бы вернули их мула – владелец был счастлив. – Он глянул на ди Кабона. – Наверно, мне следовало отправить ди Кабона в храм в Маради – он мог бы пересечься там с Лисс, – но он отказался оставить меня.

Ди Кабон едва слышно проворчал неохотное согласие:

– Я без пользы провёл два отвратительных дня в обозе ди Толноксо. Те мои части, что соприкасались с седлом, оказались избиты до синяков, но даже я видел, что мы движемся слишком медленно.

– Да, несмотря на все мои призывы, – поморщился Фойкс. – Дойдя до границы провинции, толнокцы отказались от дальнейшего преследования, заявив, что джоконская колонна разобьётся на дюжину отрядов и рассеется, и что только у людей из Карибастоса, знающих свой край, есть шанс изловить их. Я сказал, что нам нужно следовать лишь за одной группой. Ди Толноксо предложил мне взять лошадь и попробовать самому, и я почти решился на это, просто чтобы бросить ему вызов. Так и следовало поступить: глядишь, я бы успел как раз на устроенную лордом Арисом гулянку. Но жрец с ума сходил, желая доставить меня назад, в Маради. И ради чего, как оказалось в итоге! И ещё я волновался за Лисс, так что позволил себя убедить.

– Не сходил я с ума, – возразил ди Кабон. – Просто беспокоился. Я видел тех мух.

Фойкс раздражённо запыхтел.

– Да оставь ты наконец этих проклятых мух в покое! Они же не были чьими-то любимцами. В той куче навоза, с которой они прилетели, был ещё миллион таких же. В Толноксо недостатка в мухах не наблюдается. Нет нужды над ими трястись!

– Дело совсем в другом, и ты это знаешь.

– Мухи?.. – спросила сбитая с толку Лисс.

Ди Кабон повернулся к ней со страстным и одновременно гневным пояснением:

– Это случилось после того, как мы оставили отряд ди Толноксо и наконец-то добрались до храма в Маради. На следующее утро. Я зашёл в спальню Фойкса и застал его за тем, что он гонял по столу дюжину мух.

Лисс сморщила носик.

– Гадость какая. Как же он их не подавил?

– Да нет… они маршировали. В парадном строю, взад вперёд по столешнице, миниатюрными шеренгами.

– Строевые мухи, – прошептал неугомонный Фойкс.

– Он экспериментировал со своим демон, вот что это было, – сказал ди Кабон. – После того, как я потребовал оставить существо в покое!

– Это были всего лишь мухи, – сконфуженная улыбка Фойкса скривилась. – Должен признать, у них получалось лучше, чем у некоторых рекрутов, которых мне доводилось учить.

– Ты начинал колдовать. – Жрец нахмурился. – И так и не прекратил. Что ты сделал, чтобы лошадь того джоконца споткнулась?

– Ничего противоестественного. Я прекрасно понял твою лекцию – твой бог свидетель, ты повторял её достаточно часто! Ты не можешь утверждать, что беспорядок и смятение не исходят от демона свободно! Какая роскошная получилась куча-мала! Да, и ты не можешь отрицать, что всё получилось как нельзя лучше! Если так могут колдуны твоего ордена, то почему не могу я?

– За ними подобающе наблюдают, и их наставляют!

– Пятеро богов знают, ты несомненно наблюдал за мной и наставлял меня. Или, как минимум, шпионил и изводил. Подозреваю, что это примерно одно и то же. – Фойкс сгорбился. – Так или иначе, – вернулся он к повествованию, – в Маради нам сказали, что Лисс ускакала в крепость Оби в Карибастосе, полагая, что именно там она, вероятнее всего, найдёт королеву. А если не королеву, то кого-то, годного пуститься за ней в погоню. Так что мы отправились следом так быстро, как только я мог заставить скакать ди Кабона. Мы прибыли через два дня после отъезда Лисс, но узнали, что королева спасена и находится в безопасности в Порифорсе, поэтому остановились на день, чтобы отдохнули покрытые синяками части жреца…

– Твои тоже, – проворчал ди Кабон.

– И потом поехали в Порифорс, – повысил голос Фойкс, заглушая этот комментарий, – по дороге, которая, по словам марка Оби, была совершенно безопасна, и с которой невозможно сбиться. Последнее его утверждение оказалось верным. Слёзы Дочери, я решил, джоконцы вернулись, чтобы взять реванш, и на этот раз мы проиграем гонку – в шаге от спасительного убежища.

Ди Кабон потёр лоб усталым, озабоченным движением. Иста задумалась, не оставило ли то опасное утреннее переутомление после себя томительную головную боль.

– Меня очень беспокоит демона Фойкса, – сказала Иста.

– Меня тоже, – ответил ди Кабон. – Я думал, Храм поможет ему, но этого не случится. Орден Бастарда лишился святой из Раумы.

– Кого? – переспросила Иста.

– Жрицы Бастарда в Рауме – это городок в Ибре, недалеко от пограничных гор. Она была живым посредником бога для чуда… Вы помните хорька, королева? И то, что я сказал вам тогда?

– Да.

– В случае, когда слабые элементали обосновываются в животных, достаточно просто убить животное в присутствии умирающих жрицы или жреца, чтобы заставить демона присоединиться к его или её духу, который и вернёт демона богу.

– Значит, вот каков был конец того хорька, – произнесла Иста.

– Бедняжка, – сказала Лисс.

– Да, это так, – признал ди Кабон. – Жестоко по отношению к невинным тварям, но что вы хотите? В норме такое случается нечасто. – Он вздохнул. – Квадрианцы используют похожий метод, чтобы избавляться от колдунов. Лечение ужаснее болезни. Но иногда, очень редко, может появиться святой, которого бог одарил умением проделывать подобный фокус.

– Какой фокус? – спросила Иста с терпением, которого не ощущала.

– Вынимать демона из человека и возвращать его богу, не убивая при этом человека. И не повредив его душу и разум, ну или почти не повредив, если всё идёт хорошо.

– И… что же это за фокус?

– Я не знаю, – пожал он плечами.

Голос Исты стал резким:

– Вы что, проспали все свои уроки в семинарии Казилчаса, ди Кабон? Вы вроде бы должны быть моим духовным наставником! Клянусь, вы не в состоянии написать и одной страницы текста!

– Это не фокус, – заторопился он. – Это чудо. Вы не можете творить чудеса, просто зазубрив руководство.

Иста сжала зубы, одновременно разъярённая и пристыжённая.

– Да, – медленно вымолвила она. – Я знаю. – Она выпрямилась. – Итак… что случилось со святой?

– Убита. Тем же отрядом джоконских бандитов, что нагнал нас по дороге в Толноксо.

– Ах, – выдохнула Иста. – Та жрица. Я слышала о ней. Незаконнорожденная сестра марка Раумы, как мне поведала одна из захваченных женщин. – "Изнасилованная, подвергнутая пыткам и сожжённая заживо в руинах башни Бастарда. Так-то боги вознаграждают Своих слуг”.

– Она – сестра марка? – заинтересованно спросил ди Кабон. – Я хотел сказать… была.

– Что за богохульство – убить святую! – негодующе вставила Лисс. – Лорд Арис сказал, что из трёхсот человек, выехавших из Джоконы, вернулось не больше трёх. Теперь понятно, почему!

– Какие бессмысленные потери. – Жрец осенил себя. – Но если так, она, безусловно, отомщена.

– Ваш бог произвёл бы на меня гораздо более сильное впечатление, ди Кабон, – процедила Иста сквозь зубы, – если бы Он смог организовать защиту одного человека – до, а не смерть трёхсот ради безвкусной мести – после. – Она сделала долгий, тяжёлый вдох. – Моё второе зрение вернулось.

Он резко повернул голову, его взгляд метнулся к её лицу и больше не отрывался.

– Как это случилось? И когда?

Иста фыркнула.

– Вы при этом присутствовали, или что-то типа того. Сомневаюсь, что вы забыли этот сон.

Его раскрасневшееся от жары лицо зарделось ещё сильнее, затем побелело. Чтобы он ни пытался сказать, он не смог выдавить ни звука. Жрец закашлялся и попробовал снова:

– Это было на самом деле!

Иста коснулась своего лба.

– Он запечатлел поцелуй на моём челе, вот здесь, как однажды сделала Его Мать, тем самым возложив на меня нежеланную ношу. Я сказала вам, что здесь происходят события огромной важности. Это – наименее значимое из них. Слышали ли вы в Оби слухи об убийстве княжны Амеру ревнивым придворным её двора, что случилось два-три месяца назад здесь, в Порифорсе? И о ранении сера Илвина ди Арбаноса?

– О да, – сказал Фойкс. – Не считая разговоров о вашем освобождении, это была самая важная тема для пересудов. Лорд ди Оби сказал, что был очень расстроен, узнав о случившемся с лордом Илвином, и что лорду Арису, без сомнения, ужасно его не хватает. Он сказал, что знал братьев с давних пор, задолго до того, как стал тестем лорда Ариса. И ещё сказал, что все двадцать лет, разъезжая туда-сюда по этому уголку Карибастоса, они всегда правили вместе, подобно правой и левой руке на поводьях.

– Так вот, услашанная вами история преступления – выдумка.

Фойкс казался заинтересованным, хоть и скептичным, а ди Кабон – заинтересованным и очень обеспокоенным.

– В течение трёх дней я разбиралась во вранье и ложных следах. Пусть Амеру когда-то и была княжной, но к тому времени, когда она здесь появилась, она была пожранная демоном колдунья. Посланная, как мне сказали – и я верю этому, – чтобы тайно захватить Порифорс, а потом сдать его какому-то придворному или приближённому ко двору Джоконы. Представить последствия подобного акта для грядущей Виспингской кампании, особенно если бы предательство не было обнаружено до самого последнего, критического, момента, я оставляю твоему военному мышлению, Фойкс.

Фойкс медленно кивнул. Очевидно, у него не возникло проблем с пониманием первой части. Что же касается остального…

– В беспорядочной тайной драке Амеру и лорд Арис были убиты.

Ди Кабон моргнул.

– Королева, вы ведь имели в виду лорда Илвина? Мы только что познакомились с лордом Арисом.

– И тем не менее. Демон перепрыгнул на жену Ариса – как оказалось, большая ошибка с его стороны, потому что она немедленно захватила над ним контроль и заставила вернуть вырванную из тела душу Ариса назад, в его собственное тело. Демон забирает силу у младшего брата – Илвина, – чтобы труп мог двигаться. Какая-то искажённая разновидность смертельной магии. Я попрошу вас, просвещённый, разъяснить теологический смысл этого в ближайшее удобное для вас время. А затем маркесса представила всё так, будто это Илвин был ранен, а Амеру убита, джоконским секретарём княжны, которого маркесса напугала до такой степени, что он сбежал.

– Так вот что я почувствовал, когда увидел её, – прошептал Фойкс во внезапном озарении. – Другого демона.

– Я присутствовала при рассказах всех участников, – преданно подтвердила Лисс. – Это всё правда. Мы даже допросили демона, хотя от него было мало проку. Когда во время утренней схватки лорда Ариса ударил тот джоконский копейщик, рана появилась на теле лорда Илвина. Жуткое зрелище. – Она добавила задумчиво: – Он истекал кровью, как заколотая свинья. То есть, так и было бы – думаю, свиней и правда закалывают копьями.

Иста взглянула на солнце и оценивающе посмотрела на укорачивающиеся тени в каменном дворике.

– Немного погодя вы поговорите со всеми, кого это касается, и будете также моим свидетелем. Но послушайте, ди Кабон. Я не знаю, зачем ваш бог привёл меня в эту обитель горя. Я не знаю, что или кого можно спасти из этого кошмарного хитросплетения. Но я точно знаю, что однажды, тем или иным путём, этого демона нужно будет изгнать из леди Каттилары. Он безумно хочет сбежать, желательно вместе с её телом, но демон убьёт её и удерёт в ком-нибудь другом, если ему представится случай. У Ариса начинает распадаться и тело, и, боюсь, разум тоже. Хуже – я подозреваю, что его душа, возможно, уже стала отверженной. Лорд Илвин медленно умирает, потому что это колдовство отнимает у него больше сил, чем он может восполнить. Когда он умрёт, его брат исчезнет, а Каттилару, я полагаю, поглотит демон.

Она замолчала, вздохнула, окинула взглядом уставившиеся на неё потрясённые лица. Исту пробрал озноб, когда она осознала, что никто не смотрит на неё как на сумасшедшую. Они все смотрели на неё так, будто ждали, что она скажет им, что делать дальше.

Шаги сапог эхом отдались под арочным сводом. Иста подняла глаза и увидела, как лорд Арис вошёл во двор, окинул взглядом её и её маленькую свиту и приблизился. Он остановился и отвесил поклон, а затем замер, неприятно удивлённый нерешительными, изучающими взглядами, которые бросали на него его новые гости.

– Лорд Арис, – кивнула Иста в ответ. – Я рассказывала моему действующему капитану и моему духовному наставнику о реальном состоянии дел здесь, в Порифорсе. Им необходимо знать правду, чтобы они могли защищать меня и давать верные советы.

– Понимаю. – Он с трудом превратил гримасу в искусственную улыбку. На миг задумался, будто решая, что сказать в своё оправдание – может, извиниться за то, что умер? – затем, явно не сумев разрешить эту трудную задачу, перешёл к более насущным делам. – Я выслал разведчиков, но они ещё не вернулись. Пленники не слишком желали сотрудничать, но похоже на то, что их разъезд – отряд прикрытия более крупных сил, которому было приказано прервать сообщение по этой дороге между Оби и Порифорсом. И что атака на ди Гуру и жреца была в некотором роде преждевременна, но вот в каком, вытрясти из них не удалось, хотя мы очень старались – их вопли были тому подтверждением. Мы принимаем меры предосторожности: заполняем цистерны, оповещаем город, отправляем гонцов – предупредить окружающие поселения, чтобы были настороже. Я ничего не слышал о подобном отряде джоконцев от моих собственных людей на границе, но… слишком многое отвлекало меня от выполнения моих обязанностей в эти последние дни.

Иста пожевала губами, встревоженно вздохнув.

– Нападение из Джоконы? Почему сейчас?

Он пожал плечами.

– Запоздалая месть за смерть княжны? Мы ожидали подобного раньше. Или… намного менее запоздалая попытка вновь завладеть недавно потерянным ценным призом.

Брошенный им на Исту взгляд был хмурым.

Несмотря на жару, она задрожала.

– Я не желаю навлекать подобные неприятности на любого, кто меня приютил, на вас – меньше всего. Возможно… мне следует уехать в Оби. – Сбежать? Этакая притягательно разумная трусость. Оставить этот замок, оставить это хитросплетение, оставить эти страдающие, потерявшиеся во тьме души тонуть под всё возрастающим весом их ошибочных решений, страданий, и любви… Она могла бы сбежать. Могла бы.

– Возможно, – неуверенно кивнул он ей. – Но только если мы будем уверены в безопасности дороги, а иначе мы попросту сами доставим вас джоконцам на блюдечке. Я должен совершить вылазку сегодня днём – я не могу останавливаться сейчас. Вы должны понимать, – добавил он с особенной искренностью, – и не должны останавливать меня.

– Поскольку я не знаю, как, – вздохнула Иста, – пока что вы избавлены от моего вмешательства. Что касается вмешательства других, тут я ничего не могу сказать.

– Мне скоро придётся отдохнуть, недолго…

– Илвину необходимо позволить поесть, особенно теперь, – сказала она обеспокоенно.

– Я ничего другого и не желаю. Но сначала я хотел бы взглянуть на его рану.

– А-а. Думаю, это будет мудро.

Поскольку он, кажется, ожидал, что она составит ему компанию, Иста поднялась и последовала за ним по лестнице, а её спутники пристроились следом, не скрывая любопытства. Приход такого количества людей встревожил Горама, которого Иста попыталась успокоить несколькими мягкими словами; его больше успокоила Лисс, легонько похлопав по плечу. По приказу марка, он снял с Илвина новую повязку. Арис осматривал рану недолго, опытно и мрачно. Фойкс и ди Кабон с недоверчивым интересом всматривались в окровавленный разрез на тунике Ариса, когда тот склонился над безмолвным братом. Когда марк отвернулся, они столпились у кровати, чтобы услышать краткое изложение событий от Лисс.

Рука Ариса сжимала и отпускала рукоять меча. Он прошептал Исте, стоявшей вместе с ним немного поодаль от остальных:

– Признаюсь, я не слишком-то расстроился, обнаружив тех джоконских солдат на моей дороге сегодня утром. Думаю, какая-то часть меня затеплилась надеждой на более достойную смерть. Не такую… постыдную, как первая, не такую позорную для чести моего отца. Теперь я вижу – с этим замыслом всё не так просто.

– Да, – ответила Иста.

– У меня такое чувство, будто я потерялся в тёмном, зловещем лабиринте и не могу найти выхода.

– Понимаю, – сказала Иста. – Но… по крайней мере, вы больше не один в этом лабиринте.

Его улыбка дрогнула, он сжал её руку.

– Действительно. Моя честная компания растёт с каждым днём с тех пор, как боги направили вас сюда. Это большее утешение, чем я ожидал.

Принесли поднос с едой. Лорд Арис откланялся; Иста надеялась, он сможет дойти до кровати раньше, чем свалится в полуденном изнеможении. Она поторопила своих собственных спутников выйти, чтобы дать Гораму время сделать необходимую работу, но приказала ди Кабону остаться, помочь, и наблюдать.

Облокотившись на перила галереи, она провожала взглядом Ариса, пока он не скрылся из виду, оставляя за собой слабую дымку разрушающейся души. Иста потёрла ладонь, которую всё ещё покалывало в том месте, где он схватил её.

"Я могла бы сбежать. Никто другой не может, а я могла бы”.

"Стоит только пожелать”.