Иридина Дуэ;Мембрана супердиффузионная ТехноНИКОЛЬ прайс лист здесь
На главную страницу Лоис М.Буджолд

"Как все начиналось, или Как все могло бы быть..."

К. Фролов


Все начиналось довольно-таки благовидно. Новая организация “Идущие в ногу” сперва задумывалась как союз молодых аристократов в поддержку императора Грегора. В принципе ничего особенного, даже Майлз какое-то время поддерживал их (что в какой-то мере способствовало развитию союза) хотя в дальнейшем этот пунктик его биографии был замолчан по определенным причинам.

Лозунги были весьма знакомыми: “Мы поддерживаем Грегора лично, как человека, а не его партию или политическое движение!” – орала молодежь. Потом начались этакие приемы в честь императора, причем молодые люди должны были посещать их в добровольно-принудительном порядке: каждому пришедшему выдавался талон с его именем, который надо было отдавать при выходе специальному слуге. Все было бы ничего, да вот слуга как на зло появлялся слишком поздно (по мнению некоторых присутствующих, плохо переносивших алкогольные возлияния, вроде Майлза, который отчасти поэтому, в последствии отказался от участия в них) как раз под конец застолья. Впрочем, Айвен не жаловался:

– Знаешь, братец, что я скажу, – говорил он Майлзу. – такое не часто бывает. Веселись пока дают. Ну а я пойду во-о-н за той цыпочкой поухаживаю. – И отправлялся в указанном направлении.

Самое интересное начиналось после этих сборищ, самые пышные из которых приходились на День Рождения императора и на день его восхождения на престол. Начинался подсчет присутствующих, а тех, кто не пришел с позором исключали из организации. Поначалу “виновного” конечно, выслушивали, но некоторое время спустя это стало чистой формальностью и выгонять стали независимо от оправданий. Впрочем, на сынков аристократических семей это мало действовало, но ведь это и было самое начало, фундамент будущих свершений. Организация ширилась, и в нее стали вовлекаться простые люди, большую часть которых составляли подданные графов, сынки которых состояли в этой организации. Причем чем больше людей привлекал молодой человек, тем выше было его место в иерархии “Идущих …”. Благо Майлз ушел из организации задолго до того, как начались эти веяния. Надо заметить, что только ленивые привлекали в организацию людей лишь своего округа, самые же предприимчивые агитировали и на прилежащих территориях, чему, кстати, не были рады ни графы этих самых территорий, ни молодые лорды, сами состоявшие в “Идущих …” и намеревающиеся самостоятельно заняться их населением.

На простых же людей аргументы вроде “халявная выпивка” действовали безотказно. И, хотя застолья для них были, естественно, отделены от пиршеств аристократических особ, однако ливрейные слуги, собирающие купоны, стояли и тут. И уж для молодых людей-неаристократов потеря привилегий, данных вступившим в союз, была весьма не по вкусу.

Что же касается Грегора, то он, собственно, никакого участия в создании союза в его поддержку не принимал, однако и против не был, о чем в дальнейшем ему пришлось пожалеть.

– Ведь говорил же мне Эйрел: “Мальчик мой, благими намерениями дорожка в ад выстлана!” – говорил впоследствии Грегор. Но это было уже потом.

Союз рос, “Идущих в ногу” (интересно, в ногу с кем? :-) становилось все больше. Причем аристократическая, более малочисленная часть начинала дифференцироваться, и, занявшие более высокое положение молодые люди, уже не хотели его терять, а те, кто такое положение не занял, либо покидали организацию, либо начинали давить на хапнувших больше их, либо делали и то другое сразу. Что же до людей простых, то там все выглядело гораздо лучше. Во-первых, их было гораздо больше. Во-вторых, участие в союзе давало довольно большие поблажки (лорды-форы проявляли чудеса изобретательности, пытаясь привлечь на свою сторону побольше людей) терять которые многим не хотелось, ну а в третьих, членство в “Идущих…” давало кое-какие перспективы на будущее и чувство принадлежности к чему-то большому, надежному и светлому. Этим перспективам было суждено вскоре лопнуть как мыльный пузырь.

Постепенно сборища в честь императора все больше приобретали характер митингов времен древней Земли. А в какой-то момент наступил прорыв. Некто, стоявший за всем этим (он так и исчез неузнанным) в один прекрасный момент сказал: “Вот те, кто хочет навредить Императору!”… Во время очередного митинга на День Рождения Императора, как обычно собравшего всех “Идущих в ногу”, толпа двинулась громить городские дома всех тех старых графов, которые хоть раз высказывались против центристской партии, пользующейся поддержкой Грегора. (Надо заметить, что в тот момент часть наиболее дальновидных молодых людей сумела-таки вовремя смыться, жаль, что этого количества было абсолютно недостаточно.) Откуда у демонстрантов взялись гравиколлапсеры и нейробластеры остается только догадываться. Одни говорили, что их снабжал этот самый “некто” (хорошо сумевший в последствии замести следы), другие показывали пальцем в сторону лордов-форов, третьи орали, что во всем виноват премьер-министр Форкосиган, но находились и такие, которые заявляли о причастии в кровопролитии самого императора, желающего, по их мнению, таким образом избавиться от политических противников. Бурю, разыгравшуюся при этом в замке Форхартунг, я думаю, описывать не стоит. Много людей погибло тогда… Сначала на площадях во время штурма особняков, потом во время отступления под натиском регулярной армии, а затем и во время казней. После этого долго еще с улиц смывалась кровь, а главная площадь была заполнена лордами-форами, обреченными умирать от голода у позорных столбов.

О политических последствиях всего этого говорить, я надеюсь, не надо. Еще очень долго после роковых событий Форкосигана и его сына вызывали в замок Форхартунг: сначала для дачи показаний, а потом и для обвинения в измене. Эйрел тогда пережил очень тяжелые времена, едва удерживаясь, чтобы не уйти в запой. Майлз еще дважды совершал попытки самоубийства. Грегор был на грани отречения от трона. Долго еще власть была практически парализована теми страшными событиями. Многие графы потеряли своих сыновей-наследников.

Один лишь капитан Иллиан знает, каких трудов ему стоило замять все это дело. А ведь он единственный, кому неподвластна награда времени – забвение.


На главную страницу Лоис М.Буджолд