jeunesse global продукция - замедление старения. Омоложение организма. Сохранение красоты.;перчатки велосипедные купить
На главную страницу Лоис М.Буджолд

ЛЕГЕНДА О ПРИНЦЕ

Рок-опера в двух действиях

Творческая группа "Форкон"

Действие первое

Увертюра
Ночь
Галерея
Юрий Безумный
Монолог Иллиана
Прискорбно знать
Вальс
Ваше высочество!
Клевета
Любовь и меч
Эзар умрет!
Дуэль

Действие второе

Ветер
Графы
Отчаяние
Живой и мертвый
Прощание
Колыбельная
Смерть Гришнова
Последний дар
Память
Послесловие


Действие первое

1. Увертюра

2. Ночь

Загорается приглушенный свет, выхватывая из мрака декорации галереи и три портрета - Эзара, Юрия, Зерга. С подсвечником в руках на сцене появляется Принц.

Принц:

Дворец окутала ночная тишина,
И гости разошлись с приема,
А я один брожу тут допоздна
Среди картин и стен знакомых.

Шальная мысль, плод глупой болтовни,
Смутила дух, пленила разум:
Во время бала льстец какой-то обронил
Две странные, пустые фразы…

Голос Гришнова:

Мой принц, вас ждет великая судьба!
Вы - будущий правитель трех планет…
И я скажу без лести, вас любя -
Мне часто вспоминается ваш дед.
Вы так похожи статью и лицом!
Зерг был последний рыцарь Барраяра,
Он был аристократа образцом
И храбро пал в сраженьи с Эскобаром…

Принц:

Сомнительный, признаться, комплимент!
То - темная истории страница;
Не разберешь уже, в которой из легенд
О Зерге капля истины хранится.

Дворец окутала ночная тишина,
Молчат во тьме фамильные портреты.
Кто мне расскажет правду? Ведь она -
Как песня позабытого поэта.

Ну что ж! Пусть буду сам себе смешон -
Я вас приветствую, творцы былых времен!

3. Галерея

Принц:

Я вас приветствую, творцы былых времен,
Столетний сонм безумцев и героев!
Здесь камни помнят тысячи имен,
И призраки скользят ночной порою.

Томятся тени в сумраке гардин,
И по углам история пылится,
Так что ж, из вас ответит хоть один,
Чем суждено мне в жизни отличиться?

Кем стану я, когда придет мой час?
Самим собой, или одним из вас?

Принц обращается к портрету Юрия.

Привет тебе, безумный государь,
Растративший корону и пенаты
На игры плоти и хмельную хмарь
И опочивший на клинках расплаты.

Тебе не пели пышных похорон,
Твой бренный прах, потомкам в назиданье,
Не погребен, не убран, расточен,
А дух - не удостоен возжиганья.

Что ж ты молчишь? Когда придет час мой,
Неужто стану я вторым тобой?

Портрет Юрия погружается в тень. Принц обращается к портрету Эзара.

Поклон тебе, свидетель трех эпох,
Чей трон вознесся выше небосвода!
Ты был велик, ты был почти как бог -
Любимый деспот нашего народа.

Но почему омрачено чело?
Какая дума гложет твое сердце?
Венец всевластья давит тяжело,
И некому принять его в наследство…

И ты молчишь и знаешь, почему
Я не завидую уделу твоему…

Портрет Эзара погружается во мрак. Принц ищет взглядом следующий портрет…

А, вот и ты, нечаянный герой,
Прославленный в единственном сраженьи,
Увлекшийся опасною игрой,
Почивший в триумфальном униженьи!

Пламя свечей выхватывает из темноты портрет. Это Зерг в парадном мундире.

Что скажешь ты, о рыцарства оплот,
О дне того позорного удара,
Когда величие твое бетанский флот
Размазал по орбите Эскобара?

Что ты молчишь, хотел бы я узнать?
А может, просто нечего сказать?

4. Юрий Безумный

Портрет Юрия оживает.

Юрий:

Судьбу свою ты ищешь, вопрошая мой портрет…
Спросил ты дерзко - но готов ли выслушать ответ?
Случайно ли, мой принц, тебе не спится по ночам?
Боишься - за грехи отцов придется отвечать?

Всем нам, Форбаррам, порченая кровь
И страх извечный не дают покоя:
Над нами, неизбежно и старо,
Проклятье торжествует родовое.

Принц:

Мне это, может, чудится? Ну что за странный бред!
Не может наяву со мной беседовать портрет!

Юрий:

Я был Безумным прозван, но, покинув мир живых,
Я вижу злую истину отчетливей, чем вы.

Междоусобной пленники войны,
Наследственным безумием объяты,
Мы убиваем близких и родных
И ждем удара от родного брата.

Принц:

Ты, призрак прошлого, давно низложен и казнен,
Зачем явился ты ко мне из мрачной тьмы времен?

Юрий:

Я был лишь жертвой рока - не маньяком и злодеем.
Но ты Форбарра - значит, мою участь ты разделишь!

Да, мальчик, эта правда тяжела,
Но ты рискни вглядеться в наши лица:
Здесь в трех портретах, словно в зеркалах,
Сама судьба сумела отразиться…

Принц:

Я обречен убийцей стать? Ну это чересчур!
Оставь меня, уйди, тебя я слышать не хочу!

Юрий:

Судьбы не пересилить, и нельзя бороться с нею -
Ее удар ответный будет во сто крат сильнее.

Принц:

Оставь меня, уйди, тебя я слышать не хочу!

Юрий:

Ее удар ответный будет во сто крат сильней.

Принц:

Оставь меня, уйди, тебя я слышать не хочу!

Юрий:

Ее удар ответный будет во сто крат сильней.
Ее удар ответный будет во сто крат сильней!
Ее удар ответный будет во сто крат сильней!!!

Юрий с хохотом исчезает в тени, оставляя Принца замершим в защищающейся позе.

5. Монолог Иллиана

На сцену выходит Иллиан - круг света сосредоточен на нем, а прочие участники действия погружаются в тень и исчезают.

Иллиан:

Бессильны речи мертвеца.
Опасны только суеверья,
Что в человеческих сердцах
Для страхов отворяют двери.

С портретов, в тишине немой
Взирают на потомка трое...
Как отличить в себе самом
Безумца, жертву и героя?

Одним - остаться на века
В чеканной бронзе и преданьях,
Другим - забвение снискать
Наградой за свои деянья.

Принц Зерг, погибший в цвете лет
В преддверьи власти и короны
Кометой прочертивший след
На Барраярском небосклоне.

Кем был он - тот, кого я знал?
Предмет моих тревог и споров.
Мой сверстник, вице-адмирал,
Сын командира и сеньора…

Кому же помнить, как не мне?
Свидетелю времен забытых
И череду минувших дней,
И цепь трагических событий…

Когда мой государь Эзар
В закате дней, в зените славы
Решенье принял и сказал:

В тени появляется силуэт Эзара.

Эзар:

Мой сын страной не будет править.

6. Прискорбно знать

Иллиан резким движением сдергивает с головы седой парик, сразу становясь моложе, и поворачивается к сцене. Вспыхивает свет. Те же декорации без портретов и со столом, заваленным бумагами, и креслом - теперь это императорский кабинет. На сцене возле стола Эзар.

Эзар:

Прискорбно знать, что три десятка лет
Стабильности и жесткого правленья
Не будут впредь гарантией побед
И власти абсолютной продолженья.

Незыблемость закона для страны
Является основой, силой трона.
Но живы те, кто помнит вкус войны
И кровь священной некогда персоны.

Мне некому корону завещать.
Оставить сыну я ее не вправе:
Он до сих пор не может обуздать
Себя, не говоря уж о державе.

Иллиан:

Исчезни он -
Чьим будет трон?
Безволен принц или силён -
Ему лишь отдает закон
Всю власть без спора.
Хотя давно
Министр Гришнов
На Зерга натравил врагов,
Как озверелых псов
Лихую свору.

Эзар:

Правитель должен быть любим толпой,
Иначе только кровью и террором
Он бунту не позволит стать войной,
Которой так желают наши форы…
Губительна гражданская война,
Предотвратить ее я знаю средство:
Ослабить армию, тогда страна
Сумеет выжить, не деля наследства.

Зерг - адмирал, и он возглавит флот.
И скажут, что на благо всей державы
Он в битве пал, герой и патриот,
Посмертно обретя и честь, и славу.

Иллиан:

Что ж, о цене
Судить не мне…
У принца в этой западне
Спастись и выжить шанса нет -
Нет и не будет.
Но ведь страна
Сейчас сильна.
Неужто знать вам не верна -
А армия лишь ждет сигнал
К кровавой смуте?

Эзар:

Да, армия привычна к мятежам,
В традиции у нас перевороты.
И на штыках пришел я к власти сам -
Мне не впервые грязная работа.
Внутри страны угроза велика,
Враги не только внешние опасны…
На Эскобар отправятся войска,
А кое-кто и здесь лишится власти.

Сцена погружается в темноту

7. Вальс

На сцене вспыхивает яркий свет. Теперь это танцевальный зал дома Фортала, тут и там в зале стоят неподвижные пары. Вступает вальс, и пары оживают.

На авансцене Карин и Иллиан. Они тоже движутся в танце, более раскованном, чем классический вальс, и представляют собой странную пару, которых связывает не любовь, а социальные условности - Иллиан сопровождает Карин как представитель СБ.

Карин:

Аристократы Форбарр-Султаны
Мирною жизнью хмелеют,
И поколенье не знавших войны
Кровь проливает в аллеях.

Иллиан:

Жизни столичной кипящий котел
Ведьминским варевом полон,
А над клинком, что горяч и остер,
Трезвый рассудок не волен.

Иллиан и Карин:

Полный бокал
В пене, как в облаке кружев…
Страсти накал
Буйные головы кружит.

Иллиан и Карин прерывают пение, но продолжают свой диалог.

Карин:

- Ах, Иллиан, сегодня чудный вечер,
Изысканное общество под стать, Но…

Иллиан:

- Да, миледи?

Карин:

-Сложно не заметить,
Что здесь среди гостей не только знать.

Иллиан:

(слегка пожимая плечами)

- Я сам - по долгу службы.

Карин:

(снисходительно улыбаясь)

- Ваша правда.
А прочие?

Иллиан:

- Они же служат вместе.
Простолюдина и аристократа
Мундир и чин уравнивают в чести.
А император должностью и званием
Не только фора может наградить;
Вот наш министр политвоспитания…

Карин:

(резко)

- Гришнов? Он здесь? Какой несносный тип!
Честолюбив без меры, хоть незнатен,
Напыщен, вкрадчив… Он мне неприятен.

Иллиан и Карин возвращаются к пению.

Карин:

Злость и обида в блистающий сплав
Спаяны с дерзким задором…
Молодость часто к противнику зла
И на решения скора.

Иллиан:

В ножнах не хочет дремать острие,
Гордость командует: "Драться!"…
Молодость верит в бессмертье свое
И не приемлет нотаций.

Иллиан и Карин:

В юности цель
Видится бескомпромиссней;
Слово "дуэль"
Сухо и резко, как выстрел.

Иллиан и Карин вновь возвращаются к диалогу.

Карин:

- Ах, Иллиан, как вы несносны, право!
Вы не даете шагу мне ступить.
Зачем такая строгая охрана?

Иллиан:

- Миледи, я прошу меня простить,
Но я обязан быть при вас бессменно.

Карин:

- Что скажут в свете? Право, что за вздор!
Где там мой муж?

Иллиан:

Он будет непременно.

Карин:

- Уже четвертый час… какой позор!
Зерг опоздал уже минут на двадцать
Уж лучше б он совсем не приезжал…
Какой позор…

Иллиан:

- Не стоит огорчаться,
Возможно, что кронпринца задержал…

Карин:

(зло)

Какой-нибудь очередной приятель
С бутылкой хереса… он падок на вино.
А может быть, любовница в объятьях?…

Иллиан:

Миледи!

Карин:

(зло)

Ах, мне право, все равно!

Иллиан и Карин возвращаются к пению.

Карин:

Смерть обыграет их в нечет и чет,
И проигравшему - проще:

Иллиан:

Вот под топор победитель идет,
Через притихшую площадь…

Карин:

Ты победил или ты побежден -
Смерть твоей станет наградой:

Иллиан:

За поединок карает закон,

Вместе:

Нет для обоих пощады.

Вместо венка
Камень оплел в изголовье
Стебель вьюнка
Струйкой запекшейся крови…

8. Ваше высочество!

Под звуки труб в зале появляется кронпринц Зерг. он явно немного навеселе и готов продолжить. Гости кидаются к нему.

Хор гостей:

Ваше Высочество! Ваше Высочество!
Счастливы все мы приветствовать Вас!
Ваше Высочество! Ваше Высочество!
Танцы и ужин начнутся сейчас !!!

Гость:

Ваше Высочество! Ваше Высочество!
Вам разрешите представить жену.

Гостья:

Ваше Высочество! Ваше Высочество!
Ах, представляете, принц мне кивнул…

Хор гостей:

Принц, видеть вас здесь
Будущим подданным - радость и честь.

Первый приятель принца:

- Джес, здесь Высочество! Ну что ты там возишься?
Зерг мне кивает, бутылку открой!

Второй приятель принца:

- Где там Высочество? Высшее общество
Плотно его обступило толпой…

Первый приятель принца:

- Здравствуй, Высочество! Ты обхохочешься!
Дочка Гришнова в меня влюблена!

Приятели принца:

С нашим высочеством! С нашим высочеством
Выпить пора на троих нам вина…

Второй приятель принца:

- Зерг! Мой адмирал!
Ты как всегда - с корабля и на бал!

Карин:

Зерг, не позорь меня. Зерг, не позорь меня.
Ты обещал мне сегодня не пить!
Мы ведь поссоримся, точно поссоримся,
Если об этом посмеешь забыть.
Снова и снова все та же история:
Пьяные драки - тебе ли к лицу?
Зерг, успокой меня, Зерг, не позорь меня,
Ты ведь поклялся! И мне, и отцу!

Принц, слово сдержи!
Как я устала от пьянства и лжи…

Иллиан:

Ваше Высочество, Ваше Высочество,
Чем удивить соизволите нас?
Денно и нощно Вы, Ваше Высочество,
Под наблюденьем серебряных Глаз.
Скуки Высочеству вряд ли захочется,
Нам же прибавится только хлопот;
Не беспокоится наше Высочество
Тем, что для сплетен он повод дает…

Принц! Если б я мог
Сплетникам рот запереть на замок.

Гришнов:

Путь справедливости часто извилистый.

Фортала:

Может добиться ее человек!

Гришнов:

Во имя истины действуй решительно.

Фортала:

Всем покажу я, кто такой Зерг!

Так жить - мучительно, с жизнью простился я.
Ненависть к Зергу сжигает меня!
Стану я мстителем ради единственной -
Той, что терзает он день ото дня…

Принц! В споре мужчин
Нужно решать всё один на один…
Должно решать всё один на один…
Должно решать всё один на один…
Должен остаться только один!
…только один!

9. Клевета

На авансцену как бы случайно встречаясь, выходят Гришнов и Зерг. Зерг в компании приятелей, уже изрядно подвыпивший. Они уже почти минуют друг друга, как вдруг Гришнов поворачивается и вежливо, но решительно, берет принца за рукав, выдергивая из толпы окружения.

Гришнов:

Светлейший принц, я очень рад вас видеть!
Вы вовремя сейчас - как никогда…
Хочу я вас на пять минут похитить,
Предупредить, чтоб не стряслась беда.

Вы знаете, что я - ваш верный пес,
И это честь - быть вашим добрым другом.
Мне тяжело, но я задам вопрос -
Насколько вы уверены в супруге?

Принцесса Карин - истинная леди,
Но сплетни не ползут - они летят…
Фортала-младший ею просто бредит,
Он от нее не отрывает взгляд.

Нет, упрекнуть принцессу я не смею -
Для этого нет повода… почти.
И искренне, мой принц, я сожалею,
Что вынужден вам это сообщить…

Я вас прошу, не надо резких жестов.
Уверен я, что слухи - ерунда:
Супруга не посмеет вас бесчестить…
Я вам сочувствую, мой принц, о да!

Зерг:

(резко)

Оставьте ваши сплетни для толпы!
Храни вас боже, если вы правы…

Зерг вырывает руку и уходит.

10. Любовь и меч

Фортала в отчаянно-решительной позе остается на авансцене. За его спиной гости расступаются, пропуская Карин.

Карин:

Как это горько - понять, насколько
Мечты нелепы,
А пламя страсти давно погасло,
Оставив пепел…
При встрече с мужем скрываю ужас
Я за улыбкой.
За грез наивность
Я расплатилась,
Брак мой - моя ошибка.

Зерг - вожделений безвольный пленник,
Лишь ими движим.
Пред нами пропасть, мой слабый ропот
Ему не слышен.
Забав жестоких страшны уроки,
И больно знать мне,
Как над грядущим
Сгустились тучи.
Брак мой - мое проклятье!

Принцессы титул не даст защиты,
Я ясно вижу:
В гражданской смуте у нас не будет
Ни шанса выжить.
Надежды ложны, мой сын - заложник
Проклятой власти!
Нас Зерг погубит!
Что с нами будет?
Брак мой - мое несчастье…

Фортала:

Обетам страсти, мечтам о счастье
Пускай не сбыться,
Мучений милой снести не в силах
Твой верный рыцарь.
Признаний клятвы для сердца святы
И не забыты.
Вовек, как прежде,
Мой ангел нежный,
Меч мой - твоя защита!

Любой ценою я не позволю
Тебе терзаться,
Страдать безвинно с младенцем-сыном
В руках мерзавца,
В постылом браке, в тоске и страхе
Томиться годы
Рабой послушной
Во власти мужа…
Меч мой - твоя свобода!

Иллиан:

Меч, а не слово, - последний довод
Столичной знати.
Оружьем форы решают споры,
И жизнью платят.

Карин:

В ад понемногу мостят дорогу
Мечты благие…
Клятв не нарушу -
Верна я мужу.
Меч твой - моя погибель!

Фортала и Карин растворяются в толпе гостей.

11. Эзар умрет!

Гришнов остается один на авансцене. Участники бала за его спиной выстраиваются в военные порядки.

Гришнов:

"Эзар умрет!" - кричит и шепчет молва,
Он не бессмертен, протянет месяца два.
Править из гроба даже ему не суметь.
Он слишком стар, его ждет только смерть.

Зерг - не Эзар, он даже внешне другой,
Видно, наказан мой император судьбой…
Принцу не дам я новым правителем стать.
Власть - это яд, это проклятье и страсть!

Гордость и ревность Зерга загонят в капкан,
Принц легковерен, не распознает обман.
Если Фортала будет удачлив, как черт,
Трон мне подарит ударом меча юный лорд.

Зерг-победитель станет себе палачом -
Юрий Безумный в нем, как живой, воплощен.
Графы убийце не будут на трон присягать.
Власть - это яд, это проклятье и страсть!

Красавцу Зергу уж уготован эшафот,
Он мне преграда, и он бесславно умрет.
Я воспитаю его сынка себе под стать.
Власть - это яд, это проклятье и страсть!

Участники бала вслед за Гришновым строевым шагом покидают сцену.

12. Дуэль

С разных сторон сцены входят Зерг и Фортала с мечами в руках. За Зергом тенью следует Юрий, за Форталой - Иллиан. Бойцы становятся в позицию, Иллиан и Юрий занимают места секундантов.

Иллиан:

Чести славу поет безмолвие,

Юрий:

Чести славу поет безумие,

Иллиан:

Честь в чести у прекраснословия,

Юрий:

Не в чести у благоразумия.

Иллиан:

Честь - мерило супружней верности,

Юрий:

Честь - мерило солдатской доблести,

Иллиан:

Честь шагает в обнимку с дерзостью,

Юрий:

Честь шагает в обнимку с гордостью!

Бойцы сходятся в поединке. Юрий и Иллиан лишь остаются наблюдать - призрак и человек, которые на самом деле не присутствовали при этом поединке.

Иллиан и Юрий:

Честью клянутся и поступаются,
Честью служат и честью просят,
Честь продается и покупается,
Честь добывают и с честью носят.

Честь по чести - как кровь по лезвию:
Стон клинка похоронной вестью.
Честь в ближайшем родстве с бессмертием,
Честь в ближайшем родстве со смертью!

Кодекс чести начертан пурпуром,
Честь и кровь неразрывно связаны.
Честной сталью в игре по-крупному
Честь оказана! Честь оказана!

На последних аккордах свет плавно переходит в красный. Зерг наносит Фортале смертельный удар. Фортала падает. Зерг застывает над ним безмолвной статуей. Юрий подходит к Зергу и, накинув на него плащ, уводит со сцены.

Действие второе

1. Ветер

Сцена погружена во мрак. С первыми аккордами выходит Юрий. На нем изорванная парадная форма в пятнах крови

Юрий:

В пустынных залах среди теней
Брожу как призрак ушедших дней
Низложен хитростью и толпой -
Изгой…
Мой прах истлевший не погребен,
Но голод мести не утолен,
И месть крадется тропой ночной
Со мной…

В старых склепах стонет ветер,
Словно души мертвецов…
Отвечают только дети
За деяния отцов.

Выходит Зерг. На нем расстегнутый адмиральский китель с сорванными галунами.

Зерг:

Как малый камень на дне ручья
Несет по воле течения,
Так я с рождения обречен
На трон…
Грызет сомнением каждый шаг -
Мой враг мне - друг, а мой друг мне - враг,
Я только принц, но не человек
Навек…

В стены бьет свободный ветер,
Задыхаясь в вихре слов.
Почему в ответе дети
За деяния отцов?

Выходит Иллиан. Он без формы, в простой белой сорочке и брюках, заправленных в сапоги

Иллиан:

Отцы решают судьбу миров,
А дети смотрят в глаза отцов,
В них ненавидя или любя
Себя…
Когда же время придет извлечь
Из старых ножен отцовский меч,
Чью ты увидеть на нем готов
Кровь?

В окна бьет холодный ветер -
Злая память прошлых дней -
Но отцы уж не ответят
За страдания детей.

Все трое становятся спина к спине, образуя треугольник. Светотехник запускает "зеркальный шар"

Иллиан, Юрий, Зерг:

В окна бьет холодный ветер
Гасит искры очагов,
Полной мерой платят дети
За деяния отцов.

2. Графы

На сцене толпятся придворные. Все в явном беспокойстве - обсуждается дуэль между Форталой и Зергом. В толпе видны Гришнов и прикрытый плащом Юрий.

Первый граф:

Что делать, господа?
Безумие творится!
Пред нами без стыда
Бахвалится убийца!

Второй граф:

Кровь дяди ожила
в Эзаровом сыночке,
Он перерезать нас
Готов поодиночке!

Хор графов:

Все заверенья принцевы не стоят ни гроша,
От Юрия Безумного до Зерга только шаг!
До Зерга только шаг! До Зерга только шаг!
До Зерга один лишь только шаг!

Что делать, господа?
Ужель терпеть безгласно
Бессмысленно гадать
О том, что слишком ясно.
Ведь если принц сейчас
Империю получит,
То каждому из нас
Грозит такая участь.

Когда мы соберемся для присяги во дворце,
Боюсь, сумеет мало кто остаться жив и цел.
Остаться жив и цел. Остаться жив и цел.
Остаться, остаться жив и цел.

Гришнов:

Терпенье, господа,
Для гнева нет причины -
Возможно, сей скандал
По сути… поединок?

Хор графов:

Дуэль не первый год
Запрещена законом,
Но нету у него
Ни шанса быть казненным.

Закон Его Высочеству, конечно, не указ,
Каким он станет в будущем, когда таков сейчас?
Когда таков сейчас, когда таков сейчас?
Когда таков - сейчас!

Ну что же, господа:
Принц перешел границы,
Он сам нам повод дал
К закону обратиться.
Высокое родство -
Вот щит его, и только.
Мы выходки его
Терпели слишком долго!

На должном основании мы требуем суда.
Для Зерга трон Империи потерян навсегда!
Потерян навсегда! Потерян навсегда!
Потерян, потерян навсегда!

3. Отчаяние

Выходит Зерг. Перед ним расступаются как перед зачумленным

Зерг:

Я помню, как блеснула сталь клинка,
Как у меня он умер на руках.
Проклятия последнего слова
Сбылись, произнесенные едва:
Империя покинула меня,
Отец помочь не в силах, а друзья
Вдруг превратились в призрачные тени,
Жена и графы требуют отмщенья…

Уже вокруг судачат, не таясь,
Мои грехи смакуя каждой фразой.
Молва не знает жалости, и грязь
Досужих слухов липнет как проказа.

Убийцы смех я слышу за спиной,
Ночная тьма пугает пустотой,
Удара жду я нынче отовсюду,
И каждый может стать моим Иудой.
Шаги в покоях повергают в дрожь,
Я жаждал правды, а кругом лишь ложь.
И все вокруг желают моей крови,
И смерть уже стоит у изголовья.

Когда она шагнет из темноты
И погрозит истлевшими костями,
Я точно знаю - это будешь ты,
Чей дух ко мне является ночами.

Зерг резко оборачивается к толпе - безошибочно указывая на спрятавшегося за спинами графов Юрия, которого, похоже, никто кроме него не только не узнает, но и вообще не видит.

Я сделал то, что сделал, и теперь
В ловушку загнан, словно дикий зверь
И обречен на вечное изгнанье,
Но не скажу ни слова в оправданье.
Пусть жизнь игра жестокая, и здесь
Моей последней ставкой будет честь,
Но я еще способен выбирать,
Под чьи фанфары краше умирать.

Ни лорд, ни граф, ни суд - никто не вправе
Наследника отправить под топор.
Есть лишь один судья во всей державе,
Так пусть он огласит свой приговор.

Зерг уходит, и толпа графов расступается перед ним, а затем постепенно разбредается в разные стороны.

4. Живой и мертвый

На сцену медленно выходит Эзар. За его спиной появляется затаившийся после ухода графов на сцене Юрий.

Юрий:

Ты не утратил хватки за эти тридцать лет.
Вот новый вклад в копилку блистательных побед!
И вот теперь твой долгий труд удачно завершен.
Не стыдно топать на тот свет? - С таким-то багажом!

Эзар:

Все решено, закончен тяжкий труд.
Пожертвовал я сыном ради долга…
Я верил, ждал, откладывал свой суд,
Чтоб сына мне не пережить надолго.

Юрий:

Во благо государства затеяна война.
Изящное коварство - смущает лишь цена!
Избавиться от сына, угробив целый флот?
Меня ты переплюнул аж на двести лет вперед!

Эзар:

Цена могла быть больше и страшней,
Когда бы новый Юрий взял корону,
Способный ради собственных страстей
И ради мести попирать законы.
Необходимо, чтобы цель вела
Вперед, а не в года минувших бедствий.
Добро придется сотворить из зла,
И, значит, цель оправдывает средства.

Юрий:

Эзар, к чему ты клонишь? Ты, верно, позабыл -
Меня здесь нет! Я умер! Ты сам меня убил!
Но если в памяти твоей я все еще живой,
Тогда все эти тридцать лет ты дрался… сам с собой.

Эзар покидает сцену, преследуемый беззвучно смеющимся Юрием.

5. Прощание

На сцену с разных сторон выходят Зерг и Карин.

Зерг:

Я знаю, ты меня не предавала…
Лишь я один виновен пред тобой.
Моей любви тебе досталось слишком мало,
И не искала ты любви чужой.

Ты помнишь, как давали мы обеты
Отдать друг другу душу и любовь.
А я поверил сплетням и наветам
И пролил кровь, и пролил кровь….

Карин:

Мой принц, ты заслужил свою награду,
Словам твоим цена - твоя судьба,
Ты выдавал желание за правду,
Любил меня всем сердцем - не любя…

Любви былой не воскресить словами,
И мертвецам не возродиться вновь,
И пятна с совести, измаранной грехами,
Смывает кровь. Одна лишь кровь!

Зерг:

Я не виню тебя, я сам виновен!
Твоя любовь - как искра хрусталя,
И я разбил ее, измазав кровью
Того, кто был тебе родней, чем я…

Лишь об одном прошу тебя - о сыне.
Он не наследует моих грехов;
Лишь ты осталась у него отныне -
Родная кровь… Родная кровь…

Карин:

Твой сын отныне не твоя забота,
Ты для него - лишь пустота забвенья!
Ты выбрал сам дорогу к эшафоту,
Оставив нас на милость провиденья.

Прощай, ты изменить судьбы не в силе,
Останься лишь кошмаром моих снов,
И пусть напишут на твоей могиле:
Он пролил кровь! Он пролил кровь!

Зерг уходит. Карин остается одна.

6. Колыбельная

Карин медленно идет вглубь сцены, где свет выхватывает из темноты колыбель с младенцем.

Карин:

Сгустился сумрак, день ушел,
И сон крадется, словно вор…
Спокойной ночи, мой родной,
Усни, укрывшись тишиной.
Я буду рядом, я с тобой!
Я буду рядом, я с тобой!

Мое дитя, ребенок-принц,
На щечках тень густых ресниц…
Глаза невинные закрой
И спи-усни, мой золотой.
Я буду рядом, я с тобой!
Я буду рядом, я с тобой!

Тебя хранит моя любовь
Для игр и сладких теплых снов.
Не знаешь ты какой ценой
Оплачен будет наш покой.
Я буду рядом, я с тобой!
Я буду рядом, я с тобой!

Настанет день и спросишь ты,
Где твой отец и кем он был.
Кто виноват, что злой судьбой,
Ты вырос, сын мой, сиротой.
Лишь я одна теперь с тобой!
Я буду рядом, я с тобой.
Я буду рядом, я с тобой…

Карин и колыбелька с маленьким Грегором погружаются в темноту

7. Смерть Гришнова

Из темноты появляется кабинет Эзара. На сцену выходит Гришнов и обращается к нему:

Гришнов:

Мой император! Вы меня звали…?
Буду я рядом с вами в печали.
Я - ваш слуга и опора для трона,
Я - весь к услугам Вашей персоны…
Руки мои - чисты и надежны,
Я был всегда и везде осторожен,
Я вижу ясно, действую смело -
Сделаю то, что Зерг не сумел бы!

Нельзя вопрос оставить без решенья
Кто станет регентом и примет власть?
Мой государь, не может быть сомнений
Лишь я не дам Империи пропасть…

Кризис правленья - это опасно,
Грегор - младенец, вы же стары.
Зерг не вернется, это ужасно…
Смута безвластия - крах для страны!
Будет ваш внук мне - владыкой и сыном
Буду его охранять как святыню!
Новый порядок - на благо державы
Сила и воля - Империи слава!

Эзар:

Мой сын погибнет в битве как герой.
А ты…

Жестом приказывает Гришнову выйти вон. Гришнов опустив голову плетется со сцены. Эзар тихо говорит ему вслед:

Я знаю, что я сделаю с тобой!

Гришнов исчезает со сцены. За сценой раздается выстрел.

8. Последний дар

Эзар остается один.

Эзар:

Это будет сыну последний дар,
Или мой наследник - не стоит флота?
Содрогнется в пламени Эскобар;
Алтарем предстанет, не эшафотом.

Не хотел я сыну такой судьбы!
И не верил в силу чужих проклятий.
Юрий напророчил, что станешь ты
Тяжким наказаньем уже с зачатья…

Ты с улыбкой как-то спросил меня, -
Отчего так страстно я рвался к трону?
Для чего нужна мне была резня,
Почему без крови не взял корону?

Что тебе ответить, мой милый сын?
Можно было ждать и смотреть бесстрастно,
Видеть над столицей пожарищ дым,
Беспорядки в армии, бунты в графствах.

Петер был от горя упрям, как бес,
Ксав твердил: "Преступник сидит на троне".
Вместе мы писали мой манифест,
И клялись, что Юрия похороним.

Листья клена в инея серебре
Падали мне в руки, когда столица
Без боев взята была в октябре,
И жена к июлю ждала кронпринца…

Позже называли "моей войной"
Казни непокорных, расстрел провинций -
Крови пролил больше я, чем другой:
Тот, чей взгляд блестит сквозь твои ресницы.

Это были трудные тридцать лет;
Я растил империю, а не сына.
Результат бесспорный моих побед -
Сильный Барраяр и свободный ныне.

Из руин я поднял свою страну,
Сквозь Комарру в мир прорубил я двери…
Только вот одну проиграл войну,
Но и ты не смог победить, поверь мне…

По ходу песни за спиной Эзара выстраиваются в шеренгу графы, солдаты, форы.

9. Память

Свет выхватывает из темноты фигуру Иллиана.

Иллиан:

Историю прошедших трех эпох
Запечатлев в себе Глазами Гора,
Я больше не храню мельчайших крох
Деяний, происшествий, разговоров.
Полвека в пыльный улеглось архив…
Но те года могу забыть едва ли -
Так луч софита, сцену озарив,
Выхватывает яркие детали.

Память - не чип, на части разобранный.
Памяти нас суждено пережить,
Только лишь память отсеять способна
Мелочь от главного, правду от лжи.

Я старше нынче, чем тогда - Эзар,
Мне удалось шагнуть за эту веху.
Но лейтенанту грозный государь
Казался кем-то больше человека;
Я был в те годы слишком глуп и юн,
Чтобы понять, сколь исподволь и сложно
Себя он в память вкладывал мою,
Как до поры клинок ложится в ножны.

Служба - к ней мы пожизненно призваны,
"К бою!" команду горны трубят…
Тот, кто чужими жертвовал жизнями,
Не пощадил самого же себя.

Он сил своих оценивал предел,
Со смертью свыкся, как с родней докучной,
И, зная цену будущих потерь,
Не мог, не смел рассчитывать на случай.
Зато судить с уверенностью смог,
Когда последний час бесстрастно пробил,
Что даже я - в грядущее шажок,
Его возможность править из-за гроба.

Смерть заявляется гостьей незваною,
Ясность прозренья даря нам взамен:
Воля - как факел, вспыхнувший заново
В миг, когда жизнь обращается в тлен.

Здесь тишина запуталась в тенях…
Эзар глядит с парадного портрета:
Мой государь не узнает меня -
От старости, увы, лекарства нету.
Как он желал, я прожил жизнь свою,
Я верным был Империи солдатом -
А нынче его правнук столь же юн
И романтичен, как я был когда-то.

Жизнь продолжается в тех, кто наследует
Нашим идеям и нашим мечтам;
Память - мое возжиганье последнее,
И в галерее царит темнота…

8. Послесловие

Внезапно, загорается свет, и все персонажи, собравшись на сцене, вступают вслед за Иллианом в хор.

Общий хор:

Не важно нынче, кто был храбрецом,
А кто - судьбы слепой марионеткой…
И истина по милости певцов
Заключена в легенду, точно в клетку.

Судьбы насмешки и коварный рок,
Проклятья и фамильные легенды…
В финале зал восторженно замолк,
И через миг гремят аплодисменты.

Занавес

jeunesse global продукция - замедление старения. Омоложение организма. Сохранение красоты.;перчатки велосипедные купить