елка ну, погоди 2017;французский стиль в интерьере спальни
На главную страницу Лоис М.Буджолд

Подарок к Зимнепразднику

Maya Tollie

Взято с @Дневников


Даже если вам немного за тридцать,
Есть надежда докопаться до принца...
Родная барраярская попса.

Был канун Зимнепраздника, и крупнейший шоппинг-центр Форбарр-Султана с ужасом ждал предстоящего. Симпатичных девушек и особенно юношей, а также лиц с непроверенной крепости психикой отправили во внеочередной отпуск. Остальные запасались валерьянкой, а самые опытные кассиры, продавцы и консультанты накачивались ею с утра: ещё неизвестно, дотянутся ли они до своих запасов, когда оно грянет. И вот началось!

Первым вестником стихийного бедствия стал мальчишка, дежуривший на крыше семиэтажного центра. Сообщив, что заметил приближающуюся пешим порядком группу, доложив разведданные о числе неприятельских войск и получив причитающийся гонорар, он рванул из магазина так, что пятки засверкали. Через десять минут вышел директор центра и заявил, что не может приказать никому оставаться и принять бой, а лишь просить. К тому времени уже дезертировала половина охранников - будучи людьми тёртыми и знающими толк в безопасности, они первые сообразили, что к чему. После официального заявления директора слиняла вторая половина вместе с внушительной частью продавцов. Остались лишь самые смелые и готовые рискнуть ради карьерного роста. Их-то директор и решил уволить первыми. Позарятся ещё на его место! Но пока, конечно, они были его защитой и обороной, а завтра будет завтра.

Итак, не успели дезертиры отойти на расстояние выстрела, как стеклянные двери хрустнули и разлетелись под напором плеч личной гвардии кронпринца Зерга. Сотрудники службы наблюдения бросились к экрану, передававшему информацию от ближайшей к входу камеры...

- Форратьер здесь, - сказал Бэнтон. Ривз побледнел - его брат остался в зале.

- И что? - спросил Тарский, неглупый парнишка, но работавший только третий месяц. Темноволосый кареглазый мужчина, как раз обнимавший за плечи парня со смутно знакомой по телепередачам физиономией, вовсе не казался ему чем-то ужасным. Напротив...

Никто не ответил идиоту. Все благодарили тех, в кого верили, что они по эту сторону экрана...

Директор выполз на полусогнутых навстречу гостям.

- Что угодно Его Высочеству?

- Нуу, не знаю. Я хотел выбрать туфли для жены... - неуверенно промямлил Зерг. Будь он один (толпа гвардейцев не в счёт, разумеется), директор бы не сомневался, что принц действительно будет исключительно выполнять заявленное, то есть выбирать обновку для принцессы. Поставив на уши весь обувной отдел и за три часа доведя весь магазин до истерики своей неспособностью решить. Но, к несчастью, зная за собой некоторую неуверенность, принц обратился за помощью к лучшему другу, а это значило, что доводить персонал будут куда как более изысканно и утончённо. Иногда директор сам любовался процессом, хотя при подсчёте убытков ему хотелось застрелиться и не жить.

Форратьер подошёл к выбору туфель для Карин творчески. Первым делом справившись о наличии хрустальных туфелек или, на худой конец, испанских сапожков, он впал в лёгкий сплин, когда ни того, ни другого не обнаружилось, и решил провести среди гвардейцев Зерга мозговой штурм на тему "что мы знаем о женской обуви". В штурме гвардейцы разбирались, в обуви не очень, мозги же им были по должности не положены. Тогда раздражённый Форратьер повернулся к Зергу:

- Тебе хоть какие туфли нравятся?

- Мне - на высоком каблуке, но Карин просила...

- Зерг, я тебя умоляю, ни слова больше!

- Но Карин...

- Радость моя, если тебе нравится быть подкаблучником, - Форратьер интимно приобнял принца и продолжил, сделав многозначительное движение бровями: - то не лучше ли пресмыкаться под изящной длинной шпилькой?

У Зерга от впрыгнувшего в голову образа потекли слюнки. "Ну решено! - сказал Форратьер. - Какой размер берём?"

Выудив после долгих изысканий из кармана бумажку, где служанка Карин по большому блату записала размер, Зерг вручил её консультанту с повелением приволочь все модели этого размера на высокой шпильке. Через пятнадцать минут Его Высочество стоял и пялился, как баран на новые ворота, на несколько тысяч разнообразных коробок. Вот тут-то и пригодился Форратьер.

Первым делом он аристократическим жестом велел отнести обратно всё, что стоило меньше чуть подержанного флиттера. Матерясь про себя, консультанты с приклеенными улыбками выполнили и это. Обуви стало заметно меньше, не больше сотни пар. Затем были отброшены семь пар с пряжками или самими шпильками из слоновой кости: плохая-де примета дарить жене слоновую кость, может отдарить рогами. Отбрасывались туфли, тоже согласно примете, на дальность, но те, в кого попали, продолжали улыбаться. Двадцать семь пар были отбракованы по цвету, ещё две - как чересчур откровенные. Что под этим подразумевал Форратьер, Зерг не очень понял, но на всякий случай поспешил возмутиться. Не может же его жена ходить в туфельках с непристойно глубоким вырезом!

Что дальше... и тут Зерг вспомнил, что из женских туфелек пьют шампанское. Форратьер восхитился, исключил все "плетёнки" и направил пару особо сообразительных мордоворотов за указанным напитком. Когда те вернулись, то получили хорошую влётку за то, что вдвоём принесли единственную бутылку, и то какой-то дряни. Послав их ещё раз и велев без ящика "Мерло" энного года не возвращаться, Форратьер начал читать для всех желающих лекцию о том, что натуральная кожа (это ведь натуральная кожа, милейший?), видите ли, не нейтральный хрусталь, а обладает собственным тонким вкусом и ароматом, способным смешиваться со вкусом шампанского. Однако разные виды шампанского тоже обладают своими оттенками, и потому, выбирая туфли, лучше всего использовать именно то шампанское, которое будешь из них пить впоследствии. А именно - самое дорогое. Принц внимал.

Дальше дело пошло. Три четверти пар банально протекли. Продегустировать шампанское из оставшихся семнадцати было делом какого-то получаса. Наконец были отобраны вполне пристойные чёрные "лодочки" с спиралью из золотых блёсток в прозрачном каблуке.

- Только вот удобно ли в них будет Карин?.. - усомнился Зерг.

- Ладно, проверим, - усмехнулся Форратьер. - Милейший, какой у вас самый большой размер? Если я сейчас с них не навернусь, то и она подавно, - пояснил он непонимающему принцу.

Самым большим размером был сорок второй (шпильки, как-никак!). Форратьер, чертыхаясь на собственную инициативность, в это влез и прошёлся по залу. Будь туфли его размера, возможно, его и спасло бы чувство баланса, но чересчур тесная обувь в совокупности с отсутствием (надеюсь) навыков трансвестита сделали своё дело, и он именно навернулся, еле сохранив равновесие. Консультанты хранили гробовое молчание. Фыркнул один из гвардейцев принца.

- Ах так?! - сказал Форратьер. Следующий час они с принцем, усевшись в принесённых для них креслах, распивали шампанское из выбранных для Карин туфелек, в то время как перед ними поочерёдно совершали дефиле на каблуках все двадцать гвардейцев. Причём под взглядом Форратьера в этот сорок второй размер влезли даже те, у кого был сорок шестой.

Когда все мордовороты попадали и отматерились, принц и его друг уже решили, что берут три пары этих несчастных лодочек, чтобы был сервиз. Опять-таки будет из чего пить, когда снова побьют все бокалы...

- Тогда Карин надо взять другие, - задумчиво сказал Зерг. - Чтобы не путать...

- Надо, - согласился Форратьер. Консультанты застонали, ожидая второй части Марлезонского балета, но Форратьер их приятно удивил:

- Ещё выбирать будем?

- А куда деваться?

- Э-э... куда деваться, всегда найдём. Берём самые дорогие?

- Джес, ты гений!

Форратьер ответил загадочной улыбкой, означающей, что может, он и гений... А может, это Зерг идиот... Даже скорее всего...

Директор обозревал разгром левым глазом, в который по какой-то счастливой случайности не угодила пробка. По всему отделу валялись коробки с самой дорогой обувью. Большая часть туфелек была насквозь пропитана шампанским. На части разошлись швы. По дорогому ковролину расплывались абсолютно неаппетитные лужи. Одна из витрин соседнего отдела была разбита "лодочкой" сорок второго размера, с облегчением откинутой последним гвардейцем. И самое подлое было то, что принц и Форратьер устроили это вдвоём! Один Зерг бы устыдился и быстро за всё заплатил. Одного лорда Форратьера можно было бы призвать к тому или иному виду ответственности. Но попробуй призвать к ответу кронпринца, подзадориваемого не знающим ни стыда, ни совести так называемым "старшим товарищем"! Нет, что они честно заплатят за четыре отобранные коробки и, вероятно, за шампанское, директор не сомневался, но легче от этого почему-то не становилось.

- Благородным господам угодно что-то ещё? - с вымученной улыбкой произнёс он.

- Да нет, наверное... Может, ещё ящик шампанского? - Его Высочество повернулся к другу.

- Верно. И... Подожди. - Форратьер сунул коробки принцу, тот, не зная, что с ними делать, перепоручил одному из гвардейцев. - Мне нужна пудреница. Бессонные ночи, знаешь ли, - развязно пояснил он. Зерг сглотнул и как-то даже смущённо проговорил: "Ну пойдём..."

Директор указал общее направление и долго печально смотрел вслед обнявшейся паре. Во-первых, он не знал, как Форратьер выбирает пудреницы, но догадывался, что ничем хорошим магазину это не грозит. Во-вторых, что-то ему подсказывало, что теперь пудреницей дело не ограничится... Не стоило ли ему самому подобрать что-нибудь в обувном отделе? Скажем, белые тапочки...

сентябрь 2004