На главную страницу Лоис М.Буджолд

Немного о семействе Форкосиганов - глазами психолога

Анна Ходош

Цикл романов Лоис М. Буджолд обычно называют "Сагой о Форкосиганах"; представители этой семьи занимают центральное место во всех книгах. И своих любимых героев писательница описывает настолько достоверно, что трудно удержаться от искушения провести небольшой психологический анализ их личности и биографии, как если бы мы имели дело с реально существующими людьми.

“Безупречный воин” Эйрел Форкосиган

Один старый и умудренный жизнью человек сказал: “Знавал я людей, у которых из-за собственных детей была куча неприятностей - к примеру, покойный император или, скажем, граф Петер.” 2. Да, действительно, граф Петер Форкосиган за свою жизнь изрядно намучился со своим непредсказуемым сыном, у которого блестящие взлеты в карьере постоянно чередовались с не менее стремительными падениями.

Почему же так? Есть ли психологическая логика в противоречивых поступках Эйрела Форкосигана?

У своего отца Эйрел Форкосиган был младшим и менее любимым сыном (“Если бы мой брат был жив, он был бы безупречен. Вы так считали, я так считал, и император Ури тоже так считал...”) 2; упоминание об этом ранит его и приводит в неистовство и десятки лет спустя. Он невысокого роста и внешне неинтересен собой - тоже не плюс для барраярца.

И при этом он с юности страстно одержим идеей доказать своему отцу, что он не хуже своего погибшего брата, что он может сравняться славой и со знаменитым генералом Форкосиганом. Похожие чувства обуревают его сына Майлза почти полвека спустя ("Я заставлю тебя взять извинения обратно! У меня все в порядке, понял? Я начиню тебя такой гордостью за сына, что не останется места для твоей дурацкой вины! Клянусь! Даю слово Форкосигана. Клянусь тебе, отец. Клянусь, дедушка. Я не знаю как, но я это сделаю..." 3... "Есть у меня тайная мечта, чтобы когда-нибудь, где-нибудь в исторических трудах Эйрела Форкосигана представляли значительной фигурой в основном потому, что он был отцом Майлза Нейсмита-Форкосигана." 10); только самолюбие Майлза изрядно поддерживает искренняя вера и любовь его отца, а Эйрелу не достается и этого. Поэтому вся его жизнь превращается в стремление доказать, а ошибки, недостойное поведение - в его обостренном понимании чести - воспринимаются особенно болезненно.

О, сначала он очень старается быть правильным, послушным сыном. Его взгляды - полностью совпадают со взглядами графа (“В молодости он был консервативен: если требовалось узнать мнение Эйрела по любому вопросу, достаточно было спросить графа Петера, а затем усилить.” или “Первый, кого Эйрел вводит в заблуждение своими попытками удержаться в образе простого солдафона, - это он сам. Наверное, ему всегда хотелось быть именно таким. Похожим на отца.” 2). Он поступает в Академию, успешно ее оканчивает, женится - по сговору, по выбору отца, на собственной кузине, - активно делает карьеру и...

... И грандиозный скандал: супружеская измена! дуэль! смерть жены!. Эйрел, единственный наследник графа, должен быть обвинен и казнен, а всеобщее заблуждение, что это якобы любовники его жены убили друг друга... Ну, может быть, это и чудесная случайность, но скорее другое - вероятно, старый интриган Эзар знал обо всем, но приберег нужного себе человека (самого значимого из своих потенциальных наследников, к тому же с детства повязанного участием в кровавой расправе над императором Ури).

Все обвиняют Эйрела в убийстве жены, а сам он втайне уверен, что к этой смерти приложил руку его обожаемый отец. (вот разговор Майлза с отцом: "Но ты действительно, гм... " - " Убил ее? Нет. Или одними словами. Хотя я никогда не был на сто процентов уверен, что это не сделал твой дед. Он устроил этот брак и, знаю, чувствовал себя за него ответственным." - " Если вспомнить деда, это кажется едва возможным, но все же ужасно вероятным. Ты когда-нибудь спрашивал его об этом? " - " Нет... И что бы я, в конце концов, сделал, если бы он ответил “да”?" 11). Следовательно, в двадцать с небольшим Эйрел глубоко убежден, что сам он - убийца и трус, поскольку не сознался в совершенном им преступлении, а его отец был вынужден, исправляя его собственные ошибки, пойти на бесчестный поступок...

К тому же из происшедшей истории им делается еще один, роковой, вывод - женщине нельзя доверить свою честь. Теперь больше двадцати лет, вплоть до того, как он встречает Корделию - “солдата в юбке” - Эйрел будет держаться от женщин подальше, как ни требует от него отец жениться и произвести на свет наследника.

И вот Эйрел сперва ударяется в запой (как он сам это описывает, "вообрази себе невежественного самоубийцу, которому нечего терять и который шатается в пьяном, враждебном угаре." 11> ), а потом...

Есть у Эйрела кузен Джес Форратьер - его сверстник, давний, еще кадетских времен, приятель и достаточно близкий родственник (их степень родства та же, что и у Майлза с Айвеном - общий прадед: у Майлза и Айвена - принц Ксав Форбарра, у Эйрела и Джеса - граф Пьер Форратьер). Именно друг Джес открыл ему глаза на бесчестное поведение жены; судя по намекам, именно он подкинул Эйрелу мысль о дуэли. Правда, у Джеса Форратьера довольно неординарные вкусы в отношении интимного общения, но... Жизнь кончена, терять нечего! А позор “огромного тайного скандала” является тем бессознательно желаемым наказанием за бесчестие, которого, как Эйрел уверен, он и заслуживает своим поступком. Вышеупомянутый же тайный скандал получает такую огласку, что и поколение спустя о нем ходят гипертрофированные сплетни даже среди невежественных дендарийских горцев (“...все знают, что сын графа - мутант. Некоторые говорят, что это из-за... того, что в юности граф развратничал с другими офицерами 5 ).

Легко представить, в каком ужасе от всего происходящего был его отец! Но каким-то чудом Эйрел преодолевает эту пору своей жизни, порывает с Джесом и принимается активно делать военную карьеру: капитан на полевой службе - коммодор в Генштабе - самый молодой адмирал за всю историю Барраяра - гениальный стратег, спланировавший самое важное барраярское завоевание столетия, захват Комарры. “За последние двадцать пять лет без Форкосигана не обходилась ни одна заварушка 2 . И вот Барраяр выигрывает “идеальную войну”... а герой Комарры идет под трибунал за убийство политофицера. Хорошо, что дело закончилось лишь разжалованием до капитана!

Нарушение данного им слова - это снова бесчестье, выливающееся для него в пять месяцев беспробудного запоя на острове Кайрил ("Я мало что помню, потому что большую часть времени был пьян." 4 ) и четыре года унылого патрулирования на корабле с черт знает каким экипажем. Потом следует отвергнутое им предложение императора Эзара стать вице-королем Эскобара (понятное дело, сделанное с совершенно иным подтекстом, но все же косвенно свидетельствующее, что Эйрел Форкосиган снова возвращается к активной деятельности). Затем Эйрел организует классически правильное отступление в Эскобарской войне (как говорит с завистью капитан Танг, " мемуары об Эскобарском вторжении... это была бы настольная книга офицера космофлота - пособие по активной обороне" 3 ), cнова получает чин адмирала - и выходит в отставку, за которой следует пара месяцев буквально самоубийственного пьянства.

Так что вызывает эти регулярные жуткие срывы, наполненные алкогольным самооглушением и прочими видами деструктивного поведения? Обратимся к словам самого Эйрела: в своей маленькой лекции “о чести и репутации” он говорит, что самое страшное в жизни - это именно бесчестье, нарушение своих собственных внутренних моральных стандартов ("Репутация - это то что другие знают о тебе. А честь состоит в том, что ты знаешь о себе сам... Самое ужасное чувство пустоты испытываешь, когда видишь осколки своей разбившейся вдребезги чести у своих ног, а твоя общественная репутация, наоборот, взлетает и парит высоко. Это уничтожает душу." 11 ). Очевидно, что он срывается всякий раз, совершив по своим собственным представлениям настоящий бесчестный поступок - либо нарушив закон и струсив, либо послав своих друзей на верную гибель, либо не сумев сдержать данного им слова (причем каждый раз это имеет необратимые последствия - чью-то смерть).

Как сказал бы психолог, поставленная им недостижимая сверхцель вызывает у него обостренное отношение к собственным неудачам и комплекс вины. Неужели Эйрел Форкосиган просто невротик? Известно, что существует два типа людей: одни в неприятном положении готовы направлять свою агрессию вовне, а другие - внутрь себя самого; именно из таких выходят потенциальные самоубийцы. Эйрел, конечно же, из последних; чем в большей он ярости, тем тише делается его голос.

Однако в последующих книгах мы видим совершенно другого Эйрела Форкосигана: спокойного, хладнокровного - иногда даже чересчур - и никогда не теряющего на людях самообладания (хотя, как и всякий нормальный человек, он может расслабиться наедине с собой или своими домашними; вот Майлз вспоминает: "Я видел его плачущим и пьяным... когда мы узнали, что майор Дювалье казнен по обвинению в шпионаже " 4). Отчего такая перемена ?

Может быть, причина в высоком положении, им занимаемом: фактический правитель империи, - сперва лорд-регент, потом премьер-министр - не имеет права на нервный срыв, слишком много людей зависят от него? Да, конечно, чувство долга - великая сила, но вряд ли можно продержаться из одного долга три десятка лет и не свихнуться в конце концов. Нет, спасло Эйрела другое.

В его жизни появилась Корделия - единственный человек, в чьей любви он никогда не сомневался, которая его никогда не осудит ("Я могу тебя любить. Я могу горевать о тебе или вместе с тобой. Я могу разделить твою боль. Но судить тебя я не могу. " 1 ) и не предаст, чья точка зрения принимается им безоговорочно (" Позже — намного позже — когда у меня тоже было слишком много чего терять, я получил твою мать. Ее доброе мнение было единственным, которое мне было нужно." 11). Именно она воплотила в себе для Эйрела ту незыблемую точку отсчета, по отношению к которой он строил свою дальнейшую жизнь ("Мой дом - это не здания. Это человек." 2).

И недаром Корделия говорит про своего мужа: "Эйрел - великий человек. Я, бетанка, утверждаю это, но я не путаю величие с безупречностью. Быть великим, несмотря ни на что, гораздо... большее достижение" 8.

"Мирная женщина” Корделия Нейсмит"

Завязка сюжета в самом первом романе форкосигановской саги, “Осколках чести”, может показаться достаточно типичной: встречаются ОН и ОНА - воин-аристократ с жестокого Барраяра и мирная исследовательница с демократической Колонии Бета. Непонимание... культурный конфликт... споры об общественном устройстве, перерастающие в любовь...

Корделия то и дело подчеркивает эту разницу между ними, возмущенно называя барраярцев “чертовы милитаристы” и “наемные убийцы”, а относительно своих коллег безапелляционно заявляя, что они “исследовательская группа, а не армейская часть”.

Однако с “мирным ученым” Корделией Нейсмит есть некоторая странность. Формально являясь специалистом - астрокартографом - на слух звучит как что-то невинное, вроде географии в космическом масштабе - она удивительно неплохо практически знакома с разнообразным оружием.

Она осведомлена до тонкостей о вооружении боевых космических кораблей, включая и закрытую информацию ("Я видела секретные доклады по крейсерам "генерал". Они превосходят вас вооружением, защитой и личным составом - но у вас по меньшей мере двойной выигрыш в скорости. " 1 ). Она блестяще разбирается в современном ручном оружии ("Это была акустическая граната четвертого класса, выпущенная, по-видимому, из пневматического гранатомета... Вы что, никогда не слышали, как они взрываются?" (... а где она сама могла это слышать?)..."Хотите, Саймон, я вам точно подсчитаю амплитуду резонансных колебаний для герметичного пассажирского салона? " 2 ( в уме? мгновенно? неплохой нужно иметь навык для решения таких задачек...) и сама стреляет “с инстинктивной меткостью камикадзе 1 - способна одна уложить троих солдат с нейробластерами. Наконец, она отлично знает и особенности архаических видов холодного оружия (хотя ни историей, ни культурой Барраяра - как примера архаической планеты - раньше не увлекалась) - это исчерпывающе подтверждает вся сцена покупки трости-шпаги в магазине Синглинга.

Ее физическая подготовка тоже вызывает искреннее восхищение: наравне с Форкосиганом она выдерживает изнурительный четырехдневный марафон по диким лесам по пятьдесят километров в день - полуголодная, после сотрясения мозга плюс тащит на себе раненого... Мы хорошо знаем, как с юности гоняют на выносливость - марш-бросками по сто километров - барраярских кадетов, но откуда такие навыки у мирной женщины с благоустроенной планеты?

Тихая женщина Корделия Нейсмит - потом леди и графиня Форкосиган - склонна к рискованным эскападам гораздо больше, чем самые милитаризованные из барраярцев. С юности - с двадцати двух лет - она занимается тем, что “играет в прятки со смертью”, прыгая вслепую в новооткрываемые П-В туннели (“До войны она одиннадцать лет прослужила в Астроэкспедиционном корпусе 8 ... “Все космолетчики немного чудные, но первопроходцы считаются психами из психов.... Астроэкспедиционный корпус... совершает прыжки к смерти за зарплату, премии и пенсию 10), а в тридцать три - вызывалась командовать стопроцентно опасной, рассчитанной как минимум на попадание в плен миссией по доставке на Эскобар нового оружия. Взбешенная же Корделия просто опасна для окружающих - когда ее охватывает “волна мгновенной ярости” или когда ее “гнев брызжет во все стороны”, на ее пути лучше не попадаться даже друзьям.

Прекрасно владеющая всеми видами оружия, великолепно тренированная, резкая, склонная к риску и до безрассудства храбрая - не случайно старик Фортела галантно называет Корделию “принцессой амазонок”, к чему можно подобрать в качестве более прозаического синонима разве что неуклюжий термин “леди-спецназовец”. Сама по себе чрезвычайно незаурядный и высоко одаренный человек, Корделия усиливает преимущества своего положения великолепной - и явно специальной - тренировкой.

Благоустроенная, скучная, предпочитающая индивидуальности равенство, высокоразвитая Колония Бета оказалась тесной для яркой личности Корделии Нейсмит. И в конце концов, стало ясно, что в свои тридцать три “возможно, она была более подготовлена к Барраяру, чем казалось.” 10

“Случайные Братцы” Форкосиганы-младшие

Обаятельный маньяк Майлз

У Майлза явный темперамент Корделии. Если в юности Майлз и заблуждался, считая что склонность к риску он получил в наследство от своих воинственных барраярских предков (“ - Наверное, я унаследовал от тебя любовь к риску. - Отец усмехнулся и кивнул: - Ну, не от матери же.3), то в с возрастом он разумно пересмотрел эту точку зрения, полагая что “адреналиновая зависимость” досталась ему от матери. Как и ей, препятствия на пути к желанной цели придают ему лишь энергии и ярости ( как замечает ему Айвен, “Я никогда прежде не видел, чтобы ты, упершись в какую-нибудь стенку, не попытался либо перелезть через нее, либо обойти, либо, на худой конец, подорвать. Или просто-напросто колотиться в нее лбом до тех пор, пока она не рухнет.9)

Свое редкостно эффективное умение манипулировать людьми, заставляя их неосознанно принимать такие решения, каких хочет добиться он сам (“Майлз определяет стратегию и тактику и приманивает людей делать то, что он хочет 11), Майлз тоже перенял у матери - и адмирал Нейсмит придерживается явно бетанского, ободряюще-доброжелательного стиля командования.

Но талант собирать вокруг себя неординарные, блестящие личности - в нем безусловно от отца ("; Удачный подбор персонала считался одним из его главных военных талантов. " - и чем дольше Марк был знаком с Циписом, тем больше убеждался, что этот талант Майлз унаследовал от своего - от их - отца 11”), да и свою карьеру он с самого начала пытается строить, взяв за образец в первую очередь отцовскую.(" У меня всегда была единственная мечта - стать офицером и служить Барраяру так же, как отец." 3).

В моменты, когда Майлзу хуже всего - как в семнадцать, так и в тридцать лет - он готов поговорить с отцом, но откровенности с матерью скорее всего побаивается. И этому есть вполне разумное объяснение: “типично американский”, психоаналитический подход Корделии к обсуждению жизненных проблем не удается полностью разделить мужчине-барраярцу, неосознанно придерживающегося культурных табу на допустимость обсуждения в разговоре между мужчиной и женщиной отдельных тем (пресловутые “Правила” Корделии). Эйрел же склонен не задавать близким ему людям щекотливых вопросов, ответ на которых, по его мнению, может разрушить их взаимоотношения.

Очевидно, что отношение к жизненным ценностям - к военному мундиру, к социальным условностям, к институту форов, даже к оценке женской привлекательности (“Отец Майлза разделял архаичный барраярский идеал женской красоты, подразумевавший способность выжить в голодное время; Майлз признал, что и его самого впечатлял подобный стиль11) - у Майлза отцовское и абсолютно барраярское. Наверное, поэтому в самое переломное мгновение жизни Майлза его мать, несмотря на свою почти устрашающую проницательность, не смогла верно угадать, как он поступит - искренне считая, что в момент жизненного кризиса он “предпочтет маленького адмирала10.

Похоже, что у Майлза характер матери - ее оптимизм, артистизм, приспособляемость, умение управляться с людьми и бурный темперамент - но при этом явно отцовская система ценностей.

“Нечаянный Форкосиган” Марк

О Марке мы пока знаем меньше - он появляется в качестве действующего лица лишь в трех книгах, причем в одной из них - в “Братьях по оружию” - представляет собой пока лишь слепок с чужой личности. Но нетрудно заметить, что хотя самую важную часть своего взросления Марк старательно учился подражать своему клон-брату Майлзу, он им совершенно не стал, а наоборот, обретя свободу, попытался построить свою индивидуальность “от обратного” ( хотя сказано же, что “ просто не быть Майлзом - это оборотная сторона подражания Майлзу8).

Отношение к жизни и моральные ценности у Марка, безусловно, “либеральные”, в этом он схож с Корделией - такой же, как и он сам, уроженкой другой планеты, вынужденной смириться с полным ограничений Барраяром. Он разделяет ее отношение к личной свободе, к сексу, к откровенности. Он недолюбливает военных и совсем не испытывает общепринятого на Барраяре благоговейно-испуганного отношения к всемогущей СБ; в чем-то это схоже с личным отношением Корделии к Саймону Иллиану, которого она не стесняется пропесочить в хвост и в гриву, если считает его неправым.. Он безусловно уверен в превосходстве хорошего галактического образования. Наконец, он со вкусом подхватывает ее любимое, особым тоном произносимое ругательство “барраярцы!...”.

Конечно, роль “одного из Форкосиганов” и место в этой странноватой семейке Корделия сперва ему практически навязала - вместе с мундиром младшего лорда дома и непоколебимой уверенностью в том, что она всегда готова ему помочь. Поэтому и в семье в первую очередь Марк - “сын Корделии”. Оказавшись в беде, он всякий раз бросается за помощью к ней, к понимающей его, “родственной душе”, и заботливая мать оказывает своему бедному младшему сыну самую мощную поддержку, на какую только способна.

Но к Эйрелу Форкосигану Марк не испытывает сыновней любви - его чувство можно описать как уважение, отчасти смешанное со страхом. И скорее всего, это не только следствие давнего психопрограммирования, предназначенного для того, чтобы сделать из Марка совершенное орудие для убийства графа Форкосигана.

Важнее то, что они с отцом (если вспомнить Эйрела в молодости) поразительно схожи по рисунку глубинных психологических комплексов, и это проявляется несмотря на то, что Марк впервые узнал о своих родителях уже почти во взрослом возрасте.

У обоих чувство вины выливается в депрессию и бессознательный поиск “желанного наказания8 ; только истинный барраярец Эйрел прибегал к ударной дозе алкоголя, а Марк в той же ситуации предпочитает столь же неумеренно объесться.

Оба в юности колеблются в определении своей сексуальности.

Оба несгибаемо упрямы. Вот Форкосиганы-родители, сравнивая характеры своих сыновей, говорят про Марка: “ - Не думаю, чтобы ему легко удалось продублировать врожденную способность Майлза играючи пробегать по минному полю... - У него скорее склонность это поле пропахивать8 - а вот Корделия, глядя на столкновение Эйрела с его отцом, мысленно комментирует “Спешите увидеть! Только один раз: непреодолимая сила встречается с несокрушимым препятствием2. Хотя, разумеется, это прирожденное качество у графа Форкосигана с возрастом смягчается жизненной мудростью.

В Эйреле Марк пытается - и одновременно боится - увидеть “темные стороны своей души”. Видно, что хотя сознательно Марк полностью разделяет взгляды Корделии, по типу личности - и по подсознательным мотивам поведения - он больше схож с отцом.


Цитаты взяты из следующих книг:

1- "Осколки чести"
2 - "Барраяр"
3 - "Ученик воина"
4 - "Игра форов"
5 - "Горы скорби"
8 - "Танец отражений"
10 - "Комарра"
11 -"Мирные действия"

май 2000