Поражён вкусом роллов Актау! Компания Ваши Суши.
На главную страницу Лоис М.Буджолд

"В узком кругу"

Айвор Зегерс

Написано на "Летний фест'07":
обязательно использование заданных персонажей (гем-леди)


Попасть в Павильон Прилетевшей Серой Цапли не так просто. Начать с того, что никого рангом ниже гем-леди туда не пускают. А лордам, что гем-, что аут-, туда и вовсе ход заказан: по завещанию последней представительницы некогда угасшего рода, имение сдается под женский клуб. Но, предположим, если вы гем-леди, и если вы записались заранее, то, выйдя из флаера, вы смиренно подходите пешком к воротам имения, сдаете в сторожку обувь и генератор защитного поля, а взамен получаете в такой дождливый день, как сегодня, антикварный зонтик и пару туфель на высокой деревянной подошве. И вы, поскальзываясь, идете под мелким дождем по извилистой дорожке, мощеной серыми камешками в столь давние времена, что она то и дело теряется среди высокой травы. Сворачивать и углубляться в сад даже в хорошую погоду не стоит – в его густых зарослях таится немало одичавших ген-модифицированных растений, и притаившаяся у забора гибридная тигровая ежевика еще как располосует когтями, защищая потомство.

Когда наконец, перейдя вброд мелкий, но холодный ручеек, вы войдете в низкий просторный домик под тростниковой крышей и почувствуете, что в нем тепло и сухо, на вашу душу снизойдут мир и покой. Дождь шуршит за окнами, в воздухе витает запах мокрого тростника. Теплый пол под тростниковой циновкой согревает босые ступни. Провалившись в бесформенный пуф, набитый рисовой соломой, и расправив подмокший подол, чувствуешь, как по лицу расплывается улыбка блаженства.

Вот и четыре дамы, сидящие вокруг низкого полированного столика, безмятежно улыбаются друг другу. Сегодня, в узком кругу, вдалеке от чужестранцев, цетагандийки отдали предпочтение национальной одежде. Шелковые халаты с широкими кушаками соответствуют традиционному требованию к одежде: чем больше ткани, тем лучше, лишь бы все слои соответствовали цветам рода и обогащали их оттенками. В парадных нарядах три леди знатных родов посрамили бы радугу – но сегодня яркость их одежд была умерена в знак общей тайны – поверх кимоно каждая набросила тончайшую шифоновую накидку. Изысканно вытканный узор поясов выдержан в двух основных цветах каждого клана: у блондинки леди Арвин золото на голубом, у рыжеволосой леди Бенелло с фиалковыми глазами - медная нить на темно-фиолетовом фоне, а у синеглазой Геллы и сопровождающей ее дамы – серебристый узор на синем. Известно, что в своих селекционных трудах цетагандийские аут-леди испокон веков уделяли значительно больше внимания внешности женщин, чем мужчин. А именно, они всегда старались, чтобы глаза и волосы аристократок соответствовали гамме родовых цветов. Ген-модифицированным мужчинам не столь повезло - чтобы достичь завидной гармонии, приходится тратить немало времени на макияж, покрывая лицо затейливыми узорами.

Леди Гелла явилась не одна. В голубых глазах леди Арвин засветилось два знака вопроса, леди Бенелло недоуменным движением откинула с виска янтарную прядь. Но подруги не прервали ритуал встречи торопливыми вопросами. Арвин достала из рукава маленький конус, вопросительно поглядела на остальных - все чуть заметно кивнули и еще несколько минут следили за дымком.

- Вот и прошло три месяца, - подала голос Бенелло. - И мы здесь, как и условились. Почти.

- Маджента, моя уважаемая тетушка, - представила леди Гелла. – Она десять лет верой и правдой прослужила фрейлиной сатрап-губернаторши, только что вернулась на родину (и мне некуда ее девать, а без внимания оставлять неучтиво), - договорила она мысленно, надеясь на рудиментарные способности к телепатии, которые периодически проявлялись у многих цетагандийских леди вследствие избыточного усложнения генома.

Дамы поклонились и обменялись благожелательными взглядами.

- Но будет ли достойной госпоже интересны наши беседы? – усомнилась леди Бенелло. – (А если ты уже рассказала ей, в чем дело, я тебя... мы тебя... – пообещала она опять же мысленно.)

- Разве в "Трактате о стихосложении" Тика Хенна не сказано, что лучше всего оценит блистание снега на ветках тот, кто никогда не видел зимы? - с апломбом возразила леди Гелла на обе реплики.

- А, как предусмотрительно! Конечно, нам понадобится независимый арбитр... ну, кто-нибудь, кто бы мог непредвзято судить о наших работах.

- Мне будет позволено узнать, в чем дело? – поинтересовалась леди Маджента.

Остальные дамы переглянулись, и леди Бенелло начала своим звучным голосом:
- Три месяца назад, в дни траура по покойной императрицы, незадолго до новолуния, с нами троими приключилась престранная история. На вечеринке у младшего Йенаро...

- Кстати, как он? – перебила старшая дама с видом живейшего участия.

- Лучше, чем ожидали многие.

- ...Появилось двое барраярцев – из посольства, знаете ли. Речь пойдет вот об этом, - Гелла протянула кузине киберфотоальбом, та перелистала несколько изображений. – Видите, его спутник ростом будет пониже наших прислужников. Я разговорилась с лордом Айвеном Форпатрилом (вот это он крупным планом) – пыталась тактично выяснить, прислали к нам пятифутового посланника ради издевательства или наоборот, в знак того, что Барряр разумно принижает себя перед мощью и великолепием Цетаганды.

- Ну и...?

- Лорд Форпатрил показал себя настоящим дипломатом – незаметно свернул разговор на всякие другие темы. Ну, знаешь, как это бывает - слово за слово, и мы трое оказались с ним наедине в одной из этих симпатичных гостевых спален на верхнем этаже особняка Йенаро...

- Случайно не в той, где зеленый полог над кроватью, и водятся пауки? - взволнованно спросила леди Маджента.

- Нет, занавески были розовые, и я не заметила ни одного паука.

Леди Маджента вздохнула, отдавая племяннице альбом.
- На вид юноша довольно обычный, чем он вам так понравился?

- Я всегда интересуюсь иностранцами, ведь дипломатия наше родовое ремесло, - пояснила леди Гелла.

- Мне было любопытно насчет генетического материала, - призналась Арвин.

- Ну что вы на меня так смотрите? Я... я просто за компанию! Нельзя было, что ли? – сказала леди Бенелло.

- Но всех нас ожидала большая неожиданность - генетического материала мы так и не увидели.

- Разве можно положиться на инопланетников, с этими их произвольными мутациями, - посочувствовала леди Маджента.

Трое дам шокированно переглянулись.

- Ну, я имею в виду, у них бывают такие странные аллергии...

- Леди Маджента, - в голосе леди Бенелло неожиданно зазвенел металл. - Извольте рассуждать логически. Мы что, дети? Мы что, мутаций и аллергий не видели? Разве такие обыденные факты могли послужить причиной для нашей встречи?

- А я-то думала, для посиделок между девочками любой повод хорош, – легкомысленно возразила леди Маджента.

Мысленный гневный возглас подруг ("Зачем ты ее привела - она ничего не понимает!") огненными буквами запылал в мозгу леди Геллы, и она быстро-быстро объяснила:
- Вот уже несколько лет лорд Айвен Форпатрил пылал верной страстью к высокородной… ну, насколько можно так называть женщину варварского племени… леди Форратьер, и ни одной другой женщине не удавалось тронуть его сердце, уж не говоря о чем другом. Видя нашу совокупную красоту и очарование, он было понадеялся, что проклятье, столько лет довлевшее над ним, отступит. Но сразу же сам убедился в тщетности своей затеи.

- Я была так растрогана, что чуть не потеряла сознание! - воскликнула леди Бенелло.

- А, значит два стакана "раствора нежной страсти" были не при чем, - отметила Гелла.

- Конечно же, мы не могли его отпустить, пока он не рассказал нам всю свою печальную историю!

- В подробностях.

- Помните, как он краснел?

Цетагандийки дружно захихикали.

- Однако своему соплеменнику он наговорил о нашей встрече немало непристойностей! – хитро прищурилась леди Бенелло... Я посадила ему на ворот жучка-разведчика. Синего рогача - знаете, у них очень тонкий слух.

- Что за странная мысль! – поразилась леди Арвин. - Жуки годятся разве что для подслушивания во флаерах. Для одежды больше подошел бы рой микрофитов.

- Мне не нужно было следить за бедняжкой весь остаток его жизни, знаешь ли. Жук подслушал, спрыгнул на подоконник, а потом я его подобрала, очень удобно.

Леди Бенелло сняла с прически жесткокрылого шпиона. Жук прокашлялся, поклонился и конфиденциальным шепотом передал короткий диалог затаившим дыхание дамам.

- Да мог ли он поступить иначе? Расскажи он все как было, его низкорослый соплеменник, должно быть, осмеял бы его чувства.

- Еще бы, такое принято хранить в секрете, – вздохнула сентиментальная леди Арвин.

- Итак, дорогая тетушка, смущение барраярца было так неподдельно, рассказ был так красноречив, а доказательства, то есть их отсутствие - так неоспоримы, что распрощавшись с ним, мы условились отразить его рассказанный им сюжет средствами искусства, и по прошествии разумного срока встретиться вновь, чтобы сравнить наши творения.

- Разделяя одно воспоминание, мы выделили в нем три темы, и каждая из нас создала произведение о том, что выпало ей по жребию. - пояснила леди Бенелло.

- Но... но... но я думала, что это не конкурс? – всполошилась леди Арвин.

- Уж я-то не посрамлю тебя в селекции, не бойся, - засмеялась леди Гелла.

- Хм... Я тоже, - призналась леди Бенелло. – Я выбрала иное благородное искусство.

Леди Бенелло повернулась и взяла с еще одного низкого столика объект сферической формы и тяжелый с виду. По середине объекта проходила неприметная трещина. Ловким движением она сняла крышку – все подались вперед и принюхались.
- Салат? Это смело.

Несколько минут дамы дегустировали в молчании.

- Не многовато ли луку? – осмелилась леди Арвин.

- Лук, с одной стороны, указывает на бедность обстановки, в какой произошло первое свидание, а с другой – заставляет со слезами предчувствовать, что влюбленным так и не суждено прочно сплести свои ветви.

Все с задумчивым видом поддели палочками еще по порции.

- Да, восходить на ложе дамы, не удостоверившись, что она подходит тебе по знатности, это очень… по-варварски, - произнесла леди Гелла.

- Но когда он проснулся, он уже был ТАМ!

- Но он сразу понял, что она высокого рода! В том-то вся и соль! - Одновременно возразили леди Арвин и леди Бенелло.

- А, так вы распробовали листья кресса! Я уж испугалась, что они недостаточно мелко порублены.

Гостья жевала салат с крайне заинтересованным видом.
- Уж не указывает ли базилик на некоторое безволие протагониста? – высказала она догадку.

- Дайте я вас расцелую, милая! – воскликнула леди Бенелло, экспансивно вытирая губы. Ведь для автора нет ничего приятнее, чем видеть, что просвещенный ценитель разгадал его замысел.

- Ну что же! – бодро воскликнула леди Маджента. - Думаю, я выражу всеобщее мнение, если просто скажу: Вкусно! И хочется еще!

Дамы поглядели на счастливицу чуть косо и демонстративно отказались от остатков соуса, которые, впрочем, в добром согласии подобрали хлебушком автор и проницательный критик.

- Моя тема, смею сказать, требовала более вдумчивого подхода, - желчно проговорила леди Гелла, и, раскрывая графический планшет, четко и раздельно объявила: «Встречи и разлуки».

Глаза трех зрительниц несколько расширились.
- Но... но где же леди? – жалобно спросила Арвин.

- Это традиционный стилистический прием прославления героини - умолчание с подразумевающимся сравнением. Как в "Балладе о деяниях лорда Лероя Хато": "Искал забвенья могучий Лерой в объятьях верных друзей, но даже с другом наедине не мог не думать о ней," – процитировала леди Гелла.

- Скажешь, ради стилистического приема надо было так тщательно изображать вот эти… э-э… детали?

- Эй-эй, Би, ты нажала "масштаб 250%"!

- Я бы посмотрела, как бы ты выразила свою… мысль… на добром старом шелке старой доброй тушью! Бетанский планшет, подумать только! – фыркнула раскрасневшаяся от негодования леди Бенелло.

- И вправду, не вполне прилично так подробно прорисовывать барраярские мундиры, - признала леди Маджента. - Форма потенциального противника достойна презрения.

- Ты правда думаешь, что у барраярцев так принято? – не унималась леди Арвин.

- Я понятия не имею, как у них принято. Мне нет дела до их варварских обычаев, которые, как мы знаем, во всяком случае, глупы и несправедливы. Что хочу, то и рисую! – воскликнула леди Гелла и топнула ножкой.

Но тут сработал условный рефлекс, который на Цетаганде с детства прививается высокородным дамам. Гелла закрыла глаза, выпрямила спину и начала медленно дышать через нос. По традиции все остальные присутствующие дамы последовали ее примеру. Минут через двадцать спонтанной медитации леди Маджента встрепенулась и воскликнула: "А? Что? Я не спала!". Надо ее извинить! Она так долго не была на родной планете... Никто, конечно, не указал на ее маленький промах.

Леди Арвин подняла кроткие голубые глаза.
- Уж простите меня, недалекую - я только и знаю, что свою генную инженерию. За назначенный малый срок мне удалось вырастить только кое-что очень простое.

Она хлопнула в ладоши – из-за занавеси выглянул низкорослый лысый слуга. Определить, что одинокий аплодисмент принадлежал именно его госпоже, было плевым делом при его многолетней выучке. На серебряном подносе он внес горшок с цветочком, выглядевшим так же свежо и простодушно, как сама леди Арвин.

- Сирень и розовый гиацинт. Они разлучены – видите, в середине стебелек совсем голый… Но аромат их сливается.

Дамы вздохнули полной грудью, окончательно забывая о небольшой стычке. В наступившей тишине послышалась хрупкая печальная мелодия – то в глубине цветочных колокольчиков звенели, ударяясь друг о друга миниатюрные кристаллы.

- Так и давняя любовь – как только в нашей жизни наступает затишье, она вновь становится слышна – но вот пойдет ли наш герой на ее тихий зов?..

Гостья восхищенно закрыла лицо левым рукавом. Даже леди Гелла и леди Бенелло молчали.

- Слов не хватает, чтобы выразить, до чего точно вы передали тонкие чувства... Но, не в обиду вам будь сказано, я все равно не возьму в толк, почему вы ими так прониклись.

- Поймешь, если внесешь в историю что-то свое! – ободрила леди Гелла ("Невероятно! Десять лет вдали от Центра вселенной – и становишься такой безнадежной провинциалкой!") - Мы ведь не знаем, чем все закончится, а леди Маджента сведуща в гадании!

- Ну что ты, дорогая. Всего лишь бросаю косточки ген-модифицированного абрикоса.
Мягким извиняющимся движением леди Маджента достала из рукава мешочек.

Остальные дамы тем временем услужливо сдвинули столешницу и разровняли слой серой гальки, покрывающий гадальный круг.

Косточки были брошены – и только они ударились о камни, как те взорвались с глухим фырканьем, словно миниатюрные бомбочки, и в клубах поднявшегося дыма замелькали слегка расплывчатые стереоскопические картины.

На глазах у дам выступили слезы, а леди Арвин, забывшись, даже промокнула ресницы концом белокурой косы, что на Цетаганде принято лишь при оплакивании пропавших без вести кровных родственников.

- Кто бы мог подумать? – вырвалось у леди Бенелло.

Леди Маджента вздохнула.
- Да, эти варвары и в самом деле умеют любить. Но лорд Форпатрил может быть спокоен, мы сохраним его тайну.


август 2007