кредит с открытыми просрочками

Лоис Макмастер БУДЖОЛД

Игра форов

(Lois McMaster Bujold, “The Vor Game”, 1990)

Перевод © Илья Богданов (ibo@mail.ru), ред. от 12.06.2003


Глава 8

Виктор Рота, агент по снабжению. Так мог бы отрекомендоваться сутенер. Майлз с сомнением рассматривал свой новый образ, точная копия которого висела над пластиной головизора в его каюте. Почему, кстати, нельзя было повесить простое спартанское зеркало? Где же Иллиан раздобыл этот корабль? Изготовленный на Бете, он был напичкан всякими бетанскими приспособлениями – элементами роскоши. Майлз забавлялся, представляя себе ужасную картину того, что могло произойти, если бы программа хитроумной акустической зубной щетки пошла вразнос.

“Рота” был одет неопределенно, но с учетом его предполагаемого происхождения. Майлз отверг бетанский саронг – на станции Пол-6 для него было слишком холодно. Впрочем, свободные зеленые брюки держались на веревке от саронга, и на нем были сандалии в бетанском стиле. Зеленая рубашка из дешевого синтетического шелка с Эскобара, дорогая мешковатая кремовая куртка в том же стиле. Смешанный гардероб того, кто когда-то стартовал с Колонии Бета и кого с тех пор здорово помотало по галактике: со взлетами и падениями. Хорошо. Слоняясь по насыщенной оборудованием каюте хозяина корабля, он тихонько разговаривал сам с собой вслух, разогревая давно не использовавшийся бетанский акцент.

Они без всяких приключений пристали к Полу-6 сутки назад. И трехнедельное путешествие от Барраяра прошло без всяких приключений. Похоже, Унгари предпочитал, чтобы все было именно так. Капитан СБ проводил большую часть времени, подсчитывая, делая снимки и снова подсчитывая: корабли, войска, охрану гражданскую и военную. Они смогли найти свой повод для посещения четырех из шести скачковых станций, расположенных на пути между Полом и Ступицей Хегена, и на всем пути Унгари считал, измерял, классифицировал, вносил и обрабатывал данные в компьютере. Наконец они прибыли на последний (или первый, зависит от направления движения) аванпост Пола, его опору в самой Ступице Хегена.

В свое время Пол-6 просто отмечал точку скачка, был приспособлен лишь для экстренных остановок и передачи сообщений. Никто пока не решил проблему передачи сообщений через П-В туннель, единственный способ – физически перевозить их на скачковом корабле. В самых развитых регионах сети комм-корабли совершали скачок каждый час или даже чаще, после чего испускали узконаправленный импульс, который путешествовал со скоростью света к следующей точке скачка в этом секторе локального пространства, где сообщения принимались и отправлялись дальше – таков был самый быстрый способ передачи информации. В менее развитых секторах приходилось просто ждать, иногда неделями или месяцами, пока мимо будет проходить корабль, и надеяться, что команда не забудет передать ваше сообщение.

Ныне Пол-6 не просто отмечал, он откровенно оборонял точку скачка. Унгари щелкал языком в возбуждении, идентифицируя и суммируя корабли космического флота Пола, собранные в пространстве вокруг нового сооружения. Им удалось использовать спиральную траекторию приближения к станции, так что они могли наблюдать все ее стороны и заметить все корабли, как пришвартованные, так и находящиеся в движении.

– Ваша главная задача здесь, – ранее сказал Унгари Майлзу, – дать любому наблюдателю нечто, за чем наблюдать интереснее, чем за мной. Покрутитесь вокруг. Не думаю, что вам придется прилагать какие-то особые усилия, чтобы стать заметным. Используйте свою легенду: если повезет, вы можете даже заключить контракт-другой из тех, что могут оказаться достойными дальнейшего изучения. Хотя я сомневаюсь, что вы сразу наткнетесь на что-нибудь по-настоящему ценное – так не бывает.

Майлз положил свой чемоданчик с образцами на кровать, открыл его и перепроверил. "Просто коммивояжер, вот я кто". Дюжина образцов ручного оружия, с вынутыми батареями, зловеще блеснула ему в лицо. Стопка видеодисков описывала более крупные и более интересные системы вооружений. И еще более интересная коллекция тонких дисков была удобно спрятана в куртке Майлза. "Смерть. Торгуем оптом и в розницу".

Телохранитель Майлза встретил его у переходного люка. Бог мой, и почему только Иллиан назначил на эту должность сержанта Оверкилла? Без сомнения, по той же причине, по какой послал его на остров Кайрил: потому что доверял ему. Но Майлза приводила в смущение необходимость работать с человеком, который однажды его арестовал. Интересно, какое мнение сложилось к этому моменту о Майлзе у Оверхолта? К счастью, гигант был молчуном.

Оверхолт был одет так же неформально и эклектично, как и сам Майлз, хотя вместо сандалий на нем были прочные ботинки. Он выглядел в точности, как чей-то телохранитель, пытающийся выглядеть как турист. Логично предположить, что именно такого рода человека мелкий торговец оружием Виктор Рота скорее всего и нанял бы. "Функциональный и декоративный: режет, колет, рубит…" Даже сами по себе Майлз или Оверхолт были бы запоминающимися фигурами, а вместе… Что ж, Унгари прав. Не стоит беспокоиться, что их не заметят.

Майлз первым прошел по причальному рукаву и ступил на Пол-6. Они проследовали по коридору – одному из нескольких, спицами сходящихся от причалов к таможенной зоне, где чемоданчик с образцами и личность Майлза были тщательно проверены, а Оверхолту пришлось предъявить регистрационное свидетельство на парализатор. После этого они получили свободный доступ к пространству перевалочной станции, за исключением неких охраняемых коридоров, ведущих, очевидно, в милитаризованные зоны. Эти зоны, как ясно дал понять Унгари, были его, Унгари, делом, а отнюдь не Майлза.

Майлз, пребывая в хорошем настроении по случаю своего первого задания, неспешно двигался вперед, радуясь ощущению того, что он находится на космической станции. Это место не было столь же свободно развивающимся, как Колония Бета, но несомненно он сейчас двигался посреди главного потока галактической технокультуры. Не то что на бедном отсталом Барраяре. Эта хрупкая искусственная среда испускала свой собственный легкий запах опасности: запах, который мог мгновенно раздуться в клаустрофобный ужас в случае неожиданной разгерметизации. Центральным местом встречи служила главная площадь станции, окаймленная магазинами, гостиницами и ресторанчиками.

Как раз напротив Майлза на другой стороне кишащей людьми площади прохаживалось любопытное трио. Крупный мужчина, одетый в свободную одежду, идеально подходящую для того, чтобы скрывать под собой оружие, беспокойно оглядывал территорию. Без сомнения, собрат сержанта Оверкилла по профессии. Они с Оверхолтом заметили друг друга, обменялись угрюмыми взглядами, после чего подчеркнуто друг друга игнорировали. Неприметный мужчина, которого он охранял, почти полностью ускользал из поля зрения рядом со своей женщиной.

Она была маленького роста, но потрясающе яркая. Хрупкая фигура и очень светлые, коротко стриженные волосы делали ее чем-то похожей на эльфа. Черный комбинезон, казалось, был усыпан электрическими искрами, он стекал по ее коже, как вода, – как будто в это дневное время она была в вечернем платье. Черные туфли на тонких каблуках поднимали ее на несколько ничего не решающих сантиметров. Губы кроваво-карминного цвета гармонировали с мерцающим шарфом, который закручивался поверх алебастровых ключиц, каскадом падая с обоих плеч и обрамляя обнаженную белую кожу ее спины. Она выглядела… дорого.

Поймав восхищенный взгляд Майлза, она холодно уставилась в ответ. Ее подбородок вздернулся.

– Виктор Рота? – голос, прозвучавший совсем рядом с Майлзом, заставил его вздрогнуть от неожиданности.

– Э… Мистер Лига? – рискнул предположить Майлз, оборачиваясь. Бледные кроличьи черты, выступающие губы, черные волосы – это именно тот человек, который заявил, что якобы желает усовершенствовать вооружение охранников на своей астероидной шахте. Как же, как же… Каким образом – и где – откопал Унгари этого Лигу? Майлз не был уверен, что хочет это знать.

– Я организовал нам укромный уголок для разговора, – улыбнулся Лига, склоняя голову в сторону расположенного неподалеку входа в гостиницу. – А! – добавил Лига. – Похоже сегодня утром все занимаются делами. – Он кивнул на трио напротив, которое как раз превратилось в квартет и удалялось. Концы шарфа хлопали как знамена, развеваясь за быстро шагавшей блондинкой.

– Что это за женщина? – спросил Майлз.

– Я не знаю, – ответил Лига. – Но мужчина, за которым они шли, – это ваш главный местный конкурент. Агент Дома Фелл, джексонианских специалистов по вооружению.

Он был больше похож на бизнесмена средних лет, во всяком случае, со спины.

– Пол позволяет джексонианцам вести здесь дела? – спросил Майлз. – Я думал, ситуация сейчас напряженная.

– Между Полом, Аслундом и Верваном – да, – ответил Лига. – Джексонианский Консорциум громко заявляет о своем нейтралитете. Они надеются заработать на всех. Но это не лучшее место, чтобы обсуждать политику. Давайте пойдем, а?

Как и ожидал Майлз, Лига разместил их в гостиничном номере, в котором, очевидно, никто не жил, и который был снят исключительно для их встречи. Майлз начал свою заготовленную речь касательно ручного оружия, забрасывая и запутывая собеседника данными об имеющихся в наличии объемах и датах возможных поставок.

– Я надеялся, – заметил Лига, – на что-то более… внушительное.

– У меня есть еще один набор образцов на борту корабля, – объяснил Майлз. – Мне не хотелось беспокоить ими таможню Пола. Но я могу продемонстрировать их вам на видео.

Майлз извлек диски с описанием тяжелого вооружения.

– Эти ролики, конечно, только для образовательных целей, поскольку для частного лица владеть таким оружием в локальном пространстве Пола считается незаконным.

– В пространстве Пола, да, – согласился Лига. – Но законы Пола не действуют в Ступице Хегена. Пока. Все, что вам нужно, это сняться с Пола-6 и вылететь слегка за пределы десяти тысяч километров – за границу контроля за движением – и вы сможете вести любые дела, абсолютно законно. Проблемы начнутся, когда придется доставлять груз обратно в локальное пространство Пола.

– Сложная доставка – это одна из моих специальностей, – заверил его Майлз. – За небольшую добавочную плату, конечно.

– А. Хорошо… – Лига быстро пробежался по каталогу диска. – Так, вот эти тяжелые плазмотроны… как они в сравнении с нейробластерами пушечного класса?

Майлз пожал плечами:

– Полностью зависит от того, хотите ли вы вынести только людей или людей с имуществом. Я могу дать вам довольно хорошую цену на нейробластеры, – он назвал сумму в полианских кредитках.

– Я получил предложение получше на устройство той же мощности, недавно, – скучающе упомянул Лига.

– Ручаюсь, что так, – Майлз широко улыбнулся. – Яд – одна кредитка. Противоядие – сто кредиток.

– О чем это вы, а? – спросил Лига подозрительно.

Майлз отогнул лацкан, пробежался большим пальцем по его нижней стороне и вынул маленький видеодиск.

– Взгляните, – он вставил диск в проигрыватель. Возникло изображение человеческой фигуры, которая сделала пируэт. С ног до головы, включая кончики пальцев, она была одета в нечто, выглядевшее как сверкающая, плотно облегающая сеть.

– Для длинного нижнего белья здесь многовато дырок, а? – скептически заметил Лига.

Майлз одарил его обиженной улыбкой.

– На то, что вы видите, хотела бы наложить лапу любая вооруженная сила в галактике. Законченная индивидуальная защитная сеть от нейробластера. Самая последняя технологическая разработка Колонии Бета.

Глаза Лиги расширились:

– Впервые слышу, что они появились на рынке.

– На открытом рынке – нет. То, что вы видите, это, так сказать, предварительные продажи в частном порядке.

Колония Бета рекламировала только предпоследние или еще более ранние свои разработки. Быть на несколько шагов впереди всех в исследованиях и разработках – так выживали жители этой суровой планеты на протяжении двух поколений. Со временем Колония Бета будет продавать свое новое оборудование по всей галактике. А пока…

Лига лизнул свою надутую нижнюю губу:

– Мы широко используем нейробластеры.

В охране шахты? Ага, конечно.

– У меня ограниченный запас защитных сетей. Кто первый придет, тот первый их и получит.

– Цена?

Майлз назвал сумму в бетанских долларах.

– Неслыханно! – Лига аж откинулся на своем парящем кресле.

Майлз пожал плечами:

– Подумайте. Для вашей… организации может оказаться весьма некстати упустить возможность первыми усовершенствовать свою защиту. Уверен, вы можете представить последствия.

– Я… я должен подумать. А… могу я взять диск, чтобы показать своему, э... руководству?

Майлз поджал губы:

– Смотрите, чтобы вас с ним не поймали.

– Ни в коем случае, – Лига прокрутил весь ролик еще раз, восторженно глядя на сверкающую фигурку солдата, прежде чем убрать диск в карман.

Ну вот. Наживка насажена на крючок, а крючок заброшен в темные воды. Весьма интересно будет взглянуть на то, что клюнет: будь то мелкая рыбешка или чудовищный левиафан. По мнению Майлза, Лига был не более, чем рыбой-прилипалой. Ну, с чего-то же надо начинать.

Когда они вновь оказались на площади, Майлз озабоченно и тихо поинтересовался у Оверхолта:

– Как у меня получилось?

– Очень гладко, сэр, – заверил его Оверхолт.

Что ж, возможно. Было приятно действовать по плану. Он почти чувствовал, как погружается во вкрадчивую личность Виктора Роты.

Пообедать Майлз привел Оверхолта в кафе со столиками, выставленными прямо на площадь: тем лучше всякий, кто не должен следить за Унгари, мог бы наблюдать за ними. Он сжевал бутерброд из выращенного в чанах протеина и позволил своим взвинченным нервам слегка успокоиться. Что ж, этот номер программы может пройти гладко. Далеко не так сверхстимулирующе как…

– Адмирал Нейсмит!

Майлз едва не подавился наполовину прожеванным куском и отчаянно замотал головой, пытаясь определить источник удивленного возгласа. Оверхолт мгновенно подобрался, хотя и смог удержать руку от того, чтобы преждевременно схватиться за спрятанный парализатор.

Два человека остановилось около его столика. Один из них был Майлзу незнаком. Другой… проклятье! Он знал это лицо. Квадратный подбородок, загорелая кожа, слишком подтянутый и крепкий для своего возраста, чтобы сойти за кого-нибудь, кроме солдата, несмотря на гражданскую полианскую одежду. Имя, имя…! Один из коммандос Тана, командир взвода десантного катера. Последний раз, когда Майлз его видел, они вместе одевались в оружейной “Триумфа”, готовясь к абордажной битве. Клайв Чодак, вот как его имя.

– Прошу прощения, но вы ошиблись, – это отрицание было чистым спинномозговым рефлексом. – Мое имя Виктор Рота.

Чодак моргнул:

– Что? О! Прошу прощения. Просто… вы очень похожи на человека, которого я когда-то знал, – он обратил внимание на Оверхолта, и его взгляд настойчиво и вопросительно вернулся к Майлзу. – Э, можем мы к вам присоединиться?

– Нет, – резко ответил Майлз, запаниковав. Нет, стоп. Не следует отбрасывать возможный контакт. Это было осложнение, к которому следовало подготовиться заранее. Но активировать Нейсмита раньше срока, без приказа Унгари… – По крайней мере, не здесь, – быстро поправился он.

– Я… понимаю, сэр, – коротко кивнув, Чодак немедленно удалился, утаскивая с собой своего замешкавшегося компаньона. Ему удалось бросить взгляд через плечо только один раз. Майлз сдержал импульсивное желание разорвать зубами салфетку. По возбужденным жестам удалявшихся вглубь площади Чодака со спутником можно было предположить, что они спорили.

– А это было гладко? – жалобно спросил Майлз.

Оверхолт выглядел слегка обеспокоенным:

– Не очень, – он нахмурился в спины уходившей парочке.

 

Чодаку хватило менее часа, чтобы выследить Майлза на его бетанском корабле в доке. Унгари все еще не вернулся.

– Он говорит, что хочет побеседовать с вами, – сообщил Оверхолт. Он и Майлз изучали изображение на мониторе слежения за площадкой перед входным люком, где Чодак нетерпеливо переминался с ноги на ногу. – Как вы думаете, чего он хочет на самом деле?

– Вероятно, побеседовать со мной, – ответил Майлз. – Черт меня побери, если я тоже не хочу с ним поговорить.

– Насколько хорошо вы его знали? – с подозрением спросил Оверхолт, уставившись на изображение Чодака.

– Не очень, – признал Майлз. – Он казался мне компетентным солдатом и командиром. Знал технику, управлялся с людьми, сохранял твердость в бою.

На самом деле, если задуматься, реальные контакты Майлза с этим человеком были короткими и исключительно деловыми… Но некоторые из тех минут в дикой неопределенности сражения на борту корабля были критическими. Могло ли внутреннее чутье Майлза послужить настоящей гарантией надежности человека, которого он не видел почти четыре года?

– Конечно, просканируй его. Но давай его впустим и посмотрим, что он скажет.

– Если вы так приказываете, сэр, – бесстрастно отозвался Оверхолт.

– Приказываю.

Чодак, кажется, не возражал против сканирования. У него был только зарегистрированный парализатор. Правда он также был экспертом по части рукопашного боя, как припомнилось Майлзу, а это оружие невозможно конфисковать. Оверхолт проводил его в маленькую корабельную кают-компанию, она же столовая – бетанцы назвали бы ее комнатой отдыха.

– Мистер Рота, – Чодак кивнул. – Я, э… надеялся, что мы могли бы поговорить наедине, – он с сомнением посмотрел на Оверхолта. – Или вы нашли замену сержанту Ботари?

– Ни в коем случае, – Майлз жестом приказал Оверхолту проследовать за ним в коридор и не произнес ни слова, пока за ними не закрылась дверь. – Полагаю, ваше присутствие окажет сдерживающее влияние, сержант. Не могли бы вы подождать снаружи? – Майлз не уточнил, кого именно сдерживает Оверхолт. – Вы, конечно, можете наблюдать.

– Плохая мысль, – нахмурился Оверхолт. – Вдруг он на вас нападет?

Пальцы Майлза нервно постукивали по брючному шву.

– Есть такая возможность. Но, по словам Унгари, мы вскоре направляемся в Аслунд, где расположены дендарийцы. А у Чодака может быть полезная информация.

– Если он говорит правду.

– Даже ложь может многое открыть, – выдав этот сомнительный аргумент, Майлз втиснулся обратно в кают-компанию, оставив Оверхолта за дверью.

Он кивнул посетителю, который уже сидел за столом:

– Капрал Чодак.

Лицо Чодака просияло:

– Вы все-таки помните.

– О, да. И вы, э... все еще с дендарийцами?

– Да, сэр. Теперь уже сержант Чодак.

– Очень хорошо. Я не удивлен.

– И, хм… с наемниками Оссера.

– Понимаю. Хорошо это или плохо – еще не ясно.

– В каком качестве вы здесь, сэр?

– Виктор Рота – торговец оружием.

– Неплохое прикрытие, – рассудительно кивнул Чодак.

Майлз попытался, занявшись кофе, накинуть маску обыденности на свои следующие слова:

– Так что вы делаете на Поле-6? Я думал, ден… флот наняли на Аслунде.

– На Аслундской станции, здесь, в Ступице, – поправил Чодак. – Всего пару дней полета через систему. Вернее, на том, что пока там есть от станции. Правительственные застройщики, знаете ли, – он покачал головой.

– С опозданием и дороже?

– Точно, – он принял чашку кофе без колебаний, держа ее между узкими ладонями, и сделал маленький глоток. – Я не могу здесь долго оставаться, – он покрутил чашку, поставил ее на стол. – Сэр, кажется, я случайно вас подвел. Я был так удивлен, когда увидел вас там… В любом случае, я хотел… предупредить вас, наверное. Вы возвращаетесь к флоту?

– Боюсь, я не могу обсуждать свои планы. Даже с вами.

Чодак направил на него пристальный взгляд черных миндалевидных глаз.

– У вас всегда все было с хитростями.

– Как опытный боец, ответьте, вы предпочитаете лобовые атаки?

– Нет, сэр! – Чодак слегка улыбнулся.

– Я так и думал. Я так понимаю, что вы агент – или один из агентов – разведки флота, разбросанной по Ступице. Надеюсь, их все же больше, чем вы один, иначе я бы решил, что организация печально деградировала в мое отсутствие.

На самом деле, половина обитателей Пола-6 в настоящий момент, вероятно, для кого-нибудь шпионила, учитывая количество потенциальных игроков в этой игре. Не говоря уже о двойных агентах – следует ли засчитывать их дважды?

– Почему вас не было так долго, сэр? – тон Чодака был чуть ли не обвиняющим.

– Это не входило в мои планы, – увильнул от ответа Майлз. – Часть времени я был пленником в… месте, которое я бы не хотел описывать. Я сбежал около трех месяцев назад.

Что ж, это один из способов, каким можно описать его пребывание на острове Кайрил.

– Вы, сэр?! Мы могли бы спасти…

– Нет, вы не могли, – резко перебил Майлз. – Ситуация была чрезвычайно деликатная. И разрешилась к моему удовлетворению. Но после мне пришлось… решать возникшие проблемы в некоторых других областях моей деятельности, нежели Дендарийский флот. Весьма далеких областях. Сожалею, но вы, ребята, не единственная моя забота. И тем не менее, я обеспокоен. Я ожидал, что буду получать больше информации от коммодора Джезека.

А вот это чистая правда.

– Коммодор Джезек больше не командует флотом. Около года назад имела место реорганизация финансов и реструктуризация командования, проведенная комитетом капитанов-владельцев кораблей и адмиралом Оссером. Во главе с адмиралом Оссером.

– Где Джезек?

– Его понизили до главного инженера флота.

Неприятно, но Майлз понимал, почему это могло случиться.

– Это не обязательно плохо. Джезек никогда не был так же агрессивен, как, скажем, Тан. А что Тан?

Чодак покачал головой:

– Его понизили с начальника штаба до сотрудника кадровой службы. Никчемная должность.

– Это кажется… расточительным.

– Оссер не доверяет Тану. Да и Тан не любит Оссера. Оссер уже год пытается его выпихнуть, но Тан держится, несмотря на унижение… хм. От него не так-то просто избавиться. Оссер не может себе позволить – пока – расправиться с его людьми, а слишком многие ключевые фигуры персонально преданы Тану.

Майлз поднял бровь:

– Включая вас?

– Он делал дело, – ответил Чодак уклончиво. – Я считал его отличным офицером.

– Я тоже.

Чодак коротко кивнул.

– Сэр… дело в том… человек, который был со мной в кафетерии, – это мой здешний начальник. И он один из людей Оссера. Я не могу придумать ни одного способа помешать ему доложить о нашей встрече, разве что убить его.

– У меня нет желания устраивать гражданскую войну среди моего собственного командного состава, – спокойно заметил Майлз. "Пока что нет". – Думаю, более важно, чтобы он не заподозрил, что вы говорили со мной с глазу на глаз. Пусть докладывает. Я и раньше заключал сделки с адмиралом Оссером, к обоюдной выгоде.

– Я не уверен, что Оссер тоже так думает, сэр. Полагаю, он считает себя обманутым.

Майлз весьма натурально хохотнул.

– Что? Я удвоил размер флота во время войны у Тау Верде. Даже будучи третьим офицером по должности, в конце концов он командовал большими силами, чем раньше – меньшая доля от большего пирога.

– Но сторона, с которой он первоначально заключил контракт, проиграла.

– Неверно. Обе стороны выиграли в результате того перемирия, что мы навязали. Это был исход с двумя победителями и разве что небольшой потерей лица. Что, неужели Оссер не может чувствовать себя победителем, если кто-то другой не проиграл?

Чодак выглядел угрюмо:

– Боюсь, что так оно и есть, сэр. Он говорит – я слышал, как он говорит, – что вы нас обвели вокруг пальца. Что вы никогда не были адмиралом и вообще офицером. И если бы Тан его не предал, он бы вас выпихнул под зад коленом, – Чодак в глубокой задумчивости смотрел на Майлза. – Кем же вы были на самом деле?

Майлз мягко улыбнулся:

– Я был победителем. Помните?

Чодак фыркнул, слегка оживляясь.

– Да уж…

– Не позволяйте жалкой ревизионистской истории Оссера запудрить вам мозги. Вы сами там были.

Чодак с сожалением покачал головой:

– А вы ведь на самом деле и не нуждались в моем предупреждении, – он поднялся.

– Никогда не делайте никаких допущений. И, и… берегите себя. Это значит, прикрывайте свою задницу. Я вас не забуду. После.

– Сэр, – Чодак кивнул.

Оверхолт, ожидавший в коридоре в позе, напоминавшей стойку имперского гвардейца, решительно сопроводил его до люка катера.

Майлз сидел в кают-компании, и слегка постукивал пальцами по краешку своей кофейной чашки, обдумывая некоторые удивительные параллели между реструктуризацией командования в свободном наемном флоте и междоусобными войнами барраярских форов. Можно ли рассматривать наемников как некую миниатюрную, упрощенную или лабораторную модель более серьезных вещей? "Оссеру следовало бы поприсутствовать на Барраяре во время Притязания Фордариана и посмотреть, как действуют большие парни". Однако Майлзу определенно не следует недооценивать потенциальные опасности и осложнения, к которым может привести данная ситуация. Его смерть в миниатюрном конфликте будет столь же абсолютной, как его смерть в конфликте большом.

Дьявол, какая смерть? Что ему до дендарийцев, или оссерианцев, в конце-то концов? Оссер прав, Майлз обвел их вокруг пальца, и единственное, чему стоит удивляться, так это тому, что эта мысль доходила до адмирала так долго. Майлз не видел абсолютно никакой немедленной необходимости вовлекать себя в контакт с дендарийцами. На самом деле, было бы даже правильно избавиться от этого опасного политического затруднения. Пусть ими управляет Оссер, они ведь и были у него под командованием.

"У меня в этом флоте трое давших клятву вассалов. Мое собственное маленькое государство."

И как же просто было снова впасть в личность Нейсмита…

В любом случае, решение активировать Нейсмита должен принимать не он, а капитан Унгари.

И Унгари первым обратил на это внимание Майлза, когда позже вернулся и выслушал доклад Оверхолта. Этот человек полностью себя контролировал: его ярость можно было угадать лишь по незначительным деталям, таким как более резкий голос или более глубокие напряженные линии вокруг глаз и рта.

– Вы нарушили свое прикрытие. Ни в коем случае не следует ломать прикрытие! Это первое правило выживания в нашем деле.

– Сэр, могу ли я со всем уважением заметить, что не я его запорол, – спокойно ответил Майлз. – Это сделал Чодак. Он, как мне кажется, тоже это понял, ведь он не глуп. Он извинился настолько хорошо, насколько смог.

Действительно, Чодак, возможно, более тонкий игрок, чем кажется с первого взгляда, ведь к настоящему моменту у него налажены отношения с обеими сторонами предполагаемого раскола в дендарийском командовании, и не важно, кто победит. Расчет или случайность? Чодак был или умен, или удачлив, и в том и другом случае он может стать полезным дополнением к силам на стороне Майлза… "На какой еще стороне? Да после этого Унгари не позволит мне даже приблизиться к дендарийцам."

Унгари, нахмурившись, смотрел на пластину головизора, только что проигравшую запись беседы Майлза с наемником:

– Похоже на то, что легенду Нейсмита, возможно, вообще не стоит активировать – это слишком опасно. Если маленький дворцовый переворот Оссера похож на то, каким описал его этот парень, то мечты Иллиана, что вы, мол, просто прикажете дендарийцам убраться, можно выбросить из шлюза. Это сразу звучало как-то слишком просто, – Унгари мерил шагами кают-компанию, постукивая кулаком правой руки по ладони левой. – Что ж, мы еще можем извлечь какую-то пользу из Виктора Роты. Хоть я и хотел бы запереть вас в вашей каюте… – Странно, сколь многие из его командиров говорили подобное. – …но сегодня вечером Лига хочет встретиться с Ротой снова. Возможно, для того, чтобы разместить заказ на некоторую часть нашего воображаемого груза. Тяните время. Я хочу, чтобы вы перебрались через него на следующий уровень в его организации. Нам нужен его босс или босс его босса.

– Как вы думаете, чей человек этот Лига?

Унгари остановился и развел ладонями:

– Цетагандийцев? Единения Джексона? Кого-нибудь из полудюжины иных? Сеть СБ здесь очень слабая. Но если бы удалось найти доказательства, что криминальная организация Лиги – это цетагандийские марионетки, возможно, имело бы смысл завести в их рядах полноценного агента. Так что выясняйте! Намекайте, что у вас припасено еще кое-что. Берите взятки. Втирайтесь в доверие. И шевелитесь. Я почти закончил здесь дела, а Иллиан особо хочет знать, когда Аслундская станция будет полностью функционировать в качестве оборонительной базы.

 

Майлз ткнул звонок у двери комнаты в гостинице. Тик передернул его щеку. Он откашлялся и расправил плечи. Оверхолт бросал взгляды в обе стороны пустого коридора.

Дверь с шипением открылась. Майлз моргнул от удивления.

– А, мистер Рота, – тонкий прохладный голос принадлежал той маленькой блондинке, которую он видел этим утром на площади. Ее комбинезон с глубоким вырезом теперь был из плотно облегающего красного шелка, красный жесткий ворот поблескивал, поднимаясь по шее сзади и очерчивая изваяние ее головы, а на ногах были замшевые сапожки на высоких каблуках. Она одарила его ослепительной улыбкой.

– Прошу прощения, – рефлекторно выпалил Майлз. – Я, должно быть, не туда попал.

– Вовсе нет, – тонкая кисть распахнулась в приглашающем жесте. – Вы как раз во время.

– У меня назначена встреча с мистером Лигой, здесь.

– Да, и я взяла эту встречу на себя. Входите же. Меня зовут Ливия Ну.

Что ж, вряд ли у нее под одеждой могло быть спрятано оружие. Майлз шагнул внутрь комнаты и не удивился, завидев ее телохранителя, скучающего в углу. Тот кивнул Оверхолту, который, в свою очередь, ответил кивком, – оба настороженные, как два кота. А где же третий? Очевидно, не здесь.

Женщина проплыла к парящему дивану и устроилась на нем.

– Вы, э... начальник мистера Лиги? – спросил Майлз. Нет, Лига говорил, что не знает ее…

Она немного помедлила:

– В каком-то смысле, да.

Кто-то из них врал. Хотя нет, не обязательно. Если она действительно была из верхушки организации Лиги, он не стал бы выдавать ее Роте. Проклятье.

– Но вы можете считать меня агентом по снабжению.

Бог мой, Пол-6 и правда по уши в шпионах.

– Чьим агентом?

– О, – она улыбнулась. – Одно из преимуществ работы с маленькими поставщиками заключается в том, что они никогда не задают лишних вопросов. Одно из немногих преимуществ.

– Не задавать лишних вопросов – это девиз Дома Фелл, я полагаю. У них есть преимущество в виде постоянной и безопасной базы. Я же научился быть осторожным, продавая оружие людям, которые могут в ближайшем будущем выстрелить из него в меня.

Ее голубые глаза расширились:

– Кому может понадобиться стрелять в вас?

– Людям, введенным в заблуждение, – парировал Майлз. Черт возьми, он явно не контролирует этот разговор. Майлз обменялся тревожным взглядом с Оверхолтом, который со своим собратом по профессии соревновался в невозмутимости.

– Нам нужно поболтать немного, – она приглашающе похлопала по диванной подушке рядом с собой. – Садитесь же, Виктор. – Она кивнула своему телохранителю: – Почему бы тебе не подождать снаружи.

Майлз сел на край дивана, пытаясь угадать возраст женщины. Кожа ее лица была гладкой и белой, только веки слегка морщинистые. Майлз подумал о приказе Унгари: брать взятки, втираться в доверие…

– Наверное, тебе тоже следует подождать снаружи, – сказал он Оверхолту.

Оверхолт, казалось, разрывался на части, но выбирая из двух объектов он, очевидно, предпочел присматривать за большим вооруженным мужчиной. Кивнув, вроде как признавая приказ, а на самом деле одобряя его, он вышел вслед за человеком Ливии.

Майлз улыбнулся, как он надеялся, довольно дружелюбно. Женщина выглядела определенно соблазнительно. Майлз аккуратно откинулся на подушки и постарался выглядеть подвластным соблазнению. Настоящая сценка из шпионских романов, из тех, которые, по словам Унгари, никогда не случаются на самом деле. А может, они просто никогда не случаются с Унгари? "Ого, острые же зубки у вас, мисс".

Ее рука потянулась к вырезу – весьма захватывающий жест – и извлекла маленький, знакомый видеодиск. Она наклонилась, чтобы вставить его в видеопроигрыватель на низком столике перед ними, и Майлз слегка замешкался, переводя свое внимание на изображение. Маленькая сверкающая фигурка солдата снова проделала свои стилизованные движения. Ха. Стало быть, она действительно начальник Лиги. Очень хорошо, значит, дело движется.

– Совершенно замечательная вещь, Виктор. Как вам удалось это достать?

– Счастливый случай.

– И как много вы можете поставить?

– Строго ограниченное количество. Скажем, пятьдесят. Я не производитель. Лига сказал вам о цене?

– Мне она показалась высокой.

– Если вы сможете найти другого поставщика, предлагающего эти штуки дешевле, я буду счастлив установить ту же цену и еще сбросить десять процентов, – Майлзу удалось поклониться, продолжая сидеть.

Она издала легкий гортанный смешок.

– Предлагаемое количество слишком невелико.

– Есть несколько способов заработать даже на меньшем количестве, если вы начнете торговать достаточно рано. Например, продавая работающие модели заинтересованным правительствам. Я хочу поиметь часть этой прибыли, прежде чем рынок окажется насыщен и цена упадет. Вы тоже можете.

– А почему не вы сами? В смысле, сами не продаете их правительствам?

– А почему вы думаете, что я этого не делал? – Майлз улыбнулся. – Но давайте посмотрим на пути моего возможного следования из этого места. Я прибыл сюда мимо Барраяра и Пола. Я должен выйти либо через Единение Джексона, либо через Цетагандийскую империю. К сожалению, в обоих случаях есть весьма высокий риск, что меня избавят от этого груза вообще без всяких компенсаций.

Если уж на то пошло, а где Барраяр раздобыл действующую модель защитного костюма? Был ли настоящий Виктор Рота, и где он сейчас? И где, черт возьми, достал Иллиан их корабль?

– Так вы носите их с собой?

– Я этого не говорил.

– Хм, – она улыбнулась. – Можете доставить мне один сегодня вечером?

– Какого размера?

– Маленького, – длинный ноготь провел линию по ее телу, от груди до бедра, показывая точно, насколько маленького.

Майлз огорченно вздохнул:

– К сожалению, они предназначены для бойцов от среднего до высокого роста. Обрезать один из них – значительная техническая проблема. Над которой я, на самом деле, все еще работаю и сам.

– Как непродуманно со стороны производителя.

– Я полностью согласен, гражданка Ну.

Она посмотрела на него более внимательно. Не стала ли ее улыбка чуточку более искренней?

– В любом случае, я предпочел бы продать их все оптом. Если ваша организация не может себе этого позволить с финансовой точки зрения…

– Мы могли бы это организовать.

– Надеюсь, без задержек. Мне скоро надо двигаться.

Она пробормотала с отсутствующим видом:

– Может, и нет… – затем, резко нахмурившись, подняла глаза. – Где будет ваша следующая остановка?

Унгари все равно придется предоставить открытый полетный план.

– Аслунд.

– Хм… да, нам нужно это как-нибудь организовать. Непременно.

Интересно, это вот такие голубые искорки называют соблазняющим взглядом? Эффект был убаюкивающий, почти гипнотический. "Наконец-то я нашел женщину, которая едва выше меня ростом, и я даже не знаю, на чьей она стороне". Уж ему-то более всех не следует принимать маленький рост за слабость или беззащитность.

– Могу я встретиться с вашим боссом?

– С кем? – она сдвинула брови.

– С человеком, с которым я видел вас обоих этим утром.

– А... Так вы его уже видели.

– Устройте нам встречу. И займемся серьезным бизнесом. Бетанские доллары, помните.

– Ну, сначала удовольствие, потом бизнес, – ее дыхание коснулось его уха, легкий пряный туман.

Пыталась ли она его размягчить? Но с какой целью? Унгари сказал не ломать прикрытие. Определенно, в характере Виктора Роты было бы взять все, что можно. Плюс десять процентов.

– Вам не обязательно это делать, – с трудом выдавил он. Его сердце билось уж слишком быстро.

– Я далеко не все делаю только ради бизнеса, – промурлыкала она.

С чего бы, правда, ей утруждаться соблазнением маленького подленького торговца оружием? Какое ей в том удовольствие? Или же что еще, кроме удовольствия, она хотела получить? "Может, я ей нравлюсь". Майлз дернулся, представляя, как будет предлагать подобное объяснение Унгари. Ее рука обернулась вокруг его шеи. Его рука сама собой поднялась, чтобы коснуться тонкой пряди ее волос. Возвышенные тактильные ощущения, как он и предполагал…

Ее рука напряглась. Совершенно рефлекторно Майлз вскочил на ноги.

И почувствовал себя идиотом. Это была ласка, а не начало удушения. Угол совершенно не подходил для атаки.

Она откинулась назад, разбросав тонкие руки по подушкам.

– Виктор! – В ее голосе слышалась насмешка, а ее брови удивленно поднялись. – Я не собиралась кусать тебя за шею.

Майлз почувствовал жар на лице.

– Я-должен-идти, – он откашлялся, чтобы спуститься на более низкий тон. Его рука метнулась, чтобы вынуть видеодиск из проигрывателя. Ее рука дернулась в том же направлении, затем вяло упала обратно, изображая равнодушие. Майлз хлопнул по комму двери.

Оверхолт сразу появился в открывающемся дверном проеме. Майлз слегка расслабился. Если бы его телохранитель исчез, он бы тотчас распознал, что это какая-то ловушка. Запоздало, конечно.

– Может, позже, – пробормотал Майлз. – После того, как вы примите груз. Мы могли бы встретиться.

Примите несуществующий груз? Что он несет?

Она недоверчиво покачала головой. Ее смех следовал за ним по коридору. У смеха были острые края.

 

Майлз вырвался из сна, когда в его каюте вспыхнул свет. Унгари, полностью одетый, стоял в дверном проеме. За ним неуверенно подрагивал их скачковый пилот в нижнем белье и с заспанным выражением на лице.

– Оденетесь позже, – рыкнул Унгари пилоту. – А сейчас выведите нас из доков и уведите за предел десяти тысяч километров. Я приду помочь проложить курс через несколько минут. – Он добавил себе под нос: – Как только буду знать, куда, к чертям, мы направляемся. Шевелитесь!

Пилот исчез. Унгари прошагал к кровати Майлза.

– Форкосиган, что, черт возьми, произошло в этом гостиничном номере?

Майлз зажмурился от блеска света и глаз Унгари и едва удержался от того, чтобы скрыться под одеялом от них обоих.

– А? – его рот пересох со сна.

– Меня только что заранее предупредили – всего за несколько минут – об ордере, выданном службой гражданской безопасности Пола-6 на арест Виктора Роты.

– Да я даже не прикасался к этой леди! – запротестовал Майлз, чувствуя головокружение.

– Труп Лиги был найден в комнате, где вы встречались.

– Что?!

– Лаборатория службы безопасности только что закончила определение времени смерти – и оно примерно совпало с моментом вашей встречи. Или предполагаемой встречи. Ордер на арест появится в сети через несколько минут, и нас отсюда не выпустят.

– Но я ничего не делал. Я даже не видел Лигу, только его босса Ливию Ну. Я имею в виду, если бы я сделал что-то подобное, я бы немедленно доложил об этом вам, сэр!

– Спасибо, – сухо отозвался Унгари. – Рад это слышать. – Его голос стал жестче. – Вас, конечно, подставили.

– Кто… – Да. Мог быть еще один, более мрачный путь, каким Ливия Ну могла избавить Лигу от этого чрезвычайно секретного диска. Но если она не была начальником Лиги или даже членом его полианской криминальной организации, кем она была? – Нужно узнать побольше, сэр! Это может быть началом чего-то.

– Это может быть концом нашей миссии. Проклятье! И мы даже не можем вернуться через Пол на Барраяр. Отрезаны. Куда дальше? – Унгари заходил по комнате, очевидно размышляя вслух. – Я хочу направиться к Аслунду. Его пакт об экстрадиции с Полом сейчас разорван, но… еще эти ваши осложнения с наемниками. Сейчас, когда они соединили Роту и Нейсмита. Благодаря вашей неосторожности.

– Из того, что сказал Чодак, не думаю, что адмирала Нейсмита встретят с распростертыми объятиями, – нехотя согласился Майлз.

– Станция Консорциума Единения Джексона не имеет пакта об экстрадиции ни с кем. Это прикрытие полностью пропало. Рота и Нейсмит – оба бесполезны. Да, это будет станция Консорциума. Я брошу там этот корабль, уйду в подполье и доберусь до Аслунда своим ходом.

– А я, сэр?

– Вам и Оверхолту придется отделиться и начать долгую дорогу домой.

Домой. Домой с позором.

– Сэр… бегство выглядит плохо. Предположим, мы никуда не едем и очищаем Роту от всех обвинений? Мы больше не будем отрезаны, а Рота по-прежнему будет ценным прикрытием. Возможно, что нас намеренно толкают именно на то, чтобы мы сорвались и побежали.

– Я не вижу, как кто-то мог бы принять во внимание мои источники в службе полианской гражданской безопасности. Думаю, предполагается, что нас запрут здесь в доках. – Унгари хлопнул кулаком по ладони один раз, на этот раз это был жест окончательного решения. – Итак, Консорциум.

Он повернулся и вышел, его ботинки застучали дальше по палубе. Изменения вибрации и давления воздуха, приглушенный лязг сказали Майлзу, что их корабль отходит от Пола-6.

Майлз сказал вслух, обращаясь к пустой каюте:

– А что если у них есть план на оба случая? У меня бы был. – Он с сомнением покачал головой и поднялся, чтобы одеться и отправиться вслед за Унгари.