30
На главную страницу Лоис М. Буджолд

император Эзар, кронпринц Зерг

семейная переписка


Зерг, открытое письмо, 
30 ноября

Как я уже говорил, наш дорогой Эйрел отличается клиническим чистоплюйством, так что я не 
удивлюсь, если весь этот маразм выглядел именно так. Он и в самом деле мог сначала оставить 
за спиной дурака-политоффицера, потом придушить его, а уж потом только вспомнить о фаст-пенте 
и прочих достижениях прогресса. 

Мое Высочество
Зерг Форбарра

P.S. Кстати, хотя на некоторых диалектах Барраяра мое имя и произносится, как "Серг", но в 
округе Форбарра говорят именно "Зерг" и впредь прошу всех присутствующих следить за акцентом, 
так как произношение моего имени на "С" меня раздражает. 

===========================================================================================

Эзар - Зергу, 
30 ноября, ночь

Я  в очередной раз вынужден заметить, что искусство выражать свои мысли
точно и в надлежащей твоему сану манере тебе, похоже, недоступно.
Если  ты  желаешь  вызывать  восторги  всех амбициозных дураков и шутов
Форбарр-Султаны, то у тебя это получается. Тебе действительно комфортно
в таком обществе?
Или ты докатился до того, что ищешь популярности у комаррских писак?
Изволь хотя бы казаться умнее, чем ты есть.

Твой любящий отец.

===========================================================================================

Зерг - Эзару, 
1 декабря

Сир! 

Будучи изложенной в подобающей моему сану манере, сия мысль утратила бы всякую ценность ибо из 
мысли превратилось бы в официальное заявление официального лица, столь же бесцветное, сколь и 
не заслуживающее доверия. 
Относительно моего общества замечу следующее: во-первых, не я выбираю общество, а общество 
выбирает меня, что не удивительно, поскольку расположение кронпринца в глазах оного общества 
выглядит соблазнительной дорожкой для будущей карьеры.  Во-вторых, с точки зрения элементарной 
статистики было бы не менее удивительно, если бы среди желающих снискать расположение Вашего 
сына не оказалось бы ни одного амбициозного дурака и шута, и Вы скверного мнения обо мне, если 
считаете, что я не способен отличить зерна от плевел. И в-третьих - к сожалению, помянутые 
дураки и шуты составляют значительную часть благородного общества, и хоть и не являются надежной 
опорой власти, все же оказывают на нее некоторое влияние, поэтому было бы неразумно упускать их 
из виду или игнорировать их сущствование. 
О коммарских же, как Вы изволили выразиться, писаках скажу лишь, что никакая журналистика не 
существует сама по себе, и любое средство массовой информации выражает интересы тех или иных 
общественных слоев и движений. Поэтому я бы не стал упускать из виду даже таких охотников за 
скандалами, как Маркони - затронутая серьезная тема, будучи подана слишком дешево, создает 
соответствующее представление о ней у аудитории. И скорректировать оное представление в нужную 
сторону можно лишь выдерживая стиль первой подачи, поскольку человеческая психология скверно 
воспринимает информационные контрасты. 
Я не испытываю горячей любви к лорду Форкосигану, однако в данный момент речь идет о репутации 
Империи, и потому я считаю, что в деле поддержания оной больше пользы принесет Эйрел-дурак 
нежели Эйрел-подлец.

С неизменным почтением
Ваш сын.

===========================================================================================

Эзар - Зергу, 
2 декабря

Милый Сын!

Твое  письмо  меня  порадовало.  К старости лет вообще становишься
консервативным  и  от  перемен  лучшего не ждешь. И я уже давно не 
жду, что ты повзрослеешь и  научишься, наконец, совершать действия, 
вызывающие желаемые тебе последствия.

Это хорошо, что ты таким замысловатым путем заботишься о репутации
Империи, как ты пишешь, но почему ты  при  этом стремишься создать
столь отвратительную репутацию себе самому?
Комментировать  твое  письмо  ко  мне  я  не  буду,  ты  пытаешься 
жонглировать понятиями, в смысл которых не желаешь вдумываться.

Вернемся к твоему предыдущему посланию, открытому для всех желающих.

Во-первых,   ты   называешь   Форкосигана   "дорогой   Эйрел".  Это 
сознательный намек на особые отношения - интимные или неприязненные, 
которые существуют между вами?  А к чему этот намек?  И кому ты его 
адресуешь?

Во-вторых, такая оценка, как "клиническое чистоплюйство" и "маразм"
является  несколько  неуместной.  И  дело  не в грубости выражений. 
Грубым  можно быть, вопрос с кем и для чего. В данном же случае эти 
выражения  являются вульгаризмами и  дают представление о тебе, как 
о  человеке  невоспитанном.  Увы,  вынужден признать правоту такого 
мнения,  о чем скорблю.  Уж  на что, но на твое воспитание денег не 
жалели.

И  в  завершение,  сообщаю, что слово "политоффицер" пишется иначе.
Загляни в словарь, будь добр.

Конечно, о приличиях ты не задумываешься, но в открытом послании мог
бы  не выражать такого пренебрежительного отношения к этой трагедии.
Зачем дразнить гусей, особенно, если мечтаешь о их перьях?

Твой любящий отец.

Р.S. Да, и еще... По метрике - твое имя Serg. Написание Zerg никогда 
не  было  официальным. А  произносится, конечно Зерг. Вот так-то. Не 
торопись с ответом, подумай прежде, чем написать, Зержи.

===========================================================================================

Зерг - Эзару, 
3 декабря

Государь мой и отец!

Я давно привык к тому, что Вы подвергаете критике все сказанное мною, включая самые невинные 
фразы, впрочем, думаю, сие пристало заботливому отцу, коим Вы, без сомнения, являетесь. Если 
я унаследовал от Вас хоть часть подобной заботливости, думаю, бедняжке Грегору придеся 
несладко. Однако подвергая все мои слова и действия столь жесткому цензу, Вы часто упускаете
содержание, скрытое за формой. 

Я понимаю Вашу заботу о моей репутации и осознаю всю меру ответственности, лежащую на мне, 
как на Вашем сыне. Однако... 

Довольно. Отец, оставим это бессмысленный обмен уколами - мне все равно не перещеголять тебя в 
ядовитости, поскольку ирония бессильна против глухоты, тем более глухоты избирательной. Моя 
репутация? Полно! Ты отлично знаешь цену этой "репутации". Ты все отлично знаешь, и давай хоть 
раз поглядим друг другу в глаза просто как отец и сын. Я дни и ночи кричу "МНЕ БОЛЬНО!!!",
но этого крика не слышит никто, потому что мою боль могли бы понять только те, кто связан со 
мной узами более крепкими, нежели дружба или (о, Господи!) вассальная клятва. Но у меня нет 
родителей. Я не помню мать (Боже, почему я не помню мать?!!), а ты всегда видел во мне 
наследника, но не сына. А я пытался быть хорошим сыном! Я и в самом деле пытался! Но ты всегда 
задирал планку заведомо выше, чем я мог прыгнуть. Я знаю, ты искренне считал, что делаешь это 
для моего же блага - но пойми, я ведь человек из плоти и крови, и у моих возможностей есть 
пределы. Ты хотел видеть во мне продолжение себя - но я не могу быть лишь молодой копией 
Великого Эзара! Вспомни! В моем возрасте ты дрался с цетагандийцами и был всего лишь одним
из сомнительных кандидатов в длинной очереди на престол. Ты прожил интересную жизнь, отец! И 
тому, чего ты достиг ты обязан только себе. А я? Меня с пеленок ГОТОВИЛИ на роль Императора - 
такого, каким хотел бы меня видеть ты. С тем же успехом ты мог бы заказть свой клон у бетанцев 
(прости, я знаю, что говорю мерзость, но это наиболее точная аналогия из тех, что я могу
сейчас подобрать). Стоило мне сделать хоть шаг в сторону, меня тут же били по рукам дежурным: 
"Не подобает!" Я слишком рано уяснил разницу между Кронпринцем и Зрегом. Кронпринц делает то, 
что подобает, а Зерг... мог бы делать то, что хочет, но Кронпринц держит его в ежовых рукавицах. 
Мне стоило огромных усилий, чтобы примирить эти две ипостаси, но я сделал и это! Знаешь, это 
очень интересное ощущение - балансировать на грани шизофрении, и осознавать это. Тщу себя 
надеждой, что мне удалось избежать шага за эту грань, и избежать страшной участи Безумеца (ты 
понимаешь, о ком я). Правда, в итоге получился сомнительный кронпринц и невидимка-Зерг, но эти 
двое по крайней мере уже не пытаются придушить друг друга. Да, я понаделал в жизни немало 
глупостей, и продолжаю совершать их и по сей день... И Карин - одна из самых страшных моих 
глупостей. Мы не созданы друг для друга - и  ни я, ни она в этом не виноваты, впрочем, об этом 
уже поздно говорить, после того, как родился Грегор. Наверное, он - единственное, что есть 
по-настоящему ценного в моей жизни. Крохотное существо, которое меня любит... да, любит, хоть 
он еще и очень мал, я вижу это в его глазах. И пусть я отвратительный принц и ужасный муж, но 
я по крайней мере сделаю все, чтобы стать хорошим отцом. Но боюсь, ты не доверишь мне и этого...

Ты попрекаешь меня моим так называемым "окружением", хотя назвать этим словом толпу повес и 
бездельников можно только по пространственному критерию. Пусть меня окружают глупцы - но 
глупцы по крайней мере просто глупы. Вокруг тебя же все теснее сплачивают ряды ПОДЛЕЦЫ. Прости, 
но я больше не могу делать вид, что мне нет до этого дела. Тот же Форкосиган-младший -
Господи, отец, неужели ты был серьезен, когда говорил о моей ИНТИМНОЙ связи с ЭТИМ человеком? 
Даже если не брать в рассчет, что я убежденный гетеросексуал (прости за интимную подробность, 
впрочем тебе уже наверняка доложили), то лорд Эйрел отвратителен мне настолько же, насколько 
симпатичен граф Петр. Говорят, на детях героев природа отдыхает, надо мной она, похоже, тоже 
не особо потрудилась, но лорд Форкосиган... Отец, я говорю открыто: этот человек - СВОЛОЧЬ и 
ПОДЛЕЦ. Комаррская операция убедила меня в этом окончательно. Гениальный стратег Эйрел, 
просчитывающий свои действия на тысячу шагов вперед - и вдруг совершает ТАКУЮ глупость? Я не
верю в это! Увидишь, он еще вернется с острова Кайрил с высоко поднятой головой великомученика, 
пострадавшего за честь фора, и будет нести гордо нести "крест незаслуженной обиды", и будь 
уверен, этим крестом он расчистит себе путь вернее, чем мечом. О, у него есть опыт! Его жена, 
разумеется, не могла отыскать лучшего орудия самоубийства, нежели плазмотрон, в котором без 
инструкции-то не разберешься!
А Негри? Я вообще всегда считал, что человека, избравшего делом жизни подглядывание в замочные 
скважины вряд ли можно считать психически здоровым. Но даже черт с ними с жучками, один из 
которых я на днях обнаружил аж в собственной пепельнице - я готов признать, что это для моей 
же безопасности. Но откуда берутся эти непонятные слухи обо мне, расползающиеся по столице, 
как тараканы? Я весь на глазах, и веду достаточно светский образ жизни, чтобы, казалось бы, 
исключить все поводы для домыслов. Да, я бываю резок и несдержан. Да, я падок на женщин. Да, 
в конце концов я и впрямь слишком много пью - но выставлять меня к тому же садистом и 
извращенцем? Это уже, по-моему, чересчур! Славы ловеласа с меня было бы довольно. Однако же 
СБ не предпринимает ничего, чтобы защитить мою репутацию, хотя это вполне в ее власти. У меня 
нет доказательств, только предположения, но после того, как факты, касающиеся моей семейной 
жизни и неизвестные даже моим самым близким друзьям вдруг начинают бродить по Форбарр-Султане 
в виде анекдотов, у меня возникает нездоровое ощущение присутствия под под диваном человека с 
диктофоном. 
О Гришнове и его, извини за просторечие, шарашкиной конторе я уже и не говорю. Нет ничего хуже 
плебея, дорвавшегося до власти, а МПВ в последнее время запустило руки слишком глубоко. То, 
что этот непромытый тип так и вьется вокруг меня, лишь убеждает меня в том, что упомянутые 
руки пора бы укоротить. Скоро мы придем к тому, что к каждому солдату в армии будет приставлен 
личный политрук. Думаю, не стоит говорить, в чьих руках тогда окажется власть. Кстати, 
"политофицер" и впрямь пишется с одним "ф", но в барраярском и бетанском английском слово 
"officer" имеет все-таки двойную "f", а я, когда писал письмо слишком устал, и не сразу 
переключился с одной грамматики на другую. 

Теперь я хочу сказать главное... Ты знаешь я несколько раз пытался... Ты понимаешь, о чем я... 
Отец, я никогда не был подлецом. Я ненавижу подлость, и я никогда не прятал лица. На той 
ракете, что так и не стартовала, написано мое имя. Глупо говорить в таких случаях "я больше 
не буду"... просто поверь мне. Я бы очень хотел тебя полюбить. Только, наверное, для этого 
уже слишком поздно... Не надо меня прощать, отец. Не за что. Постарайся хотя бы не судить 
слишком строго. Ты знаешь, я никогда не позволял себе проявлений слабости, подобных этому 
письму, как и ты никогда не проявлял слабости по отношению ко мне. По крайней мере в этом 
мы схожи.

Я совесть нации без совести и чести
Среди братоубийц и подлецов
О мой палач! В мой час на лобном месте
Ты не услышишь жалоб на отцов.

Я проклят безымянною толпой.
Когда растерзанную в кровь больную душу
Поволокут на казнь и скажут: "Пой!"
Тогда обет молчанья я нарушу.

И я спою вам о моей стране,
Разбитой на уделы и кантоны,
Измученной в бессмысленной войне,
Где мера совести - мундиры и погоны.

И спросит мой палач в последний час,
Когда топор блеснет улыбкой смерти,
"Зачем ты пел, певец?" Что мне ответить?
Да ни зачем. Я просто пел для вас.

Это так, экспромт... Не знаю, к чему оно.

Твой сын
Зерг

===========================================================================================

Эзар-Зергу,
4 декабря, ночь

Ну, здравствуй, Зерг!

Я  не  решился  ответить тебе сразу: не нашел нужных слов. Наверное, 
было  бы  правильнее  не  отвечать  на твое письмо, сделать вид, что 
его вообще не было.

Твое  письмо  было  взрывом эмоций, по сути, риторическим. Но, после 
тщательных раздумий, я решил все же ответить. В конце концов, уверен, 
что  это  не  испортит наших с тобой отношений более того, чем уже...
Быть может, каким-то чудом нам с тобой удастся понять друг друга?

Несколько раз в течение этих дней я перечитывал твое письмо и искал в
длинной  путанице  ох#ительно  трогательных скорбей - тебя. Я отделял
слова, идущие от твоего дурного сердца, от слов, которые продиктованы
разумом  и  логикой.  Всем своим существом я сочувствую и сопереживаю
смятению,  царящему в твоей душе, ты - моя плоть и кровь, и мне ли не
знать  той исступленной, сжигающей страсти, которая переполняет тебя?
Увы,  не  находя  достойной  и  желанной  цели...  Надеюсь,  ты  смог
выплеснуть  часть своего горя на бумагу, и в данный момент находишься 
в  состоянии  ремиссии,  сможешь  и  захочешь понять то, что я считаю 
важным для нас обоих. Если ты сейчас читаешь это вслух своим приятелям, 
артистично  оттеняя интонациями наиболее интересные моменты, то, будь 
добр, прочитай письмо сперва про себя.

Жаль,  что  прошли  те  времена,  когда  я  мог  взять  тебя на руки,
радоваться  твоему  смеху,  отдать  тебе  для  игр  свой генеральский 
китель.  Я  был  не  прав,  когда ответил тебе - "сперва научись быть 
достойным  этих  погон". Да. Признаю. И жалею, страшно жалею. Империя 
всегда  была  моим  любимым детищем, а ты - лишь ребенком, который не 
может  понять  моих  желаний,  не  может  разделить  мою страсть. Мне 
остается  лишь  уповать,  что  наш семейный бизнес таки увлечет тебя, 
рано или поздно.

Но  неужели  и  сейчас,  когда  ты  уже сам стал отцом, ты не сможешь
простить  своего  сиротства  и  принять  судьбу  не как кару и не как
продолжение  детских  обид?  Я  ищу в тебе силу и энергию, мой сын, я
жду,  когда ты захочешь сделать нечто, направленное не на разрушение.
Боюсь, что ты стремишься разрушить и себя - как образчик моих трудов,
ха!  Уверяю,  это  не  входило в мои замыслы, ни в момент зачатия, ни 
позже.

В  прошлом  письме  я  был не прав тем, что решил дать тебе очередной
урок.  А ведь времена твоего ученичества прошли, ты уже взрослый. Это
вечная  ошибка  родителя,  считать свое чадо -  неразумным дитятем...
Что ж, мне лишь остается наблюдать за глубиной роста твоей личности.

Как  твой  отец,  я не могу держать на тебя обиды или зла, это просто
невозможно.  Как  твой  Император,  я желаю возмездия за преступление
против Империи. Но, уничтожив тебя, я уничтожу и труд всей моей жизни,
хотя  это - все же второе...  А  первое: я не могу и не хочу лишаться
сына и отца моего внука, все-таки я - всего лишь человек, да вдобавок
очень  старый.  И  поэтому  прошу  и заклинаю тебя, Зерг, пожалуйста,
оставь  эти  странные  и такие ненужные попытки отправить меня на тот
свет раньше времени. Потерпи, не так много и осталось. Подумай, зачем
тебе  жить  с  кровью  на  своих  ладонях?  Я  точно знаю, что ничего 
хорошего  в  этом  нет,  убийство Императора не приносит счастья, мой 
мальчик.

Тем  более,  что,  ускорив мою смерть на два-три года, ты не получишь
преданной  и надежно работающей команды. Ты в моих министрах видишь в
первую  очередь  не  слишком  симпатичных  тебе  личностей; я же вижу
механизмы, которые требуют властной и твердой руки. Инсинуации в твой 
адрес  не  идут  от  СБ,  даю  тебе свое слово. Моя служба занимается 
сбором  информации,  делиться  ею  -  совсем не ее жанр; полагаю, что
источник  тих компроматов где-то у тебя под носом, совсем рядом, там,
где  ты  не  ждешь.  Кстати,  мне  показалось, что когда ты писал мне 
письмо,  твои  руки  дрожали. Я в твои годы тоже много пил, потом это
стало ненужным.

Но  все ж, я не вижу покамест в тебе достоинств, которые позволили бы 
мне оставить тебе Империю и спокойно отправиться к праотцам. Возможно, 
у  тебя действительно слишком много сил ушло на выполнение долга фора. 
Но  теперь,  после  того,  как  ты  его с честью выполнил, не пора ли 
взяться за карьеру? Я раздумываю о том, чтобы прикомандировать тебя к 
работе  кабинета  министров или подыскать тебе пост, на котором бы ты 
не  выглядел  совершенным  оболтусом.  Мне  надоело слушать доклады о 
твоих  гулянках,  сомнительных  увлечениях   и  просто  непотребстве. 
Спрашивать   у   тебя   о  твоих  намерениях  и  желаниях,  наверное, 
бессмысленно.

Все еще любящий тебя отец.

Да,  и  очень  советую  все же четче излагать свои мысли. Твои эмоции
немножко  смешны,  возможно,  что  мои, увы, - тоже. А твои стихи мне 
очень понравились, я думал, что ты бросил эти глупости, ан нет...

===========================================================================================

Эзар, неотправленное письмо сыну.
4 декабря 

Нет сил вздохнуть, губам смеяться больно 
Но нет причин для истинных тревог -
Твой слог красив и кружится фривольно
В давно привычном танце букв и строк.

Что это здесь: загадка или капля яда?
Однако сколько чувств! Упрек, каприз,
Намек паскудный, гневная тирада,
Манерный росчерк, все. Заполнен лист.

Достойно сделано. Прими мои восторги. 
Твой замысел сработал - я смущен.
И мой ответ уже не слишком колкий,
В нем сплав из наклонений и времен...

Возможно ли нам вырваться из круга
Предлогов, дополнений, падежей,
Аллитераций мыслей, чувств и звуков?
Все дело в форме, в ней - и только в ней.

...

А форма изменяет смысл реальный,
На сердце давят портупея и ремни.
Кресты на кителе звенят печально, 
Кресты на будущем. И смрад войны...

===========================================================================================

Зерг - Эзару, 
5 декабря

Отец!

Что ж, ты прав. Наверное, во мне слишком силен эгоист и порой мне сложно
поставить себя на твое место. Я понимаю, что значит для тебя Империя, и
поверь, я люблю Барраяр не меньше. Наверное ты думаешь, что императорская
власть для меня - лишь способ удовлетоворения примитивного честолюбия.
Отнюдь - я прекрасно осознаю груз ответственности, хотя честно признаться,
эта ноша пугает меня не меньше, чем манит.

Ты сделал все, чтобы дать мне теоретические познания, но мне чертовски не
хватает практики. Я понимаю, ты рассчитывал, что должность в Генштабе даст
мне необходимые навыки, но говоря по чести, военный из меня никудышный, и
вряд ли я когда-нибудь сумею проявить себя на этом поприще. Да и так ли это
страшно? Империя не испытывает недостатка в военных талантах. Традиционно
сложилось, что фор - прежде всего воин, но в конце конов многие из нас
снискали себе славу и в более мирных областях. По-моему, я уже отслужил
достаточно, чтобы соблюсти приличия, и теперь хотел бы наконец отыскать
место, где был бы по-настоящему полезен.

Ты говорил о моих желаниях и намерениях - и попал в больное место. Вся
загвоздка в том, что я и в самом деле смутно представляю себе, чего хочу. Я
все же намерен стать Императором, и желаю остаться в истиории Барраяра по
крайней мере не самым худшим из таковых - однако весьма смутно представляю
себе, как это сделать. Мы с тобой не раз говорили об этом, но, повторюсь,
теория требует подкрепления практикой. Поверь, я искренне желаю, чтобы
Грегору пришлось как можно меньше разгребать после меня.

Рзумеется, я не прошу трон на недельку-другую - это всеж-таки не китель
(кстати, я сосвем забыл о тмо эпизоде, странно, что ты вспомнил). Я прошу у
тебя совета, потому что и в самом деле сейчас не знаю, за что схватиться.А
лучше всего - дай мне какое-нибудь поручение. Испытай меня, и возможно, ты
изменишь мнение не только обо мне, но и о некоторых из тех, кто находится
рядом со мной. Поверь, в моем окружении не одни только оболтусы и
разгильдяи.

Теперь о нашем семейном спорте - не могу просто так замять эту тему,
по-моему, она нуждается в том, чтобы раз и навсегда поставить в ней точку.
Давай будем считать, что ты сделал меня подчистую со счетом три ноль и я
отступил за явным преимуществом. Думаю, безоговорочной капитуляции ты бы и
сам у меня не принял, не так ли? Партия была рискованной для обоих, но ведь
форы всегда играют по самым высоким ставкам. К тому же для меня это было
весьма поучительно, и с моей стороны было бы подлостью платить за такой урок
черной неблагодарностью.

За сим все.  Отец, я ведь и в самом деле хочу быть полезным. Я не так часто
просил у тебя совета, так что думаю, сегодня могу сделать это, не потеряв
лица.

С надеждой
твой сын
Зерг

===========================================================================================

Зерг - Эзару, 
7 декабря

Отец мой!

Мне тут пришла в голову мысль, как нам разом решить все наши разногласия.
Возможно, тебе это покажется странным, но все же подумай.

Ты уже убедился в том, что в некоторых обстоятельствах я могу действовать
достаточно решительно. В то же время ты справедливо заметил. что мои
"таланты" порой обращаются не в то русло. Так за чем же дело стало?

Прошу тебя, поговори с Негри. Быть может, мне найдется место в системе СБ,
пусть даже в качестве внештатного сотрудника? В конечном счете, кому еще
заниматься охраной интересов Империи, как не кронпринцу? И потом, я боюсь,
по другому мне не удастся преодолеть свою антипатию к СБ, а это в будущем
мне будет очень сильно мешать. В конце концов, самое лучшее противоядие -
это яд в малых дозах. Разумеется, все будет, как ты скажешь, но подумай над
таким вариантом. Да и капитану будет спокойнее - ведь я постоянно буду на
глазах. Меня же просто разрывает от жажды действия! Нельзя же все время
глушить ее вином и кутежами! Этак и спиться недолго... К тому же, как
говорили древние, прежде чем учиться повелевать, научись подчиняться!

Может быть, я говорю это на импульсе, извини. Но у меня крутится в голове
что-то в этом роде, может быть, ты поможешь разобраться. Взрослею я, что ли?
Поздновато, пожалуй...

И еще, пока меня. что называется, "поперло". Папа, пойми, я всегда гордился
тобой. Как героем и как монархом. И все мои выкрутасы - всего лишь попытка
хоть как-то обратить на себя внмание. Ты для меня всегда был недосягаемой
высотой, перепрыгнуть которую мне не светит по определению. Ну что мне еще
оставалось делать? Ну уродился я такой несбалансированной натурой. Прости, я
и в самом деле вел себя, как последняя сволочь. Господи, что я несу...
Единственный способ заслужить твое уважение я видел в попытке хоть в чем-то
тебя переиграть. Хватит. Может быть, с моей стороны будет вернее просто
поговорить с тобой как... с отцом? Я знаю, ты терпеть не можешь проявлений
слабости, да я и не хочу плакаться тебе в жилетку... Просто когда я читаю
отчеты твоих медиков, у меня серодце сжимается. Ты и на больничной койке
остаешься лучше меня! Господи, я тут подумал - ладно, долг государя, а ведь
я даже не знаю, как мне воспитывать Грегора... Папа, только не вздумай
помирать! Потерпи еще хотя бы лет пять, прошу тебя... Боже, куда меня
несет... Или бесы из меня выходят, как говорить кое-кто из моих друзей...
Отец! Помоги мне. Я знаю, мне никогда не стать таким, как ты. но хотя бы
научи меня, как мне не наделать глупостей, за которые Грегу придется меня
проклинать! Или...

Я знаю, это прецедент... принцы рода Форбарра никогда не отрекались от
престола... но может быть, это будет лучший варинат для Барраяра?

Прости. Что-то меня совсем разнесло... Помоги мне, папа...

Любящий тебя
Зерг

===========================================================================================
некоторое время Император и сын вели личные переговоры, которые не были записаны по понятным 
причинам
===========================================================================================

Эзар - Зергу, 
15 декабря

Зерг!

Зварич,  по  моему же распоряжению, оптимистичен в оценке моего 
здоровья.  Но  все  же хочу тебе сообщить, что январские морозы 
плохо  на  мне  сказываются. То есть, говоря проще, я болею. Но 
радоваться, надеюсь, ты не будешь, я помирать пока не собираюсь, 
а другого отца тебе не будет все едино.

В  последнее  время  наши  с  тобой  отношения  стали несколько
прогрессивнее,  но я знаю, ты далеко не дурак, хоть и пытаешься
частенько  его валять.   Так вот, послушай меня внимательно. На 
Приеме  я  от  тебя  жду  многого,  не  думай,  что  это  будет 
развлекательное  мероприятие.  Ты  и  твоя  свита  - это особая 
головная боль для меня и для Негри, столь нежно тобой любимого.

Что бы  ты  там ни говорил об охране своими собственными людьми, 
будь  добр,  пойми,  я  не  хочу  тебя пережить. А посему, тебе 
следует быть внимательным к мелочам и очень осторожным. Тебе не 
следует бояться яда или удара в спину, СБ прикроет твою задницу, 
будь  уверен.  Чего тебе действительно следует боятся, то это - 
себя.

О  твоем  отречении.  Выброси эту мысль из головы. Я не позволю 
тебе  подобной роскоши. Мне будет неприятно думать, что остаток 
жизни   ты   проживешь   в   тщательно   охраняемом,   хоть   и 
комфортабельном  помещении. Иного - не жди. И давай оставим эту 
тему как неконструктивную, кроме очередной ссоры, мы тут ничего 
не поимеем. А оно нам надо?

Твои  друзья  заняты,  тебе,  наверное, сейчас одиноко. От души 
сопереживаю, ха!

В  ближайшие  пару  недель  я  собираюсь  встречаться  с  моими
верноподданными,  прошу  и  тебя  при  случае  предъявить  твое 
высочество  на людях. Всегда буду рад тебя лицезреть. И хорошо, 
что ты больше не ночуешь в одних покоях с твоим секретарем. Это 
не  тема  для  прилюдных дискуссий, но мои родительские чувства 
затрагивает.  Карин,  как всегда, занята Грегором. Я передам ей 
от тебя привет.

Будь умницей, не делай больших глупостей.
Твой отец.

===========================================================================================

Эзар - Зергу, открытое письмо,  
22 декабря

Здравствуй, сын.

Это не просто обращение, это просьба.
Еще недавно я считал, что ты - мой крест и воздаяние за кровь. Я 
никогда  не  верил в способности высших сил к возмездию, так как
истинная  сила заключена внутри нас, а иных сил нет. И искать их 
-  труд  пустой  и неблагодарный. Однако же, почему-то каждый из 
нас  получает  заслуженное, и переломить ход вещей способны лишь 
немногие.

Я  всегда ждал от тебя проявлений силы, ты же всегда старательно
демонстрировал  мне  свои слабости. Как я считаю, только с одной 
целью,  вывести  меня  из  себя и попробовать переиграть меня на 
твоем поле. Впрочем, я, кажется, отвлекаюсь.

Что  бы  я  хотел  видеть в тебе? Того единственного, кто сможет 
оценить  и  труд  моей жизни. Даже не продолжить, ты для меня не 
просто преемник, ты тот единственный человек, которому дано право 
судить, в конечном итоге...  И когда ты отрекаешься от трона, как 
ты говоришь  -  передо  мной,  а не перед Барраяром, - я чувствую 
себя полностью разбитым в этом сражении.

Ты пытаешься отказаться от работы, с которой увольняются только в
связи со смертью.  Да, моему преемнику будет нелегко. Насколько б 
было  проще,  будь я - законным наследником Дорки Справедливого и 
Победителя.
"Давнее  и преемственное  правление заставляет  забыть  о  бывших
некогда  переворотах  и  вызвавших их  причинах, тогда как всякая
перемена прокладывает путь другим переменам"
Ты, кстати, посмотри этот текст, Фортран тебе его найдет. А может, 
ха, и перескажет.

В  этом  письме  я  не  буду  рассказывать  о том, что такое быть 
государем,  я хочу вернуться к твоим словам. Ты говорил, что есть 
3  вещи,  которые  ты  желал  бы иметь. Самого себя,  Барраярскую 
империю  и  уважение  отца.  Категорично,  но  по  сути  неплохо, 
остальное  приложится.  Ведь  ты  сам - это еще и твой сын и твое 
будущее во всех смыслах.

Как тебе обрести себя, можешь решить только ты. Тут я тебе плохой
советчик. Мы опять поссоримся.

Империю  я  отдам  тебе  по  закону, и у тебя мало времени, на то, 
чтобы  научиться искусству властвовать. Но, не откладывая, срочно, 
ты  должен  показать  себе,  мне  и  всем,  кто мне служит - моим 
чиновникам  и графам, - что ты сумеешь быть Императором. Ведь без 
их   поддержки   твое   правление  будет  недолгим  и  закончится 
неаппетитной  сценой.  Число лиц, угодных тебе сейчас, ничтожно и 
они  не  имеют  ни  опыта,  ни  власти. Мне порой кажется, что ты 
собираешься  завоевывать  сердца  и  доверие  наших подданных. Не
удержусь и процитирую тебе того же древнего философа: 
"...  спор,  что  лучше:  чтобы  государя  любили  или  чтобы его 
боялись.   Говорят,   что  лучше  всего,  когда  боятся  и  любят 
одновременно;  однако любовь плохо уживается  со страхом, поэтому 
если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх... "

Чтобы завоевать меня, мою любовь и уважение, тебе много не нужно. 
Меня  радует  и  волнует твое лицо, твоя почтительность и сыновья 
нежность.   Наверно,  я  начинаю  впадать  в  старческий  маразм, 
сентиментальность  - один из верных признаков. Но все ж. Я жду от 
тебя поступков,  сын, а не слов. Хотя прикосновение твоих пальцев 
к  моей  ладони  делает  меня счастливым, хм. Главное, тут, ты не 
перестарайся,  а?  Пойми,  я  жду  от  тебя доказательства  твоей 
искренности  и  серьезности  намерений.  Не пытайся быть хитрым и 
взять меня логикой и рассудочностью, у тебя тут нет шансов, сын...

Твой отец.