корал тревел проспект Вернадского;посевной агрегат horsch
На главную страницу Лоис М. Буджолд

Алекс Вейер, императорский оруженосец, затем министр МПВ


Бал в честь дня рождения сестры императора Александры.

Ну почему за балы не отвечает императорская гвардия, скажите на милость? Им привычно стоять вытянувшись по струнке около дверей и охранять покой приглашенных. Но нет, церемонемейстер сказал, что это наше дело. Я с трудом удержался от того, чтобы высказать все, что я об этих балах думаю, и что весь сегодняшний день я проработал над составлением проекта реструктуризации и развития МПВ. Увы, Гервальк сказал, что стоять надо, значит надо.

Стою. Как столб. По сторонам не смотрю, смотрю перед собой. Вижу Гервалька. Обоим скучно. Начинаем с серьезным видом рассказывать друг другу анекдоты по комам. Понимаем, что сделали это зря, ибо от сдерживаемого смеха выступают слезы. Бал задерживается на час. Все ждут только одного из отпрысков Форкосиганов. Наконец все в сборе и бал начинается.

Ожидаем несколько танцев, пока император решает все же покинуть бал. Полностью разделяю его нелюбовь к подобным мероприятиям. Правда с несколько иной точки зрения, ведь мне приходится все время стоять на случай, если император прикажет что-то делать.

Слава богу, бал закончен, можно еще раз просмотреть проект развития МПВ и лечь спать.

Безумный день

Прием в тронном зале. Опять стоим с Гервальком, вытянувшись в струнку около трона. Император произносит речь, затем происходит представление форов и инопланетных посланников. Особо радует граф Форвилль, пренебрегший всеми правилами этикета и явившийся в каком-то совершенно непотребном мундире. Да еще и эта шляпа с пером! С покрытой головой в присутствии императора?! Кажется, граф себе слишком много позволяет.

Впрочем, черт с ними, это было хотя бы недолго. Увы, после этого начались аудиенции, выстояв у дверей две из которых я понял, что скоро у меня отвалятся ноги. Я не гвардеец, в конце концов, а врач. Пусть даже военный.

После аудиенций с принцем Ксавом, графом Форбреттеном и графом Форкосиганом меня наконец-то сменил Гервальк, а я спокойно отдохнул в потайном кабинете императора (в том, что примыкает к тронному залу). Слава богу, там был стул, на котором можно было спокойно посидеть. Как оказалось, практически с той же целью – отдохнуть там сидел лорд Доно Форратьер, наш церемонимейстер. Как говорится, форы тоже люди и ничто человеческое им не чуждо.

Пока отдыхаю, пересматриваю свои заметки относительно МПВ на коме. Замечаю, что среди заданий на сегодня стоит – «Найти Яна Шася». Знать бы еще, где его искать. Особенно, если учесть, что это – пятнадцатилетний мальчишка из приюта. Ладно, кто ищет, тот всегда найдет. А пока что отправлюсь в кафе (это кафе особенное, только здесь в Форбарр-Султане подают приличный кофе), а то сегодня с самого утра кофе не пил, так что состояние еще не совсем проснувшееся.

Я заказал кофе и сел на открытой веранде кафе. Все-таки не зря ехал, кофе у Ставраки всегда выше всяких похвал. Я решил слегка успокоиться перед сегодняшним советом графов и спокойно курил, глядя на спешащий народ. Однако, мой покой нарушила стайка мальчишек, которые куда-то спешили. Один из них обратился к другому, назвав Яном. Я решил, что терять мне нечего и крикнул в пространство: «Шась!» Один из мальчишек обернулся. Как раз тот, которого назвали Яном. Я спустился с веранды.

- Ян Шась?
- Ага, а чё?
- Дело в том, что мой батюшка был врачом и у меня сохранились его записи. Среди всего прочего там находился его дневник. В одной из записей у него указано, что он принимал роды у некой фор-леди, которая предпочла сохранить анонимность. Фор-леди умерла, а ребенка отправили в приют, записав его, как Яна Шася.
- И чё?
- Я сам не знаю. Просто я решил, раз уж выдалась возможность, найти вас и по возможности узнать, какого вы рода. Только вот как это сделать я, честно говоря, не продумал.

Шась хитро посмотрел на меня и начал рыться в карманах. Через некоторое время оттуда показался кусок ткани, которая уже потеряла всякий цвет и форму, но на ней отчетливо красовался герб Форратьеров.

- Сойдет?!
- Более чем, - улыбнулся я, - позвольте я прихвачу эту тряпочку, а позже вернусь, и мы что-нибудь придумаем.
- Ага.

Шась неожиданно спокойно расстался со своей фортряпкой и направился восвояси. Я же вернулся за столик и начал весело смеяться, представляя себе лицо Доно. Ему и так бедняге досталось со всем этим балом, а тут еще я с новоиспеченным представителем рода.

Допил кофе и поехал в замок. Вскоре я уже был среди малого круга – император Юрий Форбарра, Жиль Форбреттен, Доно Форратьер, Отто Форран, Ханс Гервальк и ваш покорный. Когда все обсудили насущные проблемы, я вручил Доно информацию об очередном отпрыске семейства. Он был очень «рад». После чего сказал, что поскольку это не прямой наследник, то пусть остается там же, где и был. Ладно, мое дело передать. А там пусть они сами разбираются.

Оказалось, что пока меня не было, из Караван-сарая поступила информация о перестрелке, в которой были замешаны майор МПВ, императорский гвардеец и лорд Форбреттен. Прелесть какая! Кто был с противоположной стороны – неизвестно. Складывается впечатление, что они друг с другом дуэль на парализаторах устроили (как выяснилось позже, почти так и было).

После встречи малого круга император отправился обедать, после чего состоялся малый совет графов. Одним из пунктов повестки дня было создание министерств и распределение портфелей. В дележке портфелей графы показали себя не с самой лучшей стороны. Особенно граф Фордариан, решивший назначить себя главой одного из министерств. Мне кажется, было очевидно, что император не потерпит подобного. Ко всему прочему не были заявлены глава кабинета министров и министр МПВ. Но если с главой кабинета было все сравнительно очевидно, им должен был стать граф Форринис, то с МПВ милорды мягко говоря, недодумали.

Честно говоря, у меня тряслись поджилки, когда зачитывали мой проект реформы МПВ. Графы отнеслись к нему в целом благосклонно, не изменив в нем ничего, лишь задав несколько вопросов. Проект реструктуризации был принят.

Намного интереснее было другое. Император собственноручно вписал в указ имя министра – «Алекс Вейер». Когда приказ был зачитан, графы лишились дара речи. «Вейер? Кто такой Вейер? Министр не фор?! Невозможно!» - читалось у них в глазах. Эх, если бы меня немедленно бы пристрелили после этого совета, все равно увидеть подобную реакцию наших надменных друзей стоило… Итак, я был назначен министром МПВ, а граф Форволк стал моим заместителем. Достаточно толковым, надо заметить.

Впрочем, мой министерский портфель – не единственное удивление, которое настигло графов. Граф Форбреттен продемонстрировал им указ императора о создании Имперской Службы Безопасности. Вот тут многие графы потеряли челюсть во второй раз. Черт, это было восхитительно! Особенно радовал абсолютно обалдевший Форвилль, который всего несколько часов назад сказал, что если бы у него были такие оруженосцы, он бы удавился.

После окончания совета графов, все отправились на просмотр патриотической пьесы «Империя в огне». Слава богу, что я успел переодеться, и, прибыв к началу пьесы, шокировал некоторых присутствующих вполне гражданским костюмом с эмблемой МПВ.

Увы, наш дражайший лорд-церемонимейстер не успел разобраться со сменой статусов, и мне, теперь уже министру пришлось стоять в проходе. Впрочем, откуда ни возьмись, появился Винсент Форволк – мой заместитель, и начал немедленно вводить меня в курс дел по министерству. В результате, из всей пьесы я успел увидеть только появление императора Юрия. Впрочем, это не помешало мне наравне со всеми аплодировать актрисам, они были великолепны.

Однако, не успела закончиться пьеса, как начался банкет. Меня посадили по левую руку от госпожи Форсайт, которая решила не терять времени и рассказала мне о проекте государственного университета Форбарр-Султаны. Проект просто великолепно вписался в рамки той программы, которая была принята на совете графов. Поэтому я попросил Элеонору предоставить мне проект на подпись.

Уже в разгар банкета Доно выдал мне бумагу со списком награждаемых. Черт, опять без репетиций! А в бумаге чертова уйма опечаток. Не дай бог оговориться. Ладно, делать нечего, приходится объявлять. Графам награды выдает лично Император. Это вполне понятно, однако еще одна награда из рук императора переходит к Надии Сториной (надеюсь, не ошибся в имени). Неожиданно, надо заметить.

Отлично, отнаграждались. Честно говоря, никогда бы не подумал, что могу говорить настолько громко и четко. Все официальные церемонии на сегодня окончились, наконец-то! Доно убегает налаживать личную жизнь, а мы с Форбреттеном и Форраном договариваемся встретиться через полчаса.

Решил прогуляться и подышать свежим воздухом. Наткнулся на стайку хихикающих форледи. Они просматривали сегодняшнюю вечернюю газету.

- Господин министр… - нежным голоском позвала одна из них. - Да, миледи? - Взгляните, что написано в сегодняшней газете…

Я взглянул. Мне подурнело. Ни черта себе подарочек в первый день министерской службы! Впрочем, успокоился я сравнительно быстро, и тираж газеты был изъят. Однако оставался еще главред, с которым надо было поговорить. Я подошел к Отто и показал ему газету. Тот проникся моими взглядами, после чего мы взяли взвод гвардейцев и отправились домой к редактору. Взяли его полусонного и притащили во дворец, где и устроили ему показательный разнос с обещанием отправить на крайний север убирать снег. Чуть позже к нам присоединился Форбреттен, который поддержал наше начинание и присоединился к угрозам. В конце концов сошлись на том, что весь тираж должен быть перепечатан этим же вечером. Точнее уже ночью.

Начинаем обмениваться информацией, полученной за день. Что-то не то творится в барраярской империи. Кажется, что у нас под носом разгуливает цетагандийский резидент, но кто это? Форбреттен говорит о каком-то наемники по имени Джереми Питерс, который не уехал с Барраяра после окончания срока контракта. Подозрительно…

Временно отлучаюсь с совещания, поскольку забыл сигареты в кабинете императора. На главной лестнице натыкаюсь на Ханну Шульц. Сержант МПВ из женского агитационного батальона. Мне ее сегодня представлял Винсент. А еще ей сегодня вручили медаль. Вместе с ней стоит какой-то человек с солдатской выправкой, одетый в старый мундир. Интересно, как его внутрь пустили? Впрочем, в такой день я не удивился бы, если бы увидел призрак цетагандийца, бряцающий цепями. Ханна представляет мне своего компаньона, который по случаю моего утверждения на пост министра решает подарить мне нерабочий аэротанк (лист с картой и ключ зажигания прилагается). Ко всему прочему он хочет работать на МПВ. Эх, он видимо еще не в курсе, что МПВ перестает заниматься разведкой. Впрочем, отведу его к Форбреттену, будет у него первый нанятый сотрудник.

Захожу в зал, где мы совещались. Форбреттен округляет глаза и хватается за парализатор. Оказывается, я привел того самого псевдошпиона Джереми Питерса. На радостях, мы учиняем ему допрос с фастпентой. Увы, оказывается, что он чист. После этого Жиль с радостью принимает его в свое ведомство и обещает выправить Питерсу документы.

Сидим, размышляем. Жиль говорит, что на балу присутствует резидент с агентурной кличкой Нейсин. Я посылаю срочный запрос в архивы МПВ. Да, оказывается, такой резидент действительно существовал, правда, цетам было с него немного толку. Спрашиваю Жиля, откуда он узнал про Нейсина. Оказывается, что об этом сообщила сваха. Очень интересно… Вызываем на допрос сваху. Оказывается, что об том, что один из ее клиентов – шпион сообщил какой-то ее источник. Битый час пытаемся добыть имя источника. Бесполезно. Отпускаем сваху на все четыре стороны и ставим за ней слежку.

Тем не менее, настоящее имя Нейсина получено, это - Ариадна Форлопулос. И в очередной раз опергруппа из двух министров, начальника гвардии и взвода гвардейцев выходит на поиски цетагандийского резидента. Увы, безуспешно. Госпожа Форлопулос куда-то скрылась.

После этого решаем, что на сегодня хватит и пора отдохнуть. Забираю свой плащ и отправляюсь в свою комнату. В этот момент натыкаюсь на леди Форсайт, которая показывает мне проект университета. Вношу коррективы, после чего подписываю. В этот момент ко мне подходит Форбреттен. «Алекс, ты будешь смеяться, у нас труп». Почему-то мне не смешно. Оказывается, покончила с собой Катарина Флорес – ВПЖ графа Форкосигана. Просто чудесно, только этого нам не хватало. Милая девочка подорвала себя на гранате из-за несчастной любви. Теперь этот скандал необходимо замять. О-о-о!!!

И все же, подписав проект, отправляюсь спать. Безумный день окончен.

Безумный день номер два.

Утро. Завтрак. И во дворец. А во дворце все как-то похмельно. Государственные мужи (в числе коих и я теперь значусь) ходят-бродят и обсуждают дела разной степени важности, а дамы ожидают решения Императора касательно невесты. Я начинаю искать Форбреттена, поскольку узнал, что Ариадну Форлопулос видели во дворце.

Меня перехватывает мой зам – Винсент. Он спрашивает о том, кто будет представлять наше министерство в Генштабе. Говорю, что сам Винсент и будет лучшей кандидатурой (про себя думаю, что господа форы до войны меня не допустят ни в жизнь). Он соглашается. После этого говорим о необходимости PR ходов разной степени тяжести для поддержания морального духа подданных Империи. Параллельно с этим ищем графа Форкосигана. Собственно цель моя – представить ему нашего представителя в Генштабе. Графа мы находим в саду. Там он прогуливался со своим оруженосцем и что-то обсуждал.

Вклинились в их беседу (впрочем, граф сам меня искал, как оказалось), обсудили вопрос присутствия представителей МПВ при Генштабе, а также в войсках. Пришли к общему согласию, после чего граф откланялся. Мы с Винсентом вернулись во дворец, где нас встретила… Кто бы вы думали? Ага, именно. Гроза министров и их заместителей – Ханна Шульц. Заловила она нас для того, чтобы мы присутствовали на свадьбе господина Форобьева. Ладно, пока время есть, почему бы и нет?

А время есть, причем очень и очень много. И все свободное. А все потому, что Форбреттен срочно уехал.

Начинаются чудеса по второму кругу. На смотрины к Императору приглашают давешнюю Надию Сторину. Он отвергает других кандидаток, а этой предлагает руку и сердце. Определенно, что-то идет не так. Сначала министр не фор, затем рука и сердце простолюдинке… Более того, она отказывает Императору. Форы вздыхают с облегчением. Император посылает всех кандидаток к чертовой матери.

Сижу в бильярдной, курю. Пытаюсь осознать, что за ерунда в мире происходит. Вдруг откуда ни возьмись, появляется фельдъегерь с пакетом из аналитического отдела МПВ (этот отдел еще не реформирован и не передан СБ). А в пакете том перехват разговоров. Кого бы вы думали? Сальватора Фордариана – графского наследника и представителей джексонианского дома Харгрейвз. Смысл разговора в следующем, Сальватор способствует проходу некого груза через таможню, а джексонианцы в случае успеха платят ему 50000 бетанских долларов. Чешу в затылке. Это как минимум сговор с целью получения взятки. Листаю дальше. Это уже пришло из ведомства принца Ксава. В бумаге говорится, что Цетагандийцы наняли дом Харгрейвз для доставки некого ультраредкого генетического материала с Барраяра. Матерюсь. Громко. Потому что достоверно знаю, что джексонианцы улетели уже вчера. Надо полагать вместе с грузом.

Ну нет джексонианцев, есть Фордариан. Если он был в курсе того, что Харгрейвз работает на цетов, то ему конец. Это измена.

Шлю запрос с пометками «Срочно!» и «Секретно» на таможню скачковой станции относительно груза джексонианцев. А пока жду ответа, вылавливаю Форрана и объясняю ему суть дела. Берем взвод гвардейцев и с легкостью производим арест Сальватора, благо он и не скрывается (и как наглости то хватает?).

Прошу аудиенции у Императора. Немедленно ее получаю. Рассказываю вкратце суть проблемы. Император просит меня передать графу Фориннису о том, что на сегодняшнем совете графов должен быть поднят вопрос о изменении порядка наследования. Подхожу к Фориннису, передаю слова Императора. Тот интересуется причиной. Вкратце сообщаю, что есть подозрение на государственную измену наследника Фордарианов. Граф в шоке.

Пока суд да дело, женится Доно Форратьер. Почетные гости – Император и принцесса Александра. Замечательная церемония. По окончании церемонии начинается подготовка к следующей. Женится Влад Форобьев. Мне говорят, что я буду посаженным отцом. Отлично, чем только не будешь, если к тебе пристанет Ханна Шульц. Граф Форволк был шафером.

Пока готовилась церемония, меня нашла одна из фрейлин принцессы Александры. Миледи хочет меня видеть. Оказывается, что миледи хочет видеть не меня, а господина Сальватора Фордариана. Привожу его под конвоем. Они о чем-то беседуют, после чего Сальватор возвращается под конвой.

Возвращаюсь к самому концу приготовлений к свадьбе. Жених и невеста в круге, речи, все как положено. Мое «поздравляю» по окончании церемонии. Извините, ребята, мне просто некогда было продумать речь, я всеми мыслями был уже на совете графов.

Наступает совет графов. Безоружный Сальватор Фордариан ждет, когда его приведут. Гвардейцы у дверей, а я пристроился у стенки, поскольку нынче я – приглашенный гость, но не более того. На ком мне приходит сообщение, что один из грузов джексонианцев был уничтожен перед досмотром. Задерживать их никто не стал, ибо дипломатический иммунитет. Ладно, хрен с ними. Небось так и не вывезли ничего, хотя… Генетический материал не обязательно состоит из целой человеческой туши. Хватит и волоса…

А на совет графов пожаловали дамы. Принцесса Александра со свитой. Оказывается, миледи выбрала себе мужа. А Император объявил своим наследником ребенка сестры. Охренеть. Такого в истории Барраяра, кажется, еще не было.

Ладно, дамы покидают нас, а мы переходим к делам. И первое на повестке дня – изменение порядка наследования. Алекс Вейер с докладом, поскольку нет Жиля Форбреттена. Обрисовываю совету графов положение дел, прошу гвардейцев привести Сальватора. Прошу у совета графов разрешения на допрос с фастпентой.

Граф Фордариан, которого я уже посвятил в положение дел, такое разрешение дает. А совет единогласно его подтверждает.

Ввожу Сальватору препарат (не растерял я еще навыки врачебные). Начинаю допрос с простых вопросов, как и положено.

- Ваше имя?
- Сальватор Фордариан.
- Год рожденья?
- Э-э-э-э.

Сальватор в ступоре. Похоже нервы шалят сильно. Совет графов тихо сгибается от смеха. Продолжаю допрос. После нескольких вопросов, которые подтверждают мою догадку о том, что графский наследник был не в курсе того, что собирался доставить, передаю право на допрос совету. Глава совета, граф Фориннис интересуется, зачем графскому наследнику понадобились деньги. Тот не может ответить. Про себя понимаю, что Сальватора придется судить по статье «Выдающийся идиотизм». Заключить устный договор с джексонианцами на оказание услуги, которую не можешь предоставить и потребовать деньги после выполнения… Это выше моего понимания.

Совет лишает Сальватора привилегий наследника и предлагает судить его гражданским судом. <р>А дальше вы и сами знаете. В этот момент двери зала раскрываются настежь, входят двое в камуфляже. «Караул устал и хочет жрать! Игра закончена!»

Впрочем, даже после окончания у меня осталось несколько вопросов:
1. Что было в ларце, который с собой таскал оруженосец Форкосигана?
2. Что побудило несчастную девушку покончить с собой?
3. О чем говорили Сальватор и принцесса Александра за закрытыми дверями?