На главную страницу Лоис М.Буджолд

Форкосиганы с точки зрения соционики

Юрий Долотов


Прежде всего следует объяснить вкратце, что такое соционика. Это такое забавное развитие учения Карла-Густава Юнга, изучающее информационный метаболизм человека. (И прошу психологов не кидать в меня табуретками. Насчет того, что соционика – реакционная лженаука, я в курсе.) Как известно, Юнг доказал, что человек ведет информационный обмен с миром по четырем каналам (в соционической терминологии): логика (ощущение пространства), интуиция (ощущение времени), сенсорика (ощущения тела) и этика (эмоции). Они могут иметь как экстравертную, так и интравертную направленность. Основательница соционики А. Аугустинавичюте постулировала, что у человека существуют механизмы обработки этой информации, называемые функциями, причем эти функции взаимосвязаны вполне определенным образом и работают не одинаково эффективно. Из этого следует, что среди людей существуют носители различных типов информационного метаболизма, работающие с информацией по-разному: у каждого свои сильные и слабые стороны. Интересное следствие – социотипы взаимодействуют вполне определенным предсказуемым образом. Всего выделено 16 социотипов (и 16 взаимодействий между ними) – число довольно произвольное; можно было бы расклассифицировать и 32, и 128 социотипов, но с 16 работать удобнее. Чтобы не произносить длинные определения типа “логико-сенсорный интроверт”, социотипам было даны легкомысленные псевдонимы.

На этом ликбез закончен – теперь нормальному читателю примерно понятно, о чем речь идет, а желающие подробностей могут обратиться к специальной литературе.

Поскольку литературные персонажи тоже люди, то и они имеют социотипы; более того, половина псевдонимов дана в честь литературных персонажей. Есть даже теория, что достоверность и яркость литературного героя напрямую зависит от того, насколько точно прописан его социотип.

Ну, с яркостью персонажей у Лоис Макмастер Буджолд все в порядке. Посмотрим, что у них с соционикой.

 

Эйрел и Корделия

При первой встрече с Эйрелом Форкосиганом он показался мне типичным максимом (тем самым логико-сенсорным интровертом) – демонстративно мужественный, властный, блестящий военный оператор, изъясняющийся крайне логично: Он начал перечислять, загибая сильные пальцы. – Небольшое население, целиком сосредоточенное в городах с управляемым климатом. Партизанам некуда отступить для перегруппировки. Отсутствие союзников: мы были не единственными, чью торговлю душили их безжалостные тарифы. Мне достаточно было намекнуть, что мы снизим их двадцатипятипроцентный налог на все, что проводилось через их нуль-точки, до пятнадцати процентов, и соседи, которые могли оказать им поддержку, оказались на нашей стороне. Отсутствие тяжелой промышленности. Они разжирели и обленились на незаработанных деньгах: они даже не хотели сами за себя воевать, пока их жалкие наемники не разбежались, обнаружив, с кем имеют дело... (Осколки чести) Естественно было бы предположить, что комплиментарная ему Корделия Нейсмит относится к социотипу гамлет, что могло бы объяснить, например, ее магнетическое влияние на людей. Однако эти предположения не выносят даже второго взгляда. Сильная, резкая, аналитичная, проницательная Корделия никак не похожа на хрупкую капризную принцессу – типичный образ женщины-гамлета. К тому же гамлетицы прекрасно чувствуют свою выгоду, а с этим у Корделии не все ладно. Эйрел же слишком заботливо и чутко относится к людям – что максиму вовсе не свойственно. (Довольно типичный максим во власти – Сталин с его винтиками и щепками; правда, не все максимы на вершине власти – преступники, но, имея в главах государства такового, весьма рискуешь получить на шею кого-то вроде Юрия Форбарры – похоже, тоже максима.) Возвращаясь к Эйрелу, можно было бы предположить, что он чисто логически разработал протез этики – рассчитал себе, что заботиться о людях выгоднее, чем наоборот. Но его отличное видение возможностей, нелюбовь к власти (для максима власть также естественна, как дыхание), почти болезненная справедливость... похоже, что Эйрел – очень крутой робеспьер.

Максимский же акцент его личности отчасти объясняется барраярским происхождением. Социотипом обладает, строго говоря, любая информационная структура, в том числе и этнос, и органы управления. Кроме России-СССР в Барраяре можно увидеть Германскую Империю (...). Наконец, в цивилизации-изолянте Барраяре отражается императорская Япония. (С. Переслегин. Некоторые комментарии к безупречности планов). Однако и СССР как государственная машина, и немецкий и японский народы и государства – имеют интегральный социотип максим. И Барраярская цивилизация – тоже максимская. Все барраярцы имеют некоторые максимские черты, к какому бы социотипу не относились.

Корделия, кстати, тоже робесьпьер. Что характеризует этот социотип? Робесьпьер – человек с развитой логикой и сильной способностью к анализу. Умеет вскрыть внутреннюю структуру явлений. Строит схемы, и это его сила и его слабость – заставить его пересмотреть уже построенную схему очень трудно. Считает, что в мире все должно быть логично, а следовательно – справедливо; чувство справедливости сильно развито. Способен пренебречь собственной выгодой и безопасностью, защищая обиженного. Предъявляет к себе повышенные требования. Аскетичен, закаляет себя, приучая к холоду, голоду, лишениям и неодобрительному отношению окружающих. В юности часто склонен к веселому образу жизни с друзьями, картами, попойками. Затем приходит к выводу, что ему это не нужно. (Хотя при неудачах может находить утешение в бутылке) Не особенно честолюбив, но не терпит, когда его обходят по службе – из того же чувства справедливости. Не терпит никакого командования. Единственное, в чем он охотно подчиняется – это в вопросах одежды, вкуса, быта. Робеспьер довольно скрытен, замкнут и молчалив.

 

Майлз

Здесь уж сомнений быть не может. Непоседливый лидер, дьявольски инициативный, напористый, блестящий организатор, вдохновляющий людей и манипулирующий ими, страстный – все это типичные качества наполеона. Наполеон (Майлз) гордится своим влиянием на людей, их любовью и уважением, с удовольствием ведет за собой; но осторожен в отношениях с объективным миром, недоверчив к новым научным идеям и вообще ко всему объективному. Его совесть чиста только тогда, когда он манипулирует людьми, а не объектами. Не скрывает своих чувств, наоборот, ими гордится. Смел и категоричен в любви и эротике. Внимателен к физическим данным партнера. Сравнительно легко, если это отвечает его внутреннему настроению, высказывает свое восхищение. Активность и деловитость наполеона настолько велики, что никакая критика не портит настроения, наоборот, критика успокаивает его, показывает, что он сделал и делает достаточно много. Это важно для него, поскольку чувства меры для измерения содеянного он не имеет, постоянно не уверен, что сделал все, что мог. Как спать?! Столько дел! Я должен... Нельзя давать им расслабляться... Интересно, как получилась брошюра? (...) Сержант, вы ведь не... Я тут подумываю насчет учебной стыковки... (Ученик воина). Перед сложной ситуацией не робеет, а старается решить ее сразу же по месту. Высокомерен и оптимистичен. Повлиять на него можно только противопоставляя его целям другие, более благородные и труднее достижимые. Обладает врожденным вкусом и чувством эстетики, умеет хорошо одеваться и того же требует от окружающих.

Всему этому легко подобрать соответствующие примеры из карьеры Майлза.

Однако есть и на солнце пятна, есть прорехи и в этом образе. Майлз хорошо ориентируется на местности и блестяще разбирается в людях. – Разве я ошибаюсь в выборе подчиненных? - После секундного молчания Трис пробормотала: - Похоже, что нет. (Границы бесконечности) Эти способности вообще-то для наполеона не характерны, скорее наоборот. Вспомним примеры Цезаря и Горбачева, преданных собственными командами. (Зато память на людей у них хорошая. Александр Македонский знал всех своих солдат; а Майлз помнит имена всех дендарийцев, с кем только перекинулся словом.)

С другой стороны, как ни крути, а Майлз – гений, аршином общим его не измеришь. К тому же влияние семьи... ну может быть...

 

Марк

Внезапный братец Майлза совсем не похож на него, даром что клон. Марк явно интроверт: мрачный, замкнутый, загадочный и упорный. Приглядевшись к нему, легко понять, что перед нами габен. Со стороны кажется, что все успехи (а Марк успешен, что бы там он себе не думал) достигнуты им без каких-либо усилий. Габен не демонстративен (Куделки и не подозревали, что лезущий к ним в родственники лорд Марк – миллионер). В опасных ситуациях упрямо бесстрашен, спокойно приближается к источнику опасности. - Так это ты форкосигановский клоун. (...) Марк не шевельнулся. - Тут ты не ошибся, - прорычал он. - А ты кто в этом цирке: дрессированный медведь? - Я - фор. - Это видно по низкому лбу и крохотному черепу. Что за фор? (Танец отражений). Зато внутренне габен довольно нерешителен, особенно если это касается межличностных отношений. - Вы уже нашли здесь друзей? - Мне... Трудно сказать. - Айвен? Грегор? Его мать? Можно ли кого-то из них назвать его другом? - Я был слишком занят тем, что находил родственников. Родственников у меня прежде не было. - Ее брови изумленно поднялись. - И друзей тоже? - Да. (Танец отражений). Габен обычно умен и обладает аналитическими способностями (эта стезя сильно привлекала Марка). Ему свойственно скромное тихое упорство при обязательном завершении всего начатого, внутренняя ответственность. Прирожденный изобретатель, но с внедрением своих идей не торопится, пока не созревает условий для максимальной отдачи. Гордится своим умением не заниматься ничем, что не приносит пользы. Бесцельно работать габен не станет, а целей сам выдумывать не умеет (Марк несколько лет раздумывал, чем бы заняться, прежде чем взялся за освобождение клонов; вопрос, чем бы он хотел заняться, ставит его в затруднение). Обожает комфорт, удобства. При совместных с кем-то действиях все мило и ненавязчиво устраивается так, как удобно ему. В достижимой для него области пространства все организовано идеально для работы и отдыха. Эстет, полностью доверяющий своему вкусу. Одевается очень аккуратно, со вкусом, но не вызывающе: вспомним гардероб Марка. Занятно, что тяга к черному цвету в одежде свойственна максимско-гамлетской диаде – очевидно влияние барраярского эгрегора. Возможно, вы еще здесь приживетесь [© Грегор]. (Танец отражений). Чувствителен к прикосновениям – недаром Риоваль, знаток своего дела, работал над кожей Марка. Любит поесть: один из главных отщепов Марка – Обжора.

 

Катерина

Катерина – рассудительная, бесстрастная, экономная, склонная предвидеть развитие ситуации, умеющая делать мужские дела, серьезная и постоянно одолеваемая проблемами – явный бальзак. Она обладает сильным воображением – моделировать сады, это знаете, надо держать в голове столько деталей, особенно если занимаешься этим лишь теоретически (до встречи с Майлзом). Природный аналитик; из отдельных поступков человека составляет его "действующую модель". - Ты что, совсем его не слушал? - Весь этот скрытый смысл... - Я думаю... Мне кажется, он - доверенное лицо императора, посланный, чтобы оценить весь Проект Терраформирования. Он очень могущественный... Возможно, опасный... - Это его отец был могущественным и опасным, - покачал головой Тьен. - А он всего лишь пользуется привилегиями. (Комарра) Конечно на фоне Тьена почти кто угодно покажется проницательным, но Катерина действительно видит все насквозь. Бальзак почти никогда не проявляет эмоций, и оберегает от них своих близких. Искренне убежден, что сильные страсти несут гибель. И вообще ожидает всяческих неприятностей от всего на свете. Его анализ лишен всякого самообольщения – лучше цинизм, чем лицемерие. - Осел ты, Тьен. Ты даже не посмотрел, не идет ли кто внизу. (...) Что бы ты впредь ни делал или, наоборот, не делал, отныне лучше делай это для себя. Потому что меня это отныне не касается. (Комарра)

При всем негативизме, он(а) по натуре своей человек очень мягкий и добрый. Любит людей сильных, хорошо знающих свою дорогу, требующих уступок, людей, которые освобождают его от необходимости придумывать цели, а сами пользуются им придуманными способами действия, на которые он большой мастер. Умеет вылить ушат воды на энтузиаста, но умеет и гасить отчаяние, когда другим не везет, когда все падает из рук, а судьба кажется враждебной.

 

Петр

Жесткий, решительный, бескомпромиссный, не заботящийся о произведенном впечатлении, генерал Петр Форкосиган, что достаточно естественно и вероятно, относится к социотипу жуков. Мы знаем его в основном как исторического персонажа. Единственная серьезная история, которая произошла на наших глазах – конфликт из-за рождения Майлза. Скажем, что доминанта поведения жукова – достижение цели. Ради этого он может проявить и гибкость, и изменить средства. Жуков мало подвержен страху, отрицательным эмоциям, он не удивляется и не завидует; он очень не любит проявлять чувства и боится их. Так что радикально изменить отношение деда к Майлзу – это было нечто! Первый подвиг Майлза остается явно недооцененным...

 

Взаимоотношения

Эйрел – Корделия. Сочетание одинаковых социотипов (тождество) не очень эффективно для партнеров (сильные и слабые стороны одинаковы у обоих), разве что для пары, все силы отдающей ОБЩЕЙ цели. Примеры: супруги Кюри, Ульянов – Крупская. Похоже, что и Форкосиганы.

Майлз – родители. Здесь ситуация более занятна. Вообще-то робеспьер и наполеонконфликтеры. Трудно объяснима комфортность семейной обстановки Форкосиганов. Либо сказывается ее аристократизм (есть мнение, что аристократизм – это умение подавать информацию в правильной форме кому угодно), либо гениальность всех домочадцев. А может, это Буджолд все же ошиблась. Интертипные ошибки даже Лев Толстой допускал...

Эйрел и Корделия – Петр. Кстати, большие проблемы были и у Эйрела с отцом. Жуков для робеспьераконтролёр: заметно, что Петр сына как человека в общем-то в упор не видит. – Ты предаешь всех нас, не справляясь с женой, – заявил граф Петер. – Да разве ты можешь управлять планетой, если не распоряжаешься в собственном доме? (Барраяр) – это не просто гнев или глупость, это слепота. Корделию старый граф тоже пытался не воспринимать, хотя в последнем случае работал и барраярский сексизм. – Господи, женщина, где ты была? - возмущенно воскликнул он. Корделией вдруг овладело мрачное безумие. Она яростно оскалилась и приподняла мешок: - Ездила за покупками. (Барраяр).

Майлз – Айвен. Вот здесь у Лоис МакМастер художественная правда получилась. Блестящий бониван, донжуан и непростой простак Айвен – явно гексли. Его со своим кузеном Майлзом (наполеоном) соединяют так называемые деловые отношения. В сложной ситуации кого зовет на помощь Майлз? Айвена. И вместе они дружно проворачивают великие дела, понимая друг друга с полуслова. Но вот в чувствах и личной жизни ну ничем они друг другу не могут помочь. Опыт взаимно бесполезен, слишком разные эмоциональные потребности у деловиков. Даже поддержать морально не слишком получается. - Айвен, сколько на этой чертовой планете темноволосых сероглазых горбунов ростом метр сорок? Ты что, на каждом углу спотыкаешься о дерганых карликов? - На планете с населением в девять миллиардов, - спокойно ответил Айвен, - всякой твари по паре, а то и по шесть штук. Успокойся. - Он помолчал. - Знаешь, я впервые слышу, чтобы ты произнес это слово. - Какое? - Горбун. Ты ведь не горбун, Майлз. - Айвен следил за ним с тревогой и сочувствием. (Братья по оружию)

Марк – родители. Марку с Форкосиганами-старшими тоже нелегко. Они его потрясают, подавляют – и одновременно дико интересуют. Между ними – неравновесное отношение заказа. Заказчик накачивает подзаказного энергией, показывая ему интересные перспективы – но и блокирует его активность. Марк после знакомства с родителями достаточно быстро отправился спасать Майлза. Конечно, мотивов у него было более чем достаточно – но, в частности, он просто больше не мог сидеть на месте – он должен был отправиться реализовывать заказ.

Майлз – Марк. Между братьями сложные отношения. И не удивительно – это отношения миража. В принципе миражники относятся друг к другу с симпатией и интересом, но их мышление происходит в настолько разных плоскостях, что никакое удачное деловое взаимодействие невозможно. Вспомните знаменитый прием, устроенный Майлзом для Катерины, и к чему привело вмешательство Марка в его организацию...

Майлз – Катерина и Марк – Карин. Эти браки обещают быть успешными; по крайней мере благотворные результаты первого мы уже наблюдаем. А все потому что в этих парах сошлись дуалы: наполеон - бальзак, и габенгексли (Карин). Ежели присмотреться, то отношения в этих парах бесконфликтны. Некоторые лирические недоразумения, призванные встряхнуть сюжет, у этих сладких парочек урегулировываются сами собой, как только снимаются внешние препятствия (Гражданская компания). Кстати, если присмотреться, то и отношения Айвена и Марка, имевшие вовсе не благоприятное начало, неожиданно быстро наладились также по причине их дуальности.

 

Можно было бы еще порассуждать на разные побочные темы, касающиеся, например, Грегора, но лучше завершить дозволенные речи, пока табуретка читателя все еще стоит на запасном пути...

Протвино. Апрель 2002.