консультация юриста по земельным вопросам адрес и телефоны;nike air force 1 white

Лоис Макмастер БУДЖОЛД
СОЛДАТ-НЕДОУЧКА

(Lois McMaster Bujold, "The Warrior's Apprentice",1986)
Перевод (c) - Анны Ходош (annah@thermosyn.com), ред. от 21.11.2001

Глава 8

<< Назад    Вперед >>

Майлз выключил сварочный аппарат и поднял на лоб защитные очки. Сделано. Он с гордостью осмотрел аккуратный шов, прикрепляющий к месту последнюю из фальшивых переборок. Если мне не дано стать солдатом, подумал он, то может, у меня есть будущее в качестве помощника инженера. Порой есть кое-какая польза в том, что я такая мелкая козявка... - Теперь можете меня вытаскивать, - крикнул он через плечо.

Чьи-то руки ухватили его за щиколотки сапог и вытащили наружу из места, где он мог передвигаться лишь ползком. - Попробуй свой черный ящик сейчас, Баз, - предложил Майлз, садясь и потягивая затекшие мышцы. Даум беспокойно глядел через плечо инженера, принявшегося в очередной раз прогонять репетицию тестовой процедуры. Джезек ходил взад и вперед вдоль переборки, сканируя. В конце концов - в первый раз за семь попыток - все лампочки тестера остались зелеными.

Улыбка осветила его усталое лицо. - Похоже, у нас получилось. Если верить прибору, за стеной ничего, кроме следующей стены.

Майлз ухмыльнулся Дауму. - Я же дал вам слово, что приведу их в порядок вовремя, верно?

Даум с облегчением улыбнулся в ответ. - Вам повезло, что вы не владеете более быстроходным кораблем.

В трюме послышался сигнал интеркома. - Э-э, милорд? - раздался голос Мэйхью. Какой-то оттенок в этом голосе заставил Майлза моментально вскочить на ноги.

- Проблемы, Арди?

- Мы прибудем в точку скачка на Тау Верде примерно через два часа. Здесь, снаружи, есть кое-что, на что вам с майором, по-моему, нужно взглянуть.

- Корабли блокады? По эту сторону прохода? У них нет законных полномочий...

- Нет, это что-то вроде буя, - голос Мэйхью звучал явно невесело. - Если вы догадывались об этом раньше, могли бы и предупредить...

- Вернусь через несколько минут, Баз, - обещал Майлз, - и тогда поможем тебе разместить груз в художественном беспорядке. Может, мы сумеем накидать кучу побольше возле первого шва, который я заварил.

- Не так уж он и плох, - утешил его Джезек. - Мне случалось видеть профессиональную работу и с большими ляпами.

В пилотской рубке Майлз с Даумом обнаружили Мэйхью, расстроенно уставившегося на показания дисплея.

- Что это, Арди?

- Предупредительный буй Оссера. Они были должны его поставить, ради трасс регулярных торговых полетов. Чтобы предотвращать несчастные случаи и недоразумения, если кто-то не знает, что делается по другую сторону. Но на этот раз тут еще один трюк. Послушайте-ка! - он щелкнул регулятором звука.

- Внимание. Внимание. Всем коммерческим, военным и дипломатическим кораблям, планирующим войти в пространство Тау Верде. Предупреждение. Вы входите в зону действия военного положения. Весь входящий транспорт, без исключения, подлежит обыску и конфискации найденной контрабанды. Все отказавшиеся от сотрудничества корабли будут считаться вражескими и подлежать конфискации либо уничтожению без специального предупреждения. Вы продолжаете движение на собственный страх и риск.

В момент появления в локальном пространстве Тау Верде все суда должны будут остановиться и принять на борт инспекцию. Все пилоты - специалисты по скачкам сквозь П-В-туннели - будут задержаны с этого момента и вплоть до того, как их судно завершит свои дела с Тау Верде IY и вернется в точку скачка. Капитан-пилотам будет позволено вернуться на свои суда по окончании выездного досмотра...

- Заложники, черт бы их побрал, - простонал Даум. - Теперь они берут заложников...

- И очень умно их выбирают, - добавил Майлз сквозь зубы. - Особенно в таком тупике, как Тау Верде, где лишиться пилота значит превратиться в жука в бутылке. Если ты не ведешь себя здесь как добрый славный турист, тебе могут и не позволить вернуться домой. Говорите, это что-то новенькое?

- Пять месяцев назад они такого не делали, - сказал Даум. - Я не получил ни словечка из дома с тех пор, как улетел. Но по крайней мере, это означает, что война продолжается. - Он напряженно вглядывался в видеоэкран, словно мог разглядеть свой дом сквозь невидимое устье тоннеля.

Сообщение перешло к техническим подробностям и завершилось словами: "По приказу адмирала Юана Оссера, командующего Оссеровским Свободным флотом наемников, и на основании контракта с законным правительством Пелиаса, Тау Верде IY".

- Законное правительство! - гневно выплюнул Даум. - Пелиане...! Чертовы преступники с манией величия...

Майлз беззвучно насвистывал что-то, уставившись в стену. "Будь я на самом деле робким предпринимателем, пытающимся сгрузить с себя эту чертову дюжину ящиков дряни в трюме, что бы я сделал?" - задал он себе вопрос. Вряд ли бы мне понравилось бросить своего пилота, но, уверен, я не стал бы спорить с раструбом нейробластера... Покорность. - Мы будем вести себя покорно, - с нажимом произнес Майлз.

Они задержались по эту сторону тоннеля еще на полдня, нанося последние штрихи на размещение груза и репетируя свои роли. Майлз отвел Мэйхью в сторону на кулуарную дискуссию, свидетелем которой был один лишь Ботари. Майлз начал без обиняков, разглядывая несчастное лицо пилота.

- Ну, Арди, ты хочешь выйти из игры?

- А можно? - с надеждой спросил пилот.

- Я не собираюсь приказывать тебе стать заложником. Если ты выберешь это добровольно, я клянусь не оставлять тебя в такой ситуации. Вообще-то, я уже клялся в этом, как твой сеньор, но не думаю, что ты знаешь...

- А что случится, если я сам не соглашусь?

- Стоит нам совершить скачок в локальное пространство Тау Верде, и у нас не будет действенного способа сопротивляться их требованию тебя забрать. Так что, видимо, мы принесем извинения Дауму за его потраченное время и деньги, развернемся и двинемся домой. - Майлз вздохнул. - Если в момент нашего отлета Калхун оказался в посольстве именно по тем причинам, о которых я думаю, то к настоящему моменту он, наверное, начал судебную тяжбу по возвращению себе этого корабля. - Он постарался, чтобы голос его звучал бодрее. - Думаю, мы вернемся к тому, с чего начали в день нашей первой встречи, только еще более нищими. Может, я и найду какой-нибудь способ компенсировать Дауму его убытки... - Майлз с виноватым видом замолк.

- А что если... - начал пилот, с любопытством глядя на Майлза, - что если бы они захотели бы взять, скажем, сержанта Ботари, а не меня? Что бы ты тогда сделал?

- О, тогда двинул бы вперед, - машинально ответил Майлз и вдруг замолчал. Необходимость объяснения просто повисла в воздухе. - Это другое дело. Сержант - он мой вассал.

- А я нет? - иронически переспросил Мэйхью. - Госдепартамент испытает немалое облегчение.

Наступило молчание. - Я твой сеньор, - наконец произнес Майлз рассудительно. - А на вопрос, кто ты, можешь ответить только ты сам.

Мэйхью понурился, разглядывая собственные колени и устало потирая лоб, один палец при этом неосознанно поглаживал серебряный кружочек разъема импланта. Потом он взглянул на Майлза, и странная жажда в его глазах на какое-то тревожное мгновение напомнила Майлзу тоскующего по родине База Джезека. - Я больше не знаю, кто я, - произнес Мэйхью наконец. - Но я сделаю для тебя этот скачок. И все прочее, что надо.

Тошнотворное неустойчивое головокружение - несколько секунд шума в голове - и скачок сквозь П-В туннель к Тау Верде завершился. Майлз нетерпеливо слонялся по рубке, ожидая, пока Мэйхью, для которого биохимия растянула эти несколько секунд в субъективные часы, выползет из-под шлема. В который раз он спросил себя, что же именно такое, недоступное пассажирам, испытывают пилоты, проходящие сквозь скачок? И куда деваются корабли - один на десять тысяч - которые уходят в скачок и больше их никто никогда не видит? "Прыгай в червоточину к дьяволу", - было такое старинное проклятие, которого никто и никогда не слышал из уст пилотов.

Мэйхью поднял шлем, потянулся и выпустил воздух из груди. Лицо у него было серым, в морщинах, истощенным от той сосредоточенности, которую потребовал скачок. - Дерьмово было, - пробормотал он, потянулся снова, ухмыльнулся и встретил взгляд Майлза. - Позволь мне заверить тебя, малыш, этот маршрут вряд ли когда-либо станет популярным. Хотя интересно.

Майлз не побеспокоился поправить это обращение на более почтительное. Позволив Мэйхью отдыхать, он сам проскользнул к комм-пульту и застучал по клавишам, включая внешний обзор. - Ну... - - пробормотал он через несколько секунд, - и где же они? Только не говори мне, что мы подготовились к вечеринке, а почетные гости не пришли... мы туда попали? - встревоженно спросил он Мэйхью.

Мэйхью поднял брови. - Малыш, на том конце П-В-туннеля ты либо попадаешь куда надо, либо превращаешься в ведро кварков, размазанных между Антаресом и Озом. - Но он все-таки проверил их координаты. - Похоже на то...

Прошло целых четыре часа, прежде чем к ним наконец приблизился корабль блокады. Нервы Майлза были туго натянуты. Пока не был установлен голосовой контакт, медленное приближение судна казалось ему полным преднамеренной угрозы. Тон сонной скуки, каким заговорил с ними офицер-связист наемников, пролил на все истинный свет; для тех это было просто прогулкой. Через какое-то время с корабля наемников запустили катер.

Майлз слонялся в коридоре возле стыковочного узла для катеров, и в голове у него вспыхивали сценарии возможных катастроф. Какой-то коллаборационист предал Даума. Война закончилась поражением стороны, которая должна ему заплатить. Наемники превратились в пиратов и собираются похитить его корабль. Какой-нибудь недотепа уронил и разбил масс-детектор, так что тем придется физически измерять внутренний объем корабля, и результат не сойдется... Последняя идея, стоило ей прийти Майлзу на ум, показалась ему до того вероятной, что он просто дыхание затаил, пока не увидел среди высадившихся наемников техника с этим аппаратом.

Их было девять, все мужчины, все крупнее Майлза, и все вооружены до зубов. Ботари, обезоруженный и тем недовольный, стоял позади Майлза и холодно изучал прибывших.

В них было что-то неуловимо пестрое, разношерстное. Серо-белые мундиры? Не особо поношенные, но одни из них нуждаются в починке, другие - грязные. Может, они слишком заняты, чтобы тратить время на второстепенные вещи - или просто слишком ленивы, чтобы поддерживать свою внешность в порядке? По крайней мере один из мужчин нечетким взглядом пялился куда-то в пространство, опершись о стену. Пьян на дежурстве? Оправляется от ран? Оружие у них было странно разнокалиберным - парализаторы, нейродеструкторы, плазмотроны, игольники. Майлз попробовал подытожить все и оценить, как это сделал бы Ботари. Трудно сказать, насколько они в форме, - с такой точки зрения.

- Ну ладно, - растолкал толпу плечами здоровенный тип. - Кто главный на этой посудине?

Майлз шагнул вперед. - Мое имя Нейсмит, и я владелец, сэр, - заявил он, стараясь, чтобы прозвучало это как можно вежливей. Здоровяк явно командовал этим десантом, а может - и всем кораблем, судя его по знакам различия.

Глаза капитана скользнули по Майлзу; судя по вздернутой брови и пренебрежительному пожатию плеч, Майлз был явно классифицирован как "опасности не представляющий". Именно этого я и хотел, твердо напомнил себе Майлз. Отлично.

Наемник испустил скучающий вздох. - Ладно, коротышка, давай разделаемся с этим делом. Это вся твоя команда? - Он махнул в сторону Мэйхью и Даума, стоявших по обе стороны от Ботари.

Майлз прикрыл глаза, пряча вспышку ярости. - Мой инженер на своем посту, сэр, - произнес он в надежде, что воспроизвел верный тон - тон робкого человека, испуганного до того, что сейчас начнет умолять.

- Обыскать их, - кинул здоровяк через плечо. Тело Ботари напряглось. Майлз встретил его раздраженный взгляд успокаивающим кивком головы. Ботари явно безо всякого удовольствия подчинился тому, чтобы его обшарили. Это не ускользнуло от взгляда капитана наемников, по лицу которого скользнула кислая усмешка.

Затем тот разбил свою команду на три поисковые группы и сделал знак Майлзу вместе с его людьми вести из в пилотскую рубку. Пара солдат принялась выборочно осматривать все, что разбиралось на части; они демонтировали даже обитые вертящиеся кресла. Оставив все в беспорядке, они отправились в каюты, где обыск приобрел черты ограбления. Майлз стиснул зубы и смиренно улыбался, когда его собственное имущество неаккуратно вывалили на пол и принялись расшвыривать ногами.

- У этих типов нет ничего стоящего, капитан Осон, - пробормотал один из солдат, судя по голосу - свирепо разочарованный. - Погодите, кое-что тут есть...

Майлз застыл в ужасе от собственной небрежности. Собирая и пряча все их личное оружие, он пропустил кинжал своего деда. Он захватил его с собой больше на память, чем в качестве оружия, и наполовину забыл о нем, лежащем на дне чемодана. Предполагалось, что датируется он временами самого графа Зелига Форкосигана; старик берег его, словно святую реликвию. И хотя это оружие не могло бы сместить баланс сил в войне на Тау Верде-4, но на рукоятке перегородчатой эмалью, драгоценными камнями и золотом был выложен герб Форкосиганов. Майлз про себя взмолился, чтобы этот рисунок ничего не сказал не-барраярцам.

Солдат перебросил кинжал капитану. Тот вытащил его из ножен ящеричной кожи и повернул к свету, выявляя особый глубинный узор на сверкающем лезвии - лезвии, которое еще в Период Изоляции стоило вдесятеро дороже рукояти, а теперь среди знатоков считалось бесценным из-за качества и выделки.

Капитан Осон явно не был знатоком, потому что просто сказал: "Ха. Мило.", вложил кинжал в ножны - и засунул себе за пояс.

- Эй! - Майлз ринулся вперед и остановил себя на полпути. Смирение. Смирение. Он загнал свою ярость в форму, подходящую для его бетанской личины. - Я ведь от таких вещей не застраховался!

Капитан фыркнул. - Не везет тебе, коротышка. - Но взгляд его остановился на Майлзе, с любопытством и сомнением.

Сдай назад, подумал Майлз. - Но расписку я по крайней мере получу? - спросил он жалобно.

Осон заржал. - Расписку! Ну, ты шутник. - Солдаты мерзко заухмылялись.

Майлз с усилием справился с участившимся дыханием. - Ну что ж, - выдавил он, - хотя бы не оставляйте его влажным. Он заржавеет, если не вытирать его как следует после каждого употребления.

- Дешевый чугун для горшков, - проворчал капитан наемников. Он щелкнул ногтем по клинку, и тот зазвенел, как колокол. - Может, я и поставлю хорошее стальное лезвие на эту стильную рукоятку. - Майлз позеленел.

Осон махнул Ботари. - Открой-ка этот чемодан.

Сержант, как обычно, глянул на Майлза, ожидая подтверждения.

Осон раздраженно нахмурился. - Перестань глядеть на коротышку. Здесь я отдаю приказы.

Ботари выпрямился и приподнял бровь. - Сэр? - сладким голосом вопросил он Майлза.

Проклятие, сержант, соблюдай покорность, подумал Майлз и молча передал ему это послание, слегка сжав губы. - Подчиняйтесь этому человеку, мистер Ботари, - ответил он чуть резче, чем следовало.

Ботари слегка улыбнулся. - Есть, сэр. - Установив фактический порядок подчинения по своему вкусу, он наконец отпер чемодан с аккуратной и оскорбительной неторопливостью. Осон вполголоса выругался.

На окончательное рандеву капитан наемников согнал всех в помещение, которое бетанцы называли комнатой отдыха, а барраярцы - кают-компанией. - Теперь, - произнес он, - сдавайте всю вашу инопланетную валюту. Это контрабанда.

- Что?! - вскричал возмущенный Мэйхью. - Как это деньги могут быть контрабандой?

- Тихо, Арди, - прошипел Майлз. - Просто сделай это. - Осон может говорить и правду, понял Майлз. Чужая валюта - именно то, что нужно людям Даума для покупки всяческих вещей вроде инопланетного оружия и военных советников. А может, это просто ограбление, каким оно и выглядит. Не важно - судя по недостатку энтузиазма среди наемников, груз Даума от них ускользнул, а это все, что имеет значение. Тайно торжествующий в душе Майлз опустошил свои карманы.

- И это все? - недоверчиво произнес Осон, когда их общее пожертвование легло небольшой кучкой перед ним на столе.

- В настоящий момент у нас проблемы с на... мы на мели, - объяснил Майлз, - пока не доберемся до Тау Верде и не продадим что-нибудь.

- Ч-черт, - пробормотал Осон. Он яростно сверлил глазами Майлза, но тот беспомощно пожал плечами и выдал самую бессмысленную свою улыбку.

Вошли еще трое наемников, толкая перед собой База и Елену.

- Привели инженера? - устало произнес капитан. - Полагаю, у него тоже проблемы с наличностью? - Он поднял глаза и увидел девушку. Выражение скуки исчезло с его лица мгновенно, и он мягко поднялся на ноги. - Ну вот, это получше. Я уж начал думать, что здесь прячутся одни уроды и страшилища. Однако сперва дело, потом удовольствие - у тебя есть не тау-вердийские деньги, милочка?

Елена кинула неуверенный взгляд на Майлза. - Немного есть, - призналась она с удивленным видом. - А что?

- Тогда выкладывай.

- Майлз? - переспросила она.

Майлз разжал до боли стиснутые челюсти. - Отдай им свои деньги, Елена, - тихо приказал он.

Осон сердито глянул на Майлза. - Ты не мой чертов секретарь, коротышка. Я не нуждаюсь в том, чтобы ты передавал мои приказы. Чтоб я никаких дерзостей от тебя больше не слышал, понятно?

Майлз улыбнулся и смиренно кивнул, вытирая вспотевшую ладонь о штанину в том месте, где могла бы находиться кобура. Сбитая с толку Елена выложила на стол пятьсот бетанских долларов. Брови Ботари сдвинулись в изумлении.

- Где ты все это взяла? - прошептал Майлз, когда она шагнула назад.

- Графиня... твоя мама дала мне их, - прошептала она в ответ. - Она сказала, что мне могут понадобиться деньги на личные расходы на Колонии Бета. Я не хотела брать так много, но она настаивала.

Осон пересчитал деньги и просветлел. - Так значит, это ты тут держишь банк, а, милочка? В этом капельку больше смысла. Я уже начал думать, что твои ребята что-то от меня скрывают. - Он склонил голову, тщательно ее разглядывая и сардонически улыбаясь. - А люди, которые что-то от меня скрывают, потом всегда очень об этом жалеют. - Деньги исчезли в его карманах вместе с жалким уловом прочих небольших и ценных вещиц.

Он просмотрел их грузовую декларацию. - Все верно? - спросил он старшего в той группе, которая привела Елену с Базом.

- В тех ящиках, что мы вскрыли, все сошлось, - ответил солдат.

- Они там в трюме устроили жутчайший беспорядок, - сквозь зубы шепнула Майлзу Елена.

- Ш-ш. Это не важно.

Капитан наемников вздохнул и принялся пробираться через различные файлы их личных дел. В одном месте он усмехнулся и взглянул на Ботари, потом на Елену. Майлз покрылся потом. Осон закончил проверку и расслабленно откинулся на спинку своего кресла перед комм-пультом, угрюмо взирая на Мэйхью.

- Это ты капитан-пилот, да? - спросил он безо всякого энтузиазма.

- Да, сэр, - ответил Мэйхью, изрядно натасканный Майлзом на предмет смирения.

- Бетанец?

- Да, сэр.

- А ты... Ладно, неважно. Ты бетанец, вот и ответ на вопрос. У вас больше чертовых чудиков на душу населения, чем на любой другой... - Он замолк. - Ну что, ты готов идти?

Мэйхью неуверенно глянул на Майлза.

- Проклятье! - заорал Осон. - Я тебя спрашиваю, а не коротышку! Уже одно то паршиво, что мне придется видеть тебя за завтраком следующие несколько недель. У меня от него несварение желудка будет. Ну да, улыбайся, мутантик, - это было уже адресовано Майлзу. - Держу пари, ты предпочел бы выпустить мне кишки.

Обеспокоенный Майлз привел в порядок свою физиономию. Он-то был так уверен, что выглядит смиренно. Может, дело в Ботари? - Нет, сэр, - выразительно произнес он, для пущей кротости моргая.

Мгновение капитан наемников сверлил его взглядом, потом пробормотал: - А-а, да пошло все к черту, - и поднялся.

Взгляд его снова упал на Елену, и он задумчиво улыбнулся. Елена в ответ посмотрела на него сердито. Осон поглядел по сторонам.

- Знаешь, что я скажу тебе, коротышка, - великодушным тоном произнес он, - можешь оставить себе своего пилота. За последнее время я бетанцами сыт по горло.

Мэйхью облегченно перевел дух. Майлз расслабился, испытывая тайное удовольствие.

Капитан наемников махнул в сторону Елены. - Вместо этого я возьму ее. Иди укладывай вещички, милочка.

Ледяное молчание.

Осон приглашающе ей улыбнулся: - Поверь мне, ты ничего не потеряешь, не увидев Тау Верде. Будь хорошей девочкой - и сможешь даже вернуть свои денежки.

Елена с расширенными глазами обернулась к Майлзу. - Милорд?... - проговорила она слабым неуверенным голосом. Это не было оговоркой, случайно соскользнувшей с языка: своего сюзерена она имела право просить о помощи. Майлзу стало больно, что она не назвала его по имени. Неподвижность Ботари дошла до самой крайней точки: лицо его было каменным и невыразительным.

Майлз шагнул к капитану; покорность, увы, моментально сползла с него. - Соглашение состояло в том, что вы может забрать нашего капитан-пилота, - заявил он ровным голосом.

Осон по-волчьи ухмыльнулся. - Я сам устанавливаю правила. Она пойдет со мной.

- Она не хочет. Не желаете брать капитан-пилота, выберите другого.

- Не беспокойся об этом, коротышка. Она прекрасно проведет время здесь. А на обратном пути можешь даже забрать ее назад - если она все еще будет хотеть отправиться с тобой.

- Я сказал, выбирайте другого!

Капитан наемников хохотнул и отвернулся. Пальцы Майлза сомкнулись у него на руке. Остальные наемники, наблюдавшие за представлением, не удосужились даже потянуться за оружием. Лицо Осона вспыхнуло от удовольствия, он развернулся на месте. Да он этого просто ждал, понял Майлз. Ну, так я тоже...

Схватка была короткой и неравной. Захват, поворот, удар, от которого у Майлза зазвенело в голове, - и его швырнули на палубу лицом вниз. Рот наполнился металлическим привкусом крови. И в качестве запоздалой удачной мысли, в его живот врезался точно нацеленный ботинок, заставив лежащего Майлза согнуться пополам и гарантировав, что в ближайшее время тот не вскочит на ноги.

Майлз скорчился в агонии, прижавшись щекой к жесткой терке покрытия. Слава Богу, не по грудной клетке, подумал он бессвязно сквозь пелену ярости, боли и тошноты. Он скосил глаза на ботинки, агрессивно расставленные перед его носом. Не ниаче как в носках стальные пластинки...

Капитан наемников развернулся на месте, уперев руки в бедра. - Ну? - вопросил он команду Майлза. Молчание и неподвижность; все смотрели на Ботари, а тот, должно быть, был высечен из камня.

Разочарованный Осон с отвращением сплюнул - то ли не целился в Майлза, то ли просто не попал - и пробормотал: - Да черт со всем этим. Эту посудину не стоит даже конфисковывать. У нее вшивый топливный коэффициент... - И, уже повысив голос, обратился к своей команде: - Хорошо, загружайтесь и пошли. Идем, милочка, - добавил он Елене, крепко взяв ее за руку выше локтя.

Пятеро наемников, стоявшие до сих пор в разнообразных ленивых позах наблюдателей, шевельнулись, чтобы выйти вслед за своим капитаном.

Елена оглянулась через плечо и встретила пылающий взгляд Майлза; ее губы приоткрылись в понимающем "а", и она с трезвым расчетом вгляделась в Осона.

- Давай, сержант! - крикнул Майлз, бросаясь на заранее выбранного наемника. Все еще потрясенный своим столкновением с их капитаном и находясь под воздействием редкого для себя благоразумия, Майлз выбрал того, который раньше стоял, прислонясь к ближайшей стене. Комната словно взорвалась.

Стул - никто не видел, когда сержант сумел отцепить его от креплений - пролетел через комнату и врезался в наемника с нейробластером прежде, чем тот начал вытаскивать оружие. Майлз, занятый проводимой им в этот момент подножкой, услышал - хоть и не увидел, - как вторая жертва сержанта рухнула на пол со звучным шлепком и гулким "Уау!". Даум, тоже среагировав мгновенно, четко разоружил своего противника и бросил парализатор изумленному Мэйхью. Секунду тот пялился на оружие, потом очнулся, неумело его перехватил и открыл огонь. К несчастью, парализатор оказался незаряженным.

Наугад выпалил игольник; его заряд разорвался на дальней стене. Майлз со всей силой двинул противника локтем в живот и получил подтверждение своей высказанной ранее гипотезе, когда тот согнулся пополам, давясь рвотой. И вопросов нет - пьян. Увернувшись от блевотины, Майлз наконец довел до конца удушающий прием. Впервые в жизни он надавил в полную силу. К его удивлению, противник дернулся лишь пару раз и затих. Сдается, что ли? - потрясенно спросил себя Майлз и потянул того за волосы, чтобы откинуть голову и взглянуть на лицо. Наемник был без сознания.

Еще один наемник рикошетом отскочил от Ботари и двинулся, спотыкаясь, мимо Мэйхью, который нашел наконец применение своему парализатору в качестве дубинки. Наемник осел на колени, и Мэйхью врезал ему еще несколько раз, скорее в порядке эксперимента. Ботари, который с грохотом несся мимо, задержался, чтобы с отвращением произнести "Да не так же!", отобрать парализатор и вырубить наемника одним нанесенным точно в нужное место ударом.

Сержант тем временем принялся помогать Дауму с его вторым противником, и все было кончено, но тут из-за двери раздался какой-то вопль, сопровождаемый приглушенным хрустом. Капитан наемников, из носа которого капала кровь, лежал на полу, а сверху его прижала Елена.

- Хватит, Елена, - произнес Ботари, приставляя раструб добытого им нейробластера к виску капитана.

- Нет, сержант! - крикнул Майлз. Вопль резко оборвался, и Осон выкатил белые от ужаса глаза на сверкающее оружие.

- Мне тоже хочется ему ноги переломать! - гневно закричала Елена. - Я ему сломаю все косточки в теле до одной! Я сама сделаю из него "коротышку"! Когда я закончу, от него останется метр роста!

- Потом, - пообещал Ботари. Даум нашел действующий парализатор, и сержант на время избавил капитана наемников от страданий. Затем он систематически обследовал помещение, чтобы удостовериться в безвредности остальных. - У нас пока остаются еще трое снаружи, милорд, - напомнил он Майлзу.

- Угу, - подтвердил Майлз, с трудом поднимаясь на ноги. И одиннадцать или около того на втором корабле, подумал он. - Думаешь, вы с Даумом сможете подстеречь их и парализовать?

- Да, но... - Ботари прикинул в руке вес нейробластера. - Я хотел бы сказать, милорд, что, наверное, предпочтительнее убивать солдат в бою, чем пленных - после боя?

- Возможно, до этого не дойдет, сержант, - отрезал Майлз. Перед ним только сейчас забрезжила вся сумма хаотических следствий из этой ситуации. - Парализуйте их. Потом мы... придумаем что-нибудь еще.

- Думайте побыстрее, милорд, - посоветовал Ботари и исчез за дверью. Даум, беспокойно покусывая губы, последовал за ним.

Майлз уже начал думать. - Сержант! - негромко окликнул он их вслед. - Одного оставьте в сознании - для меня.

- Очень хорошо, милорд.

Майлз повернулся, слегка поскользнувшись на пятнах крови, натекшей из носа капитана наемников, и уставился на эту картину, напоминавшую ему бойню. - Боже, - пробормотал он. - Что я теперь с ними буду делать?