На главную страницу Лоис М.Буджолд

"Самый лучший путь"

Lios Alfary

с конкурса "Зимнепраздничная елочка":
обязательно использование ключевого слова ("полет"), желательна новогодняя тематика


По дороге с облаками,
словно в лодке с парусами,
очень нравится, когда мы
возвращаемся домой!!!

Он ужасно соскучился по родным, особенно – по маме, братьям и сестренке. А сейчас он летел домой и вез им подарки.

Домой.

Капитан «Бабочки» задумчиво наблюдал, как его второй пилот прокладывал путь. Нет ничего лучше, чем лететь домой, подумал он. Дом – это когда уютно и рядом любимые лица.

А еще дом – это родная планета, родной воздух и привычный говор вокруг.

За почти тридцатилетнее правление императора Грегора Барраяр изменился очень сильно. Нет, начал меняться он еще при Эйреле Форкосигане, но этого молодой капитан не помнил. Но когда ему рассказывали, что раньше никому бы в голову не пришло писать письма на Верван, или учиться по обмену на Бете, или сходить на концерт гастролирующего цетского ансамбля – он верил. Эти времена он еще помнил. Теперь все было не так.

Да, проблемы с комарскими сепаратистами еще всплывали иногда, но предоставление автономии изрядно поубавило энергии им сочувствующим. Да, Зергияр все еще был тяжелой и враждебной планетой, но жизнь на нем была уже более интересной, чем тяжелой.

Дом под названием Барраяр становился другим. И капитан верил, что это - к лучшему.

В противном случае, внезапно весело подумал он, никому не были бы нужны пилоты гражданского космофлота. И капитаны почтовых суденышек.

- Отлично, - кивнул он, утверждая выбранный вторым курс. – Отдохни перед прыжком.

- Хорошо, Ник, – разница в возрасте у них – незначительная, а они не в армии, чтоб обзывать друг друга по уставу. Пилоты – это больше, чем братья.

В кают-компании эскобарская студентка читала учебник «Астрогации». Девушка летела в гости на Зимнепраздник к подруге по переписке. Второй его пассажир – менеджер «Интерсолара», видимо, опять спал в каюте – отсыпался перед возвращением домой. Он как-то пожаловался Нику, что дети ему выспаться не дадут. Впрочем, хотя он пытался говорить грустно, глаза менеджера сияли счастьем, когда он рассказывал о своиз сорванцах.

Увидев капитана, Алина отложила учебник и приветливо улыбнулась.

Сердце Ника подпрыгнуло, но он попытался удержаться от глупой улыбки в ответ, поэтому итоговая гримаса получилась странной. «Вот всегда ты так», - обругал он себя мысленно и, чтобы сгладить неприятное о себе впечатление, сообщил:

- Уже совсем скоро прибудем.

- Как замечательно! А Вы мне скажете «Добро пожаловать на Барраяр!»?

- Обязательно! – с жаром подтвердил он и покраснел.

Алина отвела глаза и сделала вид, что рассматривает цветок в ярко упакованном горшке – подарок для мамы молодого капитана.

- А Вы… у Вас длительный отпуск будет? Все-таки Вы так редко бываете дома… - почти праздно поинтересовалась.

- Не слишком, - грустно ответил он. И тут внезапно все понял. И почувствовал себя самым счастливым человеком во Вселенной:

- Но, если Вы вдруг захотите, у меня будет немного времени, чтоб показать Вам Форбарр-Султан – не сомневайтесь.

- Конечно, захочу, капитан Форсуассон. Вы так о нем рассказывали красочно… - у неё были нежно-зеленые глаза, и, когда она улыбалась, Нику казалось, что он рассматривает солнечные лучи сквозь изумруды.

Он был бы счастлив рассматривать их весь зимнепраздничный отпуск.

Что ж, тогда стоит сказать: - Значит, договорились? Оставьте мне тогда номер домашнего комма Вашей подруги – я Вас обязательно найду после Зимнепраздника.

январь 2007