замена турбин на вольво;прованс мягкая мебель
На главную страницу Лоис М.Буджолд

"Первый рыцарь"

Maya Tollie

с конкурса "Зимнепраздничная елочка":
обязательно использование ключевого слова ("рыцарь")


- Расскажи о рыцарях, - просит Седрик.

- "Давным-давно, в незапамятные времена, жил на свете король Артур. И были у него рыцари: отважные, сильные и верные. Все они отправлялись на поиски святого Грааля и возвращались ни с чем. И вот поехал на поиски первый рыцарь. Путь его лежал сквозь владения колдуньи…"

Я закрываю глаза.

- Ну $#% какая цыпа, я тебе серьёзно говорю. Ноги – во! Сто семнадцать сантиметров! $#% буду, мерил! Груди – на спине узлом завязывать можно.
- На чьей спине? – мрачновато интересуюсь.
- Талия – $#%, пальцами обхватить можно…
- Тоже мерил? – прищуриваюсь.
- Глаза – ну $#% твою мать, - мой первый рыцарь воодушевлённо размахивает руками. – Лекарственные травы – фигня, но борщ варит – просто $#%. Волосы – до той самой матери. А вместо левой руки – клешня какая-то. Мутантка. Вот на кой их убивать, а?
- Смотри, - говорю. – Мутантам нельзя размножаться. Иначе всё, ахтунг, конец генофонду. Но если запретить это – будут нарушать. Основной инстинкт. Пришлось бы контролировать всех мутантов планеты. Всю жизнь. Ты взялся бы следить, чтоб твоя колдунья не размножилась?
- Да я бы ей ещё и помог, - фыркает, - будь моя воля.
- Вот видишь.

- "...Но непреклонно было сердце рыцаря. Он выхватил меч…"

- А что было дальше? – это уже Юрий.

Смотрю на пластмассового динозавра в его руках, семейную реликвию.

- "Долго ли, коротко ли, подъехал рыцарь к Драконьему источнику…"

- Зубы, - говорит мой первый рыцарь. – Убиться можно. Хвост – во, челюсти – во, зубов – до $#% матери. С два пальца в длину. $#% буду, мерил. И вот вся эта $#% как выскочит из воды – ну $#% твою мать, $#% ходячий. И цап коня за ногу, и давай тащить. А я его мечом хлобысь! А он на меня – аррррх!
- Постой, - говорю, - это что было-то? Местная форма жизни? – Я, мягко говоря, обеспокоен. Что, откуда, ждать ли новых драконов? Подробности боя подождут.
- Какая там местная… Кто-то из колонистов яйцо приволок. А тварьки эти живут, мерзавцы, по триста лет, - следует зверское латинское название. – По счастью, самец. Партеногенеза можно не опасаться.
- Ты уверен, что он был один?
- Поискал других, не нашёл. Снова местных начнут жрать - съезжу ещё раз, - он пожимает плечами. – Как ещё определить?
- Вы, - поджимаю губы, - говорите о жизни и смерти Наших подданных.
- $#% налево таких подданных! – взрывается первый рыцарь. – Минимум двоих $#%ки эти угрохали сами, благо было на что списать! Это только то, что я сходу доказать сумел! Я вообще не уверен, что этот тварь на людей охотился! А он последний такой был. На всей планете. Знаешь, какая чешуя о$#%ительная?
Первый опечален. Но больше убийства на дракона не спишут.

- "Ехал рыцарь по полям и весям, долинам и взгорьям…" - я тяну время. Гонять рыцаря по всей планете можно для мелких хоть бесконечно, но устал я что-то. Устал решать, устал думать, устал выбирать следующее приключение. Пусть мелкие выберут.

Не выдерживает Елена. - Папа! Про оруженосца.

- "Едет рыцарь лесом, и видит замок, из замка того выезжают шесть рыцарей, и седьмой во главе…"

Мой первый рыцарь является посреди ночи. Я как раз думаю, что лучше бы ему поторопиться - доложили, что вслед за ним привезли что-то едва ли не в паланкине. Девицы девицами, но после доклада, пожалуйста. Итак, явился… Под балкон, с двумя лошадьми – похищение царствующей особы при полном попустительстве оной.
Начинает говорить. Из сбивчивой речи первого я выделяю: Эжени. Я должен (должен?) подрываться и бежать к Эжени. Эжени мечтает увидеть меня. Эжени – чудо, светлая душа, Эжени нужно императорское благословение…
Благословение. Слово-то какое вспомнил.
Эжени. Да пусть хоть Климтемнестра! Ладно, проедусь, раз сбежал, посмотрю - может, я её и не больно убью.
Нет, всё-таки больно. Принимать императора в постели, даже если он с визитом как частное лицо… Отдёргиваю занавесь балдахина. Я поражён.
- Как ваше имя, дитя моё?
- Эжен, - звучит ломкий мальчишеский голос. – Эжен Ратье. Вы…
Я улыбаюсь.
- Да, это я. Вы среди друзей, Эжени. Не трудитесь вставать. Отдыхайте и набирайтесь сил.
- Это что, с позволения сказать, такое? – шиплю, когда мы выходим из спальни раненого.
- Это, с позволения сказать, оруженосец.
- Эжени? Чудо? Светлая душа?
- А что, нет? – сверхлогично отвечает мой первый.
- А благословение-то вам зачем?!
- Эжени верит, что император может исцелять. Я и подумал – эффект плацебо…
- Так. Где ты вообще взял оруженосца и когда успел довести до сего состояния?
- Где взял, там и ранили. Он мою пулю словил, между прочим. Ты меня куда послал?
- Налоги собирать. Но могу и подальше, - Так, первый, начнешь ты, наконец, ругаться?
- Велика разница. Слушай, третий в твоём списке – такой… такое…
Про моего первого рыцаря блуждает анекдот, что-то вроде «$#%, – сказал граф Форталия и грязно выругался». Это кто ж его довёл, что он слов найти не может?
- Эжен – внучатый племянник одного урода, его же бастард и… любовник. Против воли. Извини, но ищи в тот замок нового графа. Старого я убил нафиг.
Я молчу.
- Ты очень обиделся?
- Наследники остались? Взрослые сыновья?
- Наследники? Да они видели и молчали! У них в графстве такое творилось… Эжена хоть в живых оставили, не иначе, пожалели родственничка…
- Ясно. Дети там хоть есть?
- Ну… одному семь, другому пять. Я их забрал, а то растерзают.
- Правильно. Ладно, разберёмся. Я не злюсь. Всё правильно, первый.
- А я всегда всё правильно делаю. Но политические последствия…
- А за последствия убить тебя мало.
Ну и как будем сажать в замок нужного человека? Сам знаю: выбивая ненужного, который уже туда уселся. Первый мой, сволочь, твой долг – решать мои проблемы, а не привозить новые! Убей хоть десяток графов, мне-то что, но предупреждать же надо!

- Ксиан!
- Что тебе?
- Давай я не поеду в этот раз на квест.
- Давай. Поедешь в следующем месяце.
- Вообще не поеду.
Я гляжу на первого. Он глядит на меня.
- И скипетр ты, значит, уже нашёл?
- Нет. Но если загляну на третью полку твоего платяного шкафа…
- Откуда знаешь, первый?
- Догадайся.

"Святой Грааль нашёл сэр Галахад. Вскоре королевство Артура пало. Но Галахада никто не винил."

- Ты никому не говорил?
- Не-а.
- Ну и ладно. Пускай другие пограалят.

январь 2007