Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Перевод продолжается! Нэнси Коллинз "Самое черное сердце" (5 книга о Соне Блу). Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 
END, G, Зажигающий Звезды (Прочитано 34703 раз)
Lalianta
Адепт
***
Вне Форума


Вещи не меняются; меняемся
мы.

Сообщений: 395
Пол: female
Re: Зажигающий Звезды
Ответ #75 - Ноябрь 13, 2004 :: 7:47pm
 
Приму к сведению  Подмигивание
А что там про вкус шляп?  Смех
Наверх
 

Только у нас «однажды» случиться может дважды.
163629321  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Зажигающий Звезды
Ответ #76 - Ноябрь 13, 2004 :: 7:59pm
 
***

Китти позвонила в дверь. Она с шипением скользнула в стену почти сразу. Анита стояла прямо напротив сестры властелина, уперев руки в бока. Кто-то мог подумать, что угрожающе.
Китти опустила глаза, потом резко их вскинула.
- Извини, что набросилась на тебя.
Анита помолчала, потом отошла в сторону, пропуская Китти внутрь. Она нерешительно зашла. Единственное кресло было занято Ашером. Но тот сразу встал. Не уступая место, но проявляя вежливость.
Китти смущенно потупила взор.
- Я тоже должен принести вам свои извинения за дерзость, ma belle.
- Угу, - кивнула она.
- Ну, по крайней мере, - Анита села на кровать – широкое, не для одного человека, ложе, - она, наконец, проявила характер. Сколько можно было отравлять себе и остальным жизнь?!
- Я извинилась! Зачем опять нападать на меня?! – новая вспышка гнева заставила Китти оторвать глаза от пола и справиться со смущением.
Анита усмехнулась.
- У Аниты своеобразные понятия о необходимости суровой правды. Скоро вы привыкнете и перестанете обращать внимания. Присаживайтесь, - он широким жестом повел рукой.
Китти подошла к кровати и присела на самый краешек. У нее в комнате стояла большая кровать, но по сравнению с этой, она была просто крошечной.
- Завтра прибудет часть моего парда. Мы ведь уже договорились, что они разместятся в твоей комнате?
Китти даже примерно не представляла себе, как это должно выглядеть, но на всякий случай кивнула. Она так часто делала и раньше. В основном, полагаясь на авось, или на кого-нибудь из друзей.
- Да, конечно.
- Завтра Ашер позаботится о новой кровати в твоей комнате. Жан-Клод прав. Раз ты восприимчива к энергии, ощущение стаи пойдет тебе на пользу.
- Новой кровати? – Китти похолодела.
- Да. Которая будет немного побольше, чем эта, - она указала на гигантское, с точки зрения Китти ложе, на котором она сидела, - Поскольку ты не спрашиваешь, скажу тебе сама – да, все мои леопарды будут спать с тобой. Иногда я буду забирать Натаниэля или кого-нибудь еще к нам, так что не удивляйся.
Китти в первый раз осмотрела комнату подробно. Помимо кровати там стояли три гроба. Абсолютно одинаковых, темных, сделанных из мореной вишни. Она едва не покачала головой, совершенно запутываясь. Ее так и подмывало спросить, что за странные отношения были у Аниты со всеми этими мужчинами, которые ютились в одной с ней комнате. Иногда Китти казалось, что отношения не только у Аниты, иногда ей казалось... что Ашер и Жан-Клод тоже не ровно дышат друг к другу, как могут только настоящие возлюбленные. И это было странно и непривычно. Поэтому Китти постаралась прогнать от себя эту мысль.
- Меня удивляет скорее то, что я буду спать с кучей незнакомых людей, - Китти пожала плечами.
- Ты быстро привыкнешь. Я тоже привыкла к этому.
- А где Ричард? Такое ощущение, что он прячется. Я видела его всего раза три или четыре.
- Он предпочитает все время проводить со своей стаей.
- Но почему?
- Потому! – Анита нахмурилась, - А почему бы тебе самой не проявить участие в делах его стаи! Но нет, Китти у нас ни до кого дела нет!
- Анита.
- Тебе вообще ни до кого нет дела.
- Анита, - повторила Китти.
- Тебе даже нет дела до собственного сына.
- Анита, Натаниэль его сейчас кормит. Ребенок спокоен, доволен. И Натаниэль ему очень нравится. Кстати, они сейчас войдут в эту комнату.
Анита Блейк удивленно воззрилась на нее. Несколько минут стояла тишина, все прислушивались к внешним звукам.
Но даже чуткий слух вампира не смог ничего уловить сквозь толстые металлические стены и плотно закрытую дверь.
- Там никого нет.
Китти пожала плечами. В это мгновение дверь с шипением отъехала в сторону.
Натаниэль вошел внутрь. В его руках был сверток.
- Привет! – леопард выглядел довольным, - А вот и мы!
Китти протянула руки к своему сыну.
- Привет! Дай мне его подержать.
Леопард неохотно расстался с ребенком.
Анита поморщилась. Она не очень любила детей. И не разделяла всех восторгов, связанных с ними.
- Как ты узнала?
- Не знаю... я просто чувствую все, что чувствует мой сын, - она улыбнулась.
Анита воззрилась на Натаниэля. Леопард пожал плечами. Он не любил размышлять, просто воспринимал все, как оно было. Так что просить его выносить суждение было бесполезно, хотя Аните и хотелось спросить, почему он постоянно ходит такой довольный и жизнерадостный. Такой... расслабленный. Раньше Натаниэль был одним из самых уязвимых звеньев в их прочной цепи. Потенциальной жертвой для каждого. С сегодняшнего утра он стал как-то уверенней и спокойней… да он почти излучал жизнерадостность. Это можно было бы отнести к перепаду настроения, если бы не это странное ощущение… покоя, исходящем от него.
Ребенок улыбался, глядя на Китти, ее забранные в хвостик волосы закрывали голову, словно покрывалом.
Анита смахнула с себя расслабленное успокоение, витавшее в воздухе, этой белой идиллии, воцарившейся в комнате и нахмурилась.
Непривычная атмосфера до тошноты правильных отношений. Ей захотелось сделать что-нибудь, что разрушило бы этот эффект.
Ребенок протянул ручки к Натаниэлю и Китти передала его.
- Ты ему нравишься, - улыбнулась она, - Ты хороший. Так он про тебя думает.
Ричард вошел в комнату подобно хмурому гигантскому урагану. Что-то у него явно не ладилось. Он окинул все собрание, особенно Ашера, неодобрительным взглядом, который остановился на Китти.
- Здравствуйте, Китти. Я вас искал. Мне необходимо с вами поговорить.
- Я вас слушаю, мистер Зееман. Очень внимательно. Что могло вас так взволновать? – Китти кивнула, побуждая его продолжать, ей было неудобно в роли хозяйки, но другого выхода не было, если не она, то кто будет решать возникшие проблемы.
-  Скоро наступит голубая луна. Стае нужно место для охоты. Голубая луна – время для оборотней, когда они не могут контролировать свою трансформацию и поведение.
Китти кивнула.
- Я подумаю, что можно сделать в связи с этим. Все будет хорошо. Я что-нибудь придумаю. Не злитесь.
- Я не злюсь.
- Злитесь.
- Не злюсь, - повторил Ричард, в его голосе пробилось рычание зверя.
- Конечно, злитесь.
- Я просто не хочу причинить вреда остальным. Светлые Лорды и так с усилием терпят здесь оборотней, что они скажут, если во время полнолуния, кто-нибудь из стаи растерзает одного из ваших людей!
- Мои «люди» - вы. Вы сами так захотели. Других здесь нет и быть не может. А убийства я не допущу. Я же говорю, придумаю что-нибудь, - Китти смотрела на него и улыбалась.
Жан-Клод наклонил голову, чтобы скрыть выражение лица. Его забавляло то, что Ричард зол, но выместить свою злость так, как он обычно вымещает на них, он не мог. Китти просто не давала ему повода, слишком доброжелательно она ему отвечала.
- Если мы останемся здесь на время полнолуния, смертоубийства не избежать.
- Вы так усердно повторяете о смертоубийстве, словно заранее знаете итог. У меня возникает ощущение, что вы излишне драматизируете события. Никто из вас не показался мне настолько агрессивным.
Ричард раздраженно блеснул на нее глазами, но ничего не сказал. Только заходили его массивные челюсти.
- Не сердитесь на нашу Madame, mon ami. Она не хочет обидеть вас.
Ричард резко повернулся к Ашеру со сжатыми кулаками. Казалось, вампир больше всех присутствующих в комнате раздражал его. Жан-Клод знал, что их возлюбленный не сможет удержаться и поддразнит вервольфа.
- Я не с тобой разговариваю.
- Успокойся, Ричард, - Анита сама начинала раздражаться.
Не смотря на то, что она очень любила Ричарда, ее бесили некоторые особенности его характера. Он одарил ее не менее яростным взглядом.
- Вас по-прежнему раздражает ваш зверь, mon cher, - Жан-Клод вздохнул, как будто устал от вечного повторения одной и той же сцены.
- Не вмешивайся не в свое дело Жан-Клод.
Тот грациозно передернул плечами, мол, промолчу я, или нет, правда не изменится.
- Я никогда не напрашивался на то, чтобы стать оборотнем.
Анита поморщилась. Ричард затянул привычную песню. Она понимала, что он чувствует, но за столько времени можно было давно принять своего зверя, смириться и срастись с ним. Так же, как сделала она. Но Ричард упорствовал.
Китти ощутила повисшее в воздухе напряжение. Она пропустил его через себя, пробуя. Нет, так не пойдет. Так не правильно. Как можно каждый раз испытывать едва ли не отвращение к себе и друг к другу, но при этом держаться вместе, раз из раза причиняя боль.
- Вы знаете, Ричард, сколько раз я молила Бога, чтобы я перестала быть человеком?! Чтобы стала кем угодно, но не этой мерзкой стареющей, слабой, дряхлой, безвольной и порочной оболочкой ошибок и комплексов. Но нет, каждое утро я просыпалась с осознанием собственной никчемности. Вам же столько дано, но вы отворачиваетесь от этого. Как вы можете?
Китти не заметила, как поднялась и проделала путь вплоть до разозленного вервольфа. Последние слова она говорила, глядя прямо в его глаза с расстояния не больше, чем тридцать сантиметров.
- Нельзя быть таким зацикленным на чем-то одном человеком. Поверьте, я знаю, что такое постоянная депрессия, дна которой не видно. Она не приводит ни к чему хорошему. Вы же уже не наивный юнец. Вы старше меня на много лет. Скажите, почему я поучаю вас сейчас? Мне не хочется лезть вам в душу без вашего разрешения, но я не могу смотреть, как вы постоянно обижаете оказавшихся вам самыми близкими людей. Вы оборотень. Вы едины с окружающим миром, как могут быть едины немногие, только избранные. Пусть это Тьма приговорила вас к участи, но зачем же помогать ей и предаваться ей все больше вашим гневом? Прошу вас, подумайте еще раз над вашим мировоззрением. Посмотрите вокруг себя. Ваши… спутники устали от этих вспышек. Это не значит, что они откажутся от вас, но это значительно осложняет жизнь. Никто из них не хочет для вас плохого. Никто из них не покушается на вашу личную свободу, поверьте.
От Китти исходило тепло. Она верила в каждое слово, произнесенное ею. Зверь Ричарда почувствовал это. Но не так, как обычно оборотни чуют правду или ложь, а так как можно чувствовать только истину. Он свернулся клубком где-то в глубине его сущности и заснул.
Вместо привычного раздражения Ричард ощутил лишь пустоту. Продолжать кричать на всех казалось ему просто глупым.
Анита хотела подойти к нему, но сдержалась, наученная горьким опытом.
Жан-Клод встал, приблизился и положил руку ему на плечо. Он оказался немного ниже Ричарда.
- Madame права, mon ami. Не стоит сердиться. Мы все много раз пытались сказать вам это. Ваше неприятие зверя наносит удар по всем нам, в том числе и по вашей стае. Как говориться, рыба гниет с головы.
Ричард промолчал, и вампир посчитал это добрым знаком.

Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Зажигающий Звезды
Ответ #77 - Ноябрь 14, 2004 :: 3:43am
 
***

Ричард сидел в кресле. Ради такого случая Ашер уступил ему место. Оба вампира и Анита перемесились на кровать. Анита отодвинулась подальше от Жан-Клода и Ашера. Такое расположение Китти объяснить не могла, но зато могла Анита. Слишком сильно она сильно реагировала на присутствие своих возлюбленных. Жан-Клод сидел в голове кровати, Ашер вытянулся во весь рост, лежа на правом боку, он подпирал ладонью щеку, надежно прикрывая шрамы. Его голова была совсем рядом с грудью Жан-Клода. Оба вампира составляли настолько хорошо сочетающийся живописный контраст, что при одном взгляде на них захватывало дух. Анита предпочитала на них не смотреть. Она поняла, что, если они будут продолжать в том же духе, можно совсем разучиться дышать.
Кровать была поистине огромной, поэтому Анита забилась в дальний угол изножья. Китти поджала под себя ноги в другом углу. Обычно они собирались здесь не для того, чтобы общаться. Совсем не для этого. Ни Жан-Клод, ни Ашер не были для Аниты теми, с кем она делила маленькие бытовые радости. Она могла сходить в кино или на прогулку на природе с Ричардом. С Микой и Натаниэлем они обычно читали друг другу книги вслух, Мика заботился всегда и о ее доме, и о ее парде. С Жан-Клодом она выходила в театры и рестораны. С Ашером… с Ашером их объединяло много жарких ночей, много воспоминаний, много боли и радости. Наверно, она любила его. Так же как любила Жан-Клода и Ричарда. О своей любви к Мике она призналась себе, только когда он погиб.
- Как ваше самочувствие, Madame? – Жан-Клод решил начать общую беседу.
- Спасибо, хорошо. После той ночи я, кажется, пришла в себя. А сегодня мы с Анитой занялись спортом. Пошли на вечернюю пробежку. Я оценила ночной режим по достоинству, - Китти улыбнулась, прислушавшись к ноющим мышцам, - Никому не мешаем, там снаружи и не было никого, только на вышках дежурные.
- У вас хорошее настроение, - Ашер обогрел ее взглядом своих светлых глаз, по ее спине пробежали мурашки.
Сделал он это непроизвольно, но эффект произвело даже это несознательное применение силы nosferatu incubus. Губы Жан-Клода приподнялись понимающей и немного насмешливой в улыбке.
Ножи на предплечьях мешали и натирали кожу. Сегодня оружие Аниту раздражало. Она закатала рукава блузки и расстегнула ножны на предплечьях.
- Не знаю… - Китти пожала плечами, - Мне просто хорошо и все. Можно посмотреть? – Китти потянулась к одному из ножей.
Сначала некромант подумывала отказать ей, но потом просто пожала плечами и передала нож. Ну что может она сделать, даже если сойдет внезапно с ума и вздумает напасть?!
Китти повертела его в руках. На миг она вообразила себя Анитой, которая этим ножом защищается от нападающих на нее врагов. Это всегда казалось Китти забавным. Ну, забавно было не совсем то, что Аните приходилось героически отбиваться от врагов, скорее, что она представляла себя кем-то таким… таким как Анита.
Интересно, а насколько лезвие острое? Китти легонечко провела по предплечью острием, потом опустила глаза. Обычно, даже очень хорошо заточенный нож оставлял лишь белую проходящую полосу на коже, такое ощущение, что она стала боле… тонкой.
Побледнела, увидев, что тонкая царапина наполняется кровью. Да, вид собственной крови всегда приводил ее в полуобморочное состояние. Она, скорее, внушала себе, чем на самом деле чувствовала ужасную боль от раны.
Ноздри вампиров еле заметно шевельнулись. Ашер приподнялся на локтях. Глаза Китти с ужасом смотрели на рану. Тогда, когда она перерезала себе вены, перво-наперво она просто потеряла сознание. Не от боли, а от ужаса, что она себя порезала. Да, неудачная была идея.
- Обрезалась? – буднично поинтересовалась Анита.
Китти кивнула и побледнела еще больше. Одно дело порезаться нарочно, принося себя в жертву вместо другого, другое дело нанести себе рану случайно. Для сестры властелина это составляло принципиальную разницу, на самом что ни на есть неосознанном уровне. Она уже чувствовала приближающийся обморок.
- Можно? – одно слово, произнесенное Жан-Клодом изобиловало такими богатыми интонациями, что Китти поняла сразу, насколько он был не против полакомиться ее кровью, обещая взамен все мыслимые и немыслимые удовольствия. Зато Китти тотчас полегчало, дурнота прошла, сменившись необходимостью и спокойствием.
- Только не кусайтесь и не заколдовывайте меня, ну и не надо… сами знаете чего… - Китти немного нерешительно кивнула.
Отдавать свою кровь прямо из раны – такое с ней было впервые. Однажды она предложила свою кровь Алистану подобным образом. Он ответил, что, если она не хочет стать зомби или вампиршей, ему не стоит пить кровь прямо из раны. Здесь же… Джейсон не был вампиром. Натаниэль тоже. Значит… ей, наверно, это так же не грозит.
- Как пожелает моя Madame.
Он пополз вперед, передвигаясь с такой нечеловечески скользящей грацией, что сердце Китти затрепетало от волнения. Это было пугающе и завораживающе, а еще очень соблазнительно, как соблазнительна бывает только Тьма. Вместо этого она оглянулась на Ричарда, застывшего в кресле мрачной, напряженной скалой.
Анита сглотнула, глядя на него. На несколько секунд она забыла, что такое дышать. Худощавое, изящное тело Жан-Клода, сверху задрапированное белым шелком, а снизу черным вельветом, просто было создано для этих плавных и таких соблазнительных движений.
Бережно сжав двумя ладонями предплечье Китти, едва прикасаясь к нему, прочертил влажную дорожку, языком убирая проступившие алые капли. Кровь тут же выступила сильнее, потекла тонкой струйкой, которую он едва успел поймать губами. Черные волосы завесой упали на его лицо, рассыпались по подолу белого платья Китти.
Так он пил могущество. Нежно и с благоговением. Он чувствовал взволнованное биение сердца своей жертвы, он ощущал странные приятные эмоции, которые заполнили ее грудь, он купался в них. Его сила растворялась в этих эмоциях, его суть, как довольная собака, каталась в ощущениях.
Небрежным движением головы он отбросил волосы на спину. Закрытые глаза, светящееся лицо и окровавленные губы мелькнули, прежде чем он снова опустил лицо к ранке… Он пробовал, как пробуют редкое дорогое вино, как купаются в гламуре фей.
- Жан, помни, что notre petite Madame потеряла недавно много крови, какой бы могущественной и живучей она не была на самом деле, она все еще должна чувствовать слабость от невосполненной потери. Посему она вряд ли сможет удовлетворить твои аппетиты. Во всяком случае, прямо сейчас, - голос Ашера возбужденно подрагивал, нес в себе многозначительность.
Жан-Клод еще раз убрал губами текущую из раны кровь. Царапина была слишком поверхностной, чтобы долго кровоточить, лишь слюна вампира не давала крови сворачиваться, а кровотечению остановиться.
Вампир отодвинулся с неохотой. Некоторое время он неподвижно сидел с закрытыми глазами, а когда распахнул их, в глазницах его полыхало синее пламя затопившее даже белок. Жан-Клод медленно отодвинулся на прежнее место. Его губы призывно алели от крови.
Ладонь Ашера ласкающе провела по его щеке, зарылась в мягкие кудри черных волос, заставила его наклонить голову. Он потянулся губами к его губам, пробуя вкус крови, долго, медленно и жадно. Жан-Клод притянул его к себе, обняв за спину.
Это выглядело настолько естественным, что не могло ни в ком вызвать отвращения.
Китти густо покраснела и отвернулась. Она ожидала многого, но не этого. Теперь она поняла, почему Жан-Клод не ревнует Аниту к Ашеру. Тот был их общим возлюбленным. Анита тоже отвернулась, но не по этой причине. Перед ее внутренним взором плыли другие картины, заставившие ее сердце бешено забиться где-то в горле.
Ричард в возмущении вскочил. Его щеки, уши и шея тоже пылали маковым цветом. Вервольф поспешил покинуть комнату. Ему, придерживающемуся гораздо более твердых моральных принципов и традиционных любовных предпочтений, становилось нехорошо, потому что эта картина не вызывала у него отвращения. Слишком много естественности и красоты заключалось в ней.
- Жан-Клод, - голос Аниты был хриплым шепотом, - прошу тебя, не надо. Во мне может подняться ardeur, чего мне бы сейчас очень не хотелось.
Его смех прозвучал очень по-мужски самодовольно и в то же время очень соблазнительно и призывно.
- Я не понимаю, чего вы добиваетесь оба! Может, перестанете играть в эти игры с обольщением?! Ричард опять психанул!
- Нашему другу надо быть терпимей и сдержанней! Он сам проявил стремление присоединиться к нам. А сам не может принять никого из нас, - в голосе Ашера чувствовались струйки гнева и желания.
- Не надо, Ашер. Это больная тема. И не просто для всех нас, но для меня лично. Я не хочу ее обсуждать.
На некоторое время воцарилась тишина.
- Опять! – Анита нахмурилась, разозлившись.
- Что опять, ma petite? – невинно поинтересовался Жан-Клод.
- Опять вы увели разговор в сторону от нужной темы!
- Moi? – Жан-Клод дотронулся до крестообразного шрама, выглядывавшего из полу расстегнутой рубахи, и приподнял брови почти в истинном удивлении.
- Вы оба!
Они переглянулись и рассмеялись.
Накалившаяся обстановка разрядилась. Китти снова смогла смотреть на них на всех и не краснеть. Она запрокинула голову, подпирая затылком кроватный столбик. Ее волосы отрасли почти до середины спины. С того времени, как она вернулась со Звезды Смерти, Китти больше не обрезала их. Алистану нравились ее волосы.
Ее мысли блуждали где-то далеко, медленно ворочались в голове. Ей было уютно, не смотря на странные отношения ее компаньонов, не смотря на их внутренние проблемы. Ей было просто хорошо сидеть с ними. Просто говорить ни о чем, смотреть, как они спорят и смеются. Она готова была молчать и просто наблюдать, потому что они теперь составляли ее личную гармонию с самой собой. Китти поняла, что больше не одинока. Что, если она захочет, всегда может прийти и поговорить с ними и разделить свое одиночество. Даже если они не поймут, они все равно его разделят. Пусть Жан-Клод и Ашер не так просты, как кажутся, пусть Анита не любит говорить о себе и легко раздражается, пусть Ричард плохо переносит общество Ашера, Китти пришла к гармонии в отношениях с этими личностями. Ей было комфортно с ними, теперь она стремилась к тому, чтобы им было так же комфортно с ней и друг с другом.
- И где вы только умудряетесь брать такие кровати?! Я и не знала, что они бывают такие чудовищно-огромные, - выдала Китти первое, что пришло ей в голову.
Жан-Клод расхохотался. Искристо и запрокинув голову. Его лицо, обычно несшее неподвижное приятно-нейтральное выражение, ожило эмоциями.
- Это прибывают мои вещи из хранилища. Переправить их на Фомальгаут все было недосуг, - отсмеявшись, проговорил он.
- Так-так, - протянул Ашер, - мы только что получили доказательство, что ваша кровь, ma belle, имеет магическую подноготную.
- Что вы имеете в виду? – непонимающе подняла брови Китти.
- Он имеет в виду, madmoiselle, что я опьянел от вашей крови, - Жан-Клод улыбнулся.
Неподдельное удивление, возникшее на лице Китти, развеселило его еще больше. Но Китти теперь и сама улыбалась, ей было весело смотреть на него. Анита поморщилась, но потом тоже хмыкнула.
Наверх
« Последняя редакция: Ноябрь 14, 2004 :: 9:34am от JC »  

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Зажигающий Звезды
Ответ #78 - Ноябрь 14, 2004 :: 9:33am
 
***

Кровать и на самом деле была огромной. Китти с ужасом представляла, сколько на ней уместится человек.
Свою лилипутскую двуспальную постель она провожала едва ли не с тоской. Ашер следил, чтобы установка проходила нормально. Он командовал леопардами, которые пытались ее собрать.
- Может, не надо, - робко протянула Китти.
- Не волнуйтесь, ma belle. Это делается для вашего же удобства.
У Китти были большие сомнения насчет удобства, но она промолчала. Она всегда сможет отказаться. И она всегда не любила спать одна. И никакие притеснения, связанные с соседством не доставляли ей дискомфорта. Ее беспокоило, что к ней в кровать подложат незнакомцев.
- Ну, если бы к вам в кровать положили спать совершенно незнакомых людей, что бы вы сказали?!
Ашер замолчал. У него на языке крутился ответ, но он так и не озвучил его. Иногда ему хотелось рассказать о прежней жизни, но, привычный не выдавать никакой информации, он смыкал уста. Если заставят – он расскажет, но не раньше.
- Хотите, я присоединюсь, чтобы это были не совсем незнакомые люди?
Разумеется, он говорил это не всерьез. Провести ночь вне гроба - что могло быть опаснее для вампира?! Ему просто нравилось смущать Китти. Сделать это было легче легкого.
- Ну… если вам не где больше спать…
Он тихонько рассмеялся.
Они все стали чаще смеяться.
Он вспомнил, что сказал недавно. Его тянуло к Китти. Что-то странное, заставляющее его чувствовать себя спокойнее в ее обществе.
Звонок в дверь заставил всех обернуться.
- Войдите, - голос Китти все еще хранил смущенность.
В комнату заглянул один из подаванов. Худощавый, невысокого роста юноша, очевидно только недавно отделившийся от основной группки подростков и ставший чьим-то подаваном. Ашер широким движением руки пригласил его заглянуть внутрь. Он внимательно оглядел всю комнату. Заметил Натаниэля, Зейна и Калеба, которые собирали чудовищную конструкцию, пустую колыбель, Ашера, стоящего в нескольких сантиметрах от сестры властелина. Не укрылся от него и ее покрасневшие щеки.
До этого Китти все время ходила бледная и неразговорчивая. Ходили слухи, что ее ребенок был от какого-то темного Лорда, что ее отдали ему в рабство. Говорили, что она повредилась рассудком. Китти заперлась в своей комнате и почти не покидала ее. Потом на Базе появились вампиры. Магистры джедаев предвидели это. Видения о грядущем достаточно часто посещали их. И вот, незадолго до прихода вампиров, орден джедаев решил переселиться на Базу. Магистры проверяли, не предались ли властители Базы Тьме, потому что в них видели они великое будущее. Но нет, аура Лукаса была светлой. У его сестры она была иной, скорее теплой, ничего не имеющей общего с Тьмой. Никто не понимал, что происходит. Джедаи решили остаться, чтобы понаблюдать за развитием событий. И вот властелин отбыл, чтобы защищать права слуг Тьмы на Совете Светлых Сил. А его сестра все свободное время посвящала своим новым «друзьям».
- Магистр Йода послал меня сказать вам, что прибыл властелин.
Китти встрепенулась. Прибыл брат. И он прибыл с новостями. Ей надо срочно пойти и встретиться с ним. Тем более, что брат, наверно, сам хочет ее видеть.
- Я пойду, - она посмотрела на Ашера.
Он слегка поклонился.
- Вы не могли бы подсказать, где я могу его найти… простите, не знаю вашего имени…
- Халек, подаван Магистра Йоды. Властелин сейчас в своем кабинете. Там же все магистры джедаев.
- А, ну тогда я зайду по позже. Не хочу никому мешать.
- Магистр Йода сказал, чтобы вы обязательно пришли, - юноша покосился на присутствующего Ашера.
Китти пожала плечами. Ей совершенно не хотелось очутиться под испытывающим взглядом магистров-джедаев. Но она послушно кивнула и пошла.
Ашер провожал ее задумчивым взглядом. Сможет ли она отстоять их интересы? Станет ли? Пусть теперь их связывала клятва, одной ее маловато. Жан-Клод тоже сомневался, но в нем, казалось, присутствовало больше веры в ее силу духа. У Ашера возник план.
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
Tigra
Ночной охотник
**
Вне Форума


мяу

Сообщений: 181
Estonia
Пол: female
Re: Зажигающий Звезды
Ответ #79 - Ноябрь 14, 2004 :: 10:33pm
 
Уф-ф-ф! Какая страшная фраза: "у Ашера возник план."  Круглые глаза
Наверх
 

Тигр, о тигр, светло горящий&&В глубине полночной чащи, &&Кем задуман огневой&&Соразмерный образ твой?&&&&Чьей бессмертною рукой&&Создан грозный образ твой?
166451324  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Зажигающий Звезды
Ответ #80 - Ноябрь 15, 2004 :: 5:26am
 
Тигре:  Подмигивание Смех Круглые глаза

***

Лукас был мрачен. То ли потому, что магистры буквально окружили его, то ли по иной, ведомой только ему причине.
В дверь позвонили.
- Кто? – раздраженно проговорил он.
- Я.
Люк вздрогнул от неожиданности. Голос Китти он не ожидал услышать. Обычно он приходил к сестре, а не она к нему. Ему всегда чудилось, что Китти сторониться его. Причину даже искать не надо было. Лукас никак не мог избавиться от чувства вины.
Дверь отъехала в сторону, являя властелину женщину, облаченную в белое платье. Китти смущенно улыбалась. Ее огромные глаза мерцали.
- Привет.
- Привет, - машинально ответил Лукас.
Что-то с его сестрой было не то…
Он пропустил ее внутрь.
- Здравствуйте, - она поздоровалась со всеми Магистрами, обвела их взглядом, улыбнулась своему отчиму Лукасу.
- Поговорить о Базы пути собрались мы, - ответил ей Йода.
- Со мной? – Китти удивленно подняла брови, - Не понимаю…
- Слугами Тьмы База полна нынче.
Китти упрямо замолчала и просто смотрела на него, не произнося ни слова.
- Но не чувствую Тьмы я. Изменение лишь только. Нам объясни, почему слуг Тьмы ты принять решила здесь, на Базе, вопреки матери заветам.
Вопрос Йоды застал ее врасплох. Она не ожидала, что Магистры станут спрашивать ее, скорее, что ей прикажут больше не иметь с вампирами никаких дел.
- Э-э-э… - протянула она, - ну… Тьма не всегда Зло. Иногда и Свет бывает злом. Все зависит от обстоятельств и мотивации…
Китти сначала сказала, а потом подумала о смысле произнесенных ею слов.
- Мудры речи твои, но Тьма коварна и хитра есть. Трудно пути объяснить ее. Что скажете, Магистр Винду?
- Не гоже юной деве иметь дела со Тьмой.
Китти нахмурилась. Что-то непоколебимое и упрямое внутри нее закаменело, отказалось прислушаться к словам. Пусть они старше, но она не откажется от тех, кто просит ее помощи. Все ее существо кричало, что Тьма не причастна к тому, что Жан-Клод принес ей клятву верности, отдав на ее милость весь свой домен. Она не причастна к тому, что Китти просила своего брата легализовать вампиров на территории Светлых сил.
- Я не позволю вам выгнать Жан-Клода и его домен с Базы, - Китти покачала головой, - Если вы сделаете это, я тоже уйду.
Джедаи переглянулись. Что-то говорило им, что Китти нельзя покидать Базу. Вокруг нее сгущалась Тьма. И они не знали, с какой стороны. За вампирами и оборотнями, которые поселились на Базе, была установлена слежка. В комнате Китти провели камеры, с тех пор, как в ее комнате начали ночевать посторонние, камеры были и в комнате Жан-Клода, а так же в большом зале на втором этаже. Китти не знала об этом, но властелин приказал сделать это сразу же, как только выяснилось, что они остаются на неопределенное время. Он не доверял слугам Тьмы, даже раскаявшимся. Но он никому не позволял наблюдать за своей сестрой, делал это сам. Те несколько дней, что он провел за пределами Базы, он очень волновался за нее.
- Почему? Объясни, почему вдруг ты так твердо стоишь за них, - Винду хмурился.
Китти помолчала, собираясь с мыслями. Она отчетливо вспомнила глаза Жан-Клода, когда Король вампиров хотел подчинить его. Она вспомнила кровь, хлынувшую из его горла, глаз, ушей, когда он применил к нему силу. Она вспомнила бледную Аниту, которая отдала все силы своему мастеру-вампиру… Она представила, что все: и стая Ричарда, леопарды Аниты, вампиры Жан-Клода сейчас были бы в каком-то другом месте, не на Базе. И они не спасли бы ее, не окружили бы вниманием… Ей было тоскливо до их появления.
- Они принадлежат мне. Они зависят от меня. Они рассчитывают от меня. Я принадлежу им. Я завишу от них. Я рассчитываю на них. Мы связаны клятвой верности. Пока она не нарушена, никто не в праве разделять нас. С тех пор, как они появились в моей жизни, она изменилась к лучшему. Я больше не одинока. От них я видела только заботу. Недавно…. – Китти помолчала, раздумывая, стоит ли говорить, - отчаяние довело меня до такой степени, что я заперлась в комнате и вскрыла себе вены. Скажите, где вы были все, когда я вскрыла себе вены два дня назад? Это почувствовали мои компаньоны. Они пришли и перевязали мои раны. Они помогли мне выжить, помогли мне справиться с той черной бездной, которая поглощала мою душу. Они делали, не взирая на мои протесты. Они протянули мне руки, они держали меня, когда я так хотела сорваться вниз. И удержали. Разве это не самое лучшее доказательство их отношения? Им нужен дом, пристанище. И я буду пристанищем для них. Если вы выставите их с Базы, я тоже уйду, - она говорила жарко, но слушала себя, будто со стороны, ее хаотичные мысли, чувства вдруг облеклись в слова, правильные, наполненные теплом по отношению к своим компаньонам слова.
Лукас побледнел. Он медленно подошел к Китти, взял ее левую руку, перевернул ладонью вверх. На ее предплечье были два покрывшиеся корочкой засохшей крови раны. Один шел поперек, а другой, более тонкий и аккуратный вдоль. Едва касаясь ее кожи, Лукас провел по предплечью до запястья и назад. Он опустил голову, его густые, чуть отпущенные русые волосы упали на глаза.
Второй рукой Китти дотронулась до его щеки. Лукас поднял на нее расширенные серые глаза, затуманенные слезами. Одна капля не удержалась на длинных ресницах, скатилась вниз, упала прямо на заживающую рану.
- Прости… Это был последний раз, Люк… прости меня пожалуйста, брат… - она гладила его по щеке, - Прости меня… прости… в тот момент мне было так больно, что мне было просто невыносимо оставаться в живых. Прости меня… ты ни в чем не виноват…
- Виноват… - эхом прошептал он, - Это я виноват… я должен был понять, Китти. Должен был…
- Не должен, - она вытирала его слезы, только сейчас она начала понимать. Как жестока по отношению к своему брату, как он переживает, какую боль испытывает от своего чувства вины, - Я люблю тебя, Люк. Прости меня, пожалуйста, прости. Я тебя не оставлю, прости… я так глупо и эгоистично поступала с тобой. Я так тебя люблю, - она обняла его, ее золотистая макушка оказалась прямо под самым подбородком брата.
- Как ты можешь меня любить после того, что я сотворил…
Китти гладила его по спине, успокаивая, повторяя снова и снова, как она его любит, что просит у него прощения. Внезапная мысль пронзила ее сознание. Она должна избавить его от чувства вины. Внезапно перед ее внутренним взором возникла картина… короткий резкий взмах руки… тонкое лезвие меча, вонзившееся прямо в сердце, вошедшее в грудь наполовину… удивленный, неверящий взгляд Алистана… он откликнулся на призыв, он пропустил удар… угасающее пламя красных глаз…
- Я прощаю тебя, Люк. Ты не виноват в его смерти. Алистан сам хотел уйти. Ты помог ему избавиться от проклятья. Спасибо тебе. На моем месте он поблагодарил бы тебя.
Лукас немного отстранился, чтобы посмотреть в глаза своей сестре. В них было прощение. Он вздохнул.
- Магистры будут наблюдать за слугами твоими, дитя. Нет веры Тьме. Но в твоих словах я чувствую истину, - Винду переглянулся с Йодой.
Магистры дружно направились к выходу, но ни властелин, ни его сестра не обратили на них внимание. Магистр Скайвокер задержался, внимательно смотрел на них несколько секунд, потом тоже ушел.
- Обещай, что больше не попытаешься покончить жизнь самоубийством, Китти.
- Обещаю, Люк, - она крепко обняла его.

***

Лукас просмотрела события последних дней, творившиеся в комнате Китти, а так же в комнате Жан-Клода и его спутников. У него возникло двойственное отношение к компаньонам его сестры. С одной стороны он был благодарен им за то, что они позаботились о его сестре, с другой… они были странными, чуждыми… некоторые их поступки разозлили властелина. Жан-Клод казался ему излишне блюдущим свои интересы. Ашер… он полностью принадлежал Жан-Клоду… но, кроме того, он испытывал странное притяжение к его сестре. Это Люку не нравилось. Ему не хотелось, чтобы Китти снова увлеклась вампиром. Но, к достаточно большому удивлению Люка, Китти не поддавалась на искушения, которые то тут, то там расставляли для нее Жан-Клод и Ашер. властелин прекрасно понимал, что таким образом они хотят сильнее привязать к себе его сестру. Наверно, ему стоит побольше узнать о них у Влада Дракулы.
Он не один раз просмотрел кадры, когда Китти резала вены. Ему было страшно. Подумать только, не приди вовремя Анита Блейк, ее не было бы в живых. Он видел, как они почти отчаялись спасти ее… Когда Жан-Клод едва не превратил ее в вампиршу, Лукас гневно сжал кулаки. Ему надо будет намекнуть вампиру, что в случае такого исхода, у него возникнут большие неприятности с властелином. Их изгонят с Базы. В лучшем случае.
Как он мог не замечать этой опасной грани, которой достигла его сестра?!
Единственное, что осталось для него загадкой, это засвеченная пленка. Все вдруг уставились на светящееся пятно в центре комнаты. Жан-Клод с шипением отпрыгнул от него. Потом комнату затопил свет, и больше ничего разглядеть было нельзя, пропали все звуки, сменившись полной тишиной.
Лукас сделал стоп-кадр. Сквозь пятно света проглядывали очертания фигуры. Мужской фигуры. Он увеличил, но ничего не смог разглядеть.
Через двенадцать минут изображение снова восстановилось. Он разглядывал окровавленный кинжал, который они передавали как святыню и слизывали с него кровь. Чья это кровь? Он почти на сто процентов был уверен, что кровь не принадлежала Китти. Он расслышал все подробности. Кровь была похожа на вино. Странно. Действительно странно. Китти очнулась. Она была бледной и слабой, но уже не умирала. Кто здесь был? Анита спросила, что это за незнакомец. И Китти ответила: мой брат. Лукас похолодел. Неужели у него есть еще брат? Кто он такой? Почему он так странно светится?! Почему появился только сейчас, чтобы помочь Китти? Где он был раньше?
Лукас решил спросить об этом своего отца. Он должен много знать, ведь Эльвира была его женой.
Ему не понравилось, что Жан-Клод велел двум оборотням остаться в комнате с его сестрой в одной постели. Поведение Джейсона с утра его и вовсе взбесило. Властелин решил проучить его. Но как?
Когда он увидел, как Жан-Клод наказал Джейсона за его дерзкое поведение, Лукасу даже стало его жаль. Да, неподчинение Мастеру каралось достаточно жестоко. Сколько же силы сокрыто в Жан-Клоде, если только одним звуком голоса он мог ТАК поранить оборотня?! А ведь Жан-Клод просто отчитывал его. Звук его голоса оставлял глубокие раны на лице, на руках и на груди Джейсона. И вервольф боялся его. А потом вампир пил кровь прямо из этих открытых ран, но не так, как делал это обычно, принося наслаждение, а на этот раз, причиняя боль.
Вошел Ричард, и ему сцена не понравилась. Они начали ожесточенно спорить, но когда Жан-Клод все же назвал ему причину, по которой наказывал Джейсона, Ричард пригрозил другому оборотню, что будет наказывать его сам. А потом огрызнулся на Жан-Клода, что его волк – это его проблема.
Потом они увели Джейсона из комнаты в зал. Там Ричард уложил его в кровать и немного подлечил. Жан-Клод направился в комнату к Китти. Там уже вовсю кипела ссора с Анитой. Впервые Люк видел Китти такой рассерженной. Тем более, что особых причин для ссоры он не видел. Впрочем, примирение состоялось через несколько минут.
Когда Китти сидела в комнате своих компаньонов, там витал такой мирный дух единства, что Лукас на мгновение понял ее привязанность к ним. Когда она порезалась ножом Аниты, Жан-Клод попросил у Китти позволения попробовать ее кровь из раны. Эта сцена загипнотизировала властелина. Жан-Клод принимал кровь как большую ценность. Он вкушал ее красиво и с удовольствием, стараясь не причинить без необходимости боли своей жертвы. Каким-то краем сознания властелин понимал, что вампир опасен, что, скорее всего, его нежность больше притворна. Он видел, как его глазницы затопило темно-синим, как Ашер возбужденно приоткрыл красиво очерченные губы, как его глазницы тонут в бледно-голубом сиянии, на миг, всего лишь на миг, завеса его золотых волос открыла уродливые шрамы, избороздившие его правую щеку. Лукас вздрогнул и завеса волшебства и чувственности исчезла. Если бы Ашер не откинул волосы, он никогда бы не заметил эти шрамы. Почему он прячет их? Жан-Клод отодвинулся от раны. Лукас, не веря своим глазам, следил за последовавшим поцелуем.
Они развращают его сестру! Надо положить конец этим явным посягательствам на нее.
Но как?! Если он выдаст свою осведомленность, то больше не сможет наблюдать и контролировать ситуацию.
Он хотел высказать Жан-Клоду все. Так ему и следует поступить… совесть велела ему поговорить с ним прямо, но здравый смысл подсказывал, что нельзя открывать карты перед слугами Тьмы. Но не поддастся ли он сам влиянию Тьмы, если будет вести себя в их духе?! Он и так совершил большую подлость – установил камеры.
Что же делать? И посоветоваться он не мог ни с кем. Он не мог рассказать Магистрам некоторых вещей, которые творились за закрытой дверью спален. Что-то словно мешало ему. Он не мог поговорить с отцом, как бывало раньше – тот слишком замкнулся в себе, стал молчаливым. На попытку начать разговор отвечал молчанием. То ли смерь Эльвиры изменила его, то ли… Эльвира! Как бы поступила на его месте мать… Ну, если бы она любила Китти так же как и его самого… Нет, она конечно же любила ее… только как-то странно…
Да, иногда Эльвира очень бесцеремонно обращалась с родными и близкими.
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Зажигающий Звезды
Ответ #81 - Ноябрь 15, 2004 :: 9:40am
 
***

Лукас просмотрела события последних дней, творившиеся в комнате Китти, а так же в комнате Жан-Клода и его спутников. У него возникло двойственное отношение к компаньонам его сестры. С одной стороны он был благодарен им за то, что они позаботились о его сестре, с другой… они были странными, чуждыми… некоторые их поступки разозлили властелина. Жан-Клод казался ему излишне блюдущим свои интересы. Ашер… он полностью принадлежал Жан-Клоду… но, кроме того, он испытывал странное притяжение к его сестре. Это Люку не нравилось. Ему не хотелось, чтобы Китти снова увлеклась вампиром. Но, к достаточно большому удивлению Люка, Китти не поддавалась на искушения, которые то тут, то там расставляли для нее Жан-Клод и Ашер. Властелин прекрасно понимал, что таким образом они хотят сильнее привязать к себе его сестру. Наверно, ему стоит побольше узнать о них у Влада Дракулы.
Он не один раз просмотрел кадры, когда Китти резала вены. Ему было страшно. Подумать только, не приди вовремя Анита Блейк, ее не было бы в живых. Он видел, как они почти отчаялись спасти ее… Когда Жан-Клод едва не превратил ее в вампиршу, Лукас гневно сжал кулаки. Ему надо будет намекнуть вампиру, что в случае такого исхода, у него возникнут большие неприятности с властелином. Их изгонят с Базы. В лучшем случае.
Как он мог не замечать этой опасной грани, которой достигла его сестра?!
Единственное, что осталось для него загадкой, это засвеченная пленка. Все вдруг уставились на светящееся пятно в центре комнаты. Жан-Клод с шипением отпрыгнул от него. Потом комнату затопил свет, и больше ничего разглядеть было нельзя, пропали все звуки, сменившись полной тишиной.
Лукас сделал стоп-кадр. Сквозь пятно света проглядывали очертания фигуры. Мужской фигуры. Он увеличил, но ничего не смог разглядеть.
Через двенадцать минут изображение снова восстановилось. Он разглядывал окровавленный кинжал, который они передавали как святыню и слизывали с него кровь. Чья это кровь? Он почти на сто процентов был уверен, что кровь не принадлежала Китти. Он расслышал все подробности. Кровь была похожа на вино. Странно. Действительно странно. Китти очнулась. Она была бледной и слабой, но уже не умирала. Кто здесь был? Анита спросила, что это за незнакомец. И Китти ответила: мой брат. Лукас похолодел. Неужели у него тоже есть еще брат? Кто он такой? Почему он так странно светится?! Почему появился только сейчас, чтобы помочь Китти? Где он был раньше? И куда он ушел?
Лукас решил спросить об этом своего отца. Он должен много знать, ведь Эльвира была его женой.
Ему не понравилось, что Жан-Клод велел двум оборотням остаться в комнате с его сестрой в одной постели. Поведение Джейсона с утра его и вовсе взбесило. Властелин решил проучить его. Но как?
Когда он увидел, как Жан-Клод наказал Джейсона за его дерзкое поведение, Лукасу даже стало его жаль. Да, неподчинение Мастеру каралось достаточно жестоко. Сколько же силы сокрыто в Жан-Клоде, если только одним звуком голоса он мог ТАК поранить оборотня?! А ведь Жан-Клод просто отчитывал его. Звук его голоса оставлял глубокие раны на лице, на руках и на груди Джейсона. И вервольф боялся его. А потом вампир пил кровь прямо из этих открытых ран, но не так, как делал это обычно, принося наслаждение, а на этот раз, причиняя боль.
Вошел Ричард, и ему сцена не понравилась. Они начали ожесточенно спорить, но когда Жан-Клод все же назвал ему причину, по которой наказывал Джейсона, Ричард пригрозил другому оборотню, что будет наказывать его сам. А потом огрызнулся на Жан-Клода, что его волк – это его проблема.
Потом они увели Джейсона из комнаты в зал. Там Ричард уложил его в кровать и немного подлечил. Жан-Клод направился в комнату к Китти. Там уже вовсю кипела ссора с Анитой. Впервые Люк видел Китти такой рассерженной. Тем более, что особых причин для ссоры он не видел. Впрочем, примирение состоялось через несколько минут.
Когда Китти сидела в комнате своих компаньонов, там витал такой мирный дух единства, что Лукас на мгновение понял ее привязанность к ним. Когда она порезалась ножом Аниты, Жан-Клод попросил у Китти позволения попробовать ее кровь из раны. Эта сцена загипнотизировала властелина. Жан-Клод принимал кровь как большую ценность. Он вкушал ее красиво и с удовольствием, стараясь не причинить без необходимости боли своей жертвы. Каким-то краем сознания властелин понимал, что вампир опасен, что, скорее всего, даже его нежность опасна. Он видел, как его глазницы затопило темно-синим, как Ашер возбужденно приоткрыл красиво очерченные губы, как его глазницы заполняет бледно-голубое сияние, на миг, всего лишь на миг, завеса его золотых волос открыла уродливые шрамы, избороздившие правую щеку. Лукас вздрогнул и завеса волшебства и чувственности исчезла. Если бы Ашер не откинул волосы, он никогда бы не заметил эти шрамы. Почему он прячет их? Жан-Клод отодвинулся от раны. Лукас, не веря своим глазам, следил за последовавшим поцелуем.
Они развращают его сестру! Надо положить конец этим явным посягательствам на нее.
Но как?! Если он выдаст свою осведомленность, то больше не сможет наблюдать и контролировать ситуацию.
Он хотел высказать Жан-Клоду все. Так ему и следует поступить… совесть велела ему поговорить с ним прямо, но здравый смысл подсказывал, что нельзя открывать карты перед слугами Тьмы. Но не поддастся ли он сам влиянию Тьмы, если будет вести себя в их духе?! Он и так совершил большую подлость – установил камеры.
Что же делать? И посоветоваться он не мог ни с кем. Он не мог рассказать Магистрам некоторых вещей, которые творились за закрытой дверью спален. Что-то словно мешало ему. Он не мог поговорить с отцом, как бывало раньше – тот слишком замкнулся в себе, стал молчаливым. На попытку начать разговор отвечал молчанием. То ли смерь Эльвиры изменила его, то ли… Эльвира! Как бы поступила на его месте мать… Ну, если бы она любила Китти так же как и его самого… Нет, она конечно же любила ее… только как-то странно…
Да, иногда Эльвира очень бесцеремонно обращалась с родными и близкими.
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Зажигающий Звезды
Ответ #82 - Ноябрь 16, 2004 :: 4:54am
 
Наконец, жизнь на Базе становилась размеренной и привычной. На это понадобилось около недели.
Днем джедаи тренируются, и здание Базы пустеет. Вампиры отправляются на дневной сон, приставляя к своим гробам человек-слуг или оборотней. Остальные, так же подчиняющиеся ночному режиму спят.
Властелин решил поговорить с сестрой. Он должен предостеречь ее. Он не позволит Жан-Клоду воспользоваться ею.
Он довольно долго звонил в дверь, пока мужской голос хрипло не ответил:
- Кто там?
- Властелин, - коротко ответил раздраженный Люк.
Его бесило, что приходится спрашивать позволения войти в комнату к сестре не понятно у кого.
- Входите, - ответили ему, и дверь отъехала в сторону.
Властелин сначала несколько раз моргнул, не веря глазам, потом все шагнул через порог.
Кровать была огромной. По меньшей мере, на ней спали пятнадцать человек. В куче полуобнаженных тел он не мог разглядеть своей сестры. Одеял было много, но почти никто накрыт не был. Лукас кашлянул. Несколько секунд стоял в раздумье.
У ответившего ему были красивые фиолетовые глаза, огромные и по-детски заспанные, и по-осеннему красные волосы. Естественный цвет. Да он почти мальчишка, заключил властелин, хотя сам далеко от оборотня не ушел.
Ему самому было всего лишь двадцать. По иронии судьбы Китти оказалось семнадцать, хотя она приходилась Люку старшей сестрой. Ирония заключалась в том, что ей пришлось пережить свое раннее детство дважды.
- Где Китти? – хмуро вопросил он у оборотня.
Вместо ответа, он перевел взгляд на едва выглядывающую из-под одеяла золотистую макушку. Китти крепко спала, уткнувшись носом куда-то в грудь Натаниэлю. Не было видно ни глаз, ни рук, ни ног - ничего кроме золотистой макушки. Она любила спать, завернувшись в одеяло, даже если ей было жарко. Чьи-то руки и нога придавливали ее к кровати.
Остальные оборотни даже не пошевелились, они уже уловили присутствие властелина, но показывать вида не хотели.
Верлеопард немного повернул ее, наклонил голову и лизнул в щеку.
- М-м-м, - нахмурилась Китти и попыталась отмахнуться от него.
Верлеопард не сдался, еще раз лизнул ее в щеку, потом еще раз, пока ее ресницы не затрепетали, и она не открыла глаза.
- М-м-м, зачем ты меня разбудил, еще утро, – ее голос был сонным, глаза моргали, привыкая к свету.
Она выпростала руку из-под одеяла и потерла правую щеку.
- Твой брат пришел.
Китти подняла тяжелую голову, посмотрела на Люка, зевнула в кулачок.
- Привет, - улыбнулась она, - Чего ты нас будишь? Что-то случилось?
- Нет, просто не думал, что ты спишь. Хотел поговорить с тобой.
Китти села на постели, одеяло спало, являя белую шелковую ночную рубашку. По крайней мере, на его сестре было гораздо больше одежды, чем на всех остальных в этой кровати. Властелин окинул комнату неодобрительным взглядом.
- Я так пригрелась… вы были правы, Натаниэль. Одной спать плохо. Стаей гораздо теплее… и вообще лучше, - Китти окончательно выбралась из-под одеяла, теперь сидела, расправив ночную рубаху на коленях, не торопясь вылезать, собираясь с силами.
Верлеопард посмотрел на властелина своими детскими глазами со слишком взрослым выражением, потом принялся демонстративно тереться лицом о плечо Китти, пока та не упала со смехом на кого-то еще.
- Прекрати! Ну что ты творишь! – в противовес своим словам, она погладила Натаниэля по голове.
- Возвращайся.
Китти кивнула.
Лукас помрачнел еще больше. Неужели выйдя из депрессии, она пустилась во все тяжкие?!
Китти выбралась из постели, это заняло у нее семь шагов. Каждый раз, когда она переступала через очередного оборотня, тот норовил дотронуться до нее, погладить ступню или щиколотку. Они лениво и спокойно прикасались, точно делали это много раз. Наконец Китти спрыгнула с края кровати. Последней, через кого она перешагнула, была изящная блондинка с короткой стрижкой.
- Приходи скорей. Нам нравится, когда ты в комнате.
- Приду, Черри. Позаботьтесь о моем сыне. Если ему что-то…
- Я знаю… - она махнула рукой.
Сестра властелина огляделась, словно что-то ища, потом нагнулась, достала откуда-то из-под кровати белый длинный шелковый халат, надела его, завязала на поясе.
- Я готова, идем.
- Ты так и пойдешь? Может, оденешься? – Лукас нахмурился, отнеся такое поведение сестры к разнузданности.
- Как ты себе это представляешь, Люк? У меня даже нет здесь будуара! База совершенно неудобна! Такое ощущение, что наша мать сделала ее не в расчете на то, что кто-то здесь будет жить.
- Никто не будет смотреть на тебя, - проговорил властелин таким тоном, чтобы оборотни поняли, как несладко придется тому, кто нарушит его слово.
Китти упрямо сжала губы, потом кивнула и пошла к шкафу. Лукас невольно проследил за ней. Шкаф у нее был полупустой. Комбинезон для тренировок, который ей выдали, когда она только попала на Базу, и обучалась вместе с ним, висело три белых шелковых платья, белое белье и пара ботиночек. Откуда взялась эта одежда, Лукас мог только гадать. Больше в ее гардеробе не было ничего. Полки для теплых вещей пустовали. Только лишь еще одна, где лежали детские вещи, была занята.
Она провела по платьям рукой, выбрала одно. Богатое, из тонкого шелка, расшитое кружевом, украшенное вышивкой. Сняла его с вешалки. Оглянулась на Лукаса, и тот отвернулся.
Прошло несколько минут, прежде чем она сказала:
- Все.
Она подошла к властелину сзади, дотронулась до его плеча. Лукас не слышал, как она приблизилась. Даже не почувствовал.
Он вздрогнул. Да, его сестра изменилась… он повернулся… ее аура… стала теплее и светлее… когда она соприкоснулась с его, на Лукаса накатило спокойствие. Ощущение мира. Если оборотни ощущают хотя бы на половину этот покой, то он понимает, почему им нравится находиться с ней в одной комнате.
- Идем.
Он пропустил ее вперед, приоткрыв дверь.
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Зажигающий Звезды
Ответ #83 - Ноябрь 16, 2004 :: 5:02am
 
Жду комментариев, жертвы пера!  Круглые глаза  Поцелуй

Искренне Ваш,

JC  Круглые глаза Поцелуй
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
Lizz
Житель
*
Вне Форума


Я люблю этот Форум!

Сообщений: 43
Re: Зажигающий Звезды
Ответ #84 - Ноябрь 16, 2004 :: 3:47pm
 
Цитата:
Кровать была огромной. По меньшей мере, на ней спали пятнадцать человек. В куче полуобнаженных тел он не мог разглядеть своей сестры.

Представляю  глаза Лукаса. Ха-ха-ха!!! Смех Смех
Наверх
 
 
IP записан
 
Lalianta
Адепт
***
Вне Форума


Вещи не меняются; меняемся
мы.

Сообщений: 395
Пол: female
Re: Зажигающий Звезды
Ответ #85 - Ноябрь 16, 2004 :: 6:10pm
 
Ну, что я могу сказать? Мне нравится. Очень интересный коктель получается  Смех
Lizz: мне тоже представляются глаза Лукаса Смех Подмигивание
Наверх
 

Только у нас «однажды» случиться может дважды.
163629321  
IP записан
 
Tigra
Ночной охотник
**
Вне Форума


мяу

Сообщений: 181
Estonia
Пол: female
Re: Зажигающий Звезды
Ответ #86 - Ноябрь 16, 2004 :: 7:36pm
 
Да уж, какому брату понравится такая картина: его сеста в одной пастели с целой толпой!  Круглые глаза
Наверх
 

Тигр, о тигр, светло горящий&&В глубине полночной чащи, &&Кем задуман огневой&&Соразмерный образ твой?&&&&Чьей бессмертною рукой&&Создан грозный образ твой?
166451324  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Зажигающий Звезды
Ответ #87 - Ноябрь 16, 2004 :: 11:20pm
 
Да уж... Я бы точно пришел в ярость и пошел в жутчайший разнос. В смысле разнес бы там все и всех. Подмигивание  Очень довольный
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Зажигающий Звезды
Ответ #88 - Ноябрь 16, 2004 :: 11:25pm
 
***

В саду было тепло. Китти впервые оказалась здесь днем. Солнце сразу припекло ее плечи, вызолотило волосы. Она набрала полную грудь воздуха. Давно она не была на солнце.
- О чем ты хотел поговорить, брат?
- Ты изменилась, Китти. Даже твоя аура изменилась. Расскажи мне, почему? Когда я уезжал, ты не была такой. Кто или что изменило тебя?
- Ах, Люк. Меня многое изменило. Я смогла обрести покой внутри себя. Хорошо… я расскажу… я не знаю, с чего начать… после той встречи, когда я просила тебя поехать в Совет и отстоять там права желающих переселиться на территорию Светлых Сил, я с новой силой погрузилась в воспоминания об Алистане. Мне была невыносима жизнь без него. Я искала причину малейший повод покончить с собой. Но у меня только появлялись новые причины, чтобы оставаться жить. Я не могла бросить просто так Аниту и остальных. Я знала, что кроме меня о них никто не позаботится. Но мне становилось все хуже и хуже. Все более невыносимо, мне казалось, что все вокруг давит на меня, что жизнь превратилась в сплошную безысходность. Я все время плакала, мне продолжал сниться один и тот же кошмар. Потом, когда родился Дэмиэн, все дошло до точки. Я просто не могла испытывать боль постоянно и даже ночью не находить покоя. Анита и Жан-Клод пытались развеять меня, они не оставляли меня одну, а меня все раздражало, хотелось просто выть от безысходности и тоски. Я не могла и не хотела откладывать воспоминания об Алистане в сторону, чтобы просто выжить. Вот тогда я и решилась на самоубийство. Прости меня за это. Я так не хотела жить в тот момент, что это превысило даже мои обязательства по отношению к сыну, к тебе и к моим компаньонам. Но Джейсон, ты его помнишь? Он один из волков Ричарда, он постоянный донор для Жан-Клода и Ашера. Он почувствовал, что со мной что-то случилось, он привел Аниту и Жан-Клода, они вошли ко мне в комнату, увидели, что я умираю. Они меня пытались спасти, а потом… мне так страшно и больно было умирать… потом пришел ОН. Какой-то красивый, сияющий незнакомец, он позвал меня с грани, на которой я находилась, мне стало так хорошо, словно я вдруг пришла домой после долгого отсутствия… он говорил со мной, он дал мне надежду на лучшее, дал мне волю к жизни, он разделил со мной мои страдания… Я не знаю о нем почти ничего, ни имени, ни откуда он родом. Помню только, что он мой брат… - слова сорвались с губ прежде, чем Китти смогла обдумать их, - Да, он мой брат, сводный брат. Он сын моего отца. Эльвира не рассказала мне ничего о моем отце. Я ничего не знаю, но зато теперь я знаю, как он должен выглядеть. И это чудесно. Незнакомец о многом рассказал мне, но не словами, он точно раскрыл передо мной душу в самом прямом смысле этого слова. Он сказал, что я должна сама отыскать свой дом, тогда я смогу вернуться, тогда будет снято проклятие, которое лежит на моей семье. А потом… потом… Анита взяла меня под свою опеку. Мне показали, что единство содержится не только в двух предназначенных друг другу людях, не только в своих родных, но и в стае. Сейчас я учусь, учусь у моих компаньонов избавляться от одиночества, которое так долго глодало меня. Знаешь, у них в высшей степени странные отношения между собой, но я принимаю и понимаю их. Они кажутся мне красивыми. Наверно, если бы я по-прежнему жила на Земле, я осудила бы их, но они созданы друг для друга, они любят друг друга и не могут обходиться друг без друга. Потеря одного из них будет страшной утратой для остальных. Я учусь у них этому. Жан-Клод учит меня гибкости и терпеливости, Анита твердости и несгибаемости, умении настоять на своем, Ричард правильности…
- А чему тебя учит Ашер? – Лукас хмурился.
- Ашер… - Китти опустила глаза, - Мне просто хорошо в его обществе.

***

Властелин дождался ночи. Сначала он поговорит с Картером, отправит его на поиски Влада Дракулы. Властелину надо многое узнать о новых обитателях Базы. Он не верил никому из них. Его добрая, наивная сестра! Она принимает всех, кто попросится к ней под крыло! Да Китти сама не может о себе позаботиться! Нет, общение с Жан-Клодом и его слугами тлетворно влияет на нее. Его обязанность как брата оградить ее. И что за странный Лорд Света приходил к ней?! Неужели он действительно тоже ее брат?.. столько вопросов и никакой логической картины.
Позвонил в дверь.
- Да, да. Входите, - голос был мужским, приятным, но абсолютно незнакомым.
Наверно, надо будет и сюда поставить камеру. В отличие от остальных, Картеру властелин доверял.
Дверь из алмазного сплава отъехала в сторону, открывая его взору совершенно незнакомого вампира, непринужденно сидящего на крышке собственного гроба. Так, он многое пропустил! Появление Ашера, приезд леопардов-оборотней, теперь еще один вампир?! Сколько их еще должно поселиться на Базе?!
Он был красив, мужественен, рыжие волосы стекали кровавой рекой до середины спины. Благодаря своим насыщенным зеленым глазам он походил на огромного кота. Он и сидел как кот, растянувшись с чувственной грацией на полированной поверхности, опершись спиной о стену.
- Доброй ночи, - изучающе глядя на властелина, проговорил он.
Властелин нахмурился. Его лицо еще больше помрачнело.
- Доброй ночи, - кивнул он, - Кто вы?
- А вы?
Лукас постарался успокоиться. Именно поэтому он до сих пор не достиг звания магистра, оставаясь простым воином-джедаем. Сильные чувства всегда подводили его. Наверно, эта черта осталась ему от матери.
- Лукас. Лукас Скайвокер.
- Дамиан. Просто Дамиан.
Властелин кивнул.
- Когда вы приехали, Дамиан?
- Позавчера, - он улыбнулся.
Лукас кивнул.
- Вы уверены, что имеете право задавать мне эти вопросы, Лукас Скайвокер? Вас, наверно, послали, чтобы дать мне кровь? – в его улыбке сверкнула опасность, глаза, притягивали взгляд властелина, как зеленые магниты, - Обычно я предпочитаю женщин. Впрочем, вы привлекательный молодой человек. Молодость я тоже люблю.
Лукас на несколько мгновений застыл, поглощенный недвижной зеленью его глаз, растворился в них, ощутил огромную потребность сделать несколько шагов к вампиру. Краем сознания он понимал, что это всего лишь чары, чтобы избавиться от них, ему пришлось призвать на помощь Великую Силу.
- Ты… проклятое порождение Тьмы!.. – сквозь зубы с шипением выдавил он, - Кровососущее чудовище! Мертвец! – это помогло властелину избавиться от чар.
Дамиан оказался рядом с джедаем в мгновение ока, невидимым обычному глазу движением. Его рука сомкнулась на горле Лукаса и ощутимо сдавила. Властелин вцепился в нее, пытаясь разжать стальные пальцы, но напрасно.
- Отпусти… - с трудом прохрипел он.
- Ты, видимо не против боли… Что ж…
- Дамиан, отпусти его, - раздался напряженный голос Жан-Клода за спиной Лукаса.
- Да, Мастер, - тот послушно разжал пальцы.
Властелин согнулся, глотая ртом воздух. Вампир замер подле него как ледяная статуя.
- Извинись перед властелином, - в голосе Жан-Клода зазвучал приказ, мелодичность превратилась в резкость.
Наверно, Дамиан побледнел. Лукас распрямился, гневно посмотрел на рыжеволосого вампира.
- Прошу прощения, что не узнал вас, властелин. Я не знал вашего имени, никогда не видел вас… Я принял вас за…
- За беззащитную жертву. За пищу. Отвратительно.
Повисло молчание. Властелин задумался над своими словами. Стоило ли оскорблять вампира? Что он ему сделал? С другой стороны, не подвергается ли его сестра опасности, находясь в обществе этих опасных существ? Только что Дамиан вполне явно показал свою силу. Лукас просто не успевал среагировать. Наверно потому, что, когда он начинал злиться, переставал чувствовать Великую Силу. И как только темным джедаям удается это?!
- Вы не правильно понимаете нашу тягу к крови… - голос Жан-Клода ласково прошелся по спине властелина, погладил под кожей теплым нежным мехом, - Это гораздо больше, нежели просто прием пищи. И гораздо… интимнее.
Вампир приблизился на шаг.
- Объясните мне, - властелин пристально посмотрел на Главного Кровососа Базы, как недавно окрестили Жан-Клода подаваны, но уже не в глаза, ни в коем случае не в глаза.
- Объяснить?.. Как можно объяснить, что такое удовольствие, человеку, который никогда его не испытывал?.. Знаете, мы не из тех вампиров, которые превращают людей в себе подобных после одного укуса. Мы не убиваем, полностью обескровливая жертвы. Вместимость нашего желудка ограничена, - он усмехнулся, едва приподняв уголок губ, - Мы вполне можем и хотим мирно сосуществовать с людьми.
И все же властелин не выдержал и встретился с ним взглядом.
Его глубокие темно-синие глаза не подчинили джедая, впрочем, Жан-Клод и не пытался. Он приблизился к властелину, и теперь стоял в шаге от него. Лукас не отступил… темная, недвижная сила – могильная вода, она казалась такой заманчиво-спокойной, такой притягательной… джедай почувствовал искушение ощутить на себе то, обещал ему Жан-Клод. Он несколько раз пристально наблюдал, как Жан-Клод и Ашер берут кровь у своих доноров…
Орден джедаев походил на любой монашеский орден, где культивировался аскетизм и воздержание. Отец Лукаса долго путешествовал по галактике, собирая орден вновь. И его отец стал единственным джедаем, который нарушил запрет ордена и женился. Это случилось до того, как орден снова собрали вместе. Но теперь… теперь они все следовали традициям.
Самого Лукаса уже воспитали в духе ордена, он мало времени проводил с матерью и отцом, но много в медитации и на тренировочных выездах. Хотя его возраст ограничивался двадцатью годами, он был хорошим воином с сильной интуицией и развитым предвидением.
И вот сейчас вампир, этот слуга Тьмы, прелагал ему стать донором. Природное любопытство подталкивало Лукаса согласиться. Китти хотела, чтобы он узнал ее компаньонов получше. Китти сказала, что они хорошо относятся к ней.
Но они слуги Тьмы, и они предлагают Лукасу ощутить прикосновение Тьмы на себе.
- Я не хочу служить вашим Темным потребностям. Это темное удовольствие просто преступно!
- Это темное удовольствие – необходимая нужда. Что из того, что мы превратили ее в удовольствие?! Почему бы вам не попытаться понять нас?
- Я подумаю над этим, - властелин твердо решил сначала навести справки.
- Разумеется, - Жан-Клод изящно пожал плечами, - Вы хотите наказать Дамиана или оставите эту привилегию мне?
Лукас вспомнил, как был наказан Джейсон. Не такой уж страшный проступок совершил вампир.
- Нет, не надо никого наказывать, Жан-Клод.
- Как скажете, властелин.
Лукас кивнул ему на прощание, измерил Дамиана взглядом и пошел прочь.

Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
Tigra
Ночной охотник
**
Вне Форума


мяу

Сообщений: 181
Estonia
Пол: female
Re: Зажигающий Звезды
Ответ #89 - Ноябрь 16, 2004 :: 11:41pm
 
Цитата:
Да уж... Я бы точно пришел в ярость и пошел в жутчайший разнос. В смысле разнес бы там все и всех. Подмигивание  Очень довольный



Хорошо, что ты не мой брат, JC, если тебя так легко вывести из себя.  Язык
Наверх
 

Тигр, о тигр, светло горящий&&В глубине полночной чащи, &&Кем задуман огневой&&Соразмерный образ твой?&&&&Чьей бессмертною рукой&&Создан грозный образ твой?
166451324  
IP записан
 
Страниц: 1 ... 4 5 6 7 8 9 10