Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Не прошло и года (прошло) Перевод продолжается! Следите за обновлениями Ким Харрисон "Чему быть, того не миновать" (3 книга о Мэдисон Эйвери). Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
W,G,Битва Кричащих Звезд (Прочитано 24278 раз)
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
W,G,Битва Кричащих Звезд
Ноябрь 30, 2004 :: 6:08am
 
-Битва Кричащих Звезд
-G
- Второй роман из цикла «Хроники Базы»
(первый роман из цикла «Хроники Базы» - «Зажигающий Звезды»)
-Приключения, фэнтези
Контактный e-mail: amberitblaze@list.ru
-Предупреждения: нет
-Примечания: После рождения ребенка Китти еще не знает, как будет выживать в мире. Брат не понимает ее, хоть и жалеет, и поэтому дочь властелины чувствует себя одинокой… но одиночество не может быть вечным.
Путешествия в различные знакомые и не очень знакомые миры, битвы, преследования – вот что ждет Кити и ее новых спутников в этом романе. Кто создал Знак Желания? Для кого он был сделан? Кто должен править Базой?.. Как закладывается основа Империи? Ответы – частичные и полные – вы найдете в романе «Битва Кричащих Звезд».
-Произведение не окончено.
-Запрос на критику: не надо.
Наверх
« Последняя редакция: Июль 25, 2007 :: 12:04pm от JC »  

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Битва Кричащих Звезд...
Ответ #1 - Ноябрь 30, 2004 :: 6:09am
 
Битва Кричащих Звезд.

Прощай, позабудь и не обессудь,
А письма сожги как мост!
Да будет мужественным твой путь,
Да будет он прям и прост,
Да будет во мгле для тебя гореть,
Звездная мишура!
Да будет надежда, ладони греть,
У твоего костра!
Да будут метели, снега, дожди
И бешеный рев огня!
Да будет удач у тебя впереди,
Больше чем у меня!
Да будет могуч и прекрасен бой,
Гремящий в твоей груди!
Я счастлив за тех, которым с тобой,
Может быть по пути.

Бродский.

База была слишком военизированной. Естественно, молодой женщине совсем не место в подобном месте, но властелин никогда не согласился бы отпустить свою сестру жить куда-нибудь еще. Он готов был разрешить Китти что угодно, лишь бы она чувствовала себя здесь максимально комфортно. Впрочем, она не злоупотребляла своим положением. Единственным ее капризом было создание вокруг самого здания какое-то подобие парка, где она любила частенько прогуливаться. Лукас понимал, что ей просто надо было чем-то заняться. Специально по настоянию Китти было создано несколько беседок, рассажены деревья и другие растения, могущие создать тень в обычную для острова жаркую погоду.
В последнее время она редко оставалась одна. Обязательно кто-то сопровождал ее. Иногда это был сам Лукас, но чаще всего Влад Дракула. То ли он находил забавными их душеспасительные беседы, то ли преследовал иную цель. Во всяком случае, он не казался тем, кто любит споры.
- Ты знаешь, Палпатин никогда не простит тебе спасения. Он будет преследовать тебя всю оставшуюся жизнь. Что ты собираешься делать с этим? – на этот раз Влад решил сам задать тему для разговора, что было весьма не характерно для него.
Китти пожала плечами. Она надеялась, что брат защитит ее. Что же может угрожать ей на Базе? Это самое безопасное место. Предусмотрена любая попытка агрессии со стороны тех, кто не является членом Базы. Любой покусившийся на ее жизнь обратится в мириады разрозненных частиц. Во всяком случае, именно это говорили ей наставники, когда она проходила обучение по магии и естественным наукам. Здесь она была совершенно в безопасности.
- Здесь он меня не сможет достать, - Китти пожала плечами.
- И ты собираешься всю жизнь сидеть на месте? А что будет после рождения ребенка? Палпатин злопамятен. Если ты думаешь, что он когда-нибудь забудет... Пусть убить вас здесь не смогут, но похитить...
Да, время ничего не решит. Она не будет вечно сидеть на Базе. Даже если она и будет, ее сын наверняка захочет иной доли.
- Вы правы, Влад. Надо что-то делать. Искать выход... я не смогу убить. Даже если у меня и будет такая возможность. И отдать такой приказ тоже не смогу... Я не знаю, что делать.
- Ты смотришь как человек, а не как политик. Палпатина можно не убивать, но нужно ослабить. Ведь можно переманить значительную часть его помощников, посеять смуту в рядах его войск. Тогда у него будет слишком много проблем, чтобы обращать внимание еще и на тебя. У меня осталось много связей. К примеру, большая часть вампиров и вервольфов, а так же оборотней других видов могут пойти за мной, если я позову, но только придется гарантировать им достойные условия проживания. Они составляют значительную часть его отрядов в ближайшей к территории Земли части. Если бы только властелин согласился дать им подданничество... – вампир вздохнул, - Разумеется, взамен я бы хотел рассчитывать на то, что стану королем всех не-мертвых.
Китти прикусила губу. Да, если бы Алистан жил по-прежнему в своем родном мире, ничего бы не произошло. Он бы не погиб так трагично. Алистан не был чудовищем... заблудшей душой – да, но не монстром. Не смотря на то, что он так хотел казаться им... Да и про короля вампиров Влада он всегда говорил почти с благоговением.

***

Лукас сидел за столом видеофона. Сколько дел скопилось после матери... Который день Люк не мог избавиться от головной боли. Такое ощущение, что Эльвира совсем забросила свои дела на Базе в качестве властелины, излишне увлекшись поиском приключений. И это не довело ее до добра. Все-таки Китти в чем-то была права. А ведь количество проблем все росло и росло, новые заменяли старые.
Магистры ордена джедаев захотели организовать главный штаб на территории Базы. И Лукас дал на то свое согласие. Теперь на тренировочных площадках юные подаваны и уже полноправные рыцари упражняли в искусстве владения оружием и Великой Силой.
Как хорошо, что его сестра, наконец-то, стала оправляться от своего горя. Теперь она даже иногда стала улыбаться. И его общество практически не тяготило ее. Конечно, больше всего времени она проводила в компании графа Влада и Картера. Или сидела в своей картинной галерее. Со временем Люк думал уговорить ее возобновить занятия с магистром Йодой. Потом. После родов. Он с ужасом думал об этом. Каким будет ребенок, отцом которого является вампир? Неужели Китти не боится?
Но кроме Китти был еще и отец. В последнее время он стал нелюдим, полностью погрузился в дела Ордена. После смерти матери его что-то буквально съедало изнутри. Но, по крайней мере, он не запирался в своей комнате, и не проводил часы без движения и дни без еды. Но зато он неохотно терпел его присутствие, и еще неохотнее давал Лукасу советы. На все попытки вызнать, что же с ним происходит, он просто выставлял его из помещения.
А еще у него было такое чувство, что Китти что-то затевает. Последние два месяца его мучили неясные видения, наполненные вампирами и прочими носферату.

***

Зал был полон. Китти сначала хотела организовать званый обед, но, вспомнив некоторый особенности питания вампиров, решила просто сделать собрание. И вот теперь она пристроилась в уголке, ожидая, пока Влад подготовит почву для ее выступления.
Длинные каштановые волосы графа Дракулы были заплетены в причудливую косицу, его черный фрак и кроваво-красная рубаха только подчеркивали неестественно белую кожу. Впрочем, именно такого впечатляющего эффекта он и добивался. Его будут слушать, теперь у него был шанс восстановить былую власть, оспорить влияние Совета Старейшин.
Собравшаяся компания была поистине разношерстной. Вампиры. Старейшины, не побоявшиеся явиться, или те, кто говорили за Старейшин, одиночки из разных миров. Почти все они создавали холодный могильный приток силы, с редким вкраплением живой энергии. Живой? Не электрической энергии оборотней, а именно живой...
Китти искала тех, кто пришел из мира Алистана. И она нашла их. Одиночки. Как и говорил Линк. Красноглазые, бледнолицые, опасные. В них была мощь и какое-то безумие. Однако они пришли, чтобы выслушать предложение. Были и другие.
Не без радости Китти выделила из толпы Дантерса Кеннингштерна. Он один из немногих, кто напоминал ей об Алистане.
Китти не могла не заметить золотоволосого Повелителя-вампира, то и дело сверкавшего драгоценным камнем, вставленным в его обруч на голове. Его окружала такая же золотая и тепла аура, как и любых других живых существ. Китти надеялась, что она не ошиблась. Видеть ауру ее не так давно научил Влад. Значит, этот вампир был живым. Разве такое возможно? Он о чем-то тихо переговаривался с рыжеволосой девушкой, примерно ровесницей Китти. Она вздорно морщила нос и ехидно ухмылялась. Ее тоже окружала аура. Такие ауры были у большинства архимагов. Сильных архимагов. Вот так парочка. Еще несколько подобных вампиров сидели рядом с этой парой. Они походили друг на друга цветом волос, цветом глаз, а так же тем, что все они не были nosferatu. И они, пожалуй, единственные, кто сидел сплоченной группой, сохраняя хотя бы какое-то подобие единения. Интересно, отчего именно этого вампира Китти выделила из группы подобных ему?
На общем фоне Тьмы и угрозы, плывущего голода она искала тех, кто, по ее мнению, прижился бы на территории Светлых Сил. Мало. Очень мало по-настоящему таких. Придется искать компромисс. Неприятный компромисс. Ну ведь должен же кто-нибудь отличаться, как отличался Алистан…
Неожиданно она встретилась с взглядом темно-синих глаз. Глаза выражали доброжелательную непроницаемость. Китти не сразу догадалась посмотреть на самого обладателя, вампиру удалось на несколько мгновений загипнотизировать ее. Обладатель оказался неожиданно красивым. Китти удивилась. Вампиры были всякими. Странными, пугающими, эффектными, но не по-настоящему красивыми. Прекрасными. Да еще такой странной красотой, обычно придающей мужчине женоподобный вид. Длинные, почти до середины спины, черные волосы, темно-синие глаза, тонкие, аристократичные черты. Он оценивающе оглядел Китти, прежде чем улыбнуться ей. Она кивнула в ответ. Она не сразу заметила двух его спутников. Миниатюрная женщина-брюнетка и атлетически сложенный шатен. Теперь все они как по команде уставились на нее. Китти стало неловко. Она не любила быть в центре внимания. Обычно это ничем хорошим не заканчивалось. Она потупила взгляд.
Влад неторопливо поднялся, прошествовал к трибуне. Не смотря на его возражения, Китти позаботилась об установлении возвышения. Несколько секунд он подождал, пока на нем сконцентрируется всеобщее внимание. Потом окинул пристальным взглядом зал.
- Многих из вас я знаю, многим из вас я дал не-смерть, многие из вас помнят меня только по легендам, дошедшим до них, но обо мне знают все. Мое имя Владислав Дракула. Я вернулся, чтобы принести тем из вас, кто захочет того, свободу от Империи, - он умолк, ожидая реакции.
Сначала по рядам прошла волна недоумения, потом она плавно переросла в недоверие, смешанное с насмешкой.
- Кто сказал тебе, что нам нужна свобода от Империи? Да и что ты можешь предложить взамен? – говоривший был высок, широк в плечах и совершенно не похож на вампира.
- Мне интересно знать мнение твоего господина, а не твое мнение, слуга, - отрезал Влад.
- Сейчас я говорю за него. Мой господин слишком занят, чтобы гоняться за призрачными мечтами.
- Те из вас, кто захочет относительной безопасности, могут вернуться в свои миры. Я предлагаю вам новый порядок. Я предлагаю вам свободу от Тьмы. Не полную, но относительную.
Снова воцарилась тишина, его слова оценивали.
- Тебе ли, первому предавшемуся Тьме, говорить об этом. Если ты действительно тот, за кого себя выдаешь, - это подал голос один из тех, кто пришел из мира Алистана, высокий, светловолосый незнакомец, - Наш король был справедливым. Он держал равновесие в Домах. Чем ты докажешь, что ты наш король Влад?
- Хм, - Дракула сделал вид, что раздумывает, - Здесь должен быть кто-нибудь из обращенных мною, - он улыбнулся, чуть прикрыв глаза веками, обрамленными густым черными ресницами. Китти ощутила, как его темная сила взывает. Да, именно взывает к присутствующим.
- Да, Мастер... да, мой мастер... мой мастер... – откликнулись из разных сторон зала.
- Каждый из вас ищет свои выгоды, - продолжил Дракула, - В ином мире я, быть может, и не стал бы с тобой разговаривать, маркиз. Или ты столь дерзновенен, что бросишь мне вызов? Я просто пытаюсь открыть всем вам новые возможности. Скольких Старейшин Император уничтожил по подозрению в измене? Скольких из вас он принудил служить ему? Где ваша свобода? Вам пытаются дать шанс организовать свое государство, вы же ничего не выражаете, кроме недоверия. Вы ничего не хотите принимать и слушать, занимаясь обычной мелочной грызней. И это вместо того, чтобы поинтересоваться условиями, - Влад сделал вид, что теряет терпение.
Опять молчание на некоторое время. Потом поднялся тот самый золотоволосый, с крупным изумрудом в головном обруче.
- Хорошо, мы, вампиры двенадцати Долин, готовы выслушать ваши предложения. Хотя мы и не принадлежим к nosferatu. Но мы хотим избавиться от власти Империи.
Влад кивнул.
- Я предлагаю вам переехать назад в свой мир на территории Светлых Сил, и мирно сосуществовать с остальным жителями этого мира. Для контроля за своими вампирами и прочими, принадлежащими к народу Долин, вам надлежит избрать Верховного Повелителя, а еще вам придется признать вассалитет передо мной. Вспомните свою прежнюю жизнь и рассудите, что будет для вашего народа большим благом.
Беловолосый опустил серые глаза, задумываясь:
- Нам нужны подтверждения со стороны властелина Базы о наших правах и равенстве прочим расам, потом мы посоветуемся и решим. Мы достаточно испытали гонений.
Пришла очередь Влада кивать. По залу прошел одобрительный гул. Троица, которую ранее отметила Китти, переглянулась, точно обменявшись мыслями. Сидевший слева шатен, которого Китти про себя окрестила «атлетом», поднялся со своего места. Его аура была электрическими разрядами, пробегавшими по коже миллионами мурашек. Оборотень. Влад говорил, что для них характерна такая энергия. Все взгляды невольно обратились на него.
- А как насчет оборотней? Я говорю от лица разумных представителей нашего вида, вольно или невольно заразившихся ликантропией. Будут ли им предоставлены права, обеспечены рабочие места? И мы не согласны присягать вампирьему королю. Мы свободный народ.
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Битва Кричащих Звезд...
Ответ #2 - Ноябрь 30, 2004 :: 6:10am
 
Влад улыбнулся чужой, безэмоциональной улыбкой. Зря, наверно, этот вервольф заикнулся о вопросе разделения власти. Чем ближе было это собрание, тем больше Китти знакомилась с настоящим, подлинным Владом Дракулой, королем вампиров. Он не любил, когда ему противоречат и, тем более, не следовал идее разделять и властвовать.
- В некоторых мирах оборотни являются слугами или заклятыми врагами вампиров. Вы случайно не представитель таких миров, мистер…?
- Зееман. Ричард Зееман. Нет. В нашем мире так называемая «нечисть» была равноправной. Одни могли служить другим с общего согласия и по договору.
- Вы лжете, мистер Зееман. Я чувствую в вас вашего повелителя. Вы слуга. Вы Зверь, которого он призывает. Значит, вы будете подчиняться и мне, если это сделает ваш мастер, мистер Зееман. Но для свободных стай будут и права, и обязанности, соответствующие правам и обязанностям прочих жителей.
Ричард сжал руки в кулаки, сделал угрожающее движение по направлению к Дракуле, но черноволосый вампир остановил его, поднявшись одним плавным бескостным движением, положив свою руку на его предплечье. Движение грациозное и какое-то привычное.
- Тише, mon ami, будьте спокойнее, - Ричард скинул его руку.
- Он еще не доказал, что он король вампиров. Влад Дракула еще может оказаться самозванцем. Да и к тому же, я не слышала, чтобы Дракула был достаточно древним, чтобы претендовать на это звание. А, кроме того, мы пока не услышали веских гарантий, которые позволят нам принять то или иное решение, - прибавила миниатюрная брюнетка, окидывая Влада неодобрительно-подозрительным взглядом.
- А что же вы, - обратился к красивому черноволосому вампиру Влад, - позволяете своим слугам принимать за себя важные решения, а сами даже не имеете своего мнения?
- Их мнение в достаточной мере отражает мое, чтобы я мог не тратить слов зря, - его благожелательно-непроницаемое лицо ни на йоту не переменило своего выражения, - Во-первых, граф Дракула личность более мифическая, к тому же, не имевшая большого исторического значения, а, во-вторых, всем известно, что ныне покойная властелина Базы просто запретила быть этому, так называемому, королю вампиров, воспользовавшись каким-то талисманом. Ma petite правильно сказала. Ничего не доказано.
Неожиданно Китти стала задыхаться, комната стала тонуть в темноте. Ей показалось, что ее выворачивают наизнанку, она замерзала, исчезала... И источником Темной Силы был… Влад. Она рванулась навстречу Свету, который тлел у нее внутри… но так и не смогла долететь до него. У Китти возникло такое ощущение, будто вместе с сознанием из нее выходит жизнь.
Когда в глазах посветлело, она увидела, склонившегося над ней Влада. Слабо застонав, Китти постаралась поставить потолок и пол на свои места.
- Что… что произошло? – прошептала она.
- Я совсем забыл, что ты очень восприимчива к темной энергии. Я просто раскрылся, мне надо было доказать, кто я такой.
- Ребенок... – она положила руку на живот, - Не надо было, это может наложить отпечаток на его личность... – иногда знания приходили к Китти совершенно неожиданно, как старые воспоминания.
- Надеюсь, с вами обоими все будет в порядке.
Китти с трудом поднялась. Ее немного пошатывало, но она поняла, теперь ее очередь говорить, иначе Влад попросту запугает всех. Обратив внимание в зал, она увидела, что черноволосый вампир, который осмелился что-то возразить королю вампиров, тоже обессилено опустился на колени. Двое его спутников склонились над ним, такие же бледные, их прикосновения друг к другу больше походили на объятия. Все лицо черноволосого вампира было покрыто кровью, кровью же была залита его белая рубаха с пышными кружевами. Почему-то Китти стало жаль его. Неужели Влад, чтобы доказать свою силу едва не убил одного из его собственных подданных?! Нет, с этого нельзя начинать создание государства.
- Нет, так нельзя, - Китти оттолкнула поддерживающие ее руки, - Влад, так нельзя. Вы все хотите начать новую жизнь, - от собственных слов ей прибавилось сил, теперь она направилась к пострадавшему, - Зачем начинать с крови? Нет, так нельзя. Они же твои подданные. Ты должен заботиться о них. Ты же король. Ты же сильнее. Каким бы ни был ты темным, это совсем не значит, что ты должен быть злым, - живот мешал ей наклониться, но она с трудом встала на колени подле кашляющего кровью вампира.
Тот поднял голову, полуобморочно тряхнув завесой черных кудрей. Китти мягко провела рукой по его лицу, отдавая часть своей целительной энергии. Крупное повреждение внутренних органов, крупная потеря сил. Она прикасалась короткими движениями, почти нежными, ласкающими, отдающими тепло. Такому способу излечения ее научили недавно. Оно было более длительным, но зато менее болезненным для нее самой.
- Merci, - он посмотрел прямо на нее своими темно-синими глазами.
- Он, правда, тот самый. Он тот, кого когда-то знали как короля вампиров. Он Изначальный. К сожалению, именно он продал душу дьяволу. Но у всех есть шанс на прощение. Любовь и раскаяние - вот нужный путь.
Китти с ужасом представила, что ей придется вставать. Да, ее целительная сила очень возросла, теперь не отнимала столько жизненной энергии, но беременность не сделала ее подвижнее. Вервольф Ричард Зееман подал ей руку, которую она с облегчением приняла. Улыбнулась, распрямилась.
- Позвольте поприветствовать всех на территории Базы. Меня зовут Китти. Я сестра нынешнего властелина Базы. Гарант новой эры для вас – это я, - она опустила глаза, - В ваших силах начать новую жизнь, начать жить, а не выживать. Один… близкий мне… человек доказал мне, что Тьма еще не есть зло. Я считаю, что каждый из вас заслуживает второго шанса, если того пожелает сам. Властелин предоставит вам все права и обязанности его подданных, вы же, со своей стороны, должны доказать, что достойны. Я прослежу, чтобы вам создали условия, чтобы никто не нуждался. Как я понимаю, насущная проблема заключается только в том, чтобы создать приемлемый аппарат управления. Мой брат слишком занятой человек, чтобы успевать следить за разрозненными группами. Поэтому он согласен предоставить королю Владу право быть Верховным Королем представителей сил Тьмы, тех, кто хочет присоединиться к Базе. Но властелин Базы будет контролировать общее соблюдение наших законов.

***

Лукас знал, что его присутствие необходимо в главном зале Базы. Там, где располагалась картинная галерея его сестры. Неужели с Китти что-то случилось?.. Не может быть! База – самое безопасное место! Но Великая Сила не может обмануть. Он нужен Китти.
Когда двери распахнулись, и в них появился обеспокоенный властелин, в зале, где доселе шла оживленная дискуссия, воцарилась поистине мертвая тишина.
Окинув недоуменным взглядом зал, он, прежде всего, отыскал глазами свою сестру. Китти стояла в окружении вампиров. Справа от нее стоял Влад, а слева незнакомый ему крупный каштанововолосый мужчина. Коленопреклоненный черноволосый вампир пытался встать, пользуясь помощью своей спутницы. Силой, исходящей от него была Тьма. Сзади держался Картер. Он застыл, совершенно не двигаясь, точно родился статуей.
Сердце властелина болезненно екнуло, потом упало. Заговор. Он ощутил себя обманутым. Как могла его сестра... Сердито прошагав через весь зал, он остановился напротив Китти.
- Хорошо, что ты пришел, Люк. Я хочу представить тебе твоих новых поданных. Тех, кого наша мать изгнала с насиженных мест, тех, с кем поступили несправедливо члены Совета Светлых Сил, тех, кто хочет жить на нашей территории и по нашим законам, тех, кто просит твоей защиты, властелин.
- Что? – не понял он, - Что ты имеешь в виду? Что здесь происходит? – Лукас недоуменно переводил взгляд с одного участника сборища на другого, - Что все эти... обитатели Тьмы делают на Базе? Да еще и в компании моей сестры?
- Люк, это я пригласила их всех. И от твоего имени пообещала защиту и опеку.
От такого заявления он опешил. Происходящее не укладывалось в его голове. Как могла его тихая, робкая, скромная сестра, которой, казалось, не было дела ни до политики, ни до Базы, организовать такое в высшей степени важное по своему политическому значению собрание?!
- Нет! Абсолютно исключено, - властелин покачал головой, - Порождения Тьмы не могут жить на нашей территории.
Воцарилась воистину мертвая тишина. Китти нахмурилась, упрямо опустила голову.
- Ты отвергаешь тех, кто просит твоей помощи только потому, что они не принадлежат Свету?! Ты поступаешь совсем, как наша мать! – она отвернулась от него.
Черноволосый вампир, тот самый, которого только что лечила Китти, присматривался теперь к ней с веселым интересом.
- Не тревожь ее память, Китти, - Лукас опустил голову, он скорбел, хотя вера джедая предписывала ему смириться с ходом вещей.
Китти резко обернулась:
- Отчего же? Разве я не права?! Ты поступаешь в точности, как она! Тебе все равно, кто стоит перед тобой! Ты всех стрижешь под одну гребенку. Если ты вампир – значит порождение Зла и Тьмы, значит, убирайся с нашей территории к Диаволу!!! Не правильно! Потому что Алистан был не таким! Посмотри! – она прошагала почти через весь зал туда, где висели занавешенные картины.
Властелин все еще не мог оторвать взгляда от пола.
- Нет, я хочу, чтобы ты посмотрел! – ее голос почти сорвался на крик, доселе Лукас никогда не слышал, чтобы Китти даже повышала его, - Вот таким он был! До того, как его инициировали!
На картине был тот самый каштанововолосый юноша, в котором Люк никогда бы не признал Алистана Майэра Линка. Ни тени, ни зла на его лице. Лишь печаль, почти неясная тоска, но Свет. Серые глаза глядели пытливо и не по летам мудро, как будто и не могли принадлежать этому двадцатилетнему человеческому лицу.
- Он был сыном вампира! Но его семья никому не желала зла! И каким он стал! – Китти сорвала очередное покрывало.
Молчание в зале стало удивленным. На картине был Алистан Майэр Линк, смотрящий на свою жену. Свет и Тьма причудливо смешались на его лице, делая выражение хищным и полным нежности одновременно.
- Видишь? Смотри, Люк! Вот результат того, что мать изгнала его семью с обжитых земель! Его отец никому не делал Зла! Но нет! Эльвире невозможно было доказать правду! Правда лишь то, что придумает она себе! Но Алистан был сильнее! Сильнее вас всех, Светлые Лорды! Он был пойман в сети Тьмы и умудрился избежать расплаты! Он мог убить тебя во время поединка, я видела это. Да ты и сам это знаешь, но вместо этого сам подставился под твой меч. А знаешь почему? Я только недавно поняла. Он хотел, чтобы я покинула его замок, чтобы я выжила, чтобы я вернулась в безопасное, как он думал, место. На Базу. Любовь, Люк! И прощение. Это то, что вы так проповедуете и в чем отказываете любому, кто не подходит под ваши стандарты. Мне просто тошно от всего этого. Я считаю, что шанс должен быть у всех. И я готова как отстаивать, так и отвечать за свои убеждения!
- За что, - медленно выговорил он, - ты с такой злостью говоришь о нас? О своей родной матери?
- Ты еще спрашиваешь?.. Я удивлена. Наша обожаемая матушка бросила меня медленно умирать на Земле. Потому что она не хотела принимать меня здесь, на Базе. Она не сказала мне, кто мой отец. Да что там говорить, она даже имени мне не дала, Люк. И никому не было до меня дела. Никому! Где справедливость?! Где ваша хваленая справедливость, Лорды Света?! И, знаешь, Люк, она виновата в гибели Алистана. Она не разрешила ему прийти вместе со мной. Она заставила тебя участвовать в этом поединке. Алистан знал, что ты мой брат, Люк. Так и было. Это к слову о черном и белом. Всем нужны любовь и прощение, - горечь сквозила в голосе Китти.
- А ты... простила ее? – тяжело выговаривая слова, спросил властелин.
- Нет, Люк. Я не простила. Но я обязательно прощу. Когда-нибудь. Я стараюсь сделать это, - тихо ответила она.
- Алистан был исключением, лишний раз подтверждающим правило. Я не могу пустить их на территорию Светлых сил.
Эти слова дались ему с трудом.
- Значит, ты хочешь продолжить ее дело. Что, меня ты тоже хочешь выгнать? Или удовлетворишься только моим ребенком? – тихо, но очень отчетливо проговорила Китти, - Мы ведь оба ставим большое Темное пятно на твоей Светлой Сути. Ведь я жена вампира, а мой сын полукровка.
Лукас вздрогнул, как от пощечины, быстрым, злым шагом подошел к ней, замахнулся. Китти даже не вздрогнула.
- Давай! Ударь меня!
Его рука бессильно упала. Лукас прикрыл глаза.
- Прости... ты права. Ты во многом права. Но пойми, даже если соглашусь принять их я, Совет никогда не допустит...
- Я знаю, но я знаю и то, что мы должны бороться за справедливость.
- Они не-мертвые, они питаются жизнью, смертью, страхом, муками живых существ. Никто никогда не согласится...
- Хорошо, но ты согласен, что все можно изменить? Здесь собрались те, кто хочет компромисса с людьми, да и с любыми другими расами. Тем более не только не-мертвые здесь, Люк. Посмотри внимательно. Я увидела здесь живых. Посмотри внимательно, брат. И подумай еще раз, готов ли ты бороться за справедливость. Ведь ты властелин Базы. Кто еще, как не ты должен принять их клятвы верности и следить за порядком, как подобает властелину.
Лукас замолчал. Надолго. Китти вздохнула. Неужели брат не поддержит ее? Что ж, никто и не говорил, что все будет легко. Придется обратиться к отчиму или поговорить об этом с джедаями. Или... имеет ли она право покинуть Базу сейчас? Что ей дороже: собственный сын или новообретенное дело, полезное и нужное? Она заколебалась. Как можно лучше послужить памяти Алистана? Их сын должен выжить. Как бы ни было. И она найдет способ добиться своего. Исправить можно, что угодно, кроме смерти.
Молчание затянулось, превратившись для нее почти в пытку.
- Я приму клятвы верности от тех, кто захочет принести их мне, но я свяжу этих добровольцев не только пустыми словами, но и узами. Если вы предадите интересы Базы, я узнаю об этом. И вы будете уничтожены на месте. Лишь тех, кому я буду доверять, смогут со временем быть освобожденными от нее.
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Битва Кричащих Звезд...
Ответ #3 - Ноябрь 30, 2004 :: 6:12am
 
Я хочу быть уверенным, что никто из вас не причинит зла остальным жителям миров Света. Я буду отстаивать ваши интересы в совете.
Возникла некоторая пауза. Потом поднялся один из светловолосых вампиров, которых Китти окрестила «живыми». Он подошел к властелину. Посмотрел ему в глаза.
- Мой народ изгнали из Долин, нас истребляли, на нас охотились, как на зверей. Нас почти уничтожили. Так с нами поступили силы Света. Нас пытались поработить, подавить, превратить в покорное оружие и в итоге истребить. Так с нами поступали силы Тьмы. Чего нам ждать от вас, властелин? Где гарантии, что, отдавшись на твою милость, мы не пострадаем еще больше? Я не хочу, чтобы мой народ был пушечным мясом на твоей границе, властелин. Я не хочу, чтобы нас использовали.
Лукас поморщился, но кивнул.
- Вполне законный вопрос... извините, не знаю вашего имени...
- Арр’акктур.
- Вполне законный вопрос, Арр’акктур. Гарантий нет. Но я даю вам слово, что не буду использовать ваш народ, как щит. Но и в стороне, в случае открытого нападения на территории, принадлежащие Базе, коль скоро вы планируете там поселиться, вы остаться не сможете.
- Вы не лжете, - он кивнул остальным.
- Откуда?..
- Я телепат.
- Сила говорит мне, что вы живой. Не может этого быть, если вы действительно вампир.
Арр’акктур насмешливо посмотрел на Лукаса, приподняв в ухмылке краешек губ. Да, Китти видела, что его аура была золотистого, теплого цвета, наверняка она была мягкой на ощупь. Живой вампир. Удивительно. Интересно, а кто та рыжеволосая женщина, что сидела рядом с ним и постоянно обменивалась комментариями.
Как будто услышав мысли Китти, она приблизилась и встала рядом со светловолосым вампиром.
- Конечно, он вампир, - она бесцеремонно оттянула сложенное за спиной небольшое крыло, - Еще доказательства нужны? Он нормальный живой вампирюга. Что, нам, наконец, можно уходить? Или вы попытаетесь задержать нас, властелин? Пойдем, Лен, нам не нужны такие невыгодные условия.
Китти не смогла сдержать улыбку. Ей понравилась бесстрашная и упрямая ведьма. Но сейчас решалась судьба всего народа, от имени которого говорил этот Арр’акктур. И нельзя было позволить так просто им уйти, поддавшись раздражению.
- Постойте. А кто вы такая, чтобы вот так просто отказываться от моей помощи? – поинтересовалась Китти.
- Кто я? – ехидно усмехнулась ведьма, - Я жена вот этого вот вампирюги. И не собираюсь торчать здесь и слушать, как вы все пытаетесь связать нас страшными клятвами, подчинить королю вампиров Владу. Его нет, и не было в нашем мире. О нем никто ничего не знал до этого дня. До этого мы были независимы ото всех. И от Императора Палпатина в том числе.
- Не поэтому ли почти весь ваш народ был истреблен? Я думаю, что ваши условия присоединения к Базе мы сможем смягчить, потому что вы не совсем в компетенции короля Влада. Вы не являетесь нежитью, вы не приходите на его зов.
Лицо Лукаса немного разгладилась. Его явно посетила какая-то хорошая идея.
- Хм, нам бы очень пригодился отряд телепатов. У нас постоянно возникают беспорядки в некоторых правительствах республики. Рыцари-джедаи обладают телепатическими способностями, это факт, но отнюдь не абсолютными. Нас многому еще надо учить. Даже наставники в своем просветлении не могут исследовать границы телепатических способностей.
- Повелителей-вампиров, - проговорил Арр’акктур, - осталось совсем мало. Всего тринадцать. Если нам будет позволено вернуться, то двенадцати из нас придется остаться, чтобы править в двенадцати вампирьих долинах. Одного мы можем прислать сюда, чтобы он обучал и консультировал твоих людей, властелин.
- Вам не кажется, что этого все же мало? – властелин начинал сердиться, - Вам надо больше идти навстречу тому, кто собирается отстаивать ваши права.
- Подожди, Люк. Не горячись. Властелин действительно сделал вам достаточно выгодное предложение, но если никто из вас не хочет на него откликнуться, давайте найдем другой компромисс, - Китти мягко коснулась плеча своего брата.
Он сложил руки на груди. Его сестра была слишком мягка, слишком лояльна по отношению к этим отродьям Тьмы. Этот наглец еще смеет диктовать условия властелину Базы? Лукас выдохнул и постарался успокоиться, как и следует поступать настоящему джедаю. Что делать? Надо искать компромисс. Сила говорит ему, что этот вампир не является прислужником Тьмы, как это ни странно, а значит, имеет права требовать восстановления своих прав.
- Повелители-вампиры, что вы имеете ввиду? – Китти подняла на него глаза.
- Телепаты, самые совершенные воины моего народа. Те, кто первыми шел на гибель, когда нас изгоняли светлые. Те, кто погибал первым, когда нас пытались подмять под себя темные. Те, кто правил вампирьими долинами много тысячелетий.
- И вас осталось четырнадцать? – Китти похолодела, - А сколько же вас было?
- Около пяти тысяч, наш народ никогда не был многочисленным, - с потерявшим выражение лицом констатировал Арр’акктур, - Итак, как я уже сказал, лишь один из нас будет волен присоединиться к войсками Базы. Тот, кто не сможет дать чистокровного потомства, - он невесело усмехнулся, - Я.
Властелин умолк. Неужели действительно была совершена такая несправедливость?! Неужели это их мать виновата... А он сейчас требует от этого и без того почти истребленного народа вступить в ряды Базы. Не правильно. Кроме того, у властелина проснулись странные подозрения насчет этого Арр’акктура.
- А... до того, как вас... изгнали из Долин, кем вы были?
- Я был повелителем Догевы. Второй по величине Долины. Но это не помешает мне служить в рядах воинов Базы, - он снова усмехнулся.
- Возвращайтесь на прежние места обитания к своим обязанностям. Думаю, некоторое время мы обойдемся без вашего присутствия на Базе. Мы сделаем по другому: мы будем посылать к вам в Долины стажеров. Чтобы показать, что вы адекватны и власти благоволят вам. Думаю, по вашему вопросу у меня не возникнет проблем. Вы не сущности Тьмы. У вас иная природа. Вы нейтральны.
От такого неожиданного предложения властелина дар речи отнялся не только у не ожидавшего этого Арр’акктура, но и у его жены. Так что несколько минут все просто глазели друг на друга. И только взгляд Китти был ободряющим.
Наконец, Арр’акктур опустился на одно колено.
- Я, повелитель Догевы, Арр’акктур тор Ордвист Шэонелл, присягаю властелину Базы на верность. Клянусь действовать во Благо сил Света и своего народа, клянусь, если то потребуется, поднять свой народ на защиту Базы и властелина. Я поговорю с остальными повелителями. Они, скорее всего, присоединятся к моей присяге.
- Благодарю вас, Арр’акктур. Я принимаю вашу клятву. Я обещаю защищать вас, ваш народ и ваши границы, обещаю отстаивать ваши права в совете, пока остальные представитель Света не признают вас равным, и вы не сможете делать это самостоятельно. Надеюсь, эти времена еще наступят. Властью властелина Базы дарую вам титул Верховного повелителя вампирьих Долин.
В зале было тихо, но Китти смогла уловить общее настроение. Удивление. Даже надежда. Нет, власть Императора, любившего манипулировать всеми, не подходила многим бессмертным, особенно тем, кто привык оставаться независимым.
Следующим принес присягу Влад. Властелин подтвердил его права стать королем вампиров по праву сильного. Следом потянулись те вампиры, кто признал свое происхождение от Влада.
Под конец только тот черноволосый вампир да его двое спутников о чем-то тихо переговаривались в углу.
- Ты не торопишься присягать, - возле Влада как будто сгущались тучи, - Ты решил отправиться к Палпатину и рассказать ему обо всем?
- Нет, что вы, Влад, - красивый вампир медленно направился в сторону новоявленного короля, его идеальное лицо ничего не выражало, - Мы как раз именно об этом говорили. И ma petite, и mon ami согласились, что нам надо присягнуть. Я сделаю это от лица всех троих.
Сердце Китти кольнуло предчувствие. Сейчас что-то случится. Неужели он попытается причинить вред ей? Вампир подошел туда, где стоял властелин, Влад и Китти, медленно, грациозно опустился на колени. Китти неотрывно наблюдала за ним. Почти в страхе.
- Я присягаю вам, отдаю свою верность и верность своих людей. Моя кровь ваша, моя плоть ваша. Идти вашим путем, даже если это будет стоить мне или моим слугам жизней. Обещаю соблюдать ваши интересы, ставить их превыше собственных, пока нас не разлучит подлинная смерть, - его глаза обратились к сестре властелина, - Принимаете ли вы мой serment?
Китти сглотнула, заставила себя закрыть рот, потом медленно кивнула. Ее расширенные глаза были полны безмерного удивления. Похоже, это удивило не только ее. Влад угрожающе нахмурился. То, что сделал этот Мастер, было просто вопиющим вызовом его, Дракулы, власти. Он еще найдет способ расквитаться. Без его слуг этот мастер слаб. Наверняка найдутся недовольные. А Китти еще наплачется, когда поймет, кого она пригрела на груди. Это смазливое лицо, эти затягивающие глаза, эта аура притягательности… Инкуб. Что может быть губительнее для репутации?! Он заставил себя сохранять непроницаемое лицо хотя его буквально распирала злость.
- Я... – неуверенно протянула Китти, - принимаю вашу присягу. Я обещаю держаться ваших интересов, я обещаю... защищать вас и ваших людей... но я даже не знаю вашего имени...
Черноволосый вампир улыбнулся, как ей показалось, с большим облегчением, оглянулся на своих спутников. Вервольф, Ричард Зееман, кивнул в ответ, миниатюрная женщина, имени которой Китти тоже не знала, нахмурилась и скривила губы.

***

- Прошу прощения, что не представился. Мое имя Жан-Клод. Позвольте познакомить вас с моими спутниками жизни: ma petite Анита Блейк, моя человек-слуга, и mon ami Ричард Зееман, он мой Зверь, - при этом вампир нейтрально, почти дружелюбно окинул беглым взглядом властелина, - Мы триумвират. Теперь мы и все наши подчиненные в вашем распоряжении, Китти.
- Ладно... вы, наверно, оставайтесь на Базе. Думаю, для вас найдется место. Сколько вас?
- Шестеро моих лейтенантов, - ответил Жан-Клод, - тридцать один волк Ричарда и около двух десятков леопардов ma petite. Думаю, нам всем будет удобно, если мои младшие вампиры останутся не территории Империи, на Базе не так много места, как я понял, а моих младших вампиров больше двух сотен. Впоследствии вы сами сможете оценить всю выгоду.
- А... ваши спутники тоже согласны поддержать вашу присягу? Я... не требую. Просто мне важно, чтобы каждый делал это по доброй воле. Просто... мне показалось... Что госпожа Блейк...
- О, ma petite, с удовольствием подтвердит присягу, - дружелюбно улыбнулся Жан-Клод, - Мы видели вас в плену Императора в тот день, когда вас отдали графу Линку, и ma petite порывалась спасти вас. Я чудом удержал ее от этого неразумного поступка, мы не могли выступить открыто. Но ma petite трудно удержать от задуманного, она решила выступить в императорских боях, и, если бы ваш брат не вступился, кто знает, чем бы это могло закончиться, - его голос звучал ласково и обволакивающе, почти убаюкивающе, - Мы же не знали всех тонкостей ваших отношений с графом Линком, - он пожал плечами.
- Спасибо, что не остались равнодушными к моей участи, - Китти склонила голову в сторону Аниты Блейк.
- Не за что, - она пожала плечами, - Я подтверждаю присягу Жан-Клода как свою собственную.
- Я подтверждаю присягу Жан-Клода как свою собственную. Я на стороне Света против Империи.
- Китти, - властелин не казался особенно довольным, - нам негде размещать твоих людей. На Базе не хватит места для всех.
- Подожди, Люк. Сколько осталось свободного места?
- Всего две комнаты, после того, как к нам переехал орден джедаев.
- Хм, думаю, впоследствии мы сможем разрешить проблему места, брат, а пока этого не произошло, думаю, большая часть новоприбывших сможет пока жить в большом зале, четверых женщин я смогу разместить у себя в комнате, вампиров, думаю, подселим к Картеру, он против не будет... во всяком случае, не сильно... тем более, что их не так уж и много... остальные распределятся в двух оставшихся комнатах, - Китти кивала в такт своим словам.
- Ладно. Делай, как знаешь. Сила говорит мне, что они не будут подвергать тебя опасности. По крайней мере, в ближайшем будущем. Так что разбирайся со своими новыми... подчиненными как хочешь. Я пойду, надо еще подумать, что мне сказать совету, - он слегка приобнял ее и запечатлел на лбу поцелуй.
- Спасибо, брат. Как хорошо, что ты есть у меня.
На долю секунды по лицу властелина скользнула тень, но он ответил улыбкой. Потом, попрощавшись со всеми остальными, вышел.
Некоторое время царило неловкое молчание.
- Вы ни о чем не хотите меня спросить? – вкрадчиво поинтересовался Жан-Клод.
- Например? – недоуменно похлопала глазами Китти.
- Например, - улыбнулся он, пристально глядя в глаза, - Почему я принес вам присягу.
- Просто Влад с вами не очень-то хорошо обошелся. Я ошибаюсь?
- Нет, не ошибаетесь. Только это еще не все... – но, посмотрев на отрешенное лицо Китти, решил, что для разговора будет и более подходящее время, - Хорошо. Так тому и быть. Быть может, потом.
- Давайте разберемся, где вы будете теперь жить, - Китти улыбнулась ему, - Ведь вас больше пятидесяти. Это очень много... даже джедаев не многим больше... здесь только магистры, да их подаваны. Куда же вас девать? Что же делать? Пока не прибудут ваши люди, вы можете пожить в разных комнатах...
- Нам не нужны отдельные комнаты. Мы втроем будем жить в одной. С нами будет жить Джейсон и Натаниэль, - решительно заявил Жан-Клод.
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Битва Кричащих Звезд...
Ответ #4 - Ноябрь 30, 2004 :: 6:15am
 
Только тут Китти заметила еще двух присутствующих. Оба весьма эффектные молодые люди. Первого, голубоглазого и светловолосого, ей представили как Джейсона. Он сразу принялся расточать улыбки, но, поняв, что на него сейчас никто не обращает внимания, поутих. У второго были очень длинные, почти до пояса, красновато-каштановые волосы, странные фиолетовые глаза. На вид он был очень молоденьким, практически ровесником Китти. Натаниэль. Он скромно держался рядом с Анитой Блейк.
- Но... наверняка госпоже Блейк будет несколько стеснительно жить в комнате со столькими мужчинами. Она может пожить отдельно, пока мы не решим проблему с местом.
- Я привыкла. Не думаю, что, забота о приличиях уместна в моем случае, - невесело усмехнулась она, бросив косой взгляд на вампира.
Китти пожала плечами.
- Я просто думала, что так будет всем удобнее.
- Вы ошиблись, Китти.
Китти опустила глаза, не зная, что ответить на резкие слова. Она уже отвыкла, что кто-то грубит ей. Это было неприятно. Китти проглотила обиду.
- Ma petite, не все знают о ваших... особенностях. Думаю, нам все же есть о чем поговорить, - губы Жан-Клода приподнялись в улыбке.
- Я могу жить с тобой в одной комнате, - улыбнулся беловолосый Джейсон, явно забавляясь ситуацией.
- Если не будет больше места, ладно, - кивнула Китти.
- Хватит хамить, Джейсон, - резко оборвала его Анита.
- А что я?
- Довольно, я сказала, - она почти зарычала на него.
- Хорошо, хорошо, - он пожал плечами и улыбнулся немного с издевкой.
- Извините моего комнатного волка, Madame, - Жан-Клод склонил голову, потом бросил на Джейсона не обещавший ничего хорошего взгляд.
- Располагайтесь, добро пожаловать на Базу. Думаю, вы сможете найти себе занятие по вкусу, - кивнула Китти, - Вы знаете, я не слишком-то подхожу на роль покровительницы для вас всех, - она усмехнулась, - Я вообще ни для кого не подхожу на роль покровительницы, если уж на то пошло. Я понимаю, почему вы решили присягнуть именно мне. Я не стану никому из вас мешать заниматься своими делами, но только если он не будут противоречить законам Базы. И... я... мне не нужны слуги... компаньоны, соратники – да, но не слуги. Я знаю, что такое зависеть от кого бы то ни было. Что такое не иметь собственной воли. Одно дело подчиняться потому, что ты сама хочешь, а другое дело против воли. Это База, здесь все не так, здесь подчиняются потому, что сами этого хотят, потому что уважают и любят, но не боятся и ненавидят. Так тому и быть. А сейчас идемте, я покажу вам вашу комнату. Это пока все, что может предложить вам База.

***

Проснулась резко и в холодном поту. С замершим на губах криком. Потом, сковывая истеричное дыхание, ждала заката. Роняла беззвучные и безнадежные слезы.
Тихо говорила, рассказывала о своей новой жизни в темноту.
Как только солнце село, Китти поднялась с кровати, оделась и вышла в сад. Ее любимая скамейка была занята.
- Лукас?
Тот вздрогнул.
- Китти. Уже поздно. Ты не спишь. Почему?
Она пожала плечами.
- Не спится.
- Я ощущаю в тебе печаль. Тебя мучают воспоминания. Зря ты согласилась принять этого вампира и его слуг.
Она покачала головой.
- Ты тоже не спишь. Почему?
Пришла очередь магистра пожимать плечами. Китти присела рядом с ним на лавку. Они просидели молча до самого утра.
К Китти возвращался привычный режим дня.

***

- Madame, сегодня прибудут мои лейтенанты, - Жан-Клод нашел ее в саду, где, как заметили уже все, Китти очень любила коротать время.
- Хорошо. Надо поговорить с Картером, - Китти кивнула, но было видно, что слушает она лишь наполовину.
- Разве вы не желаете познакомиться с вашими новыми слугами, Madame? – он стоял не двигаясь, точно был прекрасной мраморной статуей.
- Да, конечно. Жан-Клод...
- Да, Madame?
- Я разве вам не говорила, что мне не нужны слуги, мне нужны соратники. Компаньоны. Вы для меня не слуги и никогда ими не будете, - она отвернулась и прикрыла глаза, на которые навернулись слезы.
После дневных кошмаров, ее состояние было далеким от того, что называют равновесием. Каждое неправильно сказанное слово могло заставить ее расплакаться. Почему-то все опять причиняло боль. Даже дышать было невыносимо.
Через силу она несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь справиться со слезами и понимая, что это уже не возможно. Да всем и так, наверно, становилось все ясно, стоило только взглянуть на ее заплаканное бледное лицо.
- Вам плохо, Madame? – Жан-Клод уже очутился с другой стороны, заглядывая ей в лицо, это произошло буквально с нечеловеческой быстротой.
- Нет, нет, все в порядке, - но голос был слишком глухим, чтобы звучать нормально, - оставьте меня одну, пожалуйста, - совсем тихо проговорила она.
- Хорошо. Мы поговорим потом. Еще есть время.
Когда вампир растворился в ночи. Китти, наконец, дала волю слезам. Негромкие всхлипывания огласили ночь. Ей трудно было сказать, о чем она плачет.

***

- Ты поговорил с ней? Куда нам пристроить Ашера, Дамиана и остальных? Через несколько часов они прибудут сюда, - Анита пошла на второй круг своей ежевечерней пробежки, теперь она делала это на тренировочной площадке.
Она не хотела встречаться с джедаями, которые проводили свои странные тренировки по утрам и днем, поэтому тоже подключилась к ночному распорядку дня. После неожиданного и неадекватного поведения, которые продемонстрировала Жан-Клоду Китти, он решил поговорить именно с ней, потому что, как был уверен вампир, их жизнь теперь очень зависит от сестры властелина. А сначала Китти показалась ему немного другой, более... твердой.
- Я не смог поговорить с ней, - вампир с легкостью леветировал рядом с охотницей на вампиров.
- Что? Она не захотела слушать? Неужели ты сказал что-то не то? С трудом верится, Жан-Клод.
- Хм, Анита, только пойми меня правильно, я начал с ней разговор, а она расплакалась.
Анита Блейк неверяще покосилась на своего возлюбленного краем глаза. Ну нет, не могло этого быть. Женщины млели в присутствии Жан-Клода, он мог делать с ними все, что угодно, а они заглядывали бы ему в рот, ловили каждое слово, запоминали бы каждый жест. А теперь... Жан-Клод был, кажется, смущен. Об этом говорило и то, что он назвал ее по имени вместо привычного и уже родного “ma petite”. Что-то определенно было не так.
- А что ты ей сказал такого?
- Я сказал, что сегодня прибудет Ашер и остальные мои лейтенанты.
- Это все?
- Я спросил, не хочет и она познакомиться со своими новыми слугами.
На этой фразе Анита поморщилась.
- Мы зависим от нее теперь, ma petite.
- И как Китти прореагировала на это утверждение?
- Сказала, что не относится к нам как к слугам. Скорее как к компаньонам или соратникам, а потом расплакалась.
- Хм, ладно, пойду поговорю с ней я. Она в саду?
- Oui.
Не останавливаясь и не меняя темпа, Анита Блейк изменила курс. Она просто ненавидела такие ситуации. Вампир еще некоторое время парил невысоко в воздухе на крыльях собственной силы. Все же было еще кое-что, какие-то смутные отголоски мыслей и ощущений, которые он успел уловить.
Серебристо-черные, со стальным отливом, крылья и ветер в белых волосах.

***

- Привет, - Анита возникла из темноты.
Китти поспешила вытереть слезы.
- Привет, - откликнулась она по-прежнему глухим голосом.
- Плачешь? – нахмурилась она.
- Уже нет, - смутилась Китти.
- Хорошо. К нам скоро прибудут еще наши: Ашер, Дамиан, Вилли и Ханна. Может, позже подойдут Валентина и Фауст.
- Знаю, мне... уже говорили.
- Ты подыскала место, где они устроятся?
- Еще нет... пришел Жан-Клод... и... – Китти снова шмыгнула носом, - Ну почему все так ко мне относятся?..
Анита закатила глаза. Истеричка. Вот прекрасно. Судьба ее леопардов, стаи Ричарда, вампиров Жан-Клода в руках истерички! Она тяжко вздохнула и села на скамейку рядом.
- Ты плачешь только потому, что Жан-Клод сказал тебе, что у тебя появится много новых слуг?
- Нет... – она всхлипнула, на нее опять волнами нахлынула боль, хотелось закричать, завыть в голос.
- Рассказывай. Я жду. В чем дело? И придумай причину посерьезней, чем дурацкие манеры моего кровопийцы.
- Не могу больше... – прошептала Китти, ее голос прерывался, - Больше не могу...
Теперь у нее началась настоящая, неподдельная истерика, дыхание стало частым и неровным, по ее лицу текли слезы.
- Прекрати! – Анита нахмурилась, - Слышишь?
Но ее слова не возымели успеха. Китти полностью погрузилась в свою боль. Ее белое платье ярким пятном выделялось в свежести ночи. Беременность ее не портила, наоборот делала почти подростковые черты более сглаженными, волосы давно отрасли, теперь они ниспадали до середины спины.
- Что, что у тебя случилось? Два дня назад, когда мы только прибыли все было нормально. Что теперь?
Но Китти отгородилась потоком своих волос от всего окружающего. Бесполезно, поняла Анита.
Приблизившись на расстояние вытянутой руки, она коротко размахнулась и залепила пощечину сестре властелина. Это возымело эффект, Китти замерла, глядя на обидчицу расширившимися глазами.
- Что у тебя случилось? – еще раз отчетливо произнесла она.
- Сны... они мучают меня... сны и воспоминания... – в этих словах прозвучало столько безнадежности и обреченности, а так же столько невысказанной боли, что Аните стало неловко за эту пощечину, - Я больше не могу... я больше не хочу быть!.. Я не могу... больно очень больно... очень, очень больно... За что?..
- Давай разберемся, какие сны? – отголоски ощущений Китти теперь нахлынули на некроманта, что почти испугало ее, потому что только двое могли вот так заставить ее почувствовать.
- Там все... мертвы или умирают... – теперь ее голос звучал как в трансе, - Там мои родные... там Алистан... он умирает, а я смотрю... смотрю на него... Я не хочу!!! Я больше не могу... Они все гибнут, а я даже лиц их не могу вспомнить... Только Алистана помню... я слышу их крики... помню их муки... И не могу вспомнить... Прекратите это как-нибудь!
- Постой! – Анита испугалась, встала на колени подле Китти и взяла ее за плечи, легонько встряхнула, - Постой, успокойся. Ты уже не спишь, кошмаров уже нет. Тебе просто... я не знаю, я не психолог... но, наверно, тебе просто нельзя находиться одной. И, наверно, надо чем-то отвлечься. Слышишь? – она погладила Китти по голове, - Успокаивайся, пойдем... пойдем разберемся с комнатами, а потом вместе выпьем чего-нибудь.
Анита Блейк поднялась, проклиная про себя все на свете. Да, сестра властелина действительно не годится на роль покровителя и защитника, кого бы то ни было. Скорее это ее надо защищать. Что за кошмары должны были ей сниться, если она впала в такое состояние?! Анита еще раз передернулась, даже на нее подействовали отголоски этих чувств. Она могла учуять ложь, страх, поражение, но тут было что-то иное... большее, чем безнадежность, большее, чем обреченность, большее, чем беззащитность. Нечто сродни тому, что почувствовала она, когда погиб Мика. Было бы глупо винить кого-нибудь в этом кроме Дэт Фор’олл. Ей всегда было все равно, кто будет исполнять роль пешки. Она никогда не берегла людей. Тем более, что после побега людей из Фомальгаута, где посадили наместником Жан-Клода, у Императора был большой зуб на них на всех.
Китти поднялась следом, но не успели они пройти и несколько шагов, как Анита услышала сдавленный возглас боли. Обернулась – Китти побледнела и держалась за живот. Ее расширенные глаза были полны ужаса.
- Началось... – беззвучно прошептала она.
Вот черт! – подумала Анита Блейк.

***

Комната была полутемной и очень тихой. Китти проснулась. Открыла глаза и глубоко вдохнула. Это была ее комната. С сознанием пришла и боль. Болело тело, уставшее от многочасовой пытки. Китти не удержала тихий стон. У нее всегда был низкий болевой порог. Она вся как будто горела...
Чья-то прохладная ладонь легла ей на лоб, принося облегчение. Китти прикрыла глаза, наслаждаясь. Этот холод, такой знакомый...
- Алистан... – непроизвольно прошептали ее губы.
- Меня зовут Ашер, ma cherie. К вашим услугам. Я... правая рука Жан-Клода. Первый из его лейтенантов.
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Битва Кричащих Звезд...
Ответ #5 - Ноябрь 30, 2004 :: 6:18am
 
Она вздрогнула. Не он. Не Алистан. Китти попыталась получше рассмотреть незнакомца. Он тряхнул длинными золотыми волосами, они закрыли правую часть его лица. То же, что было видно, было просто... больше, чем просто красиво. Совершенно. Бледно-голубые глаза смотрели на нее. Казалось, они немного светились в темноте.
- Вы... прекрасны... – это первое, что пришло в голову Китти.
- Спасибо, - рассмеялся он, и этот смех скользнул по ее разгоряченной коже, освежающей волной, - То же самое вы сказали и Жан-Клоду?
Он, как будто напоминал кого-то давно забытого, но от того не менее... родного. В первый момент Китти испугалась этого ощущения, но потом оно принесло... светлую, приятную печаль, и давешние кошмары вдруг отступили, превратились в мираж прошлого.
- Нет. Но... что вы здесь делаете?… Ашер. – ее глаза удивленно округлились, имя вампира приятно скользнуло по языку.
- Анита велела мне не оставлять тебя одну. Все сейчас суетятся возле твоего новорожденного сына. Чудесный малыш. А властелин отправился куда-то по делам Совета Светлых Сил. Он велел Жан-Клоду передать тебе его поздравления, а еще сказал, что скажет тебе все лично, когда вернется. Вы чего-нибудь хотите, Madame?
- Нет, спасибо.
- Анита боялась, что у твоего ребенка проявится синдром Влада. Она сказала, что твой ребенок от вампира, поэтому синдром Влада был большой вероятностью. А на поверку твой малыш оказался чудесным и вполне здоровым. От вампиров ему достались... хм, наверно это можно назвать специфической аурой и заостренные ушки. Говорят, в некоторых мирах они именно такие у вампиров, - Ашер улыбнулся своей очаровательной, волшебной улыбкой, не показав при этом клыков.
- Хорошо... – Китти вздохнула, - А какие у него глаза?
- Светло-серые, очень красивые, лучащиеся глаза, серые, как у матери, - он снова коснулся лба Китти, даря новую порцию прохлады.
- Нет, если светло-серые, значит, это глаза Алистана. Такие они у него на картине, пока он еще не стал вампиром, такие они у него были, когда... он умирал.
Ашер смущенно замолчал. Кажется, он сказал что-то не то. Анита заметила, что после родов Китти стала какой-то дугой. Она не могла сказать точно, но определенно что-то невидимо изменилось во внешности сестры властелина. А еще она сказала, что Китти в глубокой депрессии и ей просто противопоказано оставаться одной. Так что на остаток ночи Ашер будет ее компаньоном. И вампир прекрасно понимал, почему Жан-Клод отправил именно его. Такая реакция не удивляла Ашера давно. Пока женщины не видели другую половину его лица, его считали прекрасным.
- Простите за то, что напомнил... я не знал подробностей.
- Ничего. Все в порядке... – но глаза уже предательски жгло.
Ну не мог больше Алистан разделить с ней ничего! А сейчас Китти почувствовала абсолютную пустоту. Пустоту, которую никто не сможет заполнить никогда. Ей было жалко не себя, нет, а того, что могло бы быть, а теперь не будет никогда. Почему Алистан не позволил ей уйти вместе с ним?..
Слезы прочертили две горячие дорожки на щеках. С губ почти сорвалось: «Хочу уйти!». Только присутствие чужого мужчины остановило ее. Сработало воспитание.
- Не плачьте, не надо... все мы теряем близких, - он неожиданно печально вздохнул, - но нам надо жить дальше, таковы законы бытия. Расскажите мне...
Китти обернула к нему бледное лицо и начала тонуть в этих бледных глазах. А потом начала говорить. Сначала тяжело, нехотя, потом, как будто загипнотизированная. Она рассказала о том, что переживала каждый раз, когда просыпалась, и к ней возвращалось ощущение действительности.
- Я понимаю тебя, - тихо проговорил он, - когда-то я сам пережил подобное.
- Значит, теперь твоя очередь рассказывать, - она бледно улыбнулась.
Ашер умолк. Нет, рассказывать об этом он никому не хотел. Слишком давно он не бередил этой раны. И не хотел. Жан-Клод всегда говорил ему, что нельзя жить прошлым. Наконец, он и сам стал понимать это. Но каким заманчивым и естественным казалось поделиться своими воспоминаниями с Китти, тем более, что она нуждалась в успокоении и отвлечении… к тому же эти знания не могут навредить ему. Он пережил.

***

Молчание. Оно иногда бывает тягостным, но не в данном случае. Полное… нет, не взаимопонимание, но разделение. Ашер устроился в изножье ее кровати, забравшись с ногами, обняв колени, повернувшись к Китти своей идеальной левой стороной. Его золотые волосы мерцали в темноте. Его голод внезапно поплыл по комнате, больше не поддающийся маскировке.
- Ты не… ужинал сегодня? – внезапно поинтересовалась Китти.
- Так заметно? Я добирался попутными звездолетами, пришлось попоститься, - он улыбнулся, - Прошу прощения, ma cherie, пожалуй, мне стоит на несколько минут отлучиться, чтобы принять заслуженную дозу ночной крови.
- Если хочешь, я могу послужить для тебя… донором, - Китти вздохнула.
- Не сегодня, - рассмеялся Ашер, его смех скользнул по коже мехом – теплым и пушистым, заманчиво удобным, - Я воспользуюсь pomme de sang Жан-Клода, Джейсоном. Ему нравятся наши маленькие сеансы, - прозвучало многозначительно.
Китти пожала плечами. Такое обращение было ей немного… чуждым. Ни Алистан, тем более никто другой не пробовал быть с ней… обольстительным. Это же являлось чистой воды обольщением. Китти смутилась, но решила не показывать вида. В конце концов, это всего лишь один из ее новых соратников, она впервые в жизни его видит.
Жан-Клод вплыл в комнату в облаке собственной силы, холодной, бледно-синей энергии после того, как постучал, и ему было дано позволение войти. Его длинные черные волосы развивались как от ветра. Он встал позади Ашера, положив руки ему на плечи.
- Спасибо за то, что позаботился о нашей petite Madame, - он наклонился и запечатлел на его левой щеке поцелуй.
- Мастер, - Ашер поднял к нему лицо и улыбнулся, - мне нужен Джейсон. По-моему я заслужил некоторое… вознаграждение от тебя, - снова эта многозначительность в словах, - Ведь, помимо всего, я довез остальных в целости и сохранности.
- Я рад, что ты, наконец-то, здесь. Je m'ennuyais sans toi, mon amur, - его длинные, тонкие пальцы зарылись в золотые волосы Ашера, - Мы все скучали. Примите мои поздравления, Madame, - он слегка поклонился Китти. - У вас чудесный сын. Совершенно здоровый, нормальный ребенок. Эта новость облетела уже всю Базу. Если бы я не поставил охрану возле ваших покоев, тут образовалась бы настоящая толпа, – он улыбнулся, - вы пользуетесь любовью в рядах рыцарей-джедаев. Вы наверняка устали, отдыхайте, я огражу вас от нежелательных посетителей. Такова моя обязанность, как... вашего компаньона и соратника. Надеюсь, вы в достаточной мере доверяете мне вашу безопасность...
- Да, конечно, Жан-Клод, ведь вы давали клятву в стенах Базы, а значит, она нерушима. Эльвира когда-то позаботилась об этом.
- Ашер сказал вам, что ваш брат отбыл по срочным делам? – вампир дождался кивка, - Через неделю прибудут леопарды Аниты. Им надо будет найти место. Но не сейчас, отдыхайте. Идем Ашер. Тебя сменит Натаниэль.
Ашер поднялся одним плавным единым движением, таким знакомым Китти, что на ее глаза навернулись слезы. Перед самым выходом Ашер обернулся и послал Китти свою обворожительную улыбку, но та уже опустила голову.
Когда пришел Натаниэль, она спала.

***

Каждый раз, когда Китти смотрела на своего сына, она радовалась. Но радость эта были так же мучительна, как и воспоминания. Все ее близкое окружение замечало, что она становится все более замкнутой и подавленной.
Властелин еще не вернулся из Совета, что говорило, какое сильное потрясение вызвало предложение Лукаса включить в Союз Светлых Сил вампиров. Но он был намерен найти себе союзников и исполнить данное слово.
Жан-Клод понимал, как это важно, поэтому не смел беспокоить его. Он полагал, что им всем под силу справиться с депрессией Китти.
Теперь Китти все чаще хотела оставаться одна. Ни общество Аниты, ни общество Ашера, ни самого Жан-Клода ее не отвлекало, только тяготило. Она часто сидела недвижно, глядела ибо в пол либо в потолок, слушала рассеянно. Никакие разговоры на нее не действовали.
Джедаи относились к новоприбывшим весьма и весьма настороженно, старались лишний раз не замечать их. Какая-то неясная угроза чудилась им в том, что База теперь еще и место обитания вампиров и оборотней. Хотя далеко не все слуги триумвирата прибыли. Не хватало леопардов Аниты и частично членов стаи Ричарда Зеемана.
С тех пор, как Жан-Клод присягнул Китти, она не разу не задала ни одного вопроса тем, чьими способностями могла располагать. Точно ее интерес к жизни пропал совсем.
Так длилось до тех пор, пока не произошел один случай.

***

Простыни пропитались кровью, кровь капала с вытянутой тонкой руки, свесившейся с кровати, с длинных пальцев. Запрокинутое на подушке бледное лицо с закрытыми глазами. Она походила на спящую, если бы не быстро расползающиеся красные пятна.
В дверь постучали. Ответа не было. Раздались приглушенные голоса:
- Там пролилась кровь. Я чувствую ее аромат. Что-то случилось.
- Джейсон, сбегай за Жан-Клодом. Надо высаживать дверь, а потом думать, как поступить. Давай, Натаниэль, помоги мне.
Тяжелая металлическая дверь немного прогнулась от последовавших ударов. Да, занятие выбивания дверей на Базе было непростым и весьма длительным. Оно продолжалось еще несколько минут, пока Натаниэля не остановили. Сталь даже не погнулась, и не было похоже на то, что дверь собирается поддаваться. Тот, кто создавал Базу, продумал подобные случайности.
Жан-Клод подошел незаметно, только пахнуло прохладным ветром его силы. Теперь он не считал нужным ее скрывать. Все равно джедаи чувствовали ее.
- Китти внутри комнаты. Ты чувствуешь запах крови? Там что-то происходит. Надо открыть дверь. Мы с Натаниэлем не смогли высадить ее. Похоже, эта дверь отодвигается в стену, а вовсе не распахивается, - голос Аниты был по-деловому спокоен.
- Ma petite, силой тут ничего не решить. Вы знаете, как открываются двери на Базе в подобном случае? Надо назвать вескую причину для вторжения без приглашения.
- Мне нужно навестить Китти. Мы хотим спасти ее жизнь.
Дверь с шипением отъехала в стену.
Четверо ворвались внутрь. Звать Китти и кричать ей было бесполезно. Анита зажала в руке свой лазерный пистолет и заглянула в комнату. Врожденная осторожность не давала ей просто войти в открытую дверь. Потому что в комнате пахло кровью. Свежей, еще не успевшей засохнуть.
Китти распростерлась на кровати. Глаза прикрыты, точно она спит. Анита подошла к ней и увидела неровные порезы на обоих запястьях – перерезанные вены. И много крови. На миг всем показалось, что кровать буквально вся залита кровью, но это были всего лишь два довольно внушительных пятна. Кровь капала с вытянутой руки, стекала по тонким пальцам. На полу была маленькая алая лужица.
- Она без сознания, - констатировала Анита, - Пульс слабый, нитевидный. Короче, она вот-вот двинет кони. Надо звать целителей.
- Стой! – Жан-Клод тронул ее за плечо, - Погоди, Анита. Перед своим отъездом властелин явился ко мне и поручил заботиться о Китти в его отсутствие. Похоже, мы на грани того, чтобы провалить задание. Кто должен был в это время находиться подле него?
- Простите, Мастер, - Джейсон опустил голову, - Она меня отослала. Я некоторое время слонялся без дела, потом пошел к Аните, мы решили вернуться сюда…
- Ты будешь наказан, Джейсон… позже, если у нас будет позже. Ты сможешь залечить ее раны, Анита?
Анита уже разрывала простыни и накладывала на запястья жгуты.
- Не знаю. Иногда мне кажется, что что-то внутри нее не дает моей силе разрастись. Она словно непроизвольно подавляет мои порывы. Не знаю, Жан-Клод. Хочется надеяться.
Она разорвала пропитанное кровью белое платье в рукавах. Провела ладонями над порезами, коснулась крови. Джейсон приблизился. Что-то на миг проскользнуло, какой-то всплеск, ощущения лап на мягкой хвое, запах леса. Проскользнуло и исчезло.
Анита старалась вызвать в себе ощущение, которое когда-то подарил ей мунин, но ничего не выходило. Не смотря на довольно частую практику, (столько раз это умение спасало жизнь ее подопечным), сейчас это совершенно не выходило.
- Что делать, Жан-Клод? У меня не выходит. У нее огромная кровопотеря. Еще немного и ее сердце не выдержит. Надо звать лекарей. Джейсон...
- Стой. Погоди, Анита. Не надо шума. Все сделаем по-другому.
Вампир приблизился к кровати, плавно и изящно наклонился. В этот момент никто не принял бы его за человека. Он взял уже холодеющую руку, его сила поднялась в нем и коснулась лежащего тела, медленно, точно в поцелуе, он коснулся запястья губами, провел правой ладонью по золотым волосам, шее груди. Он пробовал. Чувственно, медленно, растягивая удовольствие.
- Ты же не хочешь... Жан-Клод, прекрати!
Анита довольно грубо попыталась оттащить его от Китти.
- Это ты прекрати! Сама посуди, лучше пусть она станет вампиршей, тогда ее братец никогда не сможет ничего нам сделать. У меня ведь будет над ней власть. Я всего лишь хочу безопасности себе и своим.
- Даже не думай об этом, Жан-Клод, я позову лекарей и...
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Битва Кричащих Звезд...
Ответ #6 - Ноябрь 30, 2004 :: 6:20am
 
- Ты ведь знаешь, кто он, Китти? – спросила Анита после довольно продолжительного молчания в комнате.
- Да, знаю, - она кивнула и на ее бледные губы наползла улыбка.
- Мне надоели все эти игры в недомолвки! – некромант нахмурилась, - В них я могу поиграть и с Жан-Клодом! Меня достала вся эта ваша хренова...
- Он мой брат.
- ... загадочность! Если мы в одной тарелке, почему бы просто не рассказать... Что?
- Он мой брат, Анита. Старший, наверно. Этого я не смогла понять точно. Я кое-что начала вспоминать... генетическая память, может быть. Вот это я вспомнила, когда он... раскрылся для меня, - Китти еще раз улыбнулась.
- Твой брат? С чего ты так просто взяла, что он твой брат? Он мог внушить тебе это! – некромант скептически пожала плечами.
- Я просто знаю, Анита. Бывает вещи настолько естественные и правдивые, что ты просто знаешь их.
- Хм, - нахмурилась Анита, - он забрал кружку.
- Как экономно, - губы Жан-Клода тронула едва заметная улыбка.
Сияние, охватившее фигуру Китти постепенно начало гаснуть, черты возвращаться к более привычным, волосы посветлели.
В дверь постучали. Китти дала разрешение войти.
На Ашере был надет халат, скрывающий его почти до пят. Волосы прикрывали правую сторону его лица. И вообще Ашер казался немного встрепанным. За ним вошел Ричард. Следом Джейсон и Натаниэль.
Жан-Клод улыбнулся им, а Анита нахмурилась.
- Bon, bon. Я так рад, что вы пришли. Я звал вас обоих, чтобы поделиться силой, - Жан-Клод улыбнулся, протянул кинжал Ричарду, - Половина оставшегося ваша, mon ami.
На Китти навалилась усталость, как будто из нее разом выкачали все силы. Она почти мгновенно провалилась в исцеляющий сон. Ричард взял в руки клинок.
- Да, я чувствую силу этой крови, но с чего ты взял, что она не повредит нам? – нахмурился Ульфрик.
- Я первый вкусил ее. Попробуйте, mon ami.
- Ричард, если ты не доверяешь в этом Жан-Клоду, отдай кинжал мне, - Ашер протянул левую руку, но Ричард не отдал ему нож, так что бледная и прекрасная длань опустилась.
Вервольф нахмурился, но аккуратно убрал свою часть крови с лезвия, только потом протянул его вампиру.
- Совсем не похоже на кровь. Скорее... на вино.
Жан-Клод рассмеялся, и его смех прошелся окружающих дуновением теплого ветра по обнаженной коже. Интимно.
Ричард покраснел. Ашер улыбнулся в ответ. Анита нахмурилась.
- Брось хотя бы на время свои вампирские штучки, Жан-Клод.
- Как пожелаешь, ma petite, – теперь он просто улыбнулся, отчего некромант покраснела.
Ашер убрал оставшуюся кровь с лезвия.
- Нам пора, надо оставить nôtre cherie Madam. Дать ей отдохнуть. Вы не возражаете, ma petite, если я пока лишу вас вашего pomme de sang. Не думаю, что он понадобится вам в эту ночь, - Анита кивнула, - Джейсон, Натаниэль, останетесь здесь. И никаких выходок с твоей стороны, Джейсон! – Жан-Клод выразительно изогнул брови, - Забирайтесь в кровать, согрейте ее.
Он повернулся к выходу и вышел прочь с той грацией, которая никогда не будет доступна людям.
Натаниэль и Джейсон принялись скидывать с себя одежду.
- Оставьте белье, - бросила Анита, прежде чем выйти.

***

Первым проснулся Джейсон. Проснулся от того, что к нему прижалось соблазнительное женское тело. Мягкая ткань ночной рубашки задралась до пояса, кожа под ней была мягкой и атласной. Джейсон не удержался и дотронулся до ее ноги, провел вверх кончиками пальцев.
Она что-то пробормотала во сне и потерлась щекой о его руку. Они вдвоем лежали настолько тесно прижавшись друг к другу, что вместе занимали едва ли четверть кровати.
Такую реакцию Джейсон расценил как поощрение. Его руки уже смелее двинулись вверх, еще больше задирая ночнушку. Она улыбнулась во сне.
Джейсон провел языком по ее щеке длинным влажным движением, потом еще раз и еще раз. Верный способ разбудить. Веки Китти дрогнули, глаза открылись, несколько минут выражение в них отсутствовало. Потом она увидела склонившегося над ней оборотня, ее взгляд тут же наполнился удивлением.
- Привет, - улыбнулся Джейсон.
- Привет, - машинально откликнулась Китти.
Она в оцепенении смотрела, как лицо оборотня приближается, его губы скользят по ее щеке, прежде чем прикоснуться к ее губам.
Но как только осознание реальности, тепло и уют ликантропьей энергии прошли, Китти поняла, что к ней прикасается чужой молодой мужчина. Она попыталась оттолкнуть Джейсона, но легче было сдвинуть танк. Китти отвернулась от него.
- Не надо... – она уперлась ладонями в нависшую над ней грудь.
- Почему? Тебе ведь нравится, я чувствую, что ты меня хочешь, - Джейсон снова прижался к ней всем телом.
- Отпусти меня, - Китти забилась под ним, отталкивая, - Отпусти! – в ее голосе прозвучало почти отчаяние.
- Расслабься, - Джейсон улыбнулся и потянулся своими губами к ее.
- Отпусти, пожалуйста, отпусти... – она хотела оттолкнуть и не могла, не хватало сил.
- Джейсон, отпусти ее, - голос Натаниэля был немного сонным, но уверенным.
- Да ладно, Нат, я не делаю ничего такого, что ей не нравится, - он запустил ладонь под ночную рубаху дальше, поведя по бедру и талии.
Китти забилась под ним почти в панике. Она смутно помнила, как Анита положила в ее постель двух оборотней противоположного пола. Но зато ей не снились кошмары, и она проснулась, как это ни парадоксально, с ощущением полной гармонии и комфорта. Ей было тепло и хорошо. Вот если бы Джейсон не полез с приставаниями...
- Джейсон, я серьезно! – Натаниэль тронул его за плечо, - Анита и Жан-Клод рассердятся! Очень рассердятся!
- Оставь нас в покое, Нат, - Джейсон лизнул шею Китти, когда та отвернулась, - Ты не доминант мне.
- Отпусти, отпусти меня, - Китти отбивалась от него изо всех сил, но сил было мало, чтобы отпихнуть оборотня, который этого не хотел совершенно.
Неожиданно Джейсон замер. Дверь с тихим шипением отъехала в сторону.
- Джейсон, - в голосе Ашера слышался намек на гнев, хотя говорил он тихо и спокойно, - Оставь Madame Китти в покое.
Вервольф быстро скатился с нее в дальний конец кровати. Ашера он доминантом считал.
Ашер был задрапирован в черную шелковую пижаму, отчего его волосы и бледные глаза казались ярче. Поток золотых волос скрывал всю правую часть лица вампира, как будто нарочно, его высокая худощавая фигура заполнила собой весь проем. Таково было ощущение от присутствия.
Китти смотрела на него во все глаза. Она даже не осознавала этого. Ей было приятно смотреть на его совершенную и притягивающую красоту. Однажды она увидела в метро девушку, у которой были просто потрясающей правильной формы миндалевидные глаза. Сама девушка была обычная, ничего особенного из себя не представляющая, но эти замечательные глаза... Китти смотрела все то время, пока она не вышла. И сейчас... трудно представить то удовольствие, которое она получала, глядя на красоту.
Ашер вошел внутрь, скользящим плавным шагом. Каждое движение – верх грации. Приблизился к постели.
- Джейсон, Жан-Клод накажет тебя. Иди, он пробудился и ему нужна кровь. Иди к нему, pomme de sang.
Джейсон хмыкнул, кивнул и поспешил покинуть комнату.
- Натаниэль, mon cher, приди ко мне для моего первого ночного поцелуя, - он протянул руку к нему.
Натаниэль с готовностью подполз к Ашеру на четвереньках, схватился обеими своими за его протянутую бледную и прекрасную руку.
Китти не могла смотреть, как другие проливают кровь. От одной этой мысли она холодела.
Она видела не то, что Натаниэль приближается к Ашеру с радостью и предвкушением, а то, что вампир приказал ему и собирается вонзить клыки, выпить кровь, причинить боль.
- Подождите! – она вытянула перед собой руку, - Стойте... вам нужна кровь... Возьмите мою... если хотите...
Ашер как-то странно посмотрел на нее, улыбнулся уголком губ, не показав клыков. Потом рассмеялся, и его смех заставил Китти покраснеть. Она сама не знала почему, но слишком интимным был для них обоих этот смех. Ашер взял ее за протянутую руку, мягко прикоснулся губами там, где бился пульс так, что она на миг прикрыла глаза от накатившей чувственности.
- Обязательно, Madame. Я беру с вас слово, что вы поделитесь однажды со мной своей сладкой кровью. Для меня это будет честью. Но не сегодня. Потому что вы не знаете, чего просите. Я подожду, пока вы узнаете.
Одним ловким, практически незаметным движением он развернул Натаниэля спиной к себе. Прижался к нему по всей доступной длине тела и откинул его длинные яркие красноватые волосы с левой стороны шеи.
Глаза Натаниэля затуманились удовольствием, полные губы приоткрылись. Резкий замах и Ашер вонзил в него клыки. Китти опустила глаза, точно видела сейчас нечто настолько личное, что смотреть на это было верхом неприличия.
Влажные, сосущие звуки наполнили тишину.
Алистан всегда пил кровь как необходимость. Его способности вампира и его нужды nosferatu всегда были отдельно от него самого, от его истинной сущности и, тем более, бытие вампиром никогда не доставляло ему удовольствия. Он тяготился этим. Он считал это проклятием. Он с тоской всматривался в звездное небо, и почти с садизмом становился под палящие лучи солнца. Он не был создан для судьбы nosferatu. Его не-мертвое тело жило, а душа медленно задыхалась и погибала в предвкушении встречи с Тьмой. И он никогда не пил крови прямо из человека. И он... его укусы не приносили жертве столько... наслаждения.
По звуку падения она поняла, что Ашер повалил свою жертву на кровать. Китти невольно обернулась на них. Красные волосы Натаниэля разметались по белым простыням, повернутое в ее сторону лицо было полно наслаждения. Ашер был скрыт за золотым потоком тонких нитей, завесом собственных волос.
Китти хотелось заткнуть уши, зажмуриться и выбежать из комнаты. Ее щеки, уши, шея все пылало. Эти влажные сосущие звуки смешались с чувственными негромкими постанываниями, резкими вздохами и выдохами. Она не знала, куда себя девать. Больше всего ей хотелось стать невидимой. Так, чтобы никто и не вспомнил, что она находится в комнате. Впрочем, пока никто и не видел.
Когда Натаниэль испустил долгий последний стон наслаждения, Ашер оторвался от его шеи. Губы вампира алели от крови, дыхание было прерывистым. Дыхание просто было. Было и сердцебиение. Он облизнул губы, тряхнул головой, поправляя волосы. Потом слез с него, лег рядом в расслабленной позе спиной к Китти и лицом к Натаниэлю. Его профиль был идеален. Глядя на такую красоту хотелось плакать, потому что чувства переполняли тебя. Его голова была совсем рядом с тем местом, где сидела Китти.
- Благодарю тебя, mon cher. Я приготовил для тебя подарок. Мы еще встретимся с тобой сегодня, и я смогу вручить его тебе.
Натаниэль кивнул, все еще тяжело дыша.
- Я воспользуюсь твоим душем? – Натаниэль приподнялся на локтях, посмотрел на сестру властелина.
Довольное лицо виднелось из-за волос.
Китти кивнула.
Натаниэль тут же удалился.
Ашер еще некоторое время помолчал.
- Вы смущены, ma petite Madam. Жан-Клод говорил, что вы... невинны в определенном смысле этого слова, - он обернулся и дотронулся до ее руки, - Вкушение крови достаточно интимный для нас ритуал. Почти такой же, как секс. Я хотел, чтобы вы поняли, чего просите.
Китти кивнула и еще больше покраснела.
- Ему нравится... – прошептала она, - Ему понравилось.
- Oui, мои поцелуи нравятся всем, кто получает их, ma belle, - он улыбнулся.
Китти не в силах была скрыть краску на лице.

***

Анита показалась неожиданно в дверном проеме. Китти не слышала, как открылась дверь. Слишком ее засмущал Ашер. Зато слышал сам вампир. Он поднялся с кровати одним плавным бескостным и текучим движением.
Анита была одета в спортивный костюм – шорты и футболку. Любой мог оценить подтянутую и в то же время достаточно пышную фигуру. По сравнению с ней Китти была очень худенькой.
- Доброй ночи, ma cheri.
- Виделись, Ашер, - она улыбнулась, глядя на него.
Вампир ходил вокруг нее кругами, точно акула, кружащая вокруг своей жертвы. Анита не стала поворачиваться следом, чтобы не упускать его из виду, что означало с ее стороны доверие.
Наконец, Анита протянула руку и схватила его чуть пониже локтя.
- У вас сегодня отличное настроение, ma cheri, - Ашер сам притянул ее к себе, обнял, - Хотя... догадываюсь... – он рассмеялся, этот смех мурашками прошелся по спине.
Анита зарылась пальцами в его густые золотые волосы. Китти не ожидала такого поворота сюжета. Она всегда думала, что Анита встречается с Жан-Клодом... поэтому поцелуй застал ее врасплох.
Она отвернулась и снова покраснела.
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Битва Кричащих Звезд...
Ответ #7 - Ноябрь 30, 2004 :: 6:23am
 
- Не будем заставлять нашу petite Madame краснеть, Анита. Ее смущение вибрирует на коже, - он улыбнулся, немного отстраняясь.
Анита обнимала его за талию, но больше не пыталась поцеловать.
- Простите, - Китти не отрывала взгляда от белизны простыней.
- Вам не за что извиняться, - Ашер улыбался, почему-то не мог иначе.
С тех пор, как они переехали на Базу, жизнь стала… свободнее и гораздо приятнее. Теперь они не ждали каждый раз какой-нибудь неожиданной причуды или неприятного приказа.
- Вы просто не привыкли к нашим странным взаимоотношениям… Надеюсь, вы не против…
- Кто я такая, чтобы осуждать вас?! – Китти пожала плечами, она все еще не смотрела на них.
- Ладно, - Анита тоже смутилась, она вспомнила себя, когда о подобных отношениях не могло идти и речи, - Собирайся, пошли.
После тридцатисекундного молчания Китти подняла голову, чтобы увидеть, что Анита выжидательно смотрит на нее в упор. Ашер комфортно расположился в единственном кресле. Китти не слышала, как он передвигался по комнате.
- Вы… обращались ко мне? – выдавила Китти.
- А к кому же еще! Подыщи себе что-нибудь для пробежки. Пора начинать следить за собой. И, кроме того, я заметила, что тебе совершенно не чем было занять свой день.
Китти опешила. Она прекрасно понимала, зачем Анита предложила ей присоединиться к этой пробежке. Все из-за этой злополучной попытки самоубийства. Теперь она еще долго будет буквально купаться во внимании. Но это проходяще.
Китти подошла к колыбели, где лежал ее сын. Взяла его на руки. Она всегда чувствовала себя некомфортно в присутствии детей. Она их не любила. Но от ребенка исходило необыкновенное ощущение покоя. Неужели она и впрямь решилась покончить с собой… Что она думала, когда вскрывала себе вены?! Одиночество… поглощающее и разрывающее на части… а еще боль… Она тосковала. Тосковала по присутствию Алистана, по тому, как чувствовалось его сознание, его воспоминания и чувства где-то в глубине души. Китти полностью приняла его, поэтому с его смертью умирала и она сама. Никто не мог заменить Алистана. Ее сын был очень близким… таким же близким, как был для нее муж. Наверно, она просто не осознала это полностью. До настоящего момента. Дэмиэн так же был частичкой ее души… Она улыбнулась… будто он хотел успокоить свою мать, внушить ей собственную детскую безмятежность. Наверно, жизнь не так уж плоха. Наверно, можно получать от нее удовольствие, если найти что-то, что будет интересовать тебя, или не будет доставлять неприятные эмоции.
Молока у нее не было. Слишком сильные потрясения для этого она пережила.
Даже на расстоянии Китти могла сказать, какое настроение было у ее сына, чего он хотел. Она знала все даже не видя его. После визита этого странного незнакомца, ее брата, ситуация очень изменилась. Они стали единым целым.
- Мне надо покормить сына.
- Натаниэль займется этим. Не волнуйся. Он вполне сможет помочь.
Леопард вышел из душа. Его длинные красновато-каштановые волосы намокли и потемнели. Он не потрудился одеться. Только обмотал полотенце на талии. Своим появлением он невольно привлек к себе внимание. На его шее виднелись две аккуратные дырочки и менее аккуратный синяк.
- Ты ведь покормишь сына Китти? И потом одень его и вынеси его погулять. Мы будем на тренировочной площадке.
- Хорошо, Анита, - Натаниэль кивнул.
Он никогда не спорил с ней. Анита была главной. Ее мнение – закон для их парда.
Странно, но ее сын словно побуждал Китти к тому, чтобы пойти вместе с некромантом на тренировочную площадку. А ведь сначала она хотела сама позаботиться о ребенке. И винила себя за то, что ему наверняка не доставало материнского внимания.
- Сначала оденься, Натаниэль, - наставительно проговорила Анита.
Он послушно скинул полотенце, ничуть не заботясь о приличиях, подошел к креслу, где висели его вещи. Китти отвернулась. Остальным нагота леопарда казалась совершенно естественной, никто и не подумал даже замечать ее. Натаниэль натянул облегающие брюки, потом футболку.
Только потом он подошел к Китти и принял у нее ребенка. Та нехотя отдала.
- Перелей молоко в бутылочку… - начала она.
- Не волнуйся, - Натаниэль улыбнулся, - Я люблю детей и позабочусь о нем.
Натаниэль и сам выглядел почти ребенком. Во всяком случае, ему никак нельзя было дать больше восемнадцати лет. Невысокого роста, он был прекрасно сложен и очень симпатичен, больше смазлив. Его красноватые волосы и необычные сиреневые глаза… он походил на молодого кота, наверно со временем зверь накладывает отпечаток на своего носителя.
Китти кивнула. Она ему поверила. Ей даже не пришло в голову, что Натаниэль мог заразить его ликантропией.
Она пошла искать себе подобие спортивного костюма. Вещей в ее гардеробе было очень немного, и Китти несколько раз пожалела, что вещи не могут появиться просто так, из воздуха. Сколько времени это сэкономило бы.

***

После полуторачасовой тренировки, которой ее подвергла Анита, Китти не чувствовала ни рук ни ног. Она могла только лежать. Но Анита загнала ее в душ, заставила вымыться, только потом Китти обессилено повалилась на кровать.
Ее сына в колыбели не было, но Китти знала, что с ним все в порядке и он с Натаниэлем. Примерно полчаса ничего не происходило. Через пол часа в ее дверь позвонили…
- Войдите, - слабым голосом произнесла Китти.
Все мышцы подрагивали от слабости и пережитого напряжения. Но общее самочувствие и настроение Китти значительно улучшилось.
Анита казалась излишне бодрой. Китти не понимала, как она могла так спокойно выдерживать такие физические нагрузки. Она вошла в комнату.
- Слушай, я не умею быть дружелюбной, и тем более не слишком легко схожусь с людьми, но ты, если хочешь, можешь присоединиться ко мне за завтраком.
Разумеется, Анита недоумевала, что заставило ее сегодня поступить так, как она поступила. В очередной раз она спрашивала себя, почему к ее людям прибавился еще один слабый морально и физически.
- А-а-а, у меня не двигаются ни руки, ни ноги! – Китти с трудом приподнялась со своего места.
- Опять начинаешь ныть? Знаешь, Китти, меня уже успели достаточно достать, чтобы я еще и твое нытье выслушивать. Вставай. Пошли есть. Хватит себя жалеть!
- Я не жалею! – Китти возмутило, как Анита говорит с ней, - Я устала!
Обычно ее не волновало, каким тоном с ней разговаривают. Алистану она подчинялась полностью. Его слово было законом, если он осуждал ее за что-то, значит, он был прав. Она почти никогда не спорила. Просто запиралась в своем тесном спокойном мирке и пропускала все мимо ушей. Она никогда не повышала голос. Те времена, когда она могла орать на кого-нибудь как сумасшедшая и желать кого-нибудь прибить, давно прошли, бесследно канули в прошлую жизнь. Это было единственное, от чего Китти избавилась с удовольствием. Она старалась не вспоминать ничего и никого, она ненавидела свою прошлую жизнь за ее серость и постоянное уныние. За депрессию. За бесцельность существования. За собственную бесполезность. Она не выносила даже звук собственного прежнего имени.
Раздражение накатило волной. До сих пор Анита не понимала, в каком напряжении находится. Их судьба зависела от неуравновешенной глупой и мягкотелой девицы! И ей было абсолютно плевать, сколько народа у нее на попечении.
- Хватит с меня твоих отговорок! Да все мои мужчины носятся с тобой как с тухлым яйцом! Боятся лишний раз из рук выпустить! Как бы она не покончила с собой! И тебе наплевать, что от тебя теперь зависит участь хреновой тучи народу! Что у тебя сын! – Анита сжала челюсти, чтобы не нахамить еще больше.
Китти медленно поднялась, глядя ей в глаза. Они были почти одинакового роста.
- Ревнуешь? – ехидно выдала сестра властелина, - Или просто завидуешь?
- Наконец, показала свое лицо? Надоело притворяться ангелочком?
- Нет, задрало, что ты командуешь! Сама напросилась ко мне в компаньоны! – Китти разозлилась и повысила голос.
- Какие мы знаем слова! А что мне ждать, когда ты изо дня в день сидишь и плюешь в потолок?! – Анита вопила, взбешенно глядя ей в глаза, такое с некромантом было впервые.
- Да пошла ты! Не смей мне говорить, что я должна делать!
Китти впервые за два года взбесилась. Гнев волнами исходил от нее, в его густой духоте можно было купаться.
- Я буду тебе указывать, если ты такая идиотка и не справляешься сама! – Анита сделала несколько шагов по направлению к кровати, на которой лежала Китти.
- Да катись ты вместе со своими людьми...!
Жан-Клод вплыл в комнату в ореоле собственной вампирской силы. Его черные волосы развевались от порывов невидимого ветра.
Его эффектное появление заставило обеих женщин умолкнуть и заворожено посмотреть на него. Жан-Клод опустился на пол – только мягко и глухо стукнули каблуки его сапог. Неслышно подошел своей скользящей походкой к Аните. Они все еще смотрели.
- Vous scandal? – в его глазах застыло удивление, первым признаком этого было то, что Жан-Клод заговорил по-французски.
- Не вмешивайся, - появление вампира отрезвило ее, но не слишком сильно, - Наша замечательная мадам показала свою истинную сущность. Мы, кстати, уходим.
- Что? – Китти аж взвизгнула от возмущения, - Заткнись и не смей больше говорить от моего лица. Я говорила о тебе! Катись куда хочешь!
- Да пошла ты!
Жан-Клод уловил волну гнева, в которой обе женщины продолжали тонуть, но этот жаркий поток не коснулся его. Давным-давно он довел самоконтроль до железного совершенства.
Но впервые за все время их общения он видел Аниту в таком состоянии. Обычно ее гнев был холодным, рассчитанным, после него в живых не оставался ни один из врагов, но сейчас... сейчас она просто напоминала... склочную бабу.
- Не смей так со мной разговаривать!
И Китти от нее не отставала.
Жан-Клод услышал их крики из собственной комнаты. Да, такое тяжело не услышать. Он понял, что, если не остановит этот скандал, им вскоре придется уехать с Базы, чего никто из его людей категорически не желал бы. Анита поступала, как дура.
- Да я...
- Ma petite!
- Заткнись, Жан-Клод!
- Ну хоть вы, Китти, будьте умней!
- Замолчите, Жан-Клод!
Ашер вошел в комнату почти незаметно, встал за плечом Жан-Клода. На последнюю фразу Китти у него брови взметнулись вверх.
Неожиданно Жан-Клод очутился возле Аниты. С необычайной скоростью, так умеют только древние вампиры.
- Я с превеликим удовольствием заткнусь, ma petite... – он заключил ее в кольцо собственных рук, прижав ее собственные к бокам, и запечатал ее губы поцелуем.
В течение нескольких секунд Анита попыталась вырываться, но потом ее попытки снизошли на нет, занятие чересчур увлекло ее. Китти только молча смотрела на нее, переполненная злостью.
- Вы успокоились, ma précieux?
- Не обращайтесь со мной, как с дурой, Ашер! Вы все стараетесь достать меня!
- О, вы просто очаровательны в гневе! – он рассмеялся.
Взгляд Китти еще больше потяжелел и налился огнем.
- О, вы тоже нуждаетесь в средстве, которое усмирит вашу злость? Avec plaisir.
Китти не успела ничего ответить, она уже была в объятиях вампира. Его мягкие шелковистые губы уже накрыли ее. И она начал тонуть в необычно приятном и захватывающем ощущении. Точно он не просто целовал ее губы, но заставлял ее тело вырабатывать гормоны. Нежное и в то же время необычайно остро заставляющее ощущать даже самое малое движение прикосновение не прекращалось.
Словно боль в ее мозгу вспыхнула мысль. Предательство.
Дивные ощущения исчезли, растворились в судороге, связавшей ее душу. Она застыла в объятиях. Потом попыталась высвободиться. Ашер отпустил ее. Не в его правилах было удерживать насильно.
Она несколько секунд смотрела на него неподвижным мертвым взглядом. Потом коротко размахнулась и дала пощечину, казалось, в одном этом движении сосредоточив весь гнев и ярость. В тишине комнаты пощечина прозвучала громко и гулко.
А затем вышла, практически выбежала прочь.
Анита и Жан-Клод прервали поцелуй. Вампиру удалось отвлечь свою слугу от ссоры. Злость с нее схлынула, но Анита нахмурилась и оглянулась на Ашера. Из левого уголка его губы сочилась тоненькая струйка крови.
- Что произошло, Ашер? Я слышала удар.
Он пожал плечами.
- Очевидно, на мне выместили праведный гнев, - он улыбнулся, - Не страшно. Только раззадоривает, ma cherie.
На этот раз нахмурился Жан-Клод. Они с Ашером обменялись напряженными взглядами.
- Зачем ты поцеловал ее, mon amour?
- Это показалось мне единственным способом уладить дело.
- Это не единственная правда... Я чувствую, что ты не договариваешь.
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Битва Кричащих Звезд...
Ответ #8 - Ноябрь 30, 2004 :: 6:27am
 
Ашер опустил голову.
- Меня тянет к ней.
Анита нахмурилась и сжала руки в кулаки. От мысли, что Ашер расстанется с ними причиняла ей боль. Она слишком привыкла к этой странной и кажущейся многим содомической близости. Да, их могли осуждать, но не могли осудить. Может, такие моногамные отношения и казались людям странными и отвратительными, но причиной им послужила любовь. Именно любовь, а не магические узы привязывали ее к Ашеру и Жан-Клоду. Когда-то Анита доказала себе, что может перешагнуть через любую магию, но не через свои чувства. Признание Ашера кольнуло ее болью.
- Ты хочешь бросить нас? – она старалась, чтобы голос прозвучал непринужденно.
Ашер подошел к ним, заглянул в глаза Аните, потом Жан-Клоду.
- Je’t aime, ma cherrie. Je’t aime, mon amour. Никто не заставит меня покинуть вас, - он обнял их обоих, притянул к себе.
Черные волосы смешались с потоком золотых. И они испытывали единство. Не такое, что приходит после секса, но такое, какое появляется при прочной эмоциональной зависимости, которую они скрывали только в крайних случаях.
- Я думаю, нам всем надо поразмыслить над этим. Я тоже чувствую эту странную ауру Китти, - проговорил Жан-Клод, встречаясь взглядом с Анитой.

***

Бешенство прошло, уступив место пустоте. Что-то происходит с ней. Она начала меняться. Она не может контролировать эмоции, они накатывают волнами, грозящими смести все на своем пути. Что-то происходит. Что-то меняется. Раньше она остро реагировала на любое проявление извне, но теперь... до этого момента на нее находило уныние, обреченность и депрессия... а теперь... теперь она стала реагировать на раздражители правильно, но все равно более остро. Эмоции клубились в ее душе, распирали. Казалось, сдержись она, и чувства просто разорвут тело на мелкие куски. Эмоции витали вокруг, охватывали не только ее, но и окружающих. Она стала опасна. Опасна своей заразной болезнью. Или это магия? Почему тогда все выходит непроизвольно?
Много вопросов вихрилось в голове у Китти, но ни одного ответа. И все же... ей было стыдно, стыдно, что она ни с того ни с сего взъелась на Аниту. Как она могла?! Они все так по-доброму отнеслись к ней! С таким пониманием! И Ашер... Ну зачем ему понадобилось целовать ее?! Разве Китти не дала понять, что ей не надо никаких ухаживаний и отношений?! Нет, наверно, не дала... Да и у них, похоже, не слишком строгие принципы на сей счет.
Было еще что-то... Визит... теперь он казался почти сном. Ярким и приятным. Китти прикрыла глаза, чтобы вспомнить...
Он пришел в сиянии... он дал ей кровь для излечения... и она снова... вернула... свою настоящую... форму... она снова изменилась... Изменилась?
Она изменилась, испив кровь собственного брата. Она изменялась, когда вкушала кровь Алистана...
Китти была не из тех девушек, что утруждали себя анализом жизненных событий. Она просто плыла по течению, не заботясь о причинах и следствиях.
Он встала и, как ошпаренная, бросилась прочь. Назад в комнату. Туда, где висели портреты. Ей надо было взглянуть, чтобы убедиться в своем открытии.
В комнате никого не оказалось. Но Китти не обратила на это никакого внимания. Она застыла, глядя в глаза юноши. В знакомый блеск серебряных глаз. Там, где можно было найти целое звездное небо. Сквозь человеческое лицо просвечивало что-то... нет, не вампир... а кто-то еще...
Она присмотрелась к матери Алистана. Она тоненькая, словно сотканная из воздуха... Печальные светло-карие, почти золотые, глаза... в них сверкало солнце... то самое, чьи лучи смертельны для nosferatu. Чьи лучи так притягивали Алистана.
Китти присмотрелась к сестре Алистана. Такая же изящная, нечеловечески хорошо сложенная, ни одного недостатка. Или художник польстил?.. только не Дантерс... он очень чувствует изображение. По-летнему синие, синева неба в солнечную погоду, глаза...
Нет, вряд ли они приходились Китти какими-то родственниками, но они все неуловимо напоминали золотоволосого незнакомца, ее брата...
Другие его слова всплыли в ее голове... Умерев попадешь домой... Умерев... Алистан умер... Ничто не исчезает насовсем... Никто не исчезает... Ее душа рванулась наружу, прочь... Умерев попадешь домой... Нельзя покончить с собой... нельзя... надежда... ожидание.
Она должна найти ее мир... ее дом... Где он? Кем был ее отец?.. Может, ей стоит воспользоваться Знаком Желания?.. Она уйдет домой... Она должна снять проклятие...
А как же ее компаньоны?.. Она и так подводит их своими истериками и депрессиями... Пусть о них позаботится ее брат. Нет, Китти не была уверена, что Лукас останется так же лоялен, когда она уйдет. У нее было такое ощущение, словно, попади она сейчас в свой мир, ей не будет дороги назад...
Что же делать?..
Жан-Клод вошел неслышно. Он подошел почти вплотную. Китти догадалась, что он здесь только по теплу, исходящему от него. Признак выпитой крови.
Она в испуге обернулась.
- Madame, - он поклонился, - Нам надо поговорить.
- Да, Жан-Клод, действительно надо. Вы правы, - Китти сделала паузу, набрав в грудь воздуха, - Я хочу извиниться за свое ужасное поведение. Не знаю, что нашло на меня... я давно... не впадала в ярость... Я действительно не хотела. Простите меня за ужасную сцену.
Уголки губ Жан-Клода приподнялись чуть больше, чем обычно – тонкий намек на улыбку. Он слегка поклонился.
- Какое приятное разнообразие, Madame. Вы первая женщина за многие года моей долгой... жизни, которая извиняется передо мной по собственному желанию, да еще так искренне. Разве после этого я еще могу держать на Вас зло?!
Китти не знала, как прореагировать на его слова.
- Спасибо. Наверно, я пойду и извинюсь перед миз Блейк. Конечно, после того, как мы поговорим.
Он грациозно пожал плечами, мол, как будет угодно Madame.
- О чем вы хотели поговорить?
- Теперь уже ни о чем.
Китти кивнула, ее сердце екнуло. Вампир продолжил:
- Я тоже пришел... извиниться за свою слугу и Ашера. Они оба позволили себе лишнего. Вы наша Madam. Мы обязаны подчиняться любому вашему решению.
- Ах, - Китти вздохнула, - не заводите старую песню, Жан-Клод. Меньше всего вы все похожи на тех, кто будет подчиняться. Да я и не хочу этого. Какая из меня Госпожа?! – Китти подняла руку, заставив Жан-Клода умолкнув, только тот успел раскрыть рот, - Никакая. Я сама никто, но я очень рада, что смогла хоть как-то помочь вам.
Они помолчали несколько секунд. Жан-Клод некоторое время наслаждался вкусом правды в ее голосе. Наконец, ощущения, которые передавала Китти захватили и его. Впрочем, он не был уверен, что разделяет их, как случилось Аните. Но, по крайней мере, теперь он тоже отстраненно чувствует их.
- Благодарю вас, Китти.
- Я пойду к Аните.
- Она в нашей комнате.
Он кивнул. Сестра властелина вышла, вампир остался стоять в задумчивости.
Интересно, какие способности будут у Китти, если один только глоток крови ее брата позволил ему и Ашеру больше не умирать с наступлением утра. Они засыпали, да, они уставали и у них заканчивались силы, но они не умирали. Жан-Клод помнил, что испытываешь при наступлении смерти, когда то, что можно было бы назвать душой, если бы не принадлежность к нечистой силе, покидает тело. Это больно и очень неприятно. Потому что иногда даже боль может причинять удовольствие.

***

Китти позвонила в дверь. Она с шипением скользнула в стену почти сразу. Анита стояла прямо напротив сестры властелина, уперев руки в бока. Кто-то мог подумать, что угрожающе.
Китти опустила глаза, потом резко их вскинула.
- Извини, что набросилась на тебя.
Анита помолчала, потом отошла в сторону, пропуская Китти внутрь. Она нерешительно зашла. Единственное кресло было занято Ашером. Но тот сразу встал. Не уступая место, но проявляя вежливость.
Китти смущенно потупила взор.
- Я тоже должен принести вам свои извинения за дерзость, ma belle.
- Угу, - кивнула она.
- Ну, по крайней мере, - Анита села на кровать – широкое, не для одного человека, ложе, - она, наконец, проявила характер. Сколько можно было отравлять себе и остальным жизнь?!
- Я извинилась! Зачем опять нападать на меня?! – новая вспышка гнева заставила Китти оторвать глаза от пола и справиться со смущением.
Анита усмехнулась.
- У Аниты своеобразные понятия о необходимости суровой правды. Скоро вы привыкнете и перестанете обращать внимания. Присаживайтесь, - он широким жестом повел рукой.
Китти подошла к кровати и присела на самый краешек. У нее в комнате стояла большая кровать, но по сравнению с этой, она была просто крошечной.
- Завтра прибудет часть моего парда. Мы ведь уже договорились, что они разместятся в твоей комнате?
Китти даже примерно не представляла себе, как это должно выглядеть, но на всякий случай кивнула. Она так часто делала и раньше. В основном, полагаясь на авось, или на кого-нибудь из друзей.
- Да, конечно.
- Завтра Ашер позаботится о новой кровати в твоей комнате. Жан-Клод прав. Раз ты восприимчива к энергии, ощущение стаи пойдет тебе на пользу.
- Новой кровати? – Китти похолодела.
- Да. Которая будет немного побольше, чем эта, - она указала на гигантское, с точки зрения Китти ложе, на котором она сидела, - Поскольку ты не спрашиваешь, скажу тебе сама – да, все мои леопарды будут спать с тобой. Иногда я буду забирать Натаниэля или кого-нибудь еще к нам, так что не удивляйся.
Китти в первый раз осмотрела комнату подробно. Помимо кровати там стояли три гроба. Абсолютно одинаковых, темных, сделанных из мореной вишни. Она едва не покачала головой, совершенно запутываясь. Ее так и подмывало спросить, что за странные отношения были у Аниты со всеми этими мужчинами, которые ютились в одной с ней комнате. Иногда Китти казалось, что отношения не только у Аниты, иногда ей казалось... что Ашер и Жан-Клод тоже не ровно дышат друг к другу, как могут только настоящие возлюбленные. И это было странно и непривычно. Поэтому Китти постаралась прогнать от себя эту мысль.
- Меня удивляет скорее то, что я буду спать с кучей незнакомых людей, - Китти пожала плечами.
- Ты быстро привыкнешь. Я тоже привыкла к этому.
- А где Ричард? Такое ощущение, что он прячется. Я видела его всего раза три или четыре.
- Он предпочитает все время проводить со своей стаей.
- Но почему?
- Потому! – Анита нахмурилась, - А почему бы тебе самой не проявить участие в делах его стаи! Но нет, Китти у нас ни до кого дела нет!
- Анита.
- Тебе вообще ни до кого нет дела.
- Анита, - повторила Китти.
- Тебе даже нет дела до собственного сына.
- Анита, Натаниэль его сейчас кормит. Ребенок спокоен, доволен. И Натаниэль ему очень нравится. Кстати, они сейчас войдут в эту комнату.
Анита Блейк удивленно воззрилась на нее. Несколько минут стояла тишина, все прислушивались к внешним звукам.
Но даже чуткий слух вампира не смог ничего уловить сквозь толстые металлические стены и плотно закрытую дверь.
- Там никого нет.
Китти пожала плечами. В это мгновение дверь с шипением отъехала в сторону.
Натаниэль вошел внутрь. В его руках был сверток.
- Привет! – леопард выглядел довольным, - А вот и мы!
Китти протянула руки к своему сыну.
- Привет! Дай мне его подержать.
Леопард неохотно расстался с ребенком.
Анита поморщилась. Она не очень любила детей. И не разделяла всех восторгов, связанных с ними.
- Как ты узнала?
- Не знаю... я просто чувствую все, что чувствует мой сын, - она улыбнулась.
Анита воззрилась на Натаниэля. Леопард пожал плечами. Он не любил размышлять, просто воспринимал все, как оно было. Так что просить его выносить суждение было бесполезно, хотя Аните и хотелось спросить, почему он постоянно ходит такой довольный и жизнерадостный. Такой... расслабленный. Раньше Натаниэль был одним из самых уязвимых звеньев в их прочной цепи. Потенциальной жертвой для каждого. С сегодняшнего утра он стал как-то уверенней и спокойней… да он почти излучал жизнерадостность. Это можно было бы отнести к перепаду настроения, если бы не это странное ощущение… покоя, исходящем от него.
Ребенок улыбался, глядя на Китти, ее забранные в хвостик волосы закрывали голову, словно покрывалом.
Анита смахнула с себя расслабленное успокоение, витавшее в воздухе, этой белой идиллии, воцарившейся в комнате и нахмурилась.
Непривычная атмосфера до тошноты правильных отношений. Ей захотелось сделать что-нибудь, что разрушило бы этот эффект.
Ребенок протянул ручки к Натаниэлю и Китти передала его.
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Битва Кричащих Звезд...
Ответ #9 - Ноябрь 30, 2004 :: 6:31am
 
- Ты ему нравишься, - улыбнулась она, - Ты хороший. Так он про тебя думает.
Ричард вошел в комнату подобно хмурому гигантскому урагану. Что-то у него явно не ладилось. Он окинул все собрание, особенно Ашера, неодобрительным взглядом, который остановился на Китти.
- Здравствуйте, Китти. Я вас искал. Мне необходимо с вами поговорить.
- Я вас слушаю, мистер Зееман. Очень внимательно. Что могло вас так взволновать? – Китти кивнула, побуждая его продолжать, ей было неудобно в роли хозяйки, но другого выхода не было, если не она, то кто будет решать возникшие проблемы.
-  Скоро наступит голубая луна. Стае нужно место для охоты. Голубая луна – время для оборотней, когда они не могут контролировать свою трансформацию и поведение.
Китти кивнула.
- Я подумаю, что можно сделать в связи с этим. Все будет хорошо. Я что-нибудь придумаю. Не злитесь.
- Я не злюсь.
- Злитесь.
- Не злюсь, - повторил Ричард, в его голосе пробилось рычание зверя.
- Конечно, злитесь.
- Я просто не хочу причинить вреда остальным. Светлые Лорды и так с усилием терпят здесь оборотней, что они скажут, если во время полнолуния, кто-нибудь из стаи растерзает одного из ваших людей!
- Мои «люди» - вы. Вы сами так захотели. Других здесь нет и быть не может. А убийства я не допущу. Я же говорю, придумаю что-нибудь, - Китти смотрела на него и улыбалась.
Жан-Клод наклонил голову, чтобы скрыть выражение лица. Его забавляло то, что Ричард зол, но выместить свою злость так, как он обычно вымещает на них, он не мог. Китти просто не давала ему повода, слишком доброжелательно она ему отвечала.
- Если мы останемся здесь на время полнолуния, смертоубийства не избежать.
- Вы так усердно повторяете о смертоубийстве, словно заранее знаете итог. У меня возникает ощущение, что вы излишне драматизируете события. Никто из вас не показался мне настолько агрессивным.
Ричард раздраженно блеснул на нее глазами, но ничего не сказал. Только заходили его массивные челюсти.
- Не сердитесь на нашу Madame, mon ami. Она не хочет обидеть вас.
Ричард резко повернулся к Ашеру со сжатыми кулаками. Казалось, вампир больше всех присутствующих в комнате раздражал его. Жан-Клод знал, что их возлюбленный не сможет удержаться и поддразнит вервольфа.
- Я не с тобой разговариваю.
- Успокойся, Ричард, - Анита сама начинала раздражаться.
Не смотря на то, что она очень любила Ричарда, ее бесили некоторые особенности его характера. Он одарил ее не менее яростным взглядом.
- Вас по-прежнему раздражает ваш зверь, mon cher, - Жан-Клод вздохнул, как будто устал от вечного повторения одной и той же сцены.
- Не вмешивайся не в свое дело Жан-Клод.
Тот грациозно передернул плечами, мол, промолчу я, или нет, правда не изменится.
- Я никогда не напрашивался на то, чтобы стать оборотнем.
Анита поморщилась. Ричард затянул привычную песню. Она понимала, что он чувствует, но за столько времени можно было давно принять своего зверя, смириться и срастись с ним. Так же, как сделала она. Но Ричард упорствовал.
Китти ощутила повисшее в воздухе напряжение. Она пропустил его через себя, пробуя. Нет, так не пойдет. Так не правильно. Как можно каждый раз испытывать едва ли не отвращение к себе и друг к другу, но при этом держаться вместе, раз из раза причиняя боль.
- Вы знаете, Ричард, сколько раз я молила Бога, чтобы я перестала быть человеком?! Чтобы стала кем угодно, но не этой мерзкой стареющей, слабой, дряхлой, безвольной и порочной оболочкой ошибок и комплексов. Но нет, каждое утро я просыпалась с осознанием собственной никчемности. Вам же столько дано, но вы отворачиваетесь от этого. Как вы можете?
Китти не заметила, как поднялась и проделала путь вплоть до разозленного вервольфа. Последние слова она говорила, глядя прямо в его глаза с расстояния не больше, чем тридцать сантиметров.
- Нельзя быть таким зацикленным на чем-то одном человеком. Поверьте, я знаю, что такое постоянная депрессия, дна которой не видно. Она не приводит ни к чему хорошему. Вы же уже не наивный юнец. Вы старше меня на много лет. Скажите, почему я поучаю вас сейчас? Мне не хочется лезть вам в душу без вашего разрешения, но я не могу смотреть, как вы постоянно обижаете оказавшихся вам самыми близкими людей. Вы оборотень. Вы едины с окружающим миром, как могут быть едины немногие, только избранные. Пусть это Тьма приговорила вас к участи, но зачем же помогать ей и предаваться ей все больше вашим гневом? Прошу вас, подумайте еще раз над вашим мировоззрением. Посмотрите вокруг себя. Ваши… спутники устали от этих вспышек. Это не значит, что они откажутся от вас, но это значительно осложняет жизнь. Никто из них не хочет для вас плохого. Никто из них не покушается на вашу личную свободу, поверьте.
От Китти исходило тепло. Она верила в каждое слово, произнесенное ею. Зверь Ричарда почувствовал это. Но не так, как обычно оборотни чуют правду или ложь, а так как можно чувствовать только истину. Он свернулся клубком где-то в глубине его сущности и заснул.
Вместо привычного раздражения Ричард ощутил лишь пустоту. Продолжать кричать на всех казалось ему просто глупым.
Анита хотела подойти к нему, но сдержалась, наученная горьким опытом.
Жан-Клод встал, приблизился и положил руку ему на плечо. Он оказался немного ниже Ричарда.
- Madame права, mon ami. Не стоит сердиться. Мы все много раз пытались сказать вам это. Ваше неприятие зверя наносит удар по всем нам, в том числе и по вашей стае. Как говориться, рыба гниет с головы.
Ричард промолчал, и вампир посчитал это добрым знаком.

***

Ричард сидел в кресле. Ради такого случая Ашер уступил ему место. Оба вампира и Анита перемесились на кровать. Анита отодвинулась подальше от Жан-Клода и Ашера. Такое расположение Китти объяснить не могла, но зато могла Анита. Слишком сильно она сильно реагировала на присутствие своих возлюбленных. Жан-Клод сидел в голове кровати, Ашер вытянулся во весь рост, лежа на правом боку, он подпирал ладонью щеку, надежно прикрывая шрамы. Его голова была совсем рядом с грудью Жан-Клода. Оба вампира составляли настолько хорошо сочетающийся живописный контраст, что при одном взгляде на них захватывало дух. Анита предпочитала на них не смотреть. Она поняла, что, если они будут продолжать в том же духе, можно совсем разучиться дышать.
Кровать была поистине огромной, поэтому Анита забилась в дальний угол изножья. Китти поджала под себя ноги в другом углу. Обычно они собирались здесь не для того, чтобы общаться. Совсем не для этого. Ни Жан-Клод, ни Ашер не были для Аниты теми, с кем она делила маленькие бытовые радости. Она могла сходить в кино или на прогулку на природе с Ричардом. С Микой и Натаниэлем они обычно читали друг другу книги вслух, Мика заботился всегда и о ее доме, и о ее парде. С Жан-Клодом она выходила в театры и рестораны. С Ашером… с Ашером их объединяло много жарких ночей, много воспоминаний, много боли и радости. Наверно, она любила его. Так же как любила Жан-Клода и Ричарда. О своей любви к Мике она призналась себе, только когда он погиб.
- Как ваше самочувствие, Madame? – Жан-Клод решил начать общую беседу.
- Спасибо, хорошо. После той ночи я, кажется, пришла в себя. А сегодня мы с Анитой занялись спортом. Пошли на вечернюю пробежку. Я оценила ночной режим по достоинству, - Китти улыбнулась, прислушавшись к ноющим мышцам, - Никому не мешаем, там снаружи и не было никого, только на вышках дежурные.
- У вас хорошее настроение, - Ашер обогрел ее взглядом своих светлых глаз, по ее спине пробежали мурашки.
Сделал он это непроизвольно, но эффект произвело даже это несознательное применение силы nosferatu incubus. Губы Жан-Клода приподнялись понимающей и немного насмешливой в улыбке.
Ножи на предплечьях мешали и натирали кожу. Сегодня оружие Аниту раздражало. Она закатала рукава блузки и расстегнула ножны на предплечьях.
- Не знаю… - Китти пожала плечами, - Мне просто хорошо и все. Можно посмотреть? – Китти потянулась к одному из ножей.
Сначала некромант подумывала отказать ей, но потом просто пожала плечами и передала нож. Ну что может она сделать, даже если сойдет внезапно с ума и вздумает напасть?!
Китти повертела его в руках. На миг она вообразила себя Анитой, которая этим ножом защищается от нападающих на нее врагов. Это всегда казалось Китти забавным. Ну, забавно было не совсем то, что Аните приходилось героически отбиваться от врагов, скорее, что она представляла себя кем-то таким… таким как Анита.
Интересно, а насколько лезвие острое? Китти легонечко провела по предплечью острием, потом опустила глаза. Обычно, даже очень хорошо заточенный нож оставлял лишь белую проходящую полосу на коже, такое ощущение, что она стала боле… тонкой.
Побледнела, увидев, что тонкая царапина наполняется кровью. Да, вид собственной крови всегда приводил ее в полуобморочное состояние. Она, скорее, внушала себе, чем на самом деле чувствовала ужасную боль от раны.
Ноздри вампиров еле заметно шевельнулись. Ашер приподнялся на локтях. Глаза Китти с ужасом смотрели на рану. Тогда, когда она перерезала себе вены, перво-наперво она просто потеряла сознание. Не от боли, а от ужаса, что она себя порезала. Да, неудачная была идея.
- Обрезалась? – буднично поинтересовалась Анита.
Китти кивнула и побледнела еще больше. Одно дело порезаться нарочно, принося себя в жертву вместо другого, другое дело нанести себе рану случайно. Для сестры властелина это составляло принципиальную разницу, на самом что ни на есть неосознанном уровне. Она уже чувствовала приближающийся обморок.
- Можно? – одно слово, произнесенное Жан-Клодом изобиловало такими богатыми интонациями, что Китти поняла сразу, насколько он был не против полакомиться ее кровью, обещая взамен все мыслимые и немыслимые удовольствия. Зато Китти тотчас полегчало, дурнота прошла, сменившись необходимостью и спокойствием.
- Только не кусайтесь и не заколдовывайте меня, ну и не надо… сами знаете чего… - Китти немного нерешительно кивнула.
Отдавать свою кровь прямо из раны – такое с ней было впервые. Однажды она предложила свою кровь Алистану подобным образом. Он ответил, что, если она не хочет стать зомби или вампиршей, ему не стоит пить кровь прямо из раны. Здесь же… Джейсон не был вампиром. Натаниэль тоже. Значит… ей, наверно, это так же не грозит.
- Как пожелает моя Madame.
Он пополз вперед, передвигаясь с такой нечеловечески скользящей грацией, что сердце Китти затрепетало от волнения. Это было пугающе и завораживающе, а еще очень соблазнительно, как соблазнительна бывает только Тьма. Вместо этого она оглянулась на Ричарда, застывшего в кресле мрачной, напряженной скалой.
Анита сглотнула, глядя на него. На несколько секунд она забыла, что такое дышать. Худощавое, изящное тело Жан-Клода, сверху задрапированное белым шелком, а снизу черным вельветом, просто было создано для этих плавных и таких соблазнительных движений.
Бережно сжав двумя ладонями предплечье Китти, едва прикасаясь к нему, прочертил влажную дорожку, языком убирая проступившие алые капли. Кровь тут же выступила сильнее, потекла тонкой струйкой, которую он едва успел поймать губами. Черные волосы завесой упали на его лицо, рассыпались по подолу белого платья Китти.
Так он пил могущество. Нежно и с благоговением. Он чувствовал взволнованное биение сердца своей жертвы, он ощущал странные приятные эмоции, которые заполнили ее грудь, он купался в них. Его сила растворялась в этих эмоциях, его суть, как довольная собака, каталась в ощущениях.
Небрежным движением головы он отбросил волосы на спину. Закрытые глаза, светящееся лицо и окровавленные губы мелькнули, прежде чем он снова опустил лицо к ранке… Он пробовал, как пробуют редкое дорогое вино, как купаются в гламуре фей.
- Жан, помни, что notre petite Madame потеряла недавно много крови, какой бы могущественной и живучей она не была на самом деле, она все еще должна чувствовать слабость от невосполненной потери. Посему она вряд ли сможет удовлетворить твои аппетиты. Во всяком случае, прямо сейчас, - голос Ашера возбужденно подрагивал, нес в себе многозначительность.
Жан-Клод еще раз убрал губами текущую из раны кровь. Царапина была слишком поверхностной, чтобы долго кровоточить, лишь слюна вампира не давала крови сворачиваться, а кровотечению остановиться.
Вампир отодвинулся с неохотой. Некоторое время он неподвижно сидел с закрытыми глазами, а когда распахнул их, в глазницах его полыхало синее пламя затопившее даже белок. Жан-Клод медленно отодвинулся на прежнее место. Его губы призывно алели от крови.
Ладонь Ашера ласкающе провела по его щеке, зарылась в мягкие кудри черных волос, заставила его наклонить голову. Он потянулся губами к его губам, пробуя вкус крови, долго, медленно и жадно. Жан-Клод притянул его к себе, обняв за спину.
Это выглядело настолько естественным, что не могло ни в ком вызвать отвращения.
Китти густо покраснела и отвернулась. Она ожидала многого, но не этого. Теперь она поняла, почему Жан-Клод не ревнует Аниту к Ашеру. Тот был их общим возлюбленным. Анита тоже отвернулась, но не по этой причине. Перед ее внутренним взором плыли другие картины, заставившие ее сердце бешено забиться где-то в горле.
Ричард в возмущении вскочил. Его щеки, уши и шея тоже пылали маковым цветом. Вервольф поспешил покинуть комнату. Ему, придерживающемуся гораздо более твердых моральных принципов и традиционных любовных предпочтений, становилось нехорошо, потому что эта картина не вызывала у него отвращения. Слишком много естественности и красоты заключалось в ней.
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Битва Кричащих Звезд...
Ответ #10 - Ноябрь 30, 2004 :: 6:52am
 
- Жан-Клод, - голос Аниты был хриплым шепотом, - прошу тебя, не надо. Во мне может подняться ardeur, чего мне бы сейчас очень не хотелось.
Его смех прозвучал очень по-мужски самодовольно и в то же время очень соблазнительно и призывно.
- Я не понимаю, чего вы добиваетесь оба! Может, перестанете играть в эти игры с обольщением?! Ричард опять психанул!
- Нашему другу надо быть терпимей и сдержанней! Он сам проявил стремление присоединиться к нам. А сам не может принять никого из нас, - в голосе Ашера чувствовались струйки гнева и желания.
- Не надо, Ашер. Это больная тема. И не просто для всех нас, но для меня лично. Я не хочу ее обсуждать.
На некоторое время воцарилась тишина.
- Опять! – Анита нахмурилась, разозлившись.
- Что опять, ma petite? – невинно поинтересовался Жан-Клод.
- Опять вы увели разговор в сторону от нужной темы!
- Moi? – Жан-Клод дотронулся до крестообразного шрама, выглядывавшего из полу расстегнутой рубахи, и приподнял брови почти в истинном удивлении.
- Вы оба!
Они переглянулись и рассмеялись.
Накалившаяся обстановка разрядилась. Китти снова смогла смотреть на них на всех и не краснеть. Она запрокинула голову, подпирая затылком кроватный столбик. Ее волосы отрасли почти до середины спины. С того времени, как она вернулась со Звезды Смерти, Китти больше не обрезала их. Алистану нравились ее волосы.
Ее мысли блуждали где-то далеко, медленно ворочались в голове. Ей было уютно, не смотря на странные отношения ее компаньонов, не смотря на их внутренние проблемы. Ей было просто хорошо сидеть с ними. Просто говорить ни о чем, смотреть, как они спорят и смеются. Она готова была молчать и просто наблюдать, потому что они теперь составляли ее личную гармонию с самой собой. Китти поняла, что больше не одинока. Что, если она захочет, всегда может прийти и поговорить с ними и разделить свое одиночество. Даже если они не поймут, они все равно его разделят. Пусть Жан-Клод и Ашер не так просты, как кажутся, пусть Анита не любит говорить о себе и легко раздражается, пусть Ричард плохо переносит общество Ашера, Китти пришла к гармонии в отношениях с этими личностями. Ей было комфортно с ними, теперь она стремилась к тому, чтобы им было так же комфортно с ней и друг с другом.
- И где вы только умудряетесь брать такие кровати?! Я и не знала, что они бывают такие чудовищно-огромные, - выдала Китти первое, что пришло ей в голову.
Жан-Клод расхохотался. Искристо и запрокинув голову. Его лицо, обычно несшее неподвижное приятно-нейтральное выражение, ожило эмоциями.
- Это прибывают мои вещи из хранилища. Переправить их на Фомальгаут все было недосуг, - отсмеявшись, проговорил он.
- Так-так, - протянул Ашер, - мы только что получили доказательство, что ваша кровь, ma belle, имеет магическую подноготную.
- Что вы имеете в виду? – непонимающе подняла брови Китти.
- Он имеет в виду, madmuasel, что я опьянел от вашей крови, - Жан-Клод улыбнулся.
Неподдельное удивление, возникшее на лице Китти, развеселило его еще больше. Но Китти теперь и сама улыбалась, ей было весело смотреть на него. Анита поморщилась, но потом тоже хмыкнула.

***

Кровать и на самом деле была огромной. Китти с ужасом представляла, сколько на ней уместится человек.
Свою лилипутскую двуспальную постель она провожала едва ли не с тоской. Ашер следил, чтобы установка проходила нормально. Он командовал леопардами, которые пытались ее собрать.
- Может, не надо, - робко протянула Китти.
- Не волнуйтесь, ma belle. Это делается для вашего же удобства.
У Китти были большие сомнения насчет удобства, но она промолчала. Она всегда сможет отказаться. И она всегда не любила спать одна. И никакие притеснения, связанные с соседством не доставляли ей дискомфорта. Ее беспокоило, что к ней в кровать подложат незнакомцев.
- Ну, если бы к вам в кровать положили спать совершенно незнакомых людей, что бы вы сказали?!
Ашер замолчал. У него на языке крутился ответ, но он так и не озвучил его. Иногда ему хотелось рассказать о прежней жизни, но, привычный не выдавать никакой информации, он смыкал уста. Если заставят – он расскажет, но не раньше.
- Хотите, я присоединюсь, чтобы это были не совсем незнакомые люди?
Разумеется, он говорил это не всерьез. Провести ночь вне гроба - что могло быть опаснее для вампира?! Ему просто нравилось смущать Китти. Сделать это было легче легкого.
- Ну… если вам не где больше спать…
Он тихонько рассмеялся.
Они все стали чаще смеяться.
Он вспомнил, что сказал недавно. Его тянуло к Китти. Что-то странное, заставляющее его чувствовать себя спокойнее в ее обществе.
Звонок в дверь заставил всех обернуться.
- Войдите, - голос Китти все еще хранил смущенность.
В комнату заглянул один из подаванов. Худощавый, невысокого роста юноша, очевидно только недавно отделившийся от основной группки подростков и ставший чьим-то подаваном. Ашер широким движением руки пригласил его заглянуть внутрь. Он внимательно оглядел всю комнату. Заметил Натаниэля, Зейна и Калеба, которые собирали чудовищную конструкцию, пустую колыбель, Ашера, стоящего в нескольких сантиметрах от сестры властелина. Не укрылся от него и ее покрасневшие щеки.
До этого Китти все время ходила бледная и неразговорчивая. Ходили слухи, что ее ребенок был от какого-то темного Лорда, что ее отдали ему в рабство. Говорили, что она повредилась рассудком. Китти заперлась в своей комнате и почти не покидала ее. Потом на Базе появились вампиры. Магистры джедаев предвидели это. Видения о грядущем достаточно часто посещали их. И вот, незадолго до прихода вампиров, орден джедаев решил переселиться на Базу. Магистры проверяли, не предались ли властители Базы Тьме, потому что в них видели они великое будущее. Но нет, аура Лукаса была светлой. У его сестры она была иной, скорее теплой, ничего не имеющей общего с Тьмой. Никто не понимал, что происходит. Джедаи решили остаться, чтобы понаблюдать за развитием событий. И вот властелин отбыл, чтобы защищать права слуг Тьмы на Совете Светлых Сил. А его сестра все свободное время посвящала своим новым «друзьям».
- Магистр Йода послал меня сказать вам, что прибыл властелин.
Китти встрепенулась. Прибыл брат. И он прибыл с новостями. Ей надо срочно пойти и встретиться с ним. Тем более, что брат, наверно, сам хочет ее видеть.
- Я пойду, - она посмотрела на Ашера.
Он слегка поклонился.
- Вы не могли бы подсказать, где я могу его найти… простите, не знаю вашего имени…
- Халек, подаван Магистра Йоды. Властелин сейчас в своем кабинете. Там же все магистры джедаев.
- А, ну тогда я зайду по позже. Не хочу никому мешать.
- Магистр Йода сказал, чтобы вы обязательно пришли, - юноша покосился на присутствующего Ашера.
Китти пожала плечами. Ей совершенно не хотелось очутиться под испытывающим взглядом магистров-джедаев. Но она послушно кивнула и пошла.
Ашер провожал ее задумчивым взглядом. Сможет ли она отстоять их интересы? Станет ли? Пусть теперь их связывала клятва, одной ее маловато. Жан-Клод тоже сомневался, но в нем, казалось, присутствовало больше веры в ее силу духа. У Ашера возник план.

***

Лукас был мрачен. То ли потому, что магистры буквально окружили его, то ли по иной, ведомой только ему причине.
В дверь позвонили.
- Кто? – раздраженно проговорил он.
- Я.
Люк вздрогнул от неожиданности. Голос Китти он не ожидал услышать. Обычно он приходил к сестре, а не она к нему. Ему всегда чудилось, что Китти сторониться его. Причину даже искать не надо было. Лукас никак не мог избавиться от чувства вины.
Дверь отъехала в сторону, являя властелину женщину, облаченную в белое платье. Китти смущенно улыбалась. Ее огромные глаза мерцали.
- Привет.
- Привет, - машинально ответил Лукас.
Что-то с его сестрой было не то…
Он пропустил ее внутрь.
- Здравствуйте, - она поздоровалась со всеми Магистрами, обвела их взглядом, улыбнулась своему отчиму Лукасу.
- Поговорить о Базы пути собрались мы, - ответил ей Йода.
- Со мной? – Китти удивленно подняла брови, - Не понимаю…
- Слугами Тьмы База полна нынче.
Китти упрямо замолчала и просто смотрела на него, не произнося ни слова.
- Но не чувствую Тьмы я. Изменение лишь только. Нам объясни, почему слуг Тьмы ты принять решила здесь, на Базе, вопреки матери заветам.
Вопрос Йоды застал ее врасплох. Она не ожидала, что Магистры станут спрашивать ее, скорее, что ей прикажут больше не иметь с вампирами никаких дел.
- Э-э-э… - протянула она, - ну… Тьма не всегда Зло. Иногда и Свет бывает злом. Все зависит от обстоятельств и мотивации…
Китти сначала сказала, а потом подумала о смысле произнесенных ею слов.
- Мудры речи твои, но Тьма коварна и хитра есть. Трудно пути объяснить ее. Что скажете, Винду Магистр?
- Не гоже юной деве иметь дела со Тьмой.
Китти нахмурилась. Что-то непоколебимое и упрямое внутри нее закаменело, отказалось прислушаться к словам. Пусть они старше, но она не откажется от тех, кто просит ее помощи. Все ее существо кричало, что Тьма не причастна к тому, что Жан-Клод принес ей клятву верности, отдав на ее милость весь свой домен. Она не причастна к тому, что Китти просила своего брата легализовать вампиров на территории Светлых сил.
- Я не позволю вам выгнать Жан-Клода и его домен с Базы, - Китти покачала головой, - Если вы сделаете это, я тоже уйду.
Джедаи переглянулись. Что-то говорило им, что Китти нельзя покидать Базу. Вокруг нее сгущалась Тьма. И они не знали, с какой стороны. За вампирами и оборотнями, которые поселились на Базе, была установлена слежка. В комнате Китти провели камеры, с тех пор, как в ее комнате начали ночевать посторонние, камеры были и в комнате Жан-Клода, а так же в большом зале на втором этаже. Китти не знала об этом, но властелин приказал сделать это сразу же, как только выяснилось, что они остаются на неопределенное время. Он не доверял слугам Тьмы, даже раскаявшимся. Но он никому не позволял наблюдать за своей сестрой, делал это сам. Те несколько дней, что он провел за пределами Базы, он очень волновался за нее.
- Почему? Объясни, почему вдруг ты так твердо стоишь за них, - Винду хмурился.
Китти помолчала, собираясь с мыслями. Она отчетливо вспомнила глаза Жан-Клода, когда Король вампиров хотел подчинить его. Она вспомнила кровь, хлынувшую из его горла, глаз, ушей, когда он применил к нему силу. Она вспомнила бледную Аниту, которая отдала все силы своему мастеру-вампиру… Она представила, что все: и стая Ричарда, леопарды Аниты, вампиры Жан-Клода сейчас были бы в каком-то другом месте, не на Базе. И они не спасли бы ее, не окружили бы вниманием… Ей было тоскливо до их появления.
- Они принадлежат мне. Они зависят от меня. Они рассчитывают от меня. Я принадлежу им. Я завишу от них. Я рассчитываю на них. Мы связаны клятвой верности. Пока она не нарушена, никто не в праве разделять нас. С тех пор, как они появились в моей жизни, она изменилась к лучшему. Я больше не одинока. От них я видела только заботу. Недавно…. – Китти помолчала, раздумывая, стоит ли говорить, - отчаяние довело меня до такой степени, что я заперлась в комнате и вскрыла себе вены. Скажите, где вы были все, когда я вскрыла себе вены два дня назад? Это почувствовали мои компаньоны. Они пришли и перевязали мои раны. Они помогли мне выжить, помогли мне справиться с той черной бездной, которая поглощала мою душу. Они делали это, не взирая на мои протесты. Они протянули мне руки, они держали меня, когда я так хотела сорваться вниз. И удержали. Разве это не самое лучшее доказательство их отношения? Им нужен дом, пристанище. И я буду пристанищем для них. Если вы выставите их с Базы, я тоже уйду, - она говорила жарко, но слушала себя, будто со стороны, ее хаотичные мысли, чувства вдруг облеклись в слова, правильные, наполненные теплом по отношению к своим компаньонам слова.
Лукас побледнел. Он медленно подошел к Китти, взял ее левую руку, перевернул ладонью вверх. На ее предплечье были две покрывшиеся корочкой засохшей крови раны. Один шел поперек, а другой, более тонкий и аккуратный вдоль. Едва касаясь ее кожи, Лукас провел по предплечью до запястья и назад. Он опустил голову, его густые, чуть отпущенные русые волосы упали на глаза.
Второй рукой, свободной, Китти дотронулась до его щеки. Лукас поднял на нее расширенные серые глаза, затуманенные слезами. Одна капля не удержалась на длинных ресницах, скатилась вниз, упала прямо на заживающую рану.
- Прости… Это был последний раз, Люк… прости меня пожалуйста, брат… - она гладила его по щеке, - Прости меня… прости… в тот момент мне было так больно, что мне было просто невыносимо оставаться в живых. Прости меня… ты ни в чем не виноват…
Наверх
« Последняя редакция: Ноябрь 30, 2004 :: 8:43am от JC »  

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Битва Кричащих Звезд...
Ответ #11 - Ноябрь 30, 2004 :: 7:05am
 
- Виноват… - эхом прошептал он, - Это я виноват… я должен был понять, Китти. Должен был…
- Не должен, - она вытирала его слезы, только сейчас она начала понимать. Как жестока по отношению к своему брату, как он переживает, какую боль испытывает от своего чувства вины, - Я люблю тебя, Люк. Прости меня, пожалуйста, прости. Я тебя не оставлю, прости… я так глупо и эгоистично поступала с тобой. Я так тебя люблю, - она обняла его, ее золотистая макушка оказалась прямо под самым подбородком брата.
- Как ты можешь меня любить после того, что я сотворил…
Китти гладила его по спине, успокаивая, повторяя снова и снова, как она его любит, что просит у него прощения. Внезапная мысль пронзила ее сознание. Она должна избавить его от чувства вины. Внезапно перед ее внутренним взором возникла картина… короткий резкий взмах руки… тонкое лезвие меча, вонзившееся прямо в сердце, вошедшее в грудь наполовину… удивленный, неверящий взгляд Алистана… он откликнулся на призыв, он пропустил удар… угасающее пламя красных глаз…
- Я прощаю тебя, Люк. Ты не виноват в его смерти. Алистан сам хотел уйти. Ты помог ему избавиться от проклятья. Спасибо тебе. На моем месте он поблагодарил бы тебя.
Лукас немного отстранился, чтобы посмотреть в глаза своей сестре. В них было прощение. Он тяжело вздохнул.
- Магистры будут наблюдать за слугами твоими, дитя. Нет веры Тьме. Но в твоих словах я чувствую истину, - Винду переглянулся с Йодой.
Магистры дружно направились к выходу, но ни властелин, ни его сестра не обратили на них внимание. Магистр Скайвокер задержался, внимательно смотрел на них несколько секунд, потом тоже ушел.
- Обещай, что больше не попытаешься покончить жизнь самоубийством, Китти.
- Обещаю, Люк, - она крепко обняла его.

***

Лукас просмотрела события последних дней, творившиеся в комнате Китти, а так же в комнате Жан-Клода и его спутников. У него возникло двойственное отношение к компаньонам его сестры. С одной стороны он был благодарен им за то, что они позаботились о его сестре, с другой… они были странными, чуждыми… некоторые их поступки разозлили властелина. Жан-Клод казался ему излишне блюдущим свои интересы. Ашер… он полностью принадлежал Жан-Клоду… но, кроме того, он испытывал странное притяжение к его сестре. Это Люку не нравилось. Ему не хотелось, чтобы Китти снова увлеклась вампиром. Но, к достаточно большому удивлению Люка, Китти не поддавалась на искушения, которые то тут, то там расставляли для нее Жан-Клод и Ашер. Властелин прекрасно понимал, что таким образом они хотят сильнее привязать к себе его сестру. Наверно, ему стоит побольше узнать о них у Влада Дракулы.
Он не один раз просмотрел кадры, когда Китти резала вены. Ему было страшно. Подумать только, не приди вовремя Анита Блейк, ее не было бы в живых. Он видел, как они почти отчаялись спасти ее… Когда Жан-Клод едва не превратил ее в вампиршу, Лукас гневно сжал кулаки. Ему надо будет намекнуть вампиру, что в случае такого исхода, у него возникнут большие неприятности с властелином. Их изгонят с Базы. В лучшем случае.
Как он мог не замечать этой опасной грани, которой достигла его сестра?!
Единственное, что осталось для него загадкой, это засвеченная пленка. Все вдруг уставились на светящееся пятно в центре комнаты. Жан-Клод с шипением отпрыгнул от него. Потом комнату затопил свет, и больше ничего разглядеть было нельзя, пропали все звуки, сменившись полной тишиной.
Лукас сделал стоп-кадр. Сквозь пятно света проглядывали очертания фигуры. Мужской фигуры. Он увеличил, но ничего не смог разглядеть.
Через двенадцать минут изображение снова восстановилось. Он разглядывал окровавленный кинжал, который они передавали как святыню и слизывали с него кровь. Чья это кровь? Он почти на сто процентов был уверен, что кровь не принадлежала Китти. Он расслышал все подробности. Кровь была похожа на вино. Странно. Действительно странно. Китти очнулась. Она была бледной и слабой, но уже не умирала. Кто здесь был? Анита спросила, что это за незнакомец. И Китти ответила: мой брат. Лукас похолодел. Неужели у него тоже есть еще брат? Кто он такой? Почему он так странно светится?! Почему появился только сейчас, чтобы помочь Китти? Где он был раньше? И куда он ушел?
Лукас решил спросить об этом своего отца. Он должен много знать, ведь Эльвира была его женой.
Ему не понравилось, что Жан-Клод велел двум оборотням остаться в комнате с его сестрой в одной постели. Поведение Джейсона с утра его и вовсе взбесило. Властелин решил проучить его. Но как?
Когда он увидел, как Жан-Клод наказал Джейсона за его дерзкое поведение, Лукасу даже стало его жаль. Да, неподчинение Мастеру каралось достаточно жестоко. Сколько же силы сокрыто в Жан-Клоде, если только одним звуком голоса он мог ТАК поранить оборотня?! А ведь Жан-Клод просто отчитывал его. Звук его голоса оставлял глубокие раны на лице, на руках и на груди Джейсона. И вервольф боялся его. А потом вампир пил кровь прямо из этих открытых ран, но не так, как делал это обычно, принося наслаждение, а на этот раз, причиняя боль.
Вошел Ричард, и ему сцена не понравилась. Они начали ожесточенно спорить, но когда Жан-Клод все же назвал ему причину, по которой наказывал Джейсона, Ричард пригрозил другому оборотню, что будет наказывать его сам. А потом огрызнулся на Жан-Клода, что его волк – это его проблема.
Потом они увели Джейсона из комнаты в зал. Там Ричард уложил его в кровать и немного подлечил. Жан-Клод направился в комнату к Китти. Там уже вовсю кипела ссора с Анитой. Впервые Люк видел Китти такой рассерженной. Тем более, что особых причин для ссоры он не видел. Впрочем, примирение состоялось через несколько минут.
Когда Китти сидела в комнате своих компаньонов, там витал такой мирный дух единства, что Лукас на мгновение понял ее привязанность к ним. Когда она порезалась ножом Аниты, Жан-Клод попросил у Китти позволения попробовать ее кровь из раны. Эта сцена загипнотизировала властелина. Жан-Клод принимал кровь как большую ценность. Он вкушал ее красиво и с удовольствием, стараясь не причинить без необходимости боли своей жертвы. Каким-то краем сознания властелин понимал, что вампир опасен, что, скорее всего, даже его нежность опасна. Он видел, как его глазницы затопило темно-синим, как Ашер возбужденно приоткрыл красиво очерченные губы, как его глазницы заполняет бледно-голубое сияние, на миг, всего лишь на миг, завеса его золотых волос открыла уродливые шрамы, избороздившие правую щеку. Лукас вздрогнул и завеса волшебства и чувственности исчезла. Если бы Ашер не откинул волосы, он никогда бы не заметил эти шрамы. Почему он прячет их? Жан-Клод отодвинулся от раны. Лукас, не веря своим глазам, следил за последовавшим поцелуем.
Они развращают его сестру! Надо положить конец этим явным посягательствам на нее.
Но как?! Если он выдаст свою осведомленность, то больше не сможет наблюдать и контролировать ситуацию.
Он хотел высказать Жан-Клоду все. Так ему и следует поступить… совесть велела ему поговорить с ним прямо, но здравый смысл подсказывал, что нельзя открывать карты перед слугами Тьмы. Но не поддастся ли он сам влиянию Тьмы, если будет вести себя в их духе?! Он и так совершил большую подлость – установил камеры.
Что же делать? И посоветоваться он не мог ни с кем. Он не мог рассказать Магистрам некоторых вещей, которые творились за закрытой дверью спален. Что-то словно мешало ему. Он не мог поговорить с отцом, как бывало раньше – тот слишком замкнулся в себе, стал молчаливым. На попытку начать разговор отвечал молчанием. То ли смерь Эльвиры изменила его, то ли… Эльвира! Как бы поступила на его месте мать… Ну, если бы она любила Китти так же как и его самого… Нет, она конечно же любила ее… только как-то странно…
Да, иногда Эльвира очень бесцеремонно обращалась с родными и близкими.

***

Наконец, жизнь на Базе становилась размеренной и привычной. На это понадобилось около недели.
Днем джедаи тренируются, и здание Базы пустеет. Вампиры отправляются на дневной сон, приставляя к своим гробам человек-слуг или оборотней. Остальные, так же подчиняющиеся ночному режиму спят.
Властелин решил поговорить с сестрой. Он должен предостеречь ее. Он не позволит Жан-Клоду воспользоваться ею.
Он довольно долго звонил в дверь, пока мужской голос хрипло не ответил:
- Кто там?
- Властелин, - коротко ответил раздраженный Люк.
Его бесило, что приходится спрашивать позволения войти в комнату к сестре не понятно у кого.
- Входите, - ответили ему, и дверь отъехала в сторону.
Властелин сначала несколько раз моргнул, не веря глазам, потом все шагнул через порог.
Кровать была огромной. По меньшей мере, на ней спали пятнадцать человек. В куче полуобнаженных тел он не мог разглядеть своей сестры. Одеял было много, но почти никто накрыт не был. Лукас кашлянул. Несколько секунд стоял в раздумье.
У ответившего ему были красивые фиолетовые глаза, огромные и по-детски заспанные, и по-осеннему красные волосы. Естественный цвет. Да он почти мальчишка, заключил властелин, хотя сам далеко от оборотня не ушел.
Ему самому было всего лишь двадцать. По иронии судьбы Китти оказалось семнадцать, хотя она приходилась Люку старшей сестрой. Ирония заключалась в том, что ей пришлось пережить свое раннее детство дважды.
- Где Китти? – хмуро вопросил он у оборотня.
Вместо ответа, он перевел взгляд на едва выглядывающую из-под одеяла золотистую макушку. Китти крепко спала, уткнувшись носом куда-то в грудь Натаниэлю. Не было видно ни глаз, ни рук, ни ног - ничего кроме золотистой макушки. Она любила спать, завернувшись в одеяло, даже если ей было жарко. Чьи-то руки и нога придавливали ее к кровати.
Остальные оборотни даже не пошевелились, они уже уловили присутствие властелина, но показывать вида не хотели.
Верлеопард немного повернул ее, наклонил голову и лизнул в щеку.
- М-м-м, - нахмурилась Китти и попыталась отмахнуться от него.
Верлеопард не сдался, еще раз лизнул ее в щеку, потом еще раз, пока ее ресницы не затрепетали, и она не открыла глаза.
- М-м-м, зачем ты меня разбудил, еще утро, – ее голос был сонным, глаза моргали, привыкая к свету.
Она выпростала руку из-под одеяла и потерла правую щеку.
- Твой брат пришел.
Китти подняла тяжелую голову, посмотрела на Люка, зевнула в кулачок.
- Привет, - улыбнулась она, - Чего ты нас будишь? Что-то случилось?
- Нет, просто не думал, что ты спишь. Хотел поговорить с тобой.
Китти села на постели, одеяло спало, являя белую шелковую ночную рубашку. По крайней мере, на его сестре было гораздо больше одежды, чем на всех остальных в этой кровати. Властелин окинул комнату неодобрительным взглядом.
- Я так пригрелась… вы были правы, Натаниэль. Одной спать плохо. Стаей гораздо теплее… и вообще лучше, - Китти окончательно выбралась из-под одеяла, теперь сидела, расправив ночную рубаху на коленях, не торопясь вылезать, собираясь с силами.
Верлеопард посмотрел на властелина своими детскими глазами со слишком взрослым выражением, потом принялся демонстративно тереться лицом о плечо Китти, пока та не упала со смехом на кого-то еще.
- Прекрати! Ну что ты творишь! – в противовес своим словам, она погладила Натаниэля по голове.
- Возвращайся.
Китти кивнула.
Лукас помрачнел еще больше. Неужели выйдя из депрессии, она пустилась во все тяжкие?!
Китти выбралась из постели, это заняло у нее семь шагов. Каждый раз, когда она переступала через очередного оборотня, тот норовил дотронуться до нее, погладить ступню или щиколотку. Они лениво и спокойно прикасались, точно делали это много раз. Наконец Китти спрыгнула с края кровати. Последней, через кого она перешагнула, была изящная блондинка с короткой стрижкой.
- Приходи скорей. Нам нравится, когда ты в комнате.
- Приду, Черри. Позаботьтесь о моем сыне. Если ему что-то…
- Я знаю… - она махнула рукой.
Сестра властелина огляделась, словно что-то ища, потом нагнулась, достала откуда-то из-под кровати белый длинный шелковый халат, надела его, завязала на поясе.
- Я готова, идем.
- Ты так и пойдешь? Может, оденешься? – Лукас нахмурился, отнеся такое поведение сестры к разнузданности.
- Как ты себе это представляешь, Люк? У меня даже нет здесь будуара! База совершенно неудобна! Такое ощущение, что наша мать сделала ее не в расчете на то, что кто-то здесь будет жить.
- Никто не будет смотреть на тебя, - проговорил властелин таким тоном, чтобы оборотни поняли, как несладко придется тому, кто нарушит его слово.
Китти упрямо сжала губы, потом кивнула и пошла к шкафу. Лукас невольно проследил за ней. Шкаф у нее был полупустой. Комбинезон для тренировок, который ей выдали, когда она только попала на Базу, и обучалась вместе с ним, висело три белых шелковых платья, белое белье и пара ботиночек. Откуда взялась эта одежда, Лукас мог только гадать. Больше в ее гардеробе не было ничего. Полки для теплых вещей пустовали. Только лишь еще одна, где лежали детские вещи, была занята.
Она провела по платьям рукой, выбрала одно. Богатое, из тонкого шелка, расшитое кружевом, украшенное вышивкой. Сняла его с вешалки. Оглянулась на Лукаса, и тот отвернулся.
Прошло несколько минут, прежде чем она сказала:
- Все.
Наверх
« Последняя редакция: Ноябрь 30, 2004 :: 8:48am от JC »  

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Битва Кричащих Звезд...
Ответ #12 - Ноябрь 30, 2004 :: 8:57am
 
Она подошла к властелину сзади, дотронулась до его плеча. Лукас не слышал, как она приблизилась. Даже не почувствовал.
Он вздрогнул. Да, его сестра изменилась… он повернулся… ее аура… стала теплее и светлее… когда она соприкоснулась с его, на Лукаса накатило спокойствие. Ощущение мира. Если оборотни ощущают хотя бы на половину этот покой, то он понимает, почему им нравится находиться с ней в одной комнате.
- Идем.
Он пропустил ее вперед, приоткрыв дверь.

***

В саду было тепло. Китти впервые оказалась здесь днем. Солнце сразу припекло ее плечи, вызолотило волосы. Она набрала полную грудь воздуха. Давно она не была на солнце.
- О чем ты хотел поговорить, брат?
- Ты изменилась, Китти. Даже твоя аура изменилась. Расскажи мне, почему? Когда я уезжал, ты не была такой. Кто или что изменило тебя?
- Ах, Люк. Меня многое изменило. Я смогла обрести покой внутри себя. Хорошо… я расскажу… я не знаю, с чего начать… после той встречи, когда я просила тебя поехать в Совет и отстоять там права желающих переселиться на территорию Светлых Сил, я с новой силой погрузилась в воспоминания об Алистане. Мне была невыносима жизнь без него. Я искала причину малейший повод покончить с собой. Но у меня только появлялись новые причины, чтобы оставаться жить. Я не могла бросить просто так Аниту и остальных. Я знала, что кроме меня о них никто не позаботится. Но мне становилось все хуже и хуже. Все более невыносимо, мне казалось, что все вокруг давит на меня, что жизнь превратилась в сплошную безысходность. Я все время плакала, мне продолжал сниться один и тот же кошмар. Потом, когда родился Дэмиэн, все дошло до точки. Я просто не могла испытывать боль постоянно и даже ночью не находить покоя. Анита и Жан-Клод пытались развеять меня, они не оставляли меня одну, а меня все раздражало, хотелось просто выть от безысходности и тоски. Я не могла и не хотела откладывать воспоминания об Алистане в сторону, чтобы просто выжить. Вот тогда я и решилась на самоубийство. Прости меня за это. Я так не хотела жить в тот момент, что это превысило даже мои обязательства по отношению к сыну, к тебе и к моим компаньонам. Но Джейсон, ты его помнишь? Он один из волков Ричарда, он постоянный донор для Жан-Клода и Ашера. Он почувствовал, что со мной что-то случилось, он привел Аниту и Жан-Клода, они вошли ко мне в комнату, увидели, что я умираю. Они меня пытались спасти, а потом… мне так страшно и больно было умирать… потом пришел ОН. Какой-то красивый, сияющий незнакомец, он позвал меня с грани, на которой я находилась, мне стало так хорошо, словно я вдруг пришла домой после долгого отсутствия… он говорил со мной, он дал мне надежду на лучшее, дал мне волю к жизни, он разделил со мной мои страдания… Я не знаю о нем почти ничего, ни имени, ни откуда он родом. Помню только, что он мой брат… - слова сорвались с губ прежде, чем Китти смогла обдумать их, - Да, он мой брат, сводный брат. Он сын моего отца. Эльвира не рассказала мне ничего о моем отце. Я ничего не знаю, но зато теперь я знаю, как он должен выглядеть. И это чудесно. Незнакомец о многом рассказал мне, но не словами, он точно раскрыл передо мной душу в самом прямом смысле этого слова. Он сказал, что я должна сама отыскать свой дом, тогда я смогу вернуться, тогда будет снято проклятие, которое лежит на моей семье. А потом… потом… Анита взяла меня под свою опеку. Мне показали, что единство содержится не только в двух предназначенных друг другу людях, не только в своих родных, но и в стае. Сейчас я учусь, учусь у моих компаньонов избавляться от одиночества, которое так долго глодало меня. Знаешь, у них в высшей степени странные отношения между собой, но я принимаю и понимаю их. Они кажутся мне красивыми. Наверно, если бы я по-прежнему жила на Земле, я осудила бы их, но они созданы друг для друга, они любят друг друга и не могут обходиться друг без друга. Потеря одного из них будет страшной утратой для остальных. Я учусь у них этому. Жан-Клод учит меня гибкости и терпеливости, Анита твердости и несгибаемости, умении настоять на своем, Ричард правильности…
- А чему тебя учит Ашер? – Лукас хмурился.
- Ашер… - Китти опустила глаза, - Мне просто хорошо в его обществе.

***

Властелин дождался ночи. Сначала он поговорит с Картером, отправит его на поиски Влада Дракулы. Властелину надо многое узнать о новых обитателях Базы. Он не верил никому из них. Его добрая, наивная сестра! Она принимает всех, кто попросится к ней под крыло! Да Китти сама не может о себе позаботиться! Нет, общение с Жан-Клодом и его слугами тлетворно влияет на нее. Его обязанность как брата оградить ее. И что за странный Лорд Света приходил к ней?! Неужели он действительно тоже ее брат?.. столько вопросов и никакой логической картины.
Позвонил в дверь.
- Да, да. Входите, - голос был мужским, приятным, но абсолютно незнакомым.
Наверно, надо будет и сюда поставить камеру. В отличие от остальных, Картеру властелин доверял.
Дверь из алмазного сплава отъехала в сторону, открывая его взору совершенно незнакомого вампира, непринужденно сидящего на крышке собственного гроба. Так, он многое пропустил! Появление Ашера, приезд леопардов-оборотней, теперь еще один вампир?! Сколько их еще должно поселиться на Базе?!
Он был красив, мужественен, рыжие волосы стекали кровавой рекой до середины спины. Благодаря своим насыщенным зеленым глазам он походил на огромного кота. Он и сидел как кот, растянувшись с чувственной грацией на полированной поверхности, опершись спиной о стену.
- Доброй ночи, - изучающе глядя на властелина, проговорил он.
Властелин нахмурился. Его лицо еще больше помрачнело.
- Доброй ночи, - кивнул он, - Кто вы?
- А вы?
Лукас постарался успокоиться. Именно поэтому он до сих пор не достиг звания магистра, оставаясь простым воином-джедаем. Сильные чувства всегда подводили его. Наверно, эта черта осталась ему от матери.
- Лукас. Лукас Скайвокер.
- Дамиан. Просто Дамиан.
Властелин кивнул.
- Когда вы приехали, Дамиан?
- Позавчера, - он улыбнулся.
Лукас кивнул.
- Вы уверены, что имеете право задавать мне эти вопросы, Лукас Скайвокер? Вас, наверно, послали, чтобы дать мне кровь? – в его улыбке сверкнула опасность, глаза, притягивали взгляд властелина, как зеленые магниты, - Обычно я предпочитаю женщин. Впрочем, вы привлекательный молодой человек. Молодость я тоже люблю.
Лукас на несколько мгновений застыл, поглощенный недвижной зеленью его глаз, растворился в них, ощутил огромную потребность сделать несколько шагов к вампиру. Краем сознания он понимал, что это всего лишь чары, чтобы избавиться от них, ему пришлось призвать на помощь Великую Силу.
- Ты… проклятое порождение Тьмы!.. – сквозь зубы с шипением выдавил он, - Кровососущее чудовище! Мертвец! – это помогло властелину избавиться от чар.
Дамиан оказался рядом с джедаем в мгновение ока, невидимым обычному глазу движением. Его рука сомкнулась на горле Лукаса и ощутимо сдавила. Властелин вцепился в нее, пытаясь разжать стальные пальцы, но напрасно.
- Отпусти… - с трудом прохрипел он.
- Ты, видимо не против боли… Что ж…
- Дамиан, отпусти его, - раздался напряженный голос Жан-Клода за спиной Лукаса.
- Да, Мастер, - тот послушно разжал пальцы.
Властелин согнулся, глотая ртом воздух. Вампир замер подле него как ледяная статуя.
- Извинись перед властелином, - в голосе Жан-Клода зазвучал приказ, мелодичность превратилась в резкость.
Наверно, Дамиан побледнел. Лукас распрямился, гневно посмотрел на рыжеволосого вампира.
- Прошу прощения, что не узнал вас, властелин. Я не знал вашего имени, никогда не видел вас… Я принял вас за…
- За беззащитную жертву. За пищу. Отвратительно.
Повисло молчание. Властелин задумался над своими словами. Стоило ли оскорблять вампира? Что он ему сделал? С другой стороны, не подвергается ли его сестра опасности, находясь в обществе этих опасных существ? Только что Дамиан вполне явно показал свою силу. Лукас просто не успевал среагировать. Наверно потому, что, когда он начинал злиться, переставал чувствовать Великую Силу. И как только темным джедаям удается это?!
- Вы не правильно понимаете нашу тягу к крови… - голос Жан-Клода ласково прошелся по спине властелина, погладил под кожей теплым нежным мехом, - Это гораздо больше, нежели просто прием пищи. И гораздо… интимнее.
Вампир приблизился на шаг.
- Объясните мне, - властелин пристально посмотрел на Главного Кровососа Базы, как недавно окрестили Жан-Клода подаваны, но уже не в глаза, ни в коем случае не в глаза.
- Объяснить?.. Как можно объяснить, что такое удовольствие, человеку, который никогда его не испытывал?.. Знаете, мы не из тех вампиров, которые превращают людей в себе подобных после одного укуса. Мы не убиваем, полностью обескровливая жертвы. Вместимость нашего желудка ограничена, - он усмехнулся, едва приподняв уголок губ, - Мы вполне можем и хотим мирно сосуществовать с людьми.
И все же властелин не выдержал и встретился с ним взглядом.
Его глубокие темно-синие глаза не подчинили джедая, впрочем, Жан-Клод и не пытался. Он приблизился к властелину, и теперь стоял в шаге от него. Лукас не отступил… темная, недвижная сила – могильная вода, она казалась такой заманчиво-спокойной, такой притягательной… джедай почувствовал искушение ощутить на себе то, обещал ему Жан-Клод. Он несколько раз пристально наблюдал, как Жан-Клод и Ашер берут кровь у своих доноров…
Орден джедаев походил на любой монашеский орден, где культивировался аскетизм и воздержание. Отец Лукаса долго путешествовал по галактике, собирая орден вновь. И его отец стал единственным джедаем, который нарушил запрет ордена и женился. Это случилось до того, как орден снова собрали вместе. Но теперь… теперь они все следовали традициям.
Самого Лукаса уже воспитали в духе ордена, он мало времени проводил с матерью и отцом, но много в медитации и на тренировочных выездах. Хотя его возраст ограничивался двадцатью годами, он был хорошим воином с сильной интуицией и развитым предвидением.
И вот сейчас вампир, этот слуга Тьмы, прелагал ему стать донором. Природное любопытство подталкивало Лукаса согласиться. Китти хотела, чтобы он узнал ее компаньонов получше. Китти сказала, что они хорошо относятся к ней.
Но они слуги Тьмы, и они предлагают Лукасу ощутить прикосновение Тьмы на себе.
- Я не хочу служить вашим Темным потребностям. Это темное удовольствие просто преступно!
- Это темное удовольствие – необходимая нужда. Что из того, что мы превратили ее в удовольствие?! Почему бы вам не попытаться понять нас?
- Я подумаю над этим, - властелин твердо решил сначала навести справки.
- Разумеется, - Жан-Клод изящно пожал плечами, - Вы хотите наказать Дамиана или оставите эту привилегию мне?
Лукас вспомнил, как был наказан Джейсон. Не такой уж страшный проступок совершил вампир.
- Нет, не надо никого наказывать, Жан-Клод.
- Как скажете, властелин.
Лукас кивнул ему на прощание, измерил Дамиана взглядом и пошел прочь.

***

- Нам надо поговорить, Китти. И, возможно, после этого разговора ты не захочешь больше видеть меня.
Магистр джедаев склонил свою русую голову, переплел пальцы замком. Больше всего на свете ему хотелось очутиться как можно дальше отсюда. Но он больше не мог молчать. Китти заслужила правду. А Лукас хотел прощения. Но даже если Китти возненавидит его, то рассказать ей будет лучше, чем держать это в себе. Слишком тяготило и разрушало его знание. Наверняка Китти винила во всем его сына. Ему Люк тоже не мог смотреть в глаза. Слишком сильно его сын переживал за Китти. Слишком далеко все зашло.
- Я слушаю тебя, Люк, - Китти положила свою прохладную ладонь на его сцепленные руки, - Что бы ты мне ни сказал, я все равно намереваюсь любить и уважать тебя, - она улыбнулась.
- Подожди, - магистр тяжело вздохнул, - Сначала выслушай.
Китти кивнула. Магистр тяжело вздохнул.
- Накануне этого злополучного поединка мне приснился сон. Во сне я пообщался с Майэром Линком, - Лукас помолчал и снова вздохнул, Китти хотелось поторопить его, но она сдержалась, - Он просил меня поговорить с Эльвирой. Он думал, что это я буду выступать от Базы на Императорских боях. Но выступал не я… не я… Линк сказал мне тогда, что если мне не удастся поговорить с властелиной, я должен буду сам обеспечить твое возвращение на Базу. Даже если… мне придется убить его… но убить его должен был не я…
- Я так и знала… - по лицу Китти струились слезы, - я чувствовала… Где-то глубоко в его сознании клубилась эта мысль… Никто не виноват, Люк. Ни ты, ни твой сын, ни… Эльвира…
На их сцепленные руки капали слезы, прожигали влажными пятнами кожу.
- Я принес тебе кое-что. Думаю, это принадлежит тебе.
Китти безразлично кивнула. Лукас дотронулся до ее плеча, привлекая внимание.
- Это Знак Желания. Я подумал, что если он не срабатывает ни в чьих больше руках, то ему самое место в твоих. Послушай меня внимательно, Китти. Это большая ответственность!
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Битва Кричащих Звезд...
Ответ #13 - Ноябрь 30, 2004 :: 9:10am
 
- Люк… я не уверена, что мне нужна эта вещь. Я не уверена, что пока хочу иметь еще какие-нибудь воспоминания о матери.
- Эта вещь не совсем принадлежит твоей матери… То есть не совсем принадлежала ей… Эльвира получила вещь от… твоего отца…
- Что? – Китти вцепилась в его руку, - Что ты знаешь о моем отце, Люк?! Расскажи! Ты просто не имеешь права утаивать от меня это! Кто он?..
- Я не знаю, Китти. Я не знаю… Эльвира всегда неохотно рассказывала, а когда упоминала твоего отца, всегда говорила только «Он». И что он создал Знак Желания… Больше я ничего не знаю, прости Китти.
Магистр достал из поясной сумки серебряную брошь. Повертел ее в руках, рассматривая, вспоминая, как она украшала форму его жены… как делала ее ауру более светлой, очищала… хотя Эльвира и так отличалась нормальной аурой светлого джедая.
- Прими ее, пожалуйста. Если не как вещ, принадлежащую твоей матери, то как вещь, созданная твоим отцом, кем бы он ни был.
Руки Китти подрагивали, когда она нерешительно взяла Знак.
- Я отдаю тебе власть, Китти. Самую Темную и в то же время самую Светлую власть. Власть воплощать твои желания в жизнь. Пусть она хорошо послужит тем, кто дорог тебе. Завтра я улетаю на Набу, там я буду создавать новое пристанище для нашего Ордена. Моему сыну понадобится поддержка, я чувствую это в будущем. Но я не мог не поговорить с тобой перед уездом… Видимо, Знак Желания избрал тебя сам… Китти, он отнимал у Эльвиры много сил, когда она его использовала. Наши ученые исследовали его, он работает за счет жизненной энергии. Поэтому будь осторожна… Великая Сила безгранична, но изменчива. Энергия имеет свойство переходить из одного состояния в другое… Небольшая трата жизненной силы восстановится после еды и отдыха, но большое… может привести к разрушению твоего тела…
- Хорошо, Люк, я запомню. Я принимаю Знак Желания, как творение отца. До свидания. Я надеюсь, что смогу еще раз увидеть тебя. Возвращайся на Базу, - она обняла отчима, на глаза почему-то навернулись слезы.
- Когда-нибудь, когда воспоминания перестанут ранить меня… До свидания, Китти. Передай мои слова сыну.
- Хорошо, Люк.
Магистр поднялся на ноги, решительно кивнул падчерице и вышел. Шипение стальной двери сопровождало его уход.

***

Китти обессилено осела на пол, белое платье расплескалось белым шелком и кружевом вокруг ее коленей. Значок звякнул о пол, когда ее дрожащие пальцы разжались. Она несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, чтобы унять спазмы в горле, не дать истерике захватить ее в свои объятия. Больше всего сейчас хотелось загадать желание… Вот только она далеко не была уверенна в необходимости.. нет, не для себя… Китти много отдала бы за его исполнение… она не была уверена в том, что скажет сам предмет желания… Но искушение оказалось сильным и мучительным…
«Я не должна, не должна, не должна…» – повторяла про себя женщина, как заклинание.
«Я не должна, не должна, не должна», - мантра, направленная против собственных мотиваций, против самого сильного собственного «Хочу!» уже рвущегося на свободу.
Она сама не помнила, как подняла и до боли сжимала Знак Желания, как, все еще держа его в руке, добралась до кровати, свернулась калачиком на черных шелковых простынях, как разжала кулак, и брошь выпала прямо перед ее глазами, с окрашенной кровью булавкой.
Она долго лежала в онемении. Когда стальная дверь скользнула в стену, Китти даже не отреагировала, настолько глубоко погрузилась во внутреннюю борьбу.
Вес мужского тела заставил огромное ложе скрипнуть. Только тогда Китти подняла голову, чтобы увидеть Ашера. На его нейтральном лице не выражалось ничего, но Китти отчетливо поняла, что вампир недоволен и озадачен.
- Вас что-то расстроило?
Вместо ответа Китти протянула ему брошь. Ашер недоуменно повертел ее в руках.
- Красивая вещица. Вам подарил ее граф Линк?
Китти помотала головой. Из ее глаз снова хлынули слезы.
- Так в чем же дело?..
- Знак Желания… - прошептала она.
Ашер вздрогнул. Он слышали о мощном артефакте, которым владела властелина. Знак Желания… Интересно, а он смог бы воспользоваться им?.. А как им пользоваться?..
Теперь он понял, почему Китти плачет…
- Ты хочешь воскресить его?
Китти кивнула и всхлипнула.
- А у тебя хватит сил?..
Китти пожала плечами, помотала головой…
- Я не поэтому плачу…
- А почему, ma belle?!
- Он не хочет… не хотел…
- Кто и чего не хотел?.. – Ашер недоуменно поднял брови.
- Алистан… он освободился, умерев… я чувствовала это… он не хотел бросать меня, но он искал причину… любую причину для смерти…
Ашер сочувственно покивал. Ему не хотелось возвращения графа Линка.
- Но у вас может не хватить сил, чтобы снова воплотить его… Говорили у властелины Эльвиры часто случались приступы недомогания, после использования Знака Желания… Мне кажется, вам стоит развеяться и успокоиться… Идемте прогуляемся по саду…
Он поднялся и подал ей руку.

***

Ашер неярко светился в темноте. Или просто такое впечатление создавали его длинные роскошные золотые волосы. Наверно, мерцали они. Бледная и гладкая кожа его левой части лица, идеальный профиль, тонкий аристократичный нос и полные губы. Ашер – мастер игры со светотенью. Китти до сих пор не знала, что другая часть его лица обезображена шрамами. Ашер не любил, когда кто-то видел их и тем более прикасался к ним. Такое он позволял только Жан-Клоду и Аните. Ашеру нравилось казаться красивым для остальных, ему нравилось, когда женщины восхищенно затаивали дыхание при встрече с ним.
Вот и Китти не могла не смотреть на это идеальное лицо, эти завораживающие, голубые преголубые глаза. Но взгляд вампира не гипнотизировал ее. Почему-то Китти была практически имунна к вампирьей магии.
Они сидели на разных концах скамейки, Ашер замечал, что с Китти очень комфортно просто молчать, не разговаривать ни о чем, а прислушиваться, как что-то внутри тебя будто тихо шевелится, ворочается, навевая личную гармонию. Даже Анита находила общество Китти, если не интересным, то очень успокаивающим и расслабляющим.
Они успели обсудить эту идею с Жан-Клодом. Говорить об этом Аните никто не решился. Пора завести себе новую слугу. И Китти как нельзя лучше подходила на эту роль. Она чем-то неуловимо напоминала Джулианну. Такая же кроткая и такая же ранимая, такая же добрая и ласковая. Ашер часто заходил к ней в комнату, чтобы принять ночную дозу крови от леопардов. Ему нравилось, когда она краснела… Китти очень хорошо ладила с леопардами. Все оборотни обожали ее, старались проводить с ней как можно больше времени. Они как животные тянулись к кормящей и ласкающей руке. Уж не магия ли это была? Но нет, Анита не чувствовала никаких всплесков силы. Так что, скорее всего, просто природное обаяние. И сейчас, сидя радом с их Madame, которая еще не отдала никому из них ни одного приказа, он думал, как ему поступить, чтобы она согласилась стать его слугой.
В последнее время положение Базы все больше и больше усложнялось. Империя начала захватнические войны, нападая то на одного светлого Лорда, то на другого. Если Совет Светлых Сил не объединится, когда-нибудь дойдет очередь и до нейтральной Базы. И никакой Знак Желания не поможет им устоять. Прошлая властелина нажила себе массу врагов, совершая свои громкие подвиги.
Ашер думал, стоит ли попытаться сначала соблазнить ее, а потом уговорить или же представить ее становление слугой как несчастный случай. Неожиданно его пронизал страх. Как повлияет появление это на их отношения с Жан-Клодом и Анитой?.. Ему очень не хотелось бы расставаться ни с кем из них. Они встречались уже почти век, и Ашер не хотел бы потерять никого из них. Анита, Жан-Клод и Ричард оставались его единственной семьей.
- Вы чем-то расстроены? – Китти легонечко погладила его по руке, - Вы сегодня очень молчаливы. И где Жан-Клод?
Ашер улыбнулся. От этой улыбки по спине пробегали волнительные мурашки.
- Вас так волнует, где находится наш прекрасный Жан-Клод, ma belle? – он рассмеялся своим золотистым, теплым и чувственным смехом, точно погладил душу пушистым собольим мехом.
Китти покраснела. Она, наконец, стала понимать все эти улыбки и намеки. Приоритет довольно долгого общения. И начала смущаться.
- Ну… я просто удивилась, что вы не вместе… - Китти потупилась еще больше и умолкла, не договорив фразу.
- Быть может, я просто захотел побыть с вами наедине, - он поймал ее ладонь и прикоснулся к ней губами очень нежно, практически неощутимо.
- Вы шутите. Вы, наверно, искали леопардов. Вы сегодня… принимали пищу?
Китти действительно удивляло, почему еще не пришли Анита и Жан-Клод. Жан-Клод забирал Ашера, где они занимались своими делами, о которых Китти не хотела ничего знать, а они с Анитой начинали вечер с пробежки, потом шли на тренировочную площадку и упражнялись вместе с джедаями. У Китти стало неплохо получаться. Очень неплохо. Магистр Йода постоянно хвалил ее.
- Нет, я еще не получил своей положенной доли крови, - Ашер снова улыбнулся, если бы не эта красота, Китти никогда не подумала, что он мог оказаться вампиром, потому что ни он, ни Жан-Клод почти никогда не показывали клыков.
- Что ж, нам надо найти кого-нибудь из леопардов. Думаю, Черри и Зейн еще не встали с постели. Может быть, кто-нибудь из них согласится стать вам донором, Ашер, - Китти кивнула, теперь она чувствовала плывущий в воздухе голод.
- А что ваше предложение, ma belle Madam, потеряло свою силу?
Китти сразу вспомнила, о каком предложении идет речь. Покраснела. Стоит ли отказаться от своих слов или же позволить Ашеру взять у нее кровь? Она не боялась стать донором для вампира, когда-то она уже делала это, но стать донором для Ашера… с его подходом к этому…
- Вы отказываете мне, ma belle? – он состроил печальное лицо.
- Нет… то есть да… то есть нет… Ну вы понимаете, что я имею в виду… Я не отказываю вам в том, чтобы вы взяли у меня кровь, просто тот способ, которым вы это делаете…
- О, ma belle cherie Madame, я никогда не сделаю ничего, что причинит вам боль нарочно, - он еще раз поцеловал, легонечко провел губами по ее запястью, потом перевернул его вверх ладонью, нежно поцеловал пульс, - Я чувствую, как кровь струится по вашим жилам. Такая сладкая, вкусная, она заставит мое сердце забиться только ради вас…
Его слова – почти неразличимый шепот, но Китти слышала каждое, каждое из них кружилось в ее голове, обжигало, манило, но было что-то внутри нее, что заставило ее покачать головой.
- Вы пытаетесь соблазнить меня, Ашер. Не надо, пожалуйста.
- Пока нет, - он улыбнулся, - Я просто пытаюсь получить у вас разрешение взять немного той прекрасной красной влаги, что течет по вашим жилам.
- Хорошо, - Китти сразу поверила ему, она научилась верить, - Потому что я не хочу, чтобы вы меня соблазняли.
- Вы считаете, я не подхожу вам? – Ашер приподнял бровь.
- Нет, что вы… - Китти смутилась, - вы… очень красивы, но я не ищу…
- Возлюбленного? – Ашер закончил говорить за нее, - Я не верю, что человек может добровольно запереть себя для любви и всех удовольствий, которые с этим связаны, - его голос ласкал, гладил, достигал самых сокровенных мест внутри нее.
- Мне кажется, что это очень будет походить на предательство. Полюбить вновь… я не могу и не буду.
Они оба замолчали. Ашер задумался над ее словами. Да, он любил и Аниту, и, особенно, Жан-Клода. Но действительно любил ли он их так сильно, как Джулианну? И не предавали ли он ее память…
- Ты должна хранить свои воспоминания глубоко внутри, но ты не должна быть одинока и соблюдать целибат. Поверь мне, я в свое время пережил очень нелегкую потерю. Помнишь, мы говорили об этом в первую ночь моего пребывания на Базе.
Китти вспомнила, и в ее глазах засветилось сострадание. В ней всколыхнулась ставшая уже привычной сила. Прежде чем она сумела проконтролировать, ее рука потянулась к Ашеру и прикоснулась к его щеке. Правой щеке. Ашер вздрогнул. Отстранился. Нарастающий поток силы тут же иссяк. Он не исчез, но отступил.
- Что с вами? – Китти подсела к нему поближе, опять протянула руку, но Ашер перехватил ее.
- Не дотрагивайтесь. Не надо.
- Ашер, вы ранены? Что с вашим лицом? Дайте, я посмотрю!
Он как-то сразу погрустнел и сконфузился. Казалось, он хочет отодвинуться как можно дальше от Китти. Ее присутствие стало тяготить. Он поднялся. Ему надо уйти. Если Китти увидит его шрамы, слабые проблески желания в ее глазах сменятся жалостью и отвращением. Этого он не вынесет.
- Я должен идти, прошу простить меня, - он развернулся и зашагал в темноту, но тяжело, без привычной бескостной вампирьей грации.
Китти догнала его, схватила за руку, потом прижалась так, как прижимались к ней леопарды, когда снился кошмар или просто было плохо. Ашер был выше нее почти на две головы. Почему-то тут ей вспомнился мужчина, который приходил к ней в день почти удавшегося самоубийства, ее брат. Да, Ашер чем-то похож на него. Именно этим обуславливается волшебное ощущение в его обществе. Не желание быть с ним в одной постели, но желание быть с ним рядом.
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Битва Кричащих Звезд...
Ответ #14 - Ноябрь 30, 2004 :: 9:35am
 
- Что, вы передумали и теперь решили соблазнить меня? Мне нравится, когда вы вот так меня обнимаете, - напряженность его плеч говорила об обратном, он хотел смутить нарочно.
- Постойте, Ашер. Постойте. Не уходите. Ну хотите, я не буду вас ни о чем спрашивать. Вам плохо, вам неприятно. Я вижу это и… почему-то не могу так просто отпустить вас, - она говорила эти слова ему в спину.
- Не надо жалеть меня.
- Нет, нет, я не жалею.
От Китти снова потянулся теплый порыв силы – не стоячая вода или ледяной ветер, как у вампиров, не электрические разряды оборотней или яркое сияние светлых лордов, а тепло. В нем, кажется, были сосредоточены все хорошее, что может быть в человеке, все чувства, черты характера, все побуждения, все, что сливалось в теплый и ласкающий поток, который окутал Ашера с ног до головы.
- Вы лжете, но я прощаю вам эту маленькую ложь, потому что вы делаете это из лучших побуждений, а лицо было наименьшим поврежденным участком, - он понял, что когда-нибудь ему все же придется показать ей свои шрамы, если он собирается сделать ее своей слугой, - Вы хотели знать, что со мной такое? Посмотрите, - он повернулся к ней лицом, медленно, испытывая огромное желание просто уйти отсюда и от разговора.
Небрежным движением головы он отбросил волосы с правой стороны лица. Китти ахнула и прикрыла рот ладонью, как будто не могла поверить в то, что видела перед собой. Наполовину лицо Ашера было совершенно и идеально от него нельзя было оторвать взгляд, но вторая половина напоминала расплавленную восковую свечу. Только бледный голубой глаз выглядел нетронутым и ясным.
- Кто?.. Кто мог сотворить с вами такое?.. – глухо выдавила Китти.
Сострадание поднялось в ней волной, и она не могла заставить себя смотреть на Ашера так, словно ничего особенного не произошло. Ее ладонь нерешительно зависла на пол пути к его лицу, точно этим прикосновением она боялась причинить боль, но потом, решившись, тронула его шрамы кончиками пальцев. Ашер вздрогнул от прикосновения, подавил в себе желание отстраниться и скрыть их.
Сила всколыхнулась еще сильнее, теперь она смешалась с его аурой. До Китти доносились отголоски его воспоминаний, а потом резко ударили ощущение, как святая вода прожигала кровавые борозды на его прежде совершенном теле. От адской боли у нее в глазах поплыли черные круги, голова закружилась, Китти потеряла сознание.
Ашер подхватил ее в последний момент. Он пощупал пульс, и, уловив быстрое биение, вздохнул с облегчением. Через несколько секунд она негромко застонала, приходя в себя.
- Ашер… - рука Китти потянулась к его лицу, дотронулась до правой щеки.
Сухая кожа сошла с нее большими белыми лоскутами, обнажая первозданную гладкость. Китти смотрела на него сквозь затуманенный воспоминаниями о боли взором. Ашер удивленно дотронулся до новой кожи.
- Шрамы исчезли?..
- Да, кажется да… - Китти нежно стряхнула с его щеки последние лоскуты сухой отмершей кожи.
На его лице застыло такое потрясение, что он даже не сразу смог скрыть его. Но потом оно снова приняло обычное для Ашера приятное, непроницаемое выражение.
- Ты излечила меня, ma belle.
- Да, кажется да.
- Как у тебя это получилось?
- Думаю, белое целительство. Это единственный вид магии, которым я владею.
- Но… по идее оно должно действовать на меня… так же как и святая вода! Ли не действовать вообще, потому что у меня нет открытых ран или болезней!
Китти задумалась на некоторое время. Ответ сам пришел ей в голову, как старое, полузабытое воспоминание.
- Святая вода скорее принадлежит силам Света, а целительство… это другая сила… Только не спрашивайте какая! Я не помню.
Ашер улыбнулся, и в этой улыбке вместо привычного флирта и обольщения было нечто новое. Изумление. Приятное изумление с отсутствием настороженности.
- Вы говорили, что это не все шрамы, которыми покрыто ваше тело. Если хотите, я смогу вылечить и их.
- Это было больно, ma belle. Ты упала в обморок, - Ашер покачал головой.
Ему очень хотелось избавиться от шрамов, но что если в процессе лечения Китти умрет от болевого шока. Где-то он слышал, что целители лечат пациентов за счет собственных жизненных ресурсов. На сегодня с Китти было достаточно. Быть может, завтра или через несколько дней... Ему очень хотелось избавиться от шрамов, вновь владеть собственным идеальным телом.
- Да, это было очень больно, и я даже боюсь представить, что чувствовали вы, когда на вас лили освященную воду...
- Откуда ты знаешь, что на меня лили святую воду?.. – его глаза подозрительно сощурились.
Неужели кто-то сказал ей, и Китти давно знала, что он с ног до головы покрыт шрамами. Но кто? Анита? Нет, она не настолько разговорчива. Жан-Клод?.. Не может быть! Значит, кто-нибудь из леопардов или вервольфов.
- Я видела это, когда лечила вас. Мне поэтому было так больно... Я видела это... я как будто сама переживала это... Ужасно... – Китти скрыла лицо в ладонях, задрожала.
- Ничего, все проходит. И это прошло... – Ашер положил руки ей на плечи.
От него не исходило тепло – признак голода.
- Я хочу скорее вылечить вас. Мне не выносимо знать, что эти следы до сих пор остаются с вами... Я... пойдемте, пойдемте в помещение. Здесь холодно. Я помогу вам...
Под его пальцами она дрожала, он медленно отвел холодные ладони от лица, из глаз Китти медленно пролились две слезинки, потекли, оставляя влажные дорожки. В них застыло воспоминание о его прошедшем страдании. Потом еще две капли и еще две... и вот слезы текли неудержимым потоком.
- Сейчас нельзя. Потом, когда вы наберетесь сил, ma précieuse.
- Мне не нужно набираться сил, Ашер. Только моральных. Идемте.
Она взяла его за руку и потянула в сторону входа.

***

Был разгар ночи. Никого из оборотней не было в комнате. Ребенка в кроватке тоже не было. Анита попросила Натаниэля и Черри позаботиться о нем. Теперь Дэмиэна всегда окружали вниманием. Всем доставляло удовольствие нянчиться с ним. Иногда Китти приходилось буквально сражаться за право подержать его на руках или покормить. С момента его рождения прошло всего лишь несколько месяцев, а Дэмиэн уже сильно вырос. Все сваливали это на действие молока единорожицы. Каждый день в кроватке появлялась новая бутылочка. Никто никогда не замечал как. Чуткие к любому постороннему звуку оборотни не могли никого засечь.
Китти присела на кровать, потому что больше в ее комнате присесть было некуда. База иногда буквально поражала то ли своей аскетичностью, то ли непродуманностью.
- Покажите мне ваши остальные шрамы, Ашер.
Он принялся расстегивать на груди белую рубаху, пальцы ловко и заученно управлялись с золотыми пуговицами, вытащил ее из черных узких штанов.
Китти ахнула и вскочила с места – вся правая часть его груди была изрыта кривыми, глубокими шрамами, портившими идеальную плоть. Кое-где кожа вздымалась буграми. Обычно люди стараются отшатнуться от вещей, раздражающих взгляд уродством или несовершенством. Китти наоборот потянулась, чтобы дотронуться до шрамов. То ли под наплывом силы, то ли просто, чтобы убедиться, что они настоящие.
- Поберегите силы. Если вы не сможете вылечить их сегодня, будут и другие дни.
- Н-неволнуйтесь...
Ашер небрежно отбросил рубаху в сторону. Китти подошла к нему, вытянула руки ладонями вперед, двигаясь в облаке своей теплой и почти ощутимой мягкой энергии. Какой-то тугой ком свернулся у нее в животе, стянул, заставил перестать дышать. Как мог кто-то…
- Постойте, - Ашер покачал головой, - Давайте переместимся на кровать. На случай, если вы опять потеряете сознание или случится что-нибудь в этом же роде, а я буду не в состоянии помочь вам.
Китти на несколько мгновений заколебалась, но кивнула и послушалась.
Вампир залез с ногами на кровать и устроился поудобней. Китти присела рядом. Потом тоже забралась с ногами. Платье путалось и задиралось, и Китти надоело постоянно его поправлять, но она продолжала делать это с завидным упорством. В этот момент она подумала, что было бы очень неплохо, если бы она могла менять одежду только лишь усилием мысли.
- Вы готовы? – Китти протянула к нему руки.
Ашер безмолвно кивнул.
Мягкие ладони дотронулись до бугристой поверхности, ощутили ее шероховатую неровность. Сила мгновенно окутала их обоих коконом, проникла в ауру, потом глубже. По коже Ашера разлилось приятное покалывание, точно стаивал застарелый лед. На мгновение перед его сознанием всплывали воспоминания... они не потеряли своей четкости, но неприятные ощущения ушли, вытесненные покоем, осталась только мудрость и отпечатки сущности населявших его воспоминания...
Ашер закрыл глаза, наслаждаясь ощущением. Это было приятнее, чем секс, содержащий в себе в основном физическое и иногда метафизическое взаимодействие. В этот момент он испытал гармонию с самим собой, свободу ото всех страхов, комплексов и предубеждений. Обычный даже самый нормальный человек не может быть свободным от всего этого. Такие ощущения дает мудрость, и только она, да и то при одном условии, если мудрость эта лишена цинизма и полна желаний и мотиваций. Он ощутил себя дома после долгого трудного пути длиной не в одну жизнь.
Китти чувствовала его боль, пропускала ее через себя, баюкала где-то внутри, как дуют на обожженную руку.
Она вскинула свои ставшие такими серебряными глаза, чтобы увидеть кристальные слезы, струящиеся по гладкой кожи лица, заставляющие светло-синие глаза блестеть еще ярче обычного. Настолько всепоглощающая ясность снизошла на того, кто много веков подряд считался проклятым, настолько она была острой, полной теплых, приятных эмоций, что казалась почти болезненной, рвущей сердце счастьем. Он плакал, очищаясь от грязи прошлого, оставляя лишь самое ценное и дорогое в глубинах души, но сам не осознавал, что тихие, хрустальные слезы падают ему на грудь одна за другой.
Китти словно дотронулась до чего-то глубже, чем сердце, погладила его, подула, согрела в теплых ладонях.
Мир и покой... не покой мертвых, но мир с самим собой и окружающим.
Как только Ашер окунулся полностью в эти ощущения, лицо Китти разгладилось от морщин боли.
Сухая кожа пластами отпадала от его груди. Ашер понял, что исцелен. И исцелен не только физически.
Ему хотелось спать. Хотелось положить голову на ее теплые колени и закрыть глаза. Когда наступало утро, Ашер всегда умирал в своем гробу, вытянувшись во весь рост, расправив одежду и проследив, чтобы все в нем было красиво. Теперь ему хотелось свернуться калачиком. Как иногда бывало в детстве. Как бывало там, где он чувствовал себя в полной безопасности.
Китти немного отстранилась и устроилась поудобнее на кровати. Посмотрела на него и медленно кивнула.
Он нерешительно положил голову ей на колени, поджал ноги и прикрыл глаза. Китти принялась перебирать золотые нити его волос. Его лицо утратило всю потусторонность и светящееся совершенство. Теперь это был просто красивый мужчина, который очень хотел спать. Со стороны их можно было принять за брата и сестру.
Китти действительно изменилась.
Нежность. Почти болезненная и всепоглощающая нежность, ничего общего не имеющая с проявлением секса, но все с проявлением любви. Они молча говорили друг другу: «Я знаю тебя, я узнаю тебя из миллиарда подобных, я принимаю тебя, ты один(а) из тех, кого я принял(а), кому отвел(а) место в потаенных уголках души. Ты – свой(я). Я тебе доверяю. Я тебя люблю».

***

Звонок заставил Китти с трудом и неохотой открыть глаза. Ашер даже не пошевелился. Его голова по-прежнему покоилась на ее коленях. Ровное дыхание не сбилось. Он не проснулся. Это был глубокий восстанавливающий сон.
- Войдите, - негромко проговорила Китти.
Дверь с шипением отъехала в сторону.
Жан-Клод осторожно ступил внутрь. Белая рубаха подчеркивала черноту его волос и бледность кожи, черные вельветовые брюки плотно облегали красивые длинные ноги, сливаясь с высокими кожаными сапогами до бедер.
- Не хочу вам мешать, но скоро рассвет, - он окинул представшую перед ним картину внимательным взором.
- Заходите, вы не помешаете. Ашер спит, но уже я проснулась.
- Спит? – лицо Жан-Клода не изменило свое обычное приятное выражение.
- Да. Он очень устал и теперь спит. Ему снятся сны... – подтвердила Китти.
- Простите, Madame, но это не возможно. Вампиры не могут спать. И видеть сны. Если только кто-то не заколдовал их.
- Тут нет магии как таковой, Жан-Клод. Я просто излечила его душу. Вы можете сами убедиться в этом. Ашер спит.
Вампир приблизился своим скользящим плавным шагом. Склонился над своим возлюбленным.
Ровное дыхание Ашера вздымало грудь, он слегка пошевелился во сне, точно ощутив еще чье-то присутствие. Жан-Клод провел кончиками пальцев по его расслабленной руке. Их пальцы сплелись. Вокруг витало послевкусие ощущений. Жан-Клод присел рядом с ними.
- У него такой умиротворенный вид... Такое чувство, что он действительно спит. И давно вы так сидите?
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10