Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Не прошло и года (прошло) Перевод продолжается! Следите за обновлениями Ким Харрисон "Чему быть, того не миновать" (3 книга о Мэдисон Эйвери). Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 
Небесные грехи: перевод - 3 (Прочитано 2770 раз)
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Небесные грехи - 3
Ответ #75 - Ноябрь 14, 2005 :: 6:51am
 
Ладно, ничего страшного, главное, чтобы это не повторилось.
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
lorien
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Я люблю этот Форум!

Сообщений: 1480
Казахстан
Пол: male
Re: Небесные грехи - 3
Ответ #76 - Ноябрь 18, 2005 :: 7:22pm
 
Что-то промелькнуло на лице Ричарда, проступив сквозь кажущуюся невозмутимость. Злость, переходящая в ярость. Он направлял весь свой негатив внутрь, и злость сжигала его слишком сильно. Как результат - Ричард изуродовал свои великолепные волосы. Из депрессии Ричард вышел, но ярость осталась, и, раз не смогла уйти вовнутрь, вырвалась наружу. Видимо, теперь она была направлена на меня. Великолепно, просто великолепно.
- Если ты действительно Больверк, тогда присоединяйся к своей стае, - его голос дрожал от еле сдерживаемого гнева.
Ошеломлённо взглянула на него:
- Извини, что ты сказал?
- Если ты действительно Больверк нашего клана, то должна присоединиться к нам.
Ричард встретил мой взгляд, и теперь в нём не было никаких колебаний, никакой слабости. Я всё ждала, когда он перестанет избегать решительных действий. Только даже в кошмарном сне не могло присниться, что будет вот так.
Джамиль прошёл обратно через комнату, неся на руках Стивена. Грегори до сих пор цеплялся за руку Стивена, и таким образом они шли втроём. Когда Джамиль подошёл к остальным волкам, Ричард произнес:
- Грегори - не один из нас. Он не может к нам присоединиться.
Я не расслышала, что сказал Джамиль, но думаю, что он попытался убедить Ричарда в ненужности такого приказа. Ричард отрицательно покачал головой, и тут Джамиль совершил ошибку: оглянулся на меня, попросив глазами о помощи. Он делал это не раз, да и многие из волков тоже. Сейчас Ричард заметил взгляд, и это ему не понравилось.
Он схватил запястье Грегори и попытался оттащить его от Стивена. Стивен закричал и встрепенулся на руках Джамиля, обеими руками цепляясь за брата.
Это было уже чересчур. Мне стало всё равно, услышит ли Бель всё это, и пошла к стае.
- Ричард, ты поступаешь жестоко.
Он не прекратил попыток расцепить братьев.
- Думал, ты хотела, чтобы я был жесток.
- Я хотела, чтобы ты был сильным, а не жестоким, - ответила, уже почти подойдя к ним, хотя и не знала, что именно стану делать.
- Ты сильна, и ты жестока.
- На самом деле я сильна и практична, но не жестока, - встала прямо перед ними, хоть и знала, что не рискну прикоснуться к кому-то.
Стоило притронуться к Ричарду или близнецам, это бы привело к ещё большему насилию. Таковы были мои ощущения.
Стивен издавал жалобные звуки, как маленький кролик, которого съедают живьем. Он скреб руками, стараясь удержаться за Грегори. Грегори плакал и старался не отпустить своего брата.
- Моя практичность в данном случае заключается в том, что я пытаюсь помешать тебе выставить нас слабыми перед одним из членов Совета. А жестокость - сказать, что я стала Больверком потому, что у тебя для этого нет мужества.
Он перестал растаскивать близнецов, и Джамиль воспользовался моментом, чтобы незаметно ускользнуть с ними. Конечно, это привело к тому, что мы остались с Ричардом лицом к лицу. Внезапно я осознала, насколько внушительным он являлся. Ричард относится к тем здоровым парням, которые обычно не кажутся крупными до тех пор, пока не покажут себя, и тогда ты бросаешься наутек, но, как правило, уже слишком поздно.
Мы стояли, пожирая друг друга глазами. Я не злилась, пока он не стал причинять боль Стивену и Грегори. Но раз уж такое случилось, останусь в этом состоянии надолго. Всегда наслаждаюсь собственной злостью – такое уж у меня хобби.
С десяток едких замечаний собрались на кончике языка, и потому пришлось держать рот на замке. Опасаюсь того, что вырвется наружу, если я его открою.
Шагнула вперед, сокращая оставшееся расстояние. И тут заметила еще кое-что, помимо гнева в его глазах, - страх. Он не хотел, чтобы я была так близко. Прекрасно.
Я приблизилась на шаг, заставляя Ричарда инстинктивно попятиться. На его лице промелькнуло осознание того, что он себе позволил. Приблизилась еще, но на этот раз он остался на месте. Я шла, пока пышная юбка моего платья не задела его ноги. Юбка закружилась, и накрыла носки его начищенных сапог. Мы находились так близко, что намного естественнее было бы прикоснуться друг к другу, чем стоять просто так.
Я пробежала глазами по его телу, взглядом, показывающим, что мне прекрасно известна каждая его часть, сокрытая под костюмом.
Когда подняла глаза, Ричард смотрел на мое декольте. Я глубоко вздохнула, заставив холмики грудей подняться и опуститься, будто их толкала изнутри невидимая рука.
Он оторвал взгляд от моей груди и посмотрел в глаза. Ярость осталась почти единственной эмоцией. Просто гнев без цели и формы. Он был похож на лесной пожар, который начинается с пожирания деревьев, и вскоре приобретает свою собственную жизнь, будто уже даже не нужно топливо, не нужно ничего, чтобы существовать. Он горит, растёт и уничтожает не потому, что нужно горючее, а потому, что существует сам по себе.
Я ответила на гнев Ричарда собственным. Его ярость была новой и свежей, она еще не успела выжечь место в душе, освободить территорию, где ничего нет, кроме гнева. Мой был стар, он был во мне, сколько я себя помню. Если Ричард хотел драки, можем подраться. Если секса, можем заняться сексом. В этот момент и то, и другое будет почти одинаково разрушительно для нас обоих.
Его зверь встрепенулся, чуя гнев, как пес запах хозяина. Сильные эмоции могут заставить его перекинуться, и с этим мы вполне можем столкнуться в ближайшие несколько минут.
Энергия его зверя задрожала видимой волной силы, как воздух над раскаленной дорогой в летний день, танцевала по обнаженной коже моего тела. Когда-то Ричард мог возбудить меня лишь одним прикосновением своего зверя. Но сегодня мы будем заняты другими делами. Сомневалась, что они будут хотя бы в половину такими же приятными.
Мюзет скользнула к нам в запятнанном кровью платье. Ее глаза снова стали синими. Вампирша погрузила руки в энергию зверя Ричарда, игравшую между нами, не прикасаясь физически, а только на энергетическом уровне.
- О, ты действительно будешь вкусен,  tres bon, tres bon.
Смех прозвучал колко, почти способный задеть и ранить, но при этом мелодично. Звук не сочетался с подсыхающей на лице кровавой маской.
Ричард позволил ярости заполнить свои глаза и направил их на нее. Это был взгляд, от которого, полагаю, любой другой из присутствующих попятился назад. А Мюзет рассмеялась снова.
Ричард повернулся к ней лицом. Его гневу было все равно, на кого наброситься, - каждая цель становилась подходящей.
- Это тебя не касается. Когда разберемся с делами стаи, тогда и только тогда, мы будем разговаривать с вампирами.
Мюзет запрокинула голову назад и гомерически расхохоталась, да, иначе и не скажешь… Она смеялась, пока слезы не потекли по лицу, прокладывая дорожки в засыхающей крови. Постепенно смех снизошел на нет, а когда вампирша открыла глаза, они оказались медово-карими.
Ричард затих. Я находилась достаточно близко, чтобы это заметить: на миг, он даже перестал дышать.
Запах роз плыл повсюду.
- Ты вспомнил меня, волк, чувствую по твоему страху.
Мурлыкающее контральто пробежалось по коже, и я увидела, что Ричард тоже вздрогнул от этого.
- С тобой, волк, я поиграю попозже, а сейчас, - она повернулась и взглянула на Ашера, - а сейчас, я поиграю с ним.
Ашер до сих пор прижимался к стене, демонстрируя то абсолютную недвижность, которая свойственна только старым вампирам. Он погрузился в тишину вечности, пытаясь уйти от происходящего, пытаясь спрятаться на ровном месте. Не помогло.
Мюзет заскользила к нему, и в ее облике начали стремительно появляться черты Белль. Тёмно-золотое платье стало проступать сквозь белое. Чёрные волосы, рассыпались призрачным огнём вокруг, вздымаемые невидимыми порывами ветра силы Бель.
- Что происходит? – прошептал Ричард.
Не задумываясь, нужен ли, в самом деле, ему ответ, проговорила:
- Мюзет является вместилищем для Бель.
Взгляд Ричарда не отрывался призрачной формы, управляющей чужим телом, когда он спросил:
- Что именно это значит?
- Это значит, что мы по уши в дерьме.
Он перевел взгляд на меня:
- Я Ульфрик, Анита, не зависимо от того, появились ли в городе какие-то вампиры высшего ранга, или нет.
- Прекрасно, будь Ульфриком, Ричард, делай что хочешь, но не погуби при этом нас всех.
Его гнев частично ослаб под наплывом страха. Нельзя быть рядом с Бель и не бояться её при этом.
- Я либо Ульфрик, либо нет, Анита. Невозможно быть одновременно и господином, и слугой.
Приподняла брови, взглянув на него:
- Ну, на самом деле, можно, - и подняла руку, прерывая спор. – Сейчас, у меня нет времени на объяснения, Ричард. Отложим на завтра, если все ещё будем живы, ладно?   
Он нахмурился:
- Она же здесь не во плоти, Анита. Всего лишь метафизические игры. Насколько это может быть опасно?
В тот момент я поняла, что Ричард до сих пор живет в том, ином мире. В мире, где все играют честно, и где никогда не происходит ничего ужасного. Наверное, очень мирная там жизнь, на той планете, которую люди вроде Ричарда называют своим домом. Всегда восхищалась этой картиной, но там никогда не жила. Беда в том, что и на деле Ричард живет тоже не там.
Тишину прорезал первый вопль. Леопарды отступали назад, припадая, к ногам Бель Морт. Только Мика оставался стоящим. Встал перед Ашером, но он был таким же невысоким, как и я, и не мог закрыть его целиком.
Посмотрела на Ричарда. В глазах у него жила боль. Он  никогда не сможет очнуться и почувствовать, когда дело запахнет кровью. Никогда не изменится по-настоящему.
Отвернулась от него, и направилась к Ашеру и Мике. Жан-Клод подошел, предлагая руку, и я приняла её. Никто не присоединился к нам. Крысолюди не могли напасть на Мюзет. Верлеопарды делали всё что могли, но этого не хватало. Только волки способны были помочь, но Ричард не позволит им этого.
В тот момент я задумалась о том, как скоро начну ненавидеть его.
Наверх
 

My heart’s in the Highlands, my heart is not here;&&My heart’s in the Highlands a chasing the deer;&&Chasing the wild deer, and following the roe;&&My heart’s in the Highlands wherever I go.
 
IP записан
 
Mistress
Некромант
****
Вне Форума



Сообщений: 669
Пол: female
Re: Небесные грехи - 3
Ответ #77 - Ноябрь 18, 2005 :: 7:36pm
 
48 
Понять не могу, почему Ашер кричит. Ни крови, ни гниющей плоти, а он все равно продолжает вопить. Но когда мы подошли ближе, заметила, что кожа на его лице начала отпадать. Казалось, она отваливается от костей черепа, словно прикосновения Бель иссушают его -  всего целиком, лишая не только крови. 
Рискнула бросить взгляд на Жан-Клода. Он выглядел пораженно, но секунду спустя его лицо вновь лишилось эмоций. Ощутила, как он прячется в ту пустоту, в которой находился прежде.   
-Таким образом, она может высушить Ашера до смерти, - его голос был в высшей степени пустым. 
-Но ведь у тебя иммунитет, верно? Не она тебя создала. 
-Она наша sourdre de sang, ни у одного из нас нет защиты от ее прикосновений. 
Я остановилась и оттолкнула его назад. 
-Тогда оставайся здесь. Не хочу волноваться за вас обоих. 
Он не стал спорить, но взгляд скользнул мимо меня, к Ашеру. Не уверена, слышал ли он вообще мои слова, а времени проверять не было. Я уже почти бежала, но в этот момент Мика оттолкнул Бель, отпихнул в сторону, закрыв вампира своим телом, прервав их контакт. 
Ашер медленно осел по стене на пол, а светящееся лицо Бель принялось целовать Мику. В тот момент, когда их губы соприкоснулись, я почувствовала, как ardeur наполняет комнату, как его горячие обжигающие капли скользят по моей коже. Ощущение заставило меня остановиться, и я замерла на пол пути. Стояла, смотря то на Ашера, прислонившегося к стене, то на Мику, пойманного в это светящееся объятие. Знала, что могу осушить Мику за несколько дней, но часть меня понимала, что Бель сделает то же самое гораздо быстрее.   
Рука Ашера потянулась ко мне, тонкая, как у скелета. Мика пытался отодвинуться от тела Мюзетт-Бель, но она оседлала его, обхватив руками за спину, светящиеся алые губы кровавым туманом расплывались по лицу. В какой-то момент ощутила, что Ашер увядает, за неимением подходящего слова. Жан-Клод направился к нему, но я понимала, что у него нет жизненной силы, чтобы поделиться с Ашером. Вдруг крест, висящий у меня на шее, засиял ярким пламенем. 
Он обжигал кожу, как черная пластмасса, раскаленная  в духовке. Я заорала, дернула цепочку, и крест промелькнул, окутанный белым горячим светом.   
Мика отшатнулся от Бель Морт. Жан-Клод прикрыл себя и Ашера черным бархатным камзолом. Остальные вампиры спрятали лица и зашипели на свет. Краем глаза заметила какое-то движение, и в следующий момент Ангелито обрушился на меня. Теперь помешать ему никто не мог. Крест оказался обоюдоострым оружием. 
Он сгреб меня в одну руку, подняв так, что ноги оторвались от пола, а другой схватился за крест. Я ткнула ему в горло тремя пальцами, изобразив ими наконечник копья. Он подавился и выпустил меня, но продолжал держаться за крест. Во время моего падения цепочка порвалась. Как только крест оказался в его руках, свет начал тускнеть. 
Тело Мюзетт повернулось ко мне. Озера, полные темно-золотого огня, полыхали в ее глазах. Теперь передо мной стояло не призрачное изображение Бель, наложенное на тело Мюзетт,  казалось, здесь находится копия Бель. Я видела перед собой Мюзетт с неправильным цветом глаз, но где-то  внутри понимала, что это Бель. Бель во плоти. Немного выше, чем Мюзет. Длинные черные волосы волнами спадают до колен. Треугольное декольте темно-золотого платья обнажает белую кожу. Лицо, будто созданное из жемчуга. Полные алые губы слегка надуты. Белоснежными руками она обхватила мои.  Длинные черные ногти прошлись по бархату рукавов. Прижала меня к своему телу.  Эти алые губы стали приближаться к моим, чтобы поцеловать. 
«Не позволяй ей прикасаться к себе», - кричал голосок в моей голове, но я не могла шевельнуться, не могла отодвинуться, даже не уверена, что хотела отстраниться.   
Красные, алые губы нависли над моими. Ее дыхание касалось моего рта. Вокруг пахло розами. Внезапно почувствовала на губах вкус поцелуя Ашера, будто целовала его секунду назад. Это ощущение заставило меня распахнуть глаза, помогло оттолкнуться от губ Бель, захотеть оттолкнуться. 
Ее глаза уставились на меня, полные золотого огня – цвет мутной воды при солнечном освещении. Осознала, что на какое-то время теряла сознание. Бель прижимала меня к себе, словно кружа в танце. Ее руки держали мою голову, поднимая, чтобы поцеловать. 
Почувствовала движение и, повернув голову, увидела Ричарда. Бель его тоже заметила. 
-Только посмей вмешаться, и я вновь подниму в тебе ardeur, волк. А женщин с собой ты не привел. Думаешь, это тебя спасет? Ошибаешься. Ему лишь нужно утолить голод, и не важно, каким способом. 
Ричард заколебался. Я ощущала его страх на губах, но под ним все равно еще присутствовал вкус Ашера. 
Жан-Клод внезапно оказался возле Бель. 
-Тебе нужен я, - он театрально взмахнул руками. Полы пиджака взметнулись, волосы рассыпались по плечам – Ну так вот я! 
Не знаю, что бы произошло дальше, что бы сказала Бель, потому что в следующий момент на меня нахлынуло воспоминание о том, как мы с Ашером занимались любовью. Как и тогда, в присутствии Джейсона, но в этот раз сильнее... хуже... лучше... Спина выгнулась, я задрожала в объятиях Бель, из горла вырвался крик, руки хватали воздух, полосуя Бель по лицу. Она выпустила меня, и я смутно увидела, словно через рифленое стекло, что ее руки схватили Жан-Клода. 
Ричард подхватил меня, не дав упасть на пол, устроив меня на своих руках, как в колыбели. Выглядел он взволнованно. Рука коснулась моего лица. 
-Анита, ты в порядке? 
Мне удалось кивнуть. Но даже ощущая так близко Ричарда, чье нежное лицо, обеспокоенное моей судьбой, склонилось надо мной, я повернула голову к Ашеру. Ничего не могла с собой поделать. Его волосы напоминали золотую новогоднюю мишуру, безжизненно висящую вокруг лица, которое больше походило на череп. Губы превратились в тонкую плотную линию, из-под которой выпирали зубы, главным образом, клыки. Лишь глаза все еще принадлежали Ашеру, полные бледно-голубого огня, словно зимнее небо могло гореть. 
Увидев его взгляд, я попыталась выползти их рук Ричарда,  рванулась к Ашеру.   
-Анита, в чем дело? – он держал меня, повернув к себе лицом. 
Я обрела голос, но все что смогла произнести, лишь: 
-Ашер. 
Он посмотрел на упавшего вампира, и отвращение отчетливо промелькнуло на его лице. 
-Я знаю, Анита. Мне жаль. 
Понятия не имею, за что он извинялся, да меня это и не волновало. И так проблем хватало. Что-то я забыла, упустила из вида нечто очень важное, но сейчас ни о чем не могла думать, кроме глаз Ашера. Я должна идти к нему. Просто должна. 
Ричард вдруг поднялся, все еще держа меня в объятиях. Послышалось царапанье, как от множества маленьких когтей. Крысы, тысячи крыс мохнатым потоком с писком бежали по полу. 
Сила покидала Ашера, и я знала, чего ему стоило отпустить меня. Внезапно осознала, что я единственная, кто может накормить его, кто может поддержать в нем жизнь. 
Ричард издал беспокойный возглас и повернулся так, чтобы я увидела то, что его встревожило. Два вампира, которым пулями снесло головы, медленно поднимались на ноги. Они восстановились. Странные лица с кошачьими глазами были целыми. Даже шрамов от пуль не осталось. 
-Твою мать! - выругалась я. 
У кого-то из гиенолаков сдали нервы, и он выстрелил в пищащую массу крыс. Следом раздался второй выстрел, и он упал с дыркой в спине, бухнувшись на толпу крыс. Они вцепились в него, и вскоре его тело исчезло из виду. Но звуки, ничто не могло поглотить звуки. Я стояла далеко от стрелявшего, потому выстрел не оглушил меня. Но впервые в жизни пожалела об этом. Звук маленьких зубов, рвущих плоть, пищащие голоса, ссорящиеся над тем, что недавно было человеком, казалось, поглотили всех нас. 
Один из гиенолаков смотрел на оружие в своих руках так, будто не понимал, откуда оно взялось. Его бледное лицо повернулось к нам. Кажется, он прошептал «Мне жаль», прежде чем Бобби Ли крикнул: 
-Оружие на пол! Мать вашу, всем бросить пистолеты! Никому не стрелять! 
Он швырнул собственный пистолет подальше через всю комнату, и другие последовали его примеру.
Некоторые из гиенолаков опустили оружия, и лишь один отбросил. Бобби Ли упал на колени и сложил руки за голову. Клодия сделала тоже самое. Затем по очереди крысолюды последовали примеру. Я знала почему: они боялись, что Мюзетт-Бель использует их против нас. Мне бы не хотелось сейчас оказаться на полу, где в любую минуту на тебя могут напасть крысы. 
Вдруг я вспомнила, что Жан-Клод, возможно, борется за жизнь. Но нет. Бель держала его прекрасное лицо в ладонях, но он по-прежнему был на ногах. Его руки накрыли ее, придавив их к его лицу. Оно все еще было красивым, нетронутым. Нежная улыбка играла на губах. Глаза Бель широко распахнулись, счастливой она не выглядела. Он не мог питаться от нее, как она от Ашера, но, казалось, что и она не может питаться от Жан-Клода.   
Мне известно, что Бель-Мюзетт призывает крыс. Но не думаю, что она обладает восстанавливающей силой, чтобы поднять двух сыновей ночи. Они стояли на четвереньках, помогая друг другу подняться, но не смотрели ни на кого, даже на Бель. Интересно, будут ли они возмущаться, - промелькнула мысль у меня в голове, но тут  волна крыс прыгнула на гиенолака, маленькие зубы пытались разорвать черную кожу. Люди закричали, и гиенолаки открыли огонь по маленьким крысам, превращая их тела в кровавые ошметки. Но их было слишком много. 
Крысы сновали среди крысолюдов, стоящих на коленях, будто те были огромными камнями в бурлящем потоке воды. 
-Сама стоять сможешь? – спросил Ричард. 
-Думаю, да. 
Он осторожно поставил меня на пол, и посмотрел на вервольфов, которые все еще стояли в стороне. Очевидно, то, что Ричард сделал с Сильвией, произвело большое впечатление, так как никто из них не нарушил приказа. Лишь Джейсон старался вырваться из хватки Шанг-Да, но никто не пытался помочь. Какого черта Ричард сделал с Сильвией? 
Вдруг в воздухе запахло мускусной волчьей шерстью, сыростью листвы,  ароматом новогодней елки, будто плечом я только что задела веточку с утренней росой. Часть меня чувствовала, что зверь Ричарда выливается сквозь мое тело и успокаивает кожу, как легкий ветерок. 
Ричард посмотрел на меня янтарными волчьими глазами. Он открыл связывающие нас метки, широко распахнул. Откинул голову назад, завыл, и дюжина голосов ответила ему, и черной разрушительной волной вервольфы двинулись вперед. 
Шанг-Да и Джамиль стояли позади Ричарда, вместо ногтей на их пальцах показались когти – изменения, на которые способны только альфы. Чувствовала, как остальные вервольфы сбрасывают кожу, как волнами перекатывается их энергия. 
Теперь поняла, что Жан-Клод закрыл свои концы меток от нас как можно крепче. Смотрела на него, но совсем не чувствовала. Он мог умереть и не хотел тянуть нас за собой. 
Я нашла один из пистолетов, который отбросил кто-то из крысолюдов, и почувствовала себя лучше. Хорошо все-таки ощущать в руке вес оружия. 
К сожалению, я не единственный человек-слуга, который нашел пистолет. Ангелито выстрелил в гиенолака, и тот упал в толпу крыс. Закричал и скорчился от боли, пытаясь отбиться от них. 
Я выстрелила в крыс, находящихся ближе к нему, но их было слишком много. Будто стреляю в жидкость - могу ее двинуть, но не ранить. 
Знала лишь один способ остановить крыс. Нацелила ствол в голову Мюзетт-Бель. Если убью ее, крысы уйдут туда, откуда пришли. 
Выдохнула, успокаивая себя перед выстрелом, который мог попасть в Жан-Клода. Одна из крыс прыгнула мне на руку, впившись зубами. Волна крыс повисла на платье, их зубы прокусывали толстую ткань. Я закричала, и внезапно рядом оказался Мика. Присев, он  оскалился на крыс. Те, что были на полу, разбежались, пища от ужаса. Но повисшие на моем платье, казалось, не подвластны страху. Он помог мне скинуть их и бросил в убегающую массу. Крысы переваливали через лежащих товарищей и ели их тоже. 
Оказалось, крысы больше боятся верлеопардов, чем волков, и леопарды стали отделяться от стены, скаля зубы, отгоняя маленьких грызунов, отвоевывая широкое пространство. 
Парочка вампиров, которых я считала мертвыми, обнажили когти и клыки - у нормальных вампиров никогда таких не было. Они с трудом пробирались сквозь толпу вервольфов в брызгах крови и обломках костей. 
Огромная рука поднялась за спиной Шанг-Да, и я, прицелившись, выстрелила, не успев подумать. Леопарды окружили меня со всех сторон. Голова вампира вновь разлетелась. Но теперь я знала, что если мы хотим по-настоящему убить его, придется вырезать сердце и сжечь. И не плохо бы еще пепел над водой рассеять.   
Шанг-Да быстро взглянул в мою сторону, затем другой вампир бросился на него и повалил всех троих на пол, к крысам. 
Над этим шумом, как удар грома, раздался голос Бель,  который заставил нас всех замереть. Даже меховое море крыс затихло. 
-Хватит! 
Она отступила от Жан-Клода, и тот рассмеялся. Не тем волшебным смехом, который скользил по моей коже и заставлял думать о сексе, просто обычным смехом, чистая неподдельная радость. 
-Не будем больше драться, - произнесла Бель, и хотя ее голос все еще был глубоким, он уже потерял свое сексуальное мурлыканье. Он звучал не злобно, но расстроено, словно она была неприятно удивлена. Крысы отступили, будто океан во время отлива. Они пищали и визжали, но уходили. Большинство волков были покрыты маленькими багровыми следами от укусов. Останки упавшего гиенолака выглядели так, словно их покалечило нечто намного большее. 
Жан-Клод радостно заговорил. 
-Ты не можешь от меня кормиться. Ты не можешь вернуть обратно то, что дала мне, потому что больше я не принадлежу твоей линии. Теперь я sourdre de sang своей собственной Линии Крови.   
Бель смотрела на него, ни тени эмоции, выражение лица, так хорошо известное мне. Она скрывала то, что чувствовала на самом деле. 
-Я знаю, что это значит, Жан-Клод. 
-Больше ты не в праве считать меня младшим членом своей линии, Бель. Есть много тонкостей в отношениях между двумя sourdre de sang. 
Она пригладила длинную юбку, и я поняла этот жест, один из жестов Жан-Клода. Нервы. Бель нервничает. 
-У меня было право делать то, что я сделала. Ведь никто из нас не знал об этом. 
-Верно, но теперь мы оба знаем. Ты должна забрать своих людей и уйти. Покинь наши земли сегодня. Если вы останетесь на нашей территории и завтра, ваши жизни станут расплатой. 
-Ты ведь не убьешь Мюзетт? – в ее голосе слышались нотки неуверенности. 
- Убить Мюзетт без всяких последствий, - он прищелкнул языком. – Об этом мечтали многие Мастера Вампиров, и я обязательно это сделаю, Бель. Ты ведь чувствуешь, что я говорю правду. 
Она слегка напряглась. 
-Я буду контролировать Мюзетт, пока мы находимся на вашей территории. Иногда она бывает просто невыносима. 
-Будет плохо, если она потеряет контроль здесь, в Сент-Луисе, - произнес Жан-Клод нейтральным голосом, радость испарилась. 
Ко мне подошла Черри. 
-Извините, что прерываю. Я, конечно, не специалист по вампирам, но, кажется, Ашер умирает.
Наверх
 
314834829  
IP записан
 
Mistress
Некромант
****
Вне Форума



Сообщений: 669
Пол: female
Re: Небесные грехи - 3
Ответ #78 - Ноябрь 18, 2005 :: 7:38pm
 
49   

Ашер лежал у противоположной стены, укрытый покрывалом собственных волос, как новогодней мишурой, словно скелет с высушенной, обвислой кожей. Одежда висела на обезвоженном теле, как сдутый шарик. Веки опустились. Лишь глазные яблоки, обтянутые тонкой кожей, выглядели плотными. Все остальное казалось иссушенным. 
Упала на колени рядом с ним, потому что вдруг почувствовала, что не могу стоять. 
-Он не умер, - раздался детский голосок Валентины, но она оставалась вне пределов досягаемости. 
Хотела утешить меня, но не была настолько глупой, чтобы подходить ближе. 
Я посмотрела на то, что осталось от его красоты, и не поверила ей. 
-Смотри не глазами, ma petite, - посоветовал Жан-Клод. Он не опустился на колени, а остался стоять во весь рост, смотря в глаза Бель Морт, словно не смел отвернуться от нее. 
Сделала так, как сказал Жан-Клод. Посмотрела не глазами, а силой. Ощутила искру внутри Ашера, какая-то часть его все еще горела. Он не умер, но был близок к тому. Взглянула на Жан-Клода. 
-Он слишком слаб, чтобы взять кровь. 
-У него нет человека-слуги, - проговорила Бель Морт, - нет подвластного животного, нет..., - она замялась, будто обдумывая следующее слово, – ресурсов. 
Ресурсы, милое словечко. Хотя какое слово не возьми, она права. Ашер питается лишь кровью, а поскольку сейчас он слишком слаб... не могу закончить эту фразу даже мысленно. 
-Бель Морт может спасти его, - голос Жан-Клода был лишен эмоций. 
Посмотрела на него, затем перевела взгляд на Бель. 
-Что ты имеешь в виду? 
-Она его создала. Она его sourdre de sang, и просто может вернуть обратно энергию, которую украла. 
-Ничего я не крала, - отрезала Бель Морт, и в ее пустом голосе промелькнула нотка гнева. - Нельзя украсть то, что принадлежит тебе по праву, а Ашер мой, целиком мой, Жан-Клод. Каждый кусочек его кожи, каждая капля крови. Он живет лишь по моему позволению, а без него умрет. 
-Наверно, «украла» не совсем подходящее слово, - Жан-Клод пожал плечами. - Но в твоей власти вернуть ему жизненную силу, чтобы он мог питаться кровью. 
- Могла бы, но не стану, - ее гнев жгучим ветром скользнул по моей коже. 
-Почему нет? – вопрос пришлось задать мне, потому что остальные, казалось, не собирались спрашивать, а мне нужно знать. 
-Я не собираюсь объяснять тебе свои поступки, Анита. 
Пистолет по-прежнему находился у меня в руках. Вдруг он потяжелел, словно напоминая о себе. Или, может, пережитого шока мне хватило, чтоб вновь почувствовать оружие. Я встала и прицелилась в грудь Мюзетт. 
-Если Ашер умрет, Мюзет разделит его участь. 
-Тебе не очень-то удается убивать вампиров своим маленьким пистолетиком, - уверенно произнесла Бель. Конечно, не ее же тело я собиралась изрешетить пулями. 
-Думаю, дети Мамочки – особый случай. Наверно, они могут выжить после всего, за исключением огня. Сомневаюсь, что Мюзетт такое выдержит. – Я выдохнула воздух, и постаралась держаться спокойно, насколько это возможно. 
Свободная рука находилась на пояснице, почти на бедрах. Моя любимая позиция для стрельбы. 
-Ангелито тебя остановит, - спокойно произнесла она. 
Я оглянулась на Ангелито, которого удерживали на коленях три вервольфа, но... 
-Если он попробует помешать, тоже умрет. В любом случае он не выживет, если я убью Мюзетт. 
-Ты не посмеешь, - карие глаза Бель Морт слегка расширились. 
-Еще как посмею, - улыбнулась, но веселье не коснулось глаз, потому что я не сводила взгляда с тела Мюзетт. Не обращала внимания на очертания Бель поверх Мюзетт, сконцентрировавшись лишь на  белом платье с засохшими пятнами крови. Чем больше я сосредотачивалась, тем больше проступали черты Мюзетт. Как двойное изображение – глазами вижу грудь Мюзетт, а в голове стоит призрак Бель. Интересно, а остальные видели Бель так же отчетливо или у меня картинка лучше благодаря некромантии? Спрошу у кого-нибудь позже. Намного позже. 
-Жан-Клод, ты этого не допустишь. 
- Ma petite иногда поступает необдуманно, но сейчас она напомнила мне, что правила изменились. Как sourdre de sang я имею право наказать любого из твоих людей за нанесение вреда моему помощнику, в точности следуя нашим законам. 
-Я не знала, что Ашер помощник sourdre de sang,  когда питалась от него. 
Моя рука пока еще твердо держала пистолет, но долго это не продлится. Нельзя вечно стоять в одной боевой стойке с пистолетом в одной руке. Черт, да ни в какой боевой стойке вечно не устоишь. 
-Теперь ты знаешь, - сказала я, - он все еще жив, и ты осознанно убиваешь помощника sourdre de sang 
-У нас есть право взять жизнь Мюзетт в уплату за жизнь Ашера, - разъяснил Жан-Клод. – Следует быть осторожнее, Бель. Когда посылаешь ценных людей так далеко, сложно обезопасить их. 
Я пыталась удержать дрожь в руке, но, в конце концов, сдалась. 
- Сделаем проще, Бель. Либо ты помогаешь Ашеру, либо я убиваю Мюзетт. 
Единственное, что видела и глазами, и внутренним зрением, – ее приторно-карие глаза. Они смотрели на меня, и я понимала, что тону в них. Она хотела, чтобы я опустила пистолет. Да и рука у меня начинала неметь. Так почему бы не сделать этого? Рука стала опускаться, и я осознала, что делаю, за миг до того, как Жан-Клод коснулся моего плеча. 
Вернула руку в прежнее положение. Но это движение помогло молочной кислоте накопиться в мышцах. Теперь я могла простоять так еще совсем немного. 
-Хочешь играть с жизнью Мюзетт - твое право, - проговорил Жан-Клод. Его голос затанцевал на моей коже, вызвал дрожь в теле, рука дернулась, и лишь благодаря практике я не спустила курок. 
Но не просила его останавливаться, потому что Бель использовала свою метку, чтоб затуманить мне мозги. Давно уже вампиры не подчиняли меня так просто. 
Желание Жан-Клода скользило по моей коже, а изнутри мной овладевал страх. Бель не проиграла, даже близко этого нет. Самоуверенность приведет к тому, что многих из нас поубивают. Так что пусть останется лишь правда. 
-Спроси себя, Бель, - произнесла я очень тихо, потому что сосредоточилась на дыхании, стараясь успокоиться, чтобы не выстрелить, - твоя любовь к Мюзетт сильнее ненависти к Ашеру? 
-Нельзя ненавидеть низшие создания, Анита, их следует наказывать, - уверенность слышалась в ее голосе. 
Жан-Клод ответил лишь одним словом: 
-Ложь. 
Темные медовые глаза резко взглянули на него, любви в них не было. Жан-Клода она тоже ненавидела. Ненавидела их обоих. Понятно за что. Они - единственные мужчины, которые добровольно покинули ее кровать. Бросили ее, хотя никто не бросает Бель Морт, потому что не хочет. Удивительно, но их уход отразился на ее чувстве собственного достоинства. Я не стала использовать эту информацию, так как раненная гордость Бель Морт нам не поможет. Для спасения своей гордости она позволит Ашеру и Мюзетт умереть. Почти уверена в этом. Я проглотила слова, и попыталась контролировать мимику лица, но забыла, что она sourdre de sang, и поставила на мне метку. Не о своей мимике мне нужно побеспокоиться. 
Ее голос, сопровождающийся запахом роз, раздался у меня в голове, словно во сне: «Моя гордость не такая хрупкая, Анита». 
Прикосновение губ Жан-Клода к щеке развеяло запах роз, мурлыкающий голосок тоже испарился. 
- Ma petite, ma petite, ты в порядке? 
Я кивнула. 
-Докажи, - произнесла я, - излечи Ашера. 
Жан-Клод не стал спрашивать, к кому я обращаюсь. Или он прочитал мои мысли, или догадался, или это его не волновало, потому что времени у нас в обрез. 
-Вы договоритесь до того, что он умрет, - сказала Валентина 
Все кроме меня посмотрели на девочку-вампира. Я продолжала целиться в белоснежную грудь Мюзетт. 
-Если ты вскоре не дашь ему поцелуй жизни, даже твоя сила не поможет, Бель Морт, - разъяснила Валентина. 
Бель пыталась оставаться спокойной, но ее гнев плыл по комнате. 
-Ты перешла на другую сторону, petite morte? 
- Non, но я не хочу случайно потерять Мюзетт. Выбрать смерть Ашера – это одно, а просто упустить шанс спасти его – совсем другое. 
Хотела обернуться и посмотреть на Валентину, но продолжала смотреть на Мюзетт, на Бель. Кроме того, лицо Валентины было таким же, как и у всех  старых вампиров, когда они скрывают эмоции – пустая, бессодержательная, красивая маска. 
Что-то проскользнуло между ними, чего я не могла прочитать. Бель глубоко, раздраженно вздохнула, оправила юбки и пошла вперед. Правда не так грациозно, как обычно ходила Мюзетт. Интересно, у вампиров проблемы с движением, когда они нервничают? А я чувствовала - Бель нервничала. 
Опустила пистолет, потому что если она собирается спасти Ашера, Мюзет будет жить. Таковы условия сделки. Кроме того, у меня плечо и рука начали побаливать. Если б знала, что придется держать ее на прицеле так долго, взяла бы пистолет двумя руками. 
Казалось, Бель Морт взяла себя в руки, пока шла по комнате. К тому моменту, как достигла Ашера, она уже скользила, ее темно-золотое платье полностью затмило белое платье Мюзетт, во всяком случае, я видела именно так. 
Она опустилась на колени перед телом Ашера. Я могла думать о нем только как о теле. Я отдалилась от него. В шоке осознала, что не верю в его спасение. Он казался мертвым, совсем мертвым. 
Рука Жан-Клода сжала мое плечо, и я поняла, что он изо всех сил заслоняется от меня щитами. Не хочет делить со мной свои чувства в данный момент. И я не виню его. Слишком они личные, слишком пугающие. 
Ричард тоже закрылся. Мне даже пришлось взглянуть на него, чтобы удостовериться, что он еще в комнате. Точно не могу сказать, в какой момент он закрылся щитами. Странно. Я должна была заметить.  Он поймал мой взгляд, не смог скрыть боль и сочувствие. Не думаю, что по отношению к Ашеру. 
Руки Жан-Клода напряглись, и мое внимание вновь переключилось на Бель. Волосы обвивали ее как черная мантия, так что золотое платье лишь слегка проступало сквозь эту черноту. 
Почувствовала, как Жан-Клод затих, словно физически попытался собрать волю в кулак, затем вздохнул и отряхнулся, как птица, оправляющая перья. Вышел из-за моей спины, протянул мне руку - очень официально. Какое-то мгновение я сомневалась, затем приняла ее. Он все еще закрывался от меня щитами, прятал чувства, но я знала, о чем он думает. Его сердце разрывалось при виде Ашера, такого ослабленного и беспомощного. Мне тоже было больно, но у меня за плечами не было веков, проведенных рядом с этим человеком.   
Он повел нас вперед, прямо к вампирше, стоящей на коленях, и к тому, что осталось от существа, которое мы оба любили. Никогда не понимала, вызвана ли моя любовь к Ашеру чувствами Жан-Клода. Возможно и так, но я не могу отделить свои чувства от его. Следовало бы волноваться, но я не беспокоилась. Устала переживать все время. Готова попытаться стать такой же храброй в сердечных делах, как во всем остальном. Кроме того, я была осторожной с Ричардом, а в итоге мы разбили друг другу сердца. Посмотрела на него, в то время как Жан-Клод вел меня вперед. Сердце все еще сжималось при взгляде на него. Сегодня, чуть ранее, я готова была восстановить мир. Я всегда готова помириться с Ричардом, пусть только он даст мне шанс. Проблема в том, что он все время отступает. 
Он перехватил мой взгляд, и что-то промелькнуло в его глазах - боль, потеря - глубокие, как океан, и широкие, как море. Я любила его. По-настоящему любила. И наверно, всегда буду любить. Появилось дикое желание подбежать к нему, позволить обнять себя, изгнать эту боль из его глаз. Но, скорее всего, он не заключит меня в объятия. Просто  будет смотреть, не понимая. И это заставит меня ненавидеть его. А я не хочу ненавидеть Ричарда. 
Отвернулась от него. Не хочу, чтобы он видел желание, потерю, первые признаки ненависти на моем лице. 
Ощутила Ричарда позади себя, прежде чем он коснулся меня. Удивилась, взглянув его лицо. Настолько непроницаемое, насколько он мог сделать. Не обнял меня, но протянул руку. Я колебалась, как и в случае с Жан-Клодом, но затем медленно взяла его. Своей рукой – такой теплой, такой сильной – он прижал мою к мускулистому предплечью. 
Опустила взгляд, чтобы он не увидел, какой эффект на меня произвел. Мы все отделились друг от друга щитами, чтобы скрыть наши чувства. 
Ричард и Жан-Клод обменялись взглядами поверх моей головы. Не знаю, что это означало. Казалось глупым обмениваться взглядами, когда все, что следует сделать, просто открыть метки и вновь стать триумвиратом. Тогда мы сможем читать мысли друг друга. Но впервые за много месяцев Ричард встал на нашу сторону. Думаю, все мы старались быть настолько осторожными, насколько могли.
Наверх
 
314834829  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Небесные грехи - 3
Ответ #79 - Ноябрь 18, 2005 :: 9:25pm
 
Мистресс, как же я люблю проверять твой перевод! Улыбка Молодец, как всегда на высоте! Улыбка
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
Mistress
Некромант
****
Вне Форума



Сообщений: 669
Пол: female
Re: Небесные грехи - 3
Ответ #80 - Ноябрь 28, 2005 :: 12:53am
 
50 

Бель склонилась над Ашером, опустив голову так низко, словно целовала его.  Старалась держаться над его телом, одной рукой упираясь в пол, другой – в стену. Поцелуй должен был бы выглядеть чересчур интимным, но она прилагала большие усилия, чтобы не касаться Ашера больше, чем необходимо. Интимность нарушалась. 
Я должна была ощущать силу, которую она вкладывает в него, но, видимо, слишком плотно закрыла щиты. Мне пока еще не очень удавалось выбирать от чего отгораживаться, а от чего – нет. Когда я так усердствовала, отделялась от всего. Хотелось чувствовать, что она делает. Хотелось знать, разгорается ли внутри Ашера та слабая искорка. 
Слегка приподняла щиты, как приоткрывают затвор фотоаппарата, - совсем чуть-чуть, просто чтобы ощутить эту искру. 
Почувствовала на своих губах поцелуй Ашера, словно пила вино с его вкусом. Искра превратилась в пламя - холодное пламя, наполнившее его тело. Бель вливала в него энергию. В голове раздался крик Ашера. От этого тихого звука я пошатнулась и оказалась бы на полу, если б Ричард и Жан-Клод не подхватили меня. 
-Анита, в чем дело? – заволновался Ричард. 
- Ma petite, что с тобой? – спросил Жан-Клод. 
Не было времени объяснять. Я высвободилась, и они не стали меня удерживать. Схватила Бель за плечо, за волосы, и с ужасом ощутила в руке кудряшки Мюзет, пока оттаскивала ее. Ожидала почувствовать локоны Бель, но ведь передо мной не она. На самом деле ее здесь не было. Не иллюзия, но и не реальность. 
Отшвырнула ее от Ашера, и она поехала по полу на скользкой белой ткани платья Мюзетт. Но именно голос Бель прогремел в комнате. 
-Как ты смеешь поднимать на меня руку? 
-Ты пытаешься вновь привязать его к себе, как в старые времена. А он не хочет. 
-Он ослабеет и умрет без силы, которую я могу вдохнуть в него, - она огляделась вокруг, словно в поисках того, кто поможет ее подняться на ноги. 
Единственный человек, который желал помочь, был под охраной, остальные не шевелились. Наконец, она поднялась самостоятельно. Но поскольку опоры рядом не нашлось, да и старомодный корсет мешал,  сделать это изящно не получилось. Приятно осознавать, что  некоторые наряды даже вампиры не могут заставить работать на себя. 
Бель обратила взгляд, светящийся карим огнем, на меня. 
-Ашер умрет без  меня. Посмотри на него - на то, что от него осталось. Этого не достаточно, чтобы выжить. 
Ее сила влила часть плоти под его высушенную кожу, но слишком мало. Я будто видела отдельные мускулы и связки под кожей, как на физиологической диаграмме, где показаны места их присоединения. Но на человека не похоже. Волосы по-прежнему представляли собой  сухое гнездо из золотых блесток; кожа напоминала выцветший пергамент, натянутый на неприлично тонкую рамку. Но глаза... глаза казались человеческими, за исключением необычного холодного голубого цвета. Даже когда он был человеком, его глаза выглядели далеко не обычными. 
В этих глазах можно увидеть Ашера, запертого в хрупкой, полумертвой оболочке.  Ашер смотрел на меня, и в глубине этих глаз я видела его. 
-Кровь может спасти ему жизнь, - проговорила Бель, - но не вернет того, что он потерял. Лишь его создатель или тот, кто взял его сущность, могут это отдать. - Светящаяся тьма окутывала глаза Мюзетт. 
Она не добавила, что сама являлась и создателем Ашера, и той, кто украл его сущность, так что лишь в ее силах вернуть ему первоначальное великолепие. Бель Морт – птица слишком высокого полета , чтобы указывать на очевидное. Невысказанные слова повисли в воздухе. 
-Ему просто нужна сила, - ответила я. – Не обязательно твоя. 
-Будь у него человек-слуга, или подвластный зверь,  но у него ничего нет, - в ее голосе слышалось удовлетворение, которое она не могла – да и не пыталась – скрыть. – Он одинок. И вновь привязать себя ко мне – единственный выбор, который у него есть. Если конечно ты не хочешь, чтобы он провел в таком состоянии остаток вечности. – Нотка удовлетворения перешла в жестокость, а она и глазом не моргнула. 
-Ты не можешь так его оставить, - произнес Ричард. На лице проступила жалость, и даже больше – ужас. – быть привязанным к Бель Морт не хуже такого состояния. 
-Если бы ты познал ее объятия, - ответил Жан-Клод, - не судил бы так поспешно.   
Ричард посмотрел на него, затем на Ашера, на Бель Морт. 
-Не понимаю. 
-Да, не понимаешь, - подтвердила я, посмотрела на него, осторожно коснулась плеча. – Представь, что ты навеки связан с Райной. 
Отвращение, неприязнь появились на его лице, прежде чем он смог скрыть их. Во мне все еще оставалась часть мунина Райны, ее воспоминания. Она была сексуальной садисткой, но неистово защищала людей, которых мучила. Этой женщине не помешало бы серьезное лечение. В конце концов, единственное, что она получила - серебряные пули. Никогда не сожалела о том, что убила ее. Забавно. 
Ричард кивнул. 
-Понимаю, но..., - он беспомощно махнул в сторону Ашера, - это же не..., - казалось, у него не хватало слов. 
Не виню его. У меня тоже язык отнимается при мысли о том, какая судьба ждет Ашера в ближайшие тысячелетия. Невыносимо. Просто невыносимо. Но я не могла заставить Бель дать ему энергию, не связывая нитей. Такова природа вампирской энергии. Нити всегда связываются. Они предназначены, чтобы соединить вампира с его создателем, а через него - с Советом, с целостной силовой структурой их мира. Все может разлететься на кусочки, если ты никому не принадлежишь. Есть оборотни, у которых нет Мастера, но вампиров таких не существует. Есть те, кто потерял своих мастеров, но они вынуждены искать новых, еще раз приносить клятву крови, разыскивать того, кто будет управлять ими. Слабый вампир может даже умереть без мастера – просто ляжет спать на рассвете и так никогда и не проснется. 
Мне все это известно. Но не волнует. Я чувствовала Ашера – не мысли, а желания. Он предпочитал такому состоянию окончательную смерть. Возвращение к Бель его тоже не устраивало. 
Упала на колени рядом с ним. В моих силах подарить ему смерть. Я все о ней знаю. Протянула руку, чтоб коснуться его, но остановилась. Не хотела дотрагиваться до него. Не хотела ощущать кожу, которая когда-то была живой. Не хотела, чтоб мое последнее воспоминание о нем стало таким. Ненавижу трусость. Больше всего на свете ненавижу трусость. Если Ашер может остаться внутри этого тела, я могу пересилить себя и коснуться его в последний раз. 
Провела рукой по его лицу. Нежно. Очень нежно. Тонкая, как бумага, кожа, сухая, хрупкая. Боюсь, если надавлю, пальцы пройдут сквозь нее, как сквозь страницы древней книги. 
Забыла, что сила вампира возрастает от прикосновения. Только что держала его лицо в руках так осторожно, как могла, а в следующее мгновение упала на его тело, извиваясь от воспоминаний. 
Чьи-то руки схватили меня и оттащили от Ашера. Попыталась вырваться, врезала локтем кому-то в пах. Но руки не отпустили меня. Смутно слышала, как кто-то снова и снова выкрикивал мое имя: 
-Анита! Анита! Анита! 
Заморгала, будто просыпаясь, но знала, что глаз не закрывала. Руки Ричарда все еще держали меня, но он стоял так, что было видно – ему больно. 
Открыла было рот, чтобы извиниться, но произнесла совсем другое: 
-Почему ты остановил нас? 
-Думал, ты раздавишь его. 
Глядя в его искреннее лицо, понимала, что он хотел сказать. Разве я поначалу не боялась, что проделаю дырку в хрупкой коже Ашера? Но откуда-то знала, что такого не случится. Знала: она более прочная, чем кажется. 
Жан-Клод подошел ко мне. По его лицу было ясно: он понял то, чего не понял Ричард. Но Ричард не так хорошо разбирался в трупах. Не его это поле деятельности. Жан-Клод нежно коснулся моего лица, словно боялся, что я рассыплюсь. 
-Он питался от тебя. От твоих воспоминаний о нем. 
-Да, - кивнула. 
-Скольким вампирам ты можешь служить? – задала вопрос Бель. 
Видимо, Жан-Клод не единственный, кто заметил. Ясно: она думает, Ашер поставил на мне метки. Но это не так. 
-Он не ставил на мне метки, Бель, если ты думаешь об этом. 
-Тогда как он может питаться от твоей силы? 
-Сюрприз, - сказала я. – Думаю, Жан-Клод не единственный вампир, обретший новую силу. 
-Невозможно. 
-Но правда, - произнесла я, не пытаясь сдержать радости в голосе. 
Теперь Бель нам не нужна. К черту ее! 
Ричард все еще держал меня за руку. Посмотрела на него. 
-Отпусти меня, Ричард. 
Он нахмурился. Либо не понял, либо не захотел отпускать. 
-Отпусти, Ричард, пожалуйста, - повторила я мягче. 
Его взгляд скользнул к Ашеру, лежащему у стены. Выглядел он все еще больше мертвым, чем живым. 
-Последний раз, когда мы разговаривали на эту тему, ты придерживалась тех же правил, что и я. Никто не будет от тебя кормиться. 
Изучала его лицо, пока он смотрел на то, что осталось от красоты Ашера. Пыталась увидеть в его взгляде того, с кем можно говорить,  кому можно все объяснить, но не уверена, что он поймет. 
-Если я не позволю ему питаться, Ричард, он останется таким, как сейчас. Не умрет. Не разложится. Просто будет существовать... вот так. 
Он оторвал взгляд от Ашера и посмотрел на меня. 
-Он не пил твоей крови. 
-Это больше похоже на энергетическое кормление, на ardeur, - внезапно меня осенило: Ричард не знал, что Ашер по-настоящему был в моей постели. 
Раньше, чтобы обмануть врагов, я многих мужчин выдавала за своих бойфрэндов или любовников. Ричард мог подумать, что и сейчас я просто играю. Но нет времени объяснять ему все чудовищные подробности. Позже постараюсь выяснить, что имел в виду Ричард тогда в джипе, говоря, что ему безразлично, с кем я сплю, потому что мы не встречаемся. Если он имел в виду именно это, я очень расстроюсь. А если нет, новость об Ашере расстроит его. В любом случае, можно повременить с объяснениями. 
-Ты раньше позволяла Ашеру кормиться от тебя? - Он все еще не отпускал моей руки. 
Не знаю, что могла бы ответить, потому что он вдруг выпустил мою руку. Медленно провел пальцами по моему лицу. Знала, что он собирается делать, и не стала останавливать. Повернул мою голову в сторону. Ричард увидел следы от укуса вампира на шее. 
-Когда это ты начала делиться кровью? 
-Прошлой ночью. 
Он опустил руку. Повернулась посмотреть в его глаза. Одного взгляда достаточно. Он, как и я, придерживался мнения, что секс меньшее зло. Проблема в том, что должно существовать и большее зло. 
-Это только Жан-Клод или..., - взгляд скользнул к Ашеру. 
-Поговорим завтра, Ричард, обещаю. Сейчас нужно помочь Ашеру. 
Он покачал головой. 
-На твоей шее укусы Жан-Клода? 
Я вздохнула и потупила взор. Заставила себя смотреть ему в глаза. Черт, у меня нет на это ни времени, ни сил. Не сейчас. 
-Нет. 
-Его? – взгляд снова метнулся к Ашеру. 
-Да. 
-Как ты можешь позволять им кормиться на тебе? 
-Не позволь я Ашеру вчера, сегодня он был бы мертв, или порабощен Бель навеки. Вот одна из причин, по которой мы пошли на это. 
-Ты знала, что он сможет питаться? – он нахмурился. 
-Нет, но Мюзетт требовала его для Бель, потому что он никому не принадлежал. Мы сделали так, чтобы он принадлежал нам. 
-Нам? – он сначала посмотрел на Мику. 
Лицо Мики было настолько спокойным, насколько он мог его сделать. 
-Не Мике. Жан-Клоду. 
Он поглядел на вампира, затем вновь на Мику. 
-Как ты можешь позволять ей такое?   
-Я бы сам накормил его, если бы помогло, - ответил Мика. 
Глаза Ричарда расширились, выглядел он озадаченно. 
-Не понимаю. 
Мика просто смотрел на него какое-то мгновение, потом посмотрел на меня. Что-то в его глазах сказало мне: он понял, чего мне все это стоит, стоит нам обоим, нам всем. 
Теперь Ричард окончательно отпустил мою руку. Он даже отступил от меня, словно не хотел находиться ближе. Действовал так, словно я совершила нечто плохое. Если бы он только знал. Или может, секс вообще его не беспокоил,  а волновался он из-за того, что я позволила кормиться от меня. Мои моральные принципы уже не так устойчивы. 
Вздохнула и повернулась к Жан-Клоду. 
-Поскольку ты присутствовал при кормлении Ашера, возможно, он сможет питаться от меня через тебя. 
-Возможно, - Жан-Клод кивнул. 
-Коснись меня, когда я дотронусь до Ашера, и опусти щиты. Попробуем. Думаю, вдвоем мы сумеем вернуть его к состоянию, когда принятие крови приведет его в норму.   
-Готов попытаться, - подтвердил он. 
Боролась с желанием взглянуть на Ричарда. 
-Знаю. 
Отошла от них обоих к Ашеру. Хотела накормить его, вернуть ему здоровье, но на самом деле, для одной ночи с меня уже хватит мужчин.
Наверх
 
314834829  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Небесные грехи - 3
Ответ #81 - Ноябрь 28, 2005 :: 1:29am
 
Хых, что-то видать не пошла у меня проверка этой главы, но ты как всегда молодец... Улыбка За что перед тобой преклоняюсь, всегда просмотришь еще раз!
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
Crista
Неофит
*
Вне Форума


Тени гуляют по выжженным
душам...

Сообщений: 5
Пол: female
Re: Небесные грехи - 3
Ответ #82 - Ноябрь 28, 2005 :: 1:39am
 
51
Мы с Жан-Клодом опустились на колени рядом с Ашером. Даже эта малость дала ему силы улыбнуться. И хотя улыбка казалась лишь бледным призраком обычной, для меня таким облегчением стало увидеть ее, что я улыбнулась в ответ.
Левой обхватив руку Жан-Клода, правой прикоснулась к щеке Ашера. И в тот же миг, когда мои пальцы легли на его кожу, поняла, что никогда не видела никого прекрасней. Все перестало иметь значение, кроме возможности касаться его. Быть с ним. Все, кроме Ашера. Он стал всем миром, и весь мир сосредоточился в его глазах, в его теле.
В глубине души я сознавала, что на меня не воздействует сейчас вампирская сила Ашера. И как бы там ни было, все, испытанное мною прежде, оставалось реальным. Потому что вот это реальностью оказаться не могло. Я никогда не чувствовала ничего подобного: не любовь и не страсть, но одержимость. Абсолютная уверенность в том, что если не буду касаться его, то умру. Зная, что подобное невозможно, одновременно была совершенно в том уверена. Помоги мне Боже, я чувствовала, что так и случится.
Резко высвободив занятую чем-то левую руку, наконец-то прикоснулась к Ашеру обеими, как того требовало все существо. Потом легла на него и начала ласкать.
Его руки обхватили мое лицо, и что-то подсказывало, что они похожи на обтянутые пергаментной кожей палочки, но впервые за время общения с вампирскими иллюзиями не стала бороться с ними, позволив силе Ашера превратить возможный ужас в нечто прекрасное и сексуальное.
Раскрылась полностью, и он покатился стремительным потоком, орошающим изнемогающую от засухи землю. Течение силы не несло, но поглотило, захлестнуло, будто тысяча волн и оставило лежать на песке океанского дна. Оно легко могло утопить, но в тот момент это казалось абсолютно неважным.
Очнулась, если можно так выразиться, прижатая его телом к холодному каменному полу. Широко раскрытыми глазами глядя на облако его волос, искрящееся, как золотая вуаль, погрузила пальцы в снова живые и мягкие пряди. Прикоснулась к щеке, упругой и шероховатой от таких знакомых шрамов, и он повернул ко мне лицо, от вида которого перехватило дыхание.
Оно снова стало безупречным, от обводов лба и щек, до полноты губ, и глаза выделялись на этом лице подобно сапфирам среди перламутра и золота.
Увидев это, не смогла сдержать радостного смеха. А когда он приложил ладонь к моей щеке, повернулась поцеловать ее. Тяжесть его тела казалась самым чудесным ощущением за всю жизнь, потому что доказывала, что он вернулся, живой и здоровый.
Полу перекатив, полу перенеся, он посадил меня к себе на колени, оперся о стену и повернулся так, чтобы видеть Белль Морт на другом конце комнаты. Не вызывало сомнений, что выражение его лица не являет собой образец дружелюбия.
– Впечатляет, не правда ли? – поинтересовался Жан-Клод.
– Не меня. Он способен поглощать энергию лишь тех, чью кровь пил раньше, и чей слабый дух уже принадлежал ему. Ты не хуже меня знаешь, Жан-Клод, что Ашеру нельзя позволить подчинять разум каждой жертвы. Иначе толпа влюбленных дурочек будет бегать за ним повсюду.
На «влюбленных дурочек» обиделась, но промолчала. Мы выигрывали сегодня, а победа не любит споров.
– Пусть так, Белль, но Ашер восстановил силы. Мы не нуждаемся более в тебе, а потому ты вместе со своей свитой должна покинуть нашу территорию прежде, чем настанет следующая ночь.
– Ты действительно уничтожил бы нас всех?
– Oui
– Моя месть стала бы ужасной.
– Non, Белль, по законам Совета ты не можешь покарать другого Sourdre de Sangas как одного из своей линии. Твоя ненависть страшна, но твоей мести пришлось бы долго ждать.
– Нет, если Глава Совета даст свое согласие.
– Я прикасалась к ней, Белль, ее не интересует твоя месть. Ей нет никакого дела до тебя, меня или кого бы то ни было.
– Мать спит уже очень долго, Анита, и когда этот сон закончится, она может покинуть Совет.
Это вызвало смех, хотя и не радостный.
– Покинуть! Вампиры не уходят на покой. Умирают, но не уходят!
Ее лицо не выразило ничего, но Сила Ашера или что-то еще, в неподвижности плеч и движении рук, озарило меня удивительной и ужасной догадкой.

– Ты хочешь убить ее. Ты планируешь убить Первозданную Тьму и стать Главой Совета.
С совершенно бесстрастным лицом она ответила:
– Это даже не смешно. Никто не нападает на Великую Мать.
– Да, я знаю, и тому есть веская причина. Она тебя вынесет нафиг, Белль. Раскатает в лепешку, прихлопнет, так что от тебя мокрого места не останется.
Она попыталась скрыть выражение самоуверенности, но не преуспела. Подозреваю, любой приобретет самонадеянность, живя дольше, чем мертв Христос.
– Отныне, если ты объявишь войну, Белль, то, поскольку я стал полноправным Sourdre de Sangas, ты не можешь рассчитывать ни на меня, ни на моих людей. Мы не будем помогать тебе.
– Помощь от вас, моей парочки petite catamites? Я найду других на ваше место, – она развернулась, шурша юбками Мюзетт. – Идемте, мои милые, отряхнем с ног прах этого заштатного городишки.
– Одну секунду, моя госпожа, – Валентина присела в нижайшем реверансе, шелестя своими белыми с золотом юбками. – Из-за обмана Мюзетт мы с Бартоломью запятнали свою честь.
– И что, крошка?
Валентина продолжала сидеть в реверансе с таким видом, как если бы решила остаться в этой позе вечно.
– Мы просим тебя позволить нам остаться и искупить вину перед оборотнями.
– Non, – ответила Белль.
Валентина устремила на нее пристальный взгляд.
– Как и я, они пережили насилие, и мы еще усугубили это. Я умоляю позволить мне остаться и исправить содеянное.
– Бартоломью! – позвала Белль.
Тот подошел и опустился на колено, склонив голову.
– Да, госпожа.
– Таково твое желание?
– Non, госпожа, но честь требует исправить ошибку, – вампир поднял глаза, в которых было что-то от того мальчика, которым он являлся когда-то. – Они стали мужчинами, но раны, нанесенные детям, глубоки. И мы с Валентиной сделали их еще глубже. Я сожалею об этом, а ты знаешь, что раньше я ни о чем особо не сожалел.
Я думала, что Белль откажет им и прикажет идти следом, но она не сделала этого.
– Оставайтесь, пока честь не будет удовлетворена, и возвращайтесь ко мне, – она бросила взгляд на Жан-Клода. – Ты ведь позволишь им остаться?
Жан-Клод кивнул: «Пока честь не будет удовлетворена…»
Это решение не доставило мне радости, но что-то присутствовало в лицах Белль и Жан-Клода, как и в напряжении, охватившем тело Ашера, наводившее на мысли о том, что здесь происходит нечто мне непонятное.
– Может, волки будут столь любезны, что проводят наших гостей до комнат, чтобы собрать вещи, и далее, в аэропорт?
Ричард слегка вздрогнул, приходя в себя, как если бы тоже находился под воздействием чар, хотя не думаю, чтобы это было возможным. Он заметил меня на коленях Ашера и Мику, прислонившегося к стене рядом, Натаниэля, подползшего к нам, и положившего голову на мои колени.
– Мы проводим их, –голос был пуст. Он хотел сказать что-то еще, но отвернулся, и его волки двинулись следом за ним. Они окружили людей Белль и отправились к их комнатам.
Белль лишь однажды оглянулась на Валентину и Бартоломью, оставшихся стоять в своих белых с золотом одеждах, но этот взгляд сказал многое. Думаю, Белль Морт чувствовала вину не только перед Валентиной, за чудовищный поступок вампира ее линии, но и перед Бартоломью. Обращенный в детском возрасте из деловых соображений, которые вряд ли могли побеспокоить совесть Белль Морт, он, тем не менее, оказался навечно заперт в детском теле, испытывая при этом все желания взрослого мужчины. Даже после смерти вина остается одним из весомейших аргументов, и потому Белль позволила им остаться, желая хотя бы немного уменьшить свой груз.
Наверх
 
289899929  
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Небесные грехи - 3
Ответ #83 - Ноябрь 28, 2005 :: 1:46am
 
позвольте попривествовать нашу дебютантку! Улыбка Надеюсь и впредь будем работать вместе! Улыбка *целует даме руку* Большое спасибо за проделанную работу, Crista
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
Crista
Неофит
*
Вне Форума


Тени гуляют по выжженным
душам...

Сообщений: 5
Пол: female
Re: Небесные грехи - 3
Ответ #84 - Ноябрь 28, 2005 :: 2:07am
 
спасибо большое, JC, я тоже надеюсь на это
Наверх
 
289899929  
IP записан
 
Clo
Обращенный
**
Вне Форума


Голубая луна

Сообщений: 86
Re: Небесные грехи - 3
Ответ #85 - Ноябрь 28, 2005 :: 2:08am
 
Mistress, Crista - тысячу благодарностей за ваш великолепный перевод!!!
Наверх
 
 
IP записан
 
SvetaR
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Свет лишь оттеняет тьму

Сообщений: 1364
Киев
Пол: female
Re: Небесные грехи - 3
Ответ #86 - Ноябрь 28, 2005 :: 3:56am
 
Огромное спасибо переводчикам! Я недавно на вашем форуме и просто зачарована вашей работой. Я читала тексты АСТ-переводов, ваши не чуть не хужи, а нередко и лучше! Спасибо!
Наверх
 

Тьма лишь подчеркивает свет
WWW WWW 192198477  
IP записан
 
Iamato
Житель
*
Вне Форума


Я люблю этот Форум!

Сообщений: 50
Самара
Пол: female
Re: Небесные грехи - 3
Ответ #87 - Ноябрь 28, 2005 :: 4:33am
 
Извините Нерешительный, может я ошибаюсь, но эта книга кажется уже вышла в издательстве "АСТ" ещё весной ???В Самаре она есть в "Чаконе".
Наверх
 

Женщины и кошки делают, что хотят,а мужчины и собаки к этому приноравливаются.&&           Р. Хайнлайн
415545527  
IP записан
 
lorien
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Я люблю этот Форум!

Сообщений: 1480
Казахстан
Пол: male
Re: Небесные грехи - 3
Ответ #88 - Ноябрь 28, 2005 :: 5:53am
 
Цитата:
Извините Нерешительный, может я ошибаюсь, но эта книга кажется уже вышла в издательстве "АСТ" ещё весной ???В Самаре она есть в "Чаконе".

Ну да, только качество перевода, как уже было сказано, там хуже.
Наверх
 

My heart’s in the Highlands, my heart is not here;&&My heart’s in the Highlands a chasing the deer;&&Chasing the wild deer, and following the roe;&&My heart’s in the Highlands wherever I go.
 
IP записан
 
JC
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Жизни вкус в капле крови
твоей...

Сообщений: 2752
Чехов
Пол: male
Re: Небесные грехи - 3
Ответ #89 - Ноябрь 28, 2005 :: 5:54am
 
Да, вы правы. Улыбка Книга выходила, но делается этот перевод для форума, а не за деньги... Улыбка

Насчет качества - судить не буду, пусть судят читатели, потому что я один из тех, кто это делает, и уж точно из тех, кто это правит и редактирует!
Наверх
 

Carpe jugulum!
331785723  
IP записан
 
Страниц: 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14