Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Новый перевод! Ким Харрисон "Малышка на миллион долларов" (9,5 рассказ Рейчел Морган ). Читайте, ура!
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 ... 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 ... 22
Seduced by Moonlight - Перевод. (Прочитано 122602 раз)
ВОРона
Гость


Re: Seduced by Moonlight - Перевод.
Ответ #90 - Февраль 1, 2006 :: 2:22am
 
Жду с нетерпением продолжения перевода этой книги.  Поцелуй
Наверх
 
 
IP записан
 
Iamato
Житель
*
Вне Форума


Я люблю этот Форум!

Сообщений: 50
Самара
Пол: female
Re: Seduced by Moonlight - Перевод.
Ответ #91 - Февраль 1, 2006 :: 5:19am
 
А-У-У-У! Печаль
Есть кто живой... ???
Наверх
 

Женщины и кошки делают, что хотят,а мужчины и собаки к этому приноравливаются.&&           Р. Хайнлайн
415545527  
IP записан
 
Helen
Переводчик
*
Вне Форума


mostly elf...

Сообщений: 1403
Пол: female
Re: Seduced by Moonlight - Перевод.
Ответ #92 - Февраль 1, 2006 :: 11:35pm
 
Завтра будет. Улыбка
Наверх
 
 
IP записан
 
Nimir-Ra
Экс-Участник
*



Re: Seduced by Moonlight - Перевод.
Ответ #93 - Февраль 2, 2006 :: 12:56am
 
Ждем-с!!! Круглые глаза
Наверх
 
 
IP записан
 
Winter
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Шоу маст гоу он!

Сообщений: 1228
Сургут
Пол: female
Re: Seduced by Moonlight - Перевод.
Ответ #94 - Февраль 2, 2006 :: 3:11am
 
Целую ноги! Продолжение подайте бедной Зимке, а то в проруби утоплюсь
Наверх
 

жертвоприношение - это всего лишь нечто &&среднее между искренней благодарностью и предоплатой
274301691  
IP записан
 
SvetaR
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Свет лишь оттеняет тьму

Сообщений: 1364
Киев
Пол: female
Re: Seduced by Moonlight - Перевод.
Ответ #95 - Февраль 2, 2006 :: 4:35am
 
Топиться не надо, холодно. Очень довольный Все ждут. Вот как выложит завтра Helen очередной кусок перевода... *мысленно облизываюсь*
Наверх
 

Тьма лишь подчеркивает свет
WWW WWW 192198477  
IP записан
 
Winter
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Шоу маст гоу он!

Сообщений: 1228
Сургут
Пол: female
Re: Seduced by Moonlight - Перевод.
Ответ #96 - Февраль 2, 2006 :: 6:01am
 
Эх! Жаль что я не могу переводить текст. Навык дано утерян, а восстановить не времени.
Хотя желание периодически возникает. Эх!
Наверх
 

жертвоприношение - это всего лишь нечто &&среднее между искренней благодарностью и предоплатой
274301691  
IP записан
 
Helen
Переводчик
*
Вне Форума


mostly elf...

Сообщений: 1403
Пол: female
Re: Seduced by Moonlight - Перевод.
Ответ #97 - Февраль 3, 2006 :: 5:03am
 
Обещано - выполняем. Очень довольный
ГЛАВА 10
- Мы должны рассказать королеве о чаше, – заявил Рис.
- Нет. – Дойль мотнул головой так резко, что тяжелая коса описала дугу в воздухе.
- Она слетит с катушек, когда узнает, что мы это скрыли, а я, к примеру, не горю желанием провести ночку-другую в Зале Смертности.
Залом Смертности называлась комната пыток Неблагого двора. Когда-то христиане считали Неблагих адскими демонами. Но если какая-то часть нашего двора и была подобием дантова Ада из знаменитой «Божественной комедии», так это Зал Смертности.
- Как и я, – сказал Мороз.
- И я, – присоединился Гален.
- О нет, – прошептал Никка.
Я прислонилась к буфету и посмотрела на Дойля. Он больше тысячи лет был королевиным Мраком. Ее левой рукой. Ее верным убийцей. Он был ей верен, хотя в последнее время его верность склонилась на мою сторону. И все же утаивать настолько важное событие от королевы было на него непохоже, особенно если учесть, что рано или поздно она все равно узнает. Она – Королева Воздуха и Тьмы; все, произнесенное в темноте, рано или поздно достигнет ее ушей. А слова вроде «котел», «чаша» и тому подобных непременно привлекут ее внимание. Секрет был слишком крупным, чтобы надеяться его сохранить.
- А почему ты не хочешь ей рассказать? – спросила я.
- Потому что чаша – не наша реликвия. Она принадлежала Благому двору. Несколько веков назад чуть война не началась, когда Таранис решил, что мы ее украли. Что он предпримет, если узнает, что она теперь у нас?
- Но королева ему об этом не скажет, конечно, – сказал Гален.
Дойль наградил его таким презрительно-саркастическим взглядом, что Гален подался назад.
- Ты и вправду думаешь, будто среди нас нет шпионов? У нас шпионов при Благом дворе хватает; я должен предположить, что и Таранис имеет шпионов при нашем дворе. Вот это, – Дойль указал на мягко светящуюся чашу, так спокойно стоящую на столе, – в секрете не утаишь. Стоит вестям о чаше просочиться за пределы этой комнаты, и их не удержишь. Нам надо продумать, что мы станем делать, когда это случится.
- Что ты имеешь в виду? – спросил Мороз.
- Таранис потребует вернуть кубок ему. А мы что? Отдадим? А если нет – пойдем ли мы на войну с Благими?
- Его нельзя отдавать Таранису, – решительно сказал Никка.
Все головы удивленно повернулись к нему. Твердая позиция хоть в каком вопросе была для Никки совершенно нехарактерной, и уж совсем странно было, что он решился высказаться по такому судьбоносному вопросу.
- Даже если нам будет грозить война? – уточнил Дойль.
Никка подошел к столу.
- Не знаю, но одно знаю точно: Таранис нарушил один из самых важных наших запретов. Он не меньше века скрывал от всех свое бесплодие, он даже отправил Мэви в ссылку за то, что она не согласилась выйти замуж за бесплодного короля. Он осознанно обрек свой двор на вымирание – на уменьшение силы, плодовитости, самой сущности своих подданных. А когда он испугался, что Мэви откроет или уже открыла нам его секрет, он выпустил на нас Безымянное. Выпустил на свободу самое страшное, что у нас было, хотя не мог подчинить его своей власти. Из-за него погибли невинные люди, а Таранису до них и дела нет. Нам удалось спасти Мэви и поразить Безымянное, но не окажись нас на месте, она погибла бы, а Безымянное могло опустошить пол-Калифорнии. И когда люди узнали бы, что всему виной магия сидхе, для нас последствия могли быть ужасными. Кто знает, как поступило бы людское правительство? Эта страна – последняя, кто согласился принять сидхе как свободный народ, вместе с нашими обычаями, нашей магией, со всем, что мы есть.
Во время этого монолога от Никки начало разливаться мягкое сияние, словно в его речи была магическая сила.
- Никто не спорит, что Таранис поступил эгоистично и не по-королевски, – сказал Дойль, – но он – король. Мы не сможем ни обвинить его в преступлениях, ни добиться его наказания.
- Почему не сможем? – спросил Китто, все так же сидевший с ногами в кресле, с кружкой шоколада в руках.
- Он – король, – со значением повторил Дойль.
- Если король гоблинов нарушает закон, его можно обвинить в этом перед всем двором. У нас так и делают.
- Сидхе не так прямолинейны, – ответил Дойль.
- Именно потому вы и одерживали верх над нами на протяжении веков – потому что вы самые коварные из фэйри.
Я взглянула на Риса, и наверное, что-то на моем лице отразилось, потому что он сказал:
- Я не намерен ему возражать. Сидхе коварней, чем гоблины. Видит Богиня, сидхе коварней, чем кто бы то ни было из фэйри.
- Как мило, когда сидхе признают правду, – хмыкнул Шалфей.
Я посмотрела на него. Человечек на полке шкафа рядом с огромной кружкой какао выглядел совершенно безобидным. Впечатление детской невинности еще усиливалось из-за шоколадных «усов» у рта. Эльфы-крошки всегда спекулировали на своей миловидности. Но я видела, как их стая вырывала куски плоти из тела беззащитного, скованного цепями Галена. Они выполняли приказ принца Селя, но выполняли его с наслаждением.
Наверх
 
 
IP записан
 
Helen
Переводчик
*
Вне Форума


mostly elf...

Сообщений: 1403
Пол: female
Re: Seduced by Moonlight - Перевод.
Ответ #98 - Февраль 3, 2006 :: 5:04am
 
Шалфей то ли свалился, то ли оттолкнулся от полки и взмыл в воздух.
- Все разговоры ваши впустую, дорогие мои сидхе, потому что мой долг – обо всем доложить королеве Никевен. Может, вам и позволительно устраивать заговоры против вашей королевы, раз уж Мерри может стать ее преемницей, но Никевен держит власть твердой рукой, и я рисковать ее неудовольствием не могу.
Он подлетел к столу и приземлился на него пушинкой, хотя на самом деле весил он гораздо больше, чем казалось на вид. По логике, он должен бы, наоборот, весить меньше – но если Шалфей приземлялся вам на руку, «лишний» вес очень чувствовался.
Эльф шагнул к чаше, но Дойль преградил ему путь рукой.
- Тебе и оттуда хорошо видно.
Шалфей уперся ладошками в стройные бедра и нагло глянул на заметно превосходящего размерами противника.
- Чего ты страшишься, Мрак? Что я ее украду и оттащу к своей королеве?
- Чаша – дар сидхе, и у сидхе она останется, – отрезал Дойль.
Шалфей прянул в воздух, закружился у светильников как огромная моль, хотя крылья у него, вообще-то, были не от моли, а от парусника.
- И все же долг мой – поведать все королеве Никевен. Ваше право размышлять, говорить ли о чаше вашей королеве, но поскольку я своей сказать обязан, вам вряд ли стоит мешкать.
- Завтра вечером мы должны явиться ко двору, – припомнила я. – Ты можешь подождать с докладом до этого времени?
- Зачем мне? – спросил он и спустился прямо к моему лицу, так что ветер от его крыльев играл с моими волосами.
- Потому что чем меньше будет тех, кто знает о чаше, тем менее это опасно для всех, включая твой народ.
Он погрозил мне пальчиком:
- Ц-ц-ц, принцесса, доводы разума на меня не подействуют. Я весь день держался поодаль, хоть твоя магия влекла меня, будто любовная песня сирен. – Он приземлился на стол передо мной. – Я не шел на зов потому только, что видел уже всю восхитительную любовь сидхе, какую хотел бы видеть со стороны, а не в твоей постели. Я не больно-то увлекаюсь наблюдением.
- Я обязалась раз в неделю делиться с тобой кровью, Шалфей. Это цена союза с твоим народом. И я свои обязательства выполняю.
Он протопал ко мне крошечными желтыми – в тон основному цвету крыльев – босыми ножками.
- Кровь, принцесса, – это прекрасно, но хороший перепих она не заменит. – Он облокотился о мою руку, как о забор, и уставился на меня черными глазенками. – Пусти меня нынче в свою постель, и я никому словечком не обмолвлюсь до прибытия ко двору.
Я отдернула руку; он едва не упал и взвился в воздух, сердито трепеща крыльями.
- Ты все еще пытаешься пролезть на трон, Шалфей? Я думала, мы с этим уже выяснили!
Он завис прямо у меня перед глазами, будто разозленный колибри, я слышала гудение его крыльев. Крылья настоящих бабочек так не жужжат.
- Да, у моей королевы было желание посадить меня своей куклой на Неблагой трон, но да спасет меня Флора, принцесса, не это теперь меня заботит.
- А что же? – поинтересовался Дойль.
Шалфей сделал пируэт в воздухе и поднялся повыше, чтобы держать нас обоих в поле зрения.
- Постель. Я хочу опять возлежать с женщиной. Неужто в это так трудно поверить?
- Забудь, – сказал Дойль.
- Забудь, – сказала я.
А Китто заметил:
- Феям-крошкам секс нужен не больше, чем гоблинам, если взамен они могут добыть кровь и силу.
Шалфей выразительно глянул на гоблина, ставшего сидхе.
- Твой род нас поджаривает на вертелах и считает лакомством. Прости, если я не сочту твое мнение слишком весомым. – Сарказм он и не трудился скрыть.
Китто зашипел на него, и Шалфей зашипел в ответ.
- Хватит, – обрвал их Дойль. – Назови свою цену за то, чтобы сберечь наш секрет до завтрашнего вечера. Секса с принцессой не проси, этого ты не получишь.
Шалфей скрестил на груди руки и мастерски изобразил надувшегося ребенка. Впечатление еще усиливалось шоколадными усами на его физиономии, но я слишком часто видела этот маленький ротик перемазанным моей кровью, чтобы поддаться на уловку. Он разыгрывал ребенка, потому что только это ему и оставалось, но ребенком он не был. Он был опасным, коварным, язвительным и развратным – и нисколько не ребенком.
- Кровь бога тебя не устроит? – спросил Рис.
Шалфей совершил фантастический поворот в воздухе – вертолет какой-то, а не бабочка.
- Чью кровь ты предлагаешь – Мэви или же Мороза?
- Свою собственную.
Шалфей мотнул головой.
- Ты – не бог.
- Моя сила снова со мной. Дойль сегодня назвал меня Кромм Круах.
- Правда, Мрак? – повернулся к Дойлю Шалфей. Дойль кивнул.
- Даю тебе слово, что я вновь назвал Риса Кромм Круах.
Шалфей завис перед Рисом, так что у того белые кудри заволновались от ветра. Шалфей подбирался ближе и ближе, почти вплотную. А потом стремительно нырнул вниз, лизнул лоб Риса и мгновенно отпрянул, не дав Рису себя схватить или шлепнуть. Впрочем, Рис и не пытался. Вот Гален попытался бы точно, но у Галена были те же причины ненавидеть фей-крошек, что у Риса – гоблинов, и ненависть была очень уж свежа.
- Ты не бог на вкус, Рис. Ты хорош и силен, но не бог.
- А когда ты в последний раз попробовал бога? – хмыкнул Рис.
Шалфей порхнул к Морозу, но не рискнул подлететь слишком близко. Мороз не терпел, когда к нему прикасались против его желания. Века вынужденного целомудрия сделали его мало похожим в этом вопросе на других фэйри. Я к нему могла приласкаться, но из прочих на это немногие отважились бы.
- Дай мне отведать твой вкус, Мороз. На сей раз не кровь, только вкус.
Мороз угрюмо зыркнул на эльфа и качнул головой:
- Я не шлюха, кровью не торгую.
- Вот кем ты меня считаешь? – поинтересовалась я настолько же холодно, насколько горяча была моя злость. Мороз почти достал меня своими выбрыками. Я сегодня чуть не умерла; может, это мне пришла очередь надуться?
Мороз явно смутился.
- Я не имел в виду…
Я шагнула к нему:
- Если я могу пожертвовать каплей крови ради дела, то чем ты так уж хорош для такого?
Он махнул в сторону эльфа.
- Не хочу, чтобы этот ко мне присасывался.
- Со мной это происходит раз в неделю, Мороз. Если принцессе это подходит, то и тебе подойдет.
Его лицо превратилось в надменную маску, как всегда, когда он пытался скрыть свои чувства.
- Это твой приказ? – Голос был ледяной, и я поняла, что сейчас между нами может вырасти преграда – может, на сутки, может, навсегда. С Морозом не угадаешь.
Я шагнула еще ближе. Он отдернулся, и я медленно опустила протянутую к нему руку.
- Нет, но я тебя прошу. Пожалуйста, помоги нам.
- Я не хочу…
Наверх
 
 
IP записан
 
Helen
Переводчик
*
Вне Форума


mostly elf...

Сообщений: 1403
Пол: female
Re: Seduced by Moonlight - Перевод.
Ответ #99 - Февраль 3, 2006 :: 5:05am
 
Я прижала к его губам кончики пальцев, и он мне не препятствовал. Теплое дыхание согревало мне пальцы.
- Пожалуйста, Мороз, это такая мелочь. Почти не больно, да и гламор у Шалфея очень силен. Он может совсем унять боль.
- Я еще не обещал, что крови Мороза хватит, чтобы купить мое молчание, – вмешался Шалфей. – Я его не пробовал. Может, он не больше бог, чем Рис.
- Возьми и мою, и его,  – ответил Рис. – Кровь нас двоих, а все, что требуется от тебя – подождать с докладом, пока мы не явимся ко двору. – Рис скользнул к парящему эльфу. – Кровь двоих аристократов-сидхе за двадцать четыре часа молчания, или даже меньше. Недурная сделка.
Крылья Шалфея почти замерли, так что можно было разглядеть красные глазки на их внутренней стороне и голубую оторочку – под цвет довольно широкой синей полосы на обороте. Он скорее спланировал, чем подлетел к углу, где стоял Гален.
Гален прислонился спиной к шкафу и скрестил руки на груди. Взгляд был таким враждебным, какого я еще не видела.
- Даже – не – думай. – В голосе была такая яростная решимость, что Шалфей на миг провалился в воздухе, как обычный человек запнулся бы.
Он снова набрал высоту и поднялся даже выше, под самый потолок.
- А ты тако-ой вкусны-ый…
Гален взглянул на меня:
- Может, попросту заколдуем его на сутки?
- Очень заманчиво… – протянула я. – Но Никевен может счесть это нарушением договора.
- Вот и проблема решится, – ухмыльнулся Рис.
- Ладно, – сказал Шалфей. – За кровь Мороза и белого рыцаря я соглашусь придержать язычок, пока не увижусь с моей королевой.
- Во плоти, при ее дворе, – добавила я.
Он описал круг под потолком, лениво, как птица на отдыхе, засмеялся и подлетел ко мне.
- Боишься, что я сплутую?
- Повтори мои слова, Шалфей.
Он улыбнулся так, что стало ясно: он сделает, как я хочу, но при этом поизмывается над всеми нами вволю. Это был его стиль. Вообще-то, это был стиль большинства Неблагих фей-крошек. Культурная традиция, надо полагать.
Он положил крошечные ручки на узенькую грудь и выпрямился в струнку, оттянув носочки.
- За кровь сих двоих мужей я повременю рассказывать о чаше моей королеве, пока не встречусь с ней лицом к лицу и плотью к плоти. – Он взмыл в воздух, так что мне пришлось задрать голову, чтобы уследить за ним. – Довольна?
- Да, – подтвердила я.
- Я не дал своего согласия, – заявил Мороз.
- Я буду с тобой, – сказал Рис.
- И я, – мурлыкнула я, просовывая руку под локоть Морозу, поверх шелка и мощи его мышц.
- Мороз… – позвал Дойль.
Двое мужчин встретились взглядами, и между ними что-то пробежало – утешение, тайное знание… Что бы это ни было, черты Дойля от него смягчились, стали более… человечными. Мороз кивнул.
- Что, если новая магия опять нанесет вред Мередит?
- Рис проследит, чтобы этого не случилось.
Мороз открыл было рот, словно хотел возразить, но передумал и только кивнул.
- Как повелит мой капитан.
Стражи порой словно забывали, что Дойль – капитан Королевских Воронов, но потом припоминали снова. И тогда использовали полузабытый титул. Уважение никуда не девалось, как и страх, но титул употреблялся лишь по случаю.
- Отлично, – подытожил Дойль. – Если с этим покончено, обсудим прочее. Как только обе королевы узнают о возвращении чаши, слух дойдет и до Тараниса. Что мы станем делать, если он потребует чашу себе?
Я обвела всех взглядом, пытаясь вычислить, кто что думает, и в большинстве случаев не вычислила ничего.
- Но вы же не думаете всерьез, что мы можем ее не отдать? Начнется свара, если не настоящая война.
- Мы не можем отдать чашу, – повторил Никка. – Таранис ее уже не достоин.
- Что ты имеешь в виду, Никка? – спросил Дойль.
- Он не… – Никка никак не мог подобрать слова. Наконец он развел руками и сказал: – Таранис не достоин ею владеть. Если бы был достоин, она пришла бы к нему – но она выбрала Мерри.
Наверх
 
 
IP записан
 
Helen
Переводчик
*
Вне Форума


mostly elf...

Сообщений: 1403
Пол: female
Re: Seduced by Moonlight - Перевод.
Ответ #100 - Февраль 3, 2006 :: 5:05am
 
Дойль вздохнул достаточно громко, чтобы я это услышала чуть не через всю кухню.
- Вот вам еще одна проблема. Если Таранис боится, что королевская власть уплывает из его рук из-за бесплодия, то переход чаши к другой высокородной сидхе, в особенности наполовину Неблагой по крови, только подкрепит его опасения.
- Он должен бояться. – Рис встал рядом со мной, с другой стороны от надежной фигуры Мороза. – Даря божественные силы Мэви и Морозу, Мерри могла действовать всего лишь как сосуд, как вместилище Богини, как это и предположил Дойль. – Рис обнял меня за талию и притянул к себе. Наши с Морозом руки были переплетены, так что ладонь Риса уткнулась в бок Мороза. Я почувствовала, как Мороз напрягся, но Рис вроде бы ничего не заметил, он смотрел на других. – Но то, что чаша выбрала Мерри, не может объясняться только ее подходящим полом. Котел когда-то принадлежал мужчинам, а не женщинам. Что, если чаша пришла к Мерри потому, что она – единственная из знати сидхе, достойная быть ее хранителем?
- Не думаю, что дело в этом, – сказала я.
- Почему же? – спросил Мороз. Я подняла голову, чтобы заглянуть ему в глаза.
- Потому что я – смертная. Я, по кое-чьим меркам, даже на обычную сидхе не тяну.
- По чьим это меркам? – проворчал Мороз. – По меркам этих свергнутых богов, которые только и делают, что вздыхают о былой славе?
- Благой двор и правда смахивает на клуб престарелых выпускников какого-нибудь университета, – ухмыльнулся Рис. – Они вечно болтают о былых денечках, когда они были моложе, лучше, сильнее… Это все ностальгия.
Я скроила ему сердитую гримасу и повернулась к Морозу.
- Ладно, пусть так. Я не подхожу по меркам народа, который уже один раз потерял чашу. Но будь я хоть чистейшей крови, Таранис все равно не смирится с тем, что чаша у нас, даже ценой войны.
- Она права,  – поддержал меня Рис. – Благие решат, что вернув себе чашу, вернут и потерянные силы.
- По этой логике, – сказал Дойль, – если чаша будет у нас, силы вернутся к нам.
- Не думаю, – возразил Мороз. – Ко мне не вернулись мои силы. Я обрел способности сидхе, которого когда-то звал своим повелителем. И не чаша мне их дала, а Мерри.
Рис обнял меня покрепче.
- Наша королева будет довольна, но Таранис придет в ярость.
- А если он предположит, что Мерри может сделать для него то же, что она сделала для Мороза? – спросил Дойль.
Лицо Риса отразило полную панику, прежде чем он успел скрыть ее за привычной ухмылкой.
- Даже не знаю, что опасней – решит ли он использовать Мерри для поддержания своих гаснущих сил или сочтет, что новые силы сделают ее слишком сильной королевой.
- Соперницей, хочешь сказать? – уточнил Дойль.
Рис качнул головой.
- Нет, не соперницей. Даже если Мерри всех нас снабдит божественной силой, в схватке один на один ей это не поможет. Право вызова есть у всех благородных сидхе, а король по многим нашим законам расценивается наравне с другими дворянами. – Он посмотрел мне в глаза. – Я помню, что две твои руки власти – штука неприятная, но я видел, как дерется Таранис.
Он поцеловал меня в лоб и шепнул:
- Тебе не победить.
- В последний раз Таранис дрался на дуэли еще до заклятия Безымянного, – напомнил Дойль. – Кто знает, что он утратил и что сохранил?
Рис сердито глянул на Дойля.
- Она погибнет!
- Я не подталкиваю принцессу бросить вызов Королю Света и Иллюзий, Рис. Но я не намерен переоценивать его силы. Мы все многое утратили с последним заклятьем. Просто кое-кому удается скрывать потери лучше, чем остальным.
- Может, ты прав, – сказал Рис, прижимая меня так крепко, словно боялся, что Дойль потащит меня на дуэль прямо сейчас, – может, я переоцениваю Тараниса с его двором. Но может, это ты их недооцениваешь.
- Не приписывай мне то, чего я не говорил. Благие опасны и очень сильны. Их двор сохранил больше магии, чем наш. В их большом зале еще растет великое древо, и оно покрыто листвой, хотя листва теперь  цвета осени. Их сила осталась с ними. – Дойль покачал головой и сел за стол, положив подбородок на скрещенные руки, так что лицо оказалось вровень с чашей. – Мы не готовы заставить Тараниса заплатить за его преступления. Мэви не сможет свидетельствовать против него, потому что она – изгнанница; слово изгнанника не считается уликой против жителя волшебной страны. Свидетельство Букки-Ду о том, что Таранис участвовал в освобождении Безымянного, слишком легко повернуть против самого Букки.
- Как это? – не понял Никка.
- Ты же видел, во что превратился Букка. А ведь он был великим лордом – вождем корнийских сидхе, когда нас было еще так много, что мы разделялись на племена. Сейчас же он похож на уродливого карлика. Благие не поверят, что он тот, кем себя объявляет, а даже если поверят – против него обратят его собственные слова. Если он объявит о вине Тараниса, он признает и свою вину. Таранис может отрицать свое участие и велеть казнить Букку за то, в чем он признался. Преступник наказан, правосудие торжествует, а единственный свидетель участия Тараниса мертв. Тонкая работа.
- Очень на него похоже, – признал Рис.
- Но Букка – под охраной королевы, – возразил Никка. – Его сторожат Неблагие.
- Да, – согласился Дойль. – Вот только слухи уже поползли, хоть королева никому из охранников не говорила, за какую вину Букка сидит под стражей.
- Что за слухи? – спросила я.
- Слухи о Безымянном и о том, кому было выгодно наслать его на Мэви Рид. Пока при дворах фэйри ходят только слухи, но о нападении сообщили все крупные средства информации, а среди сидхе обоих дворов многие прислушиваются к людским новостям. – Он не отрывал глаз от чаши, будто она его гипнотизировала. – Почти все знают, что Таранис лично изгнал Мэви. Шепот уже пополз. Если б у него были в распоряжении какие-то другие способы убить ее на расстоянии, думаю, он бы не стал медлить. Может, Безымянное и нельзя связать непосредственно с Таранисом, но уж очень это мощная магия – и все знают, куда оно направилось, как только его выпустили.
- Сам страх Тараниса его и выдаст, – сказал Мороз.
- Может быть, – согласился Дойль, – но обложенный волк опасней того, что гуляет на свободе. Я не хотел бы оказаться поблизости от Тараниса, когда он поймет, что у него не осталось выхода.
- Что возвращает нас к вопросу, зачем ему понадобилось меня лицезреть, – сказала я. Я высвободилась из надежных объятий двоих мужчин. Слишком много загадок, слишком много событий, чтобы объятия могли меня успокоить. Я поступала больно уж по-человечески, но мне просто не хотелось оставаться в чьих-то объятиях.
- Он утверждает, что хочет возобновить родственные отношения с новой наследницей Неблагого трона, – проговорил Дойль.
- И ты веришь ему не больше, чем я.
- Крупица правды в этом есть, иначе он солгал бы, а мы друг другу не лжем.
- Зато опускаем так много правды, что с тем же успехом могли бы и врать, – заметила я.
Шалфей залился золотым колокольчиком.
- Ах, принцесса и вправду знает свой народ!
- Мы твое молчание купили, – напомнил Дойль. – Так помолчи, если не хочешь сказать что-то по-настоящему полезное. – Он угрюмо глянул на эльфа, выписывающего круги под потолком: – Помни, Шалфей, если Неблагой двор падет, твоей судьбой станут распоряжаться Благие, а им тебя любить не за что.
Наверх
 
 
IP записан
 
Helen
Переводчик
*
Вне Форума


mostly elf...

Сообщений: 1403
Пол: female
Re: Seduced by Moonlight - Перевод.
Ответ #101 - Февраль 3, 2006 :: 5:08am
 
Шалфей приземлился на край стола, сложил крылья за спиной и уставился на Дойля снизу вверх – хотя сейчас, когда голова Дойля лежала на руках, их глаза были почти на одном уровне.
- Если Неблагой двор падет, Мрак, то не феи-крошки пострадают первыми. Благие нас не любят, но и угрозы в нас не видят. А вас они развеют по ветру. Любого из нас могут прихлопнуть, как надоедливую муху, но нарочно нас преследовать не станут. Наш народ уцелеет. Скажут ли Неблагие о себе то же самое?
- Так может случиться, – признал Дойль. – Но разве твоему народу хочется всего лишь уцелеть? Жизнь – лучше, чем ее противоположность, но жить только ради того, чтобы выжить – довольно утомительно.
– Думаешь запутать меня своими умолчаниями и полуправдой?
- Думай что хочешь, человечек, но когда я говорю, что судьбы фей-крошек каждого двора связаны с судьбой их сидхе, я говорю только правду.
Они глядели друг на друга не мигая; Шалфей первым прервал поединок взглядов и вздохнул. Ну, я и не сомневалась, кто сдастся первым.
- Права принцесса, никому из сидхе верить нельзя.
Дойль слегка приподнялся и пожал плечами.
- Не стану спорить, ко многим из нас это приложимо. – Он посмотрел на меня через всю комнату. – Много бы я отдал за то, чтобы знать истинную цель приглашения Тараниса. Похоже, ее не знает никто. Его собственные придворные недоумевают, зачем ты ему понадобилась. Настолько, что он затевает пир в честь смертной.
- Он – моя дядя, – напомнила я.
- И часто он относился к тебе как к племяннице? – съехидничал Дойль.
Я качнула головой.
- Он чуть не забил меня до смерти, когда я спросила, почему изгнали Мэви Рид. Ему на меня плевать.
- Почему бы это приглашение не послать подальше? – спросил Гален.
- Об этом мы уже говорили, Гален. Если отвергнуть приглашение, Таранис сочтет это оскорблением. Бывало, из-за таких вещей вспыхивали войны, сыпались проклятия и много еще чего.
- Мы уверены, что это приглашение – ловушка, и все же лезем прямо в нее. Что за дурость!
Я беспомощно взглянула на Дойля. Он предпринял еще одну попытку.
- Если мы прибудем ко двору по приглашению Тараниса, он будет связан с нами узами гостеприимства. Он не сможет ни вызвать кого-то из нас на поединок, ни причинить нам вред, ни позволить кому-то еще нас обидеть. За пределами его холма, его двора он вправе вызвать любого из нас – но только не когда мы гостим у него. Это закон слишком древний, чтобы его же придворные спустили Таранису с рук его нарушение.
- Тогда почему ты так озабочен числом стражей, которых Мерри разрешат взять с собой?
- Потому что я могу ошибаться.
Гален воздел руки к небесам.
- Полный бред.
- Таранису может хватить глупости попытаться причинить вред гостям. А двор его может быть развращен больше, чем мне представляется. Готовиться надо к тому, что может сделать твой враг, а не к тому, что он сделает на самом деле.
- Не надо мне цитат из учебников, Дойль. – Гален принялся мерить кухню шагами, словно ему нужно было девать куда-то хоть часть своего нервного возбуждения. – Мерри будет в опасности при Благом дворе, я точно знаю!
- Ты не можешь знать точно, – возразил Дойль.
- Ладно, не знаю. Но чувствую!
- Все это чувствуют, Гален, – сказала я.
- Так зачем же тебе туда ехать?
- Чтобы выяснить, что нужно Таранису, – ответил Дойль, – самым легким способом.
- Если поехать к Благому двору и предстать перед Королем Света и Иллюзий тебе кажется легким способом, то интересно, что же ты считаешь трудным?!
Дойль не выдержал и подошел к бегающему по кухне Галену. Он попросту встал на пути у Галена, так что тому пришлось остановиться. Они меряли друг друга взглядами, и я впервые ощутила между ними напряжение. Испытание силы воли, как случалось между Дойлем и Морозом, Дойлем и Рисом – но не Галеном.
- Вот если мы отвергнем приглашение Тараниса и дадим ему повод вызвать Мередит на дуэль – узнаешь.
- Уже несколько веков, как дворцовый этикет не становился поводом для дуэли, – заметил Рис.
- Да, – сказал Дойль, не сводя глаз с Галена. Я впервые заметила, что Гален был одного с ним роста, а в плечах даже чуточку шире. – Но это вполне приемлемый повод. Если Таранис хочет смерти Мерри, такой повод его устроит. Она не сможет просто отказаться от дуэли, не рискуя изгнанием. Аристократ сидхе, отказывающийся от поединка по каким бы то ни было причинам, считается трусом, а трусы не могут править сидхе.
Плечи Галена слегка ссутулились.
- Он не посмеет.
- Он освободил Безымянное, чтобы убить одну-единственную женщину – из  страха, что та разболтает его секрет. Таранис посмеет что угодно.
- Я не думаю… – начал Гален.
- Да, – прервал его Дойль. – Да, ты не думаешь.
Гален отступил на пару шагов.
- Ладно, я – дурак, я ни бельмеса не смыслю в дворцовых интригах, и не понимаю такого коварства. Стратег из меня никакой, и все же я боюсь отпускать Мерри к Благому двору.
- Мы все боимся, – проговорил Дойль, сжимая его плечо. Они обменялись взглядами, и разногласия были забыты. Интересно, случались ли уже у Галена с Дойлем такие мелкие стычки, или эта была первой? Вызов со стороны Галена был небольшой, но даже такого мелкого неповиновения я раньше не замечала. Он не был лидером по натуре. Просто не хотел быть лидером. Но из страха за мою жизнь он решился противостоять Дойлю.
Я подошла и обняла Галена за талию. Он погладил мне руки, сдвинув кверху шелк халата. Сам он был только в слаксах, тех же, что и днем, так что я свободно касалась теплой кожи его живота.
- Я не могу обещать, что все закончится хорошо, Гален, но мы прихватим с собой столько бойцов и политических авторитетов, чтобы даже Таранис засомневался.
- А, вот это мне тоже не нравится, – проворчал Гален. – Нельзя было тебе соглашаться спать со всеми полукровками-гоблинами.
Я подалась назад, но он поймал мои руки и удержал их на прежнем месте, прижатыми к его животу.
- Не кипятись, Мерри, не надо.
- Я не кипячусь, только спорить на эту тему больше не буду. Серьезно, не буду. У нас есть план, лучший из всего, что мы смогли придумать, и дело с концом. – Я вырвалась из его рук и повернулась к Дойлю: – Чаша делает все сложнее, но мало что меняет.
Дойль коротко кивнул:
- Совершенно верно. 
- Что, если Мерри заявит, что чашу ей дала сама Богиня? – спросил Никка, становясь на колени у стола, чтобы рассмотреть чашу поближе.
- Не думаю, что божественное вмешательство сочтут достаточной причиной, чтобы оставить ей чашу, – сказал Рис.
Наверх
 
 
IP записан
 
Helen
Переводчик
*
Вне Форума


mostly elf...

Сообщений: 1403
Пол: female
Re: Seduced by Moonlight - Перевод.
Ответ #102 - Февраль 3, 2006 :: 5:10am
 
- Но это же наш обычай, – возразил Никка. – Пусть все истории перепутались и исказились, но принцип «Кто вытащит сей меч из камня, тот и есть истинный король» действует по-прежнему. Ард-Ри  в Ирландии выбирали благодаря камню, кричавшему человеческим голосом, когда к нему прикасался настоящий король.
- Да, и есть такие, кто считает, что закат Ирландии начался, когда короля перестали выбирать по воле камня, – подтвердил Дойль. – Ирландцы предали свое наследие, древнюю магию, и род истинных королей прервался.
Я удивленно на него глянула:
- Не знала, что ты сочувствовал фениям .
- Не надо быть фением, чтобы понимать, что англичане старались уничтожить ирландцев всеми средствами – политическими, культурными, даже сельскохозяйственными. С шотландцами тоже обходились дурно, но ирландцы для англичан всегда оставались излюбленными мальчиками для битья.
- Если б ирландцы поменьше дрались между собой, они бы не так часто проигрывали англичанам, – бросил Рис.
Дойль сердито на него глянул.
- Но, Дойль, они до сих пор убивают друг друга из-за того, креститься ли, когда преклоняешь колени перед христианским Богом. Ни шотландцы, ни валлийцы не дошли до того, чтобы убивать друг друга не то что из-за того, какому богу нести свои молитвы, но из-за того, как молиться одному и тому же богу. Согласись, совершенно дурацкая причина.
Дойль медленно выдохнул и проговорил:
- Ирландцы всегда были упрямы.
- Упрямы и склонны к меланхолии, – добавил Рис. – Рядом с ними даже валлийцы весельчаками покажутся.
Дойль наконец улыбнулся:
– Айе.
- Так может ли Мерри претендовать на право владеть чашей потому, что чаша ее выбрала? – вернулся к теме Гален. – Я не так стар, чтобы помнить, как короля выбирал орущий камень, и не уверен, сработает ли это?
- Может сработать, – предположил Дойль, – но не скажу, чтобы Благие так уж уважали старые обычаи. Древние реликвии покинули нас так давно, что многие забыли, как мы получили их впервые.
- Забыли, потому что хотели забыть, – сказал Никка.
- Пожалуй, но если мы объявим, что Мередит будет владеть сосудом, потому что она получила его прямо из рук Самой Богини, от нас потребуют определенных доказательств.
- А как мне доказать, что кубок мне вручила Богиня? – оторопела я.
Дойль жестом указал на стол.
- Сам факт, что кубок у нас, является свидетельством.
- Мы доказываем, что чашу дала мне Богиня, уже тем, что чаша находится у меня? – переспросила я.
- Да.
- А разве это не circulus in probando, круг в доказательстве?
- Увы.
- Вряд ли кто-то на это купится.
- Слушаю ваши предложения, – буркнул Дойль. Дойль был непревзойденным стратегом, и такие его заявочки каждый раз заставляли меня дергаться. Если он не мог точно сказать, что нам следует делать, ничего хорошего это не предвещало.
- К чему бы мы ни пришли, чаша должна остаться у Мерри, – сказал Никка, – а значит, наша королева тоже не должна ею завладеть.
- Черт, – охнул Рис, – я и не подумал.
Я взглянула на Дойля.
- Ты говорил о шпионах, но на самом деле не только из-за них не хотел, чтобы королева узнала о чаше, да?
Дойль вздохнул.
- Давай скажем, что мне трудно просчитать, как она поступит, когда узнает. Возвращения чаши никто не мог ожидать, и способ, каким ты ее получила, тоже необычен. – Он пожал плечами. – Я не знаю, что сделает королева, и мне это не нравится. Неведение – опасно.
- Я – всего лишь ее наследница, да и то в случае, если забеременею раньше, чем Сель осчастливит кого-то еще. Она по-прежнему моя королева, и если она потребует чашу, мне придется ее отдать, так?
Дойль задумался на миг и кивнул.
- Да, думаю, так.
- Чаша должна храниться у Мерри! – повторил Никка.
- Ты твердишь это снова и снова, – буркнул Рис. – Почему ты так в этом уверен?
- Она исчезла, потому что мы были недостойны ее хранить. Что, если она снова исчезнет, случись Мерри передать ее в недостойные руки?
- Полагаю, этого аргумента хватит, чтобы королева оставила чашу у Мерри, – сказал Дойль. – Она не отважится на риск потерять чашу снова.
- Если Таранис вынудит нас вернуть ему чашу, и она исчезнет, – проговорил Гален, – это станет последним свидетельством его неспособности править.
- А этот довод мы можем использовать, чтобы убедить его не требовать возвращения чаши – но только с глазу на глаз. Публично мы не можем себе позволить ни намека на сомнение в его королевских правах, – напомнил Дойль.
- Ну, это проблемы Тараниса, – сказала я.
- И мы очень, очень постараемся, чтобы они не стали нашими проблемами, – сказал Дойль. – А сейчас, полагаю, нам всем нелишне вздремнуть. До отъезда осталось меньше суток, а дел у нас выше головы.
- Куда нам деть чашу? – спросила я. – Не бросать же ее на столе?
- Заверни ее в шелк и возьми с собой в спальню. Положишь в ящик комода.
- А нам не стоит убрать ее в сейф? В гостевом доме сейф имеется.
- Тот, кто захочет ее украсть, без труда выдернет сейф из стены.
- Ох, – выдохнула я. – Кажется, я слишком долго общаюсь с людьми. Все время забываю, насколько мы сильнее.
- Такое лучше не забывать, принцесса. Когда мы вернемся ко двору, тебе придется держать в уме, насколько опасен может быть каждый встречный.
- Ваш совет окончен? – поинтересовался висящий в воздухе Шалфей.
Дойль обвел взглядом серьезные лица присутствующих.
- Да, видимо.
- Прекрасно, – сказал Шалфей. – Мне задолжали чуток крови, и я хочу получить ее немедленно.
Я расслышала, как Мороз набирает воздуху для спора, и звук был настолько мне знаком, что я вмешалась тут же:
- Нет, Мороз, он в своем праве. Мы заключили сделку, а сидхе должны держать слово.
- Я не отказываюсь от сделки, но она все равно мне не нравится.
Я вздохнула. Я уже четыре недели кормила Шалфея, а Морозу нужно было открыть для эльфа свою лилейно-белую руку всего один раз – и это превращалось в проблему. Лежать в объятиях Мороза было замечательно. Да что там, замечательно было просто глядеть на его красоту, но его вечные обиды меня раздражали, и раздражала привычка все усложнять. Так что я начинала сомневаться, люблю ли я Мороза, или просто вожделею к нему? А может, я просто устала. Устала от того, что именно мне приходилось вечно платить за все своим телом и своей кровью. Сейчас пришла очередь Морозу заказать выпивку на круг, и я слышать не хотела никакого нытья на эту тему, каким бы красавчиком ни был упомянутый нытик.
Наверх
 
 
IP записан
 
Лили
Аниматор
***
Вне Форума


Я люблю этот Форум!

Сообщений: 428
Пол: female
Re: Seduced by Moonlight - Перевод.
Ответ #103 - Февраль 3, 2006 :: 5:27am
 
Уря, продолжение!!! Спасибо, спасибо, спасибо, Хелен.........!!!
Наверх
 
 
IP записан
 
SvetaR
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


Свет лишь оттеняет тьму

Сообщений: 1364
Киев
Пол: female
Re: Seduced by Moonlight - Перевод.
Ответ #104 - Февраль 3, 2006 :: 5:45am
 
Ой, как много всего и такого интересного! ... Огромное спасибо за перевод!!! ...  :цветы:  Потащила читать  Подмигивание :поп:
Наверх
 

Тьма лишь подчеркивает свет
WWW WWW 192198477  
IP записан
 
Страниц: 1 ... 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 ... 22