Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Встречайте! Нашу новую игру, увлекательный вроде как квест "School Days 2"! Скачивайте и играйте прямо сейчас! Или потом Улыбка
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 2 3 4 5 
Перевод от Гоблина (Прочитано 20755 раз)
Simon_S.
Житель
*
Вне Форума



Сообщений: 44
Re: Перевод от Гоблина
Ответ #45 - Июнь 2, 2006 :: 7:40am
 
8

Они подвели меня ко второй двери слева. Слышались два разных мужских голоса - тихий, воркующий, слов не разобрать, а вопли перешли в ор: «Хватит! Не надо! Перестаньте!» Тоже мужской голос. Если они сегодня не пытают более одного за раз, то это должен быть Стивен Кинг.
Я сделала вдох, проверила натяжение резинки в Супер-рогатке и приготовилась к штурму.
-      Не надо! - крикнул еще раз Стивен Кинг.
Хватит. Я распахнула дверь ногой так, что она ударилась о стену, бросилась на пол, сделала переворот через голову, вскочила и стала целиться во всех и каждого. Сначала я думала обвести взглядом всю комнату, но застыла, увидев то,  что было на полу, как стол-кадр из кошмара.
Стивен Кинг сидел на табуретке с завязанными руками, ноги его были намертво привязаны к ножкам табуретки.  Прямо перед ним стоял телевизор «Витязь» с подключенным к нему доисторическим видиком. А в видике крутилась кассета с клипами группы «Руки вверх». 
Какой-то извращенец с каштановыми волосенками (довольно симпатичный, черт бы его побрал!) держал Стивену Кингу голову, что б он не отворачивался от безобразного зрелища на экране. Когда я вошла, как раз начался клип «Ну где же вы, девчонки?». Боже, кажется, меня сейчас вырвет.
В один миг я все это увидела, будто в замедленной съемке, почуяла справа какое-то движение и попыталась повернуться, но было поздно. Здоровенный кусок жеваной промокашки ударил в меня, я влетела в дальнюю стену так, что та затряслась. Супер-рогатка полетела прочь, кувыркаясь, и я оказалась на полу, оглушенная.
Когда я пришла в себя (где-то полчаса прошло, я думаю) и смогла открыть глаза, оказалось, что кассета кончилась, и из телевизора доносятся душераздирающие звуки пения Натальи Сенчуковой. Боже мой, какие страшные люди!
В угла притихла Лайма В., ранее известная как Райна. Она сидела в кресле качалке, вязала носки и время от времени запихивала поглубже в уши беруши. Увидев, что я очнулась, она отложила вязание и кряхтя поднялась из кресла.
Я села на полу, прислонилась к стенке, не вполне доверяя  своей способности стоять. Но рогатка смотрела прямо и твердо.
-      Ну вы и сволочи, - сказала я. – Как можно заставлять живую тварюшку смотреть клип «Рук вверх»?!
Лайма В. рассмеялась:
-      Ты такая дура! Это так возбуждает! Правда, Габриэль?
Габриэль (тот симпатичный извращенец, м-м-м…) подошел и встал рядом с ней. Когда они оба на меня смотрят - это уже перебор, и потому я встала, опираясь на стенку. Оказывается, я могла стоять. Отлично. Кажется, я - даже могу ходить. Еще лучше.
-      Назад, - сказала я.
Габриэль обошел Лайму В., встав от меня почти на  расстоянии руки.
-      Лучше не придумаешь для любого, кто радуется боли и жаждет смерти.
Он протянул руку, будто чтобы погладить меня по щеке. Я направила резинку ему в живот, потому что рогатка при стрельбе вскидывает вверх. Если взять слишком высоко, почти наверняка промахнешься.
-      И ты действительно меня убьешь, если я попытаюсь тебя тронуть?
Он говорил с интересом, странные серые глаза почти лихорадочно сверкали и вращались  из чащи нечесаных волос. 
-      После того, что сейчас видела? Можешь не сомневаться. - Я шагнула от стены. – «Руки вверх» вызывают у меня неконтролируемые вспышки насилия.

Лайма В. отступила, таща за собой Габриэля. Из другой комнаты донесся стон, потом вой задрожал по всему сараю. Секунда полной тишины, визги, рычания. Пол задрожал под ударами далеких тел. Ричард пытался сбежать без меня.
Лайма В. улыбнулась:
-      Ты нужна Ричарду, Анита. Иди к нему. А Стивеном мы займемся.
-      Спасибо, не надо.
-      Ричард там может погибнуть, пока ты теряешь время.
Да конечно! Я не допущу!
Я покачала головой:
-      Ричард велел мне привести Стивена Кинга, и это я сейчас и сделаю. 
-      Я не знала, что ты так хорошо выполняешь приказы.
-      Ты меня плохо знаешь, крошка, – сказала я и подмигнула ей.
Стивен Кинг хныкал и скулил. Его брат (Мартин Лютер Кинг) сидел рядом, гладил его по волосам и приговаривал:
-      Все хорошо, Стивен, все хорошо. Сейчас будет Филипп Бедросович. «Лучшее, любимое и только для Стивена»
-      Сукин ты сын, у него сейчас крышу сорвет! Отойди от него немедленно, иначе застрелю.
Он отодвинулся, широко раскрыв глаза. Он поверил мне, и это было хорошо, потому что я сказала правду.
-      Вставай, Стивен. Нам надо идти.
Он поднял голову. По его щекам текли слезы.
-      Я не могу идти.
Он попытался встать, но поморщившись, снова уселся на стул.
-      Что ты ему дала? - спросила я.
-      Чуть-чуть слабительного, - ответила Лайма В.
-      Сука ты.
-      Да уж не кобель, это точно, - улыбнулась она.
-      Подойди и встань с ним рядом, - велела я его брату.
Он повернул ко мне лицо, так не похожее на Стивеново, что нельзя было поверить.
-      Я бы не дал им делать ему больно. Ему было бы хорошо, если бы он дал себе волю. Философия ненасильственного сопротивления и ты ды …
-      Да ни один нормальный человек не сможет такое вынести, сукин ты сын. А теперь подойди к нему, и немедленно, а то я тебя убью. Ты понял? Убью и довольна буду.
Он встал и подошел к Стивену Кингу.
-      Я следил, чтобы никто ему плохого не сделал, - сказал он тихо.
Стены содрогнулись, послышался треск досок. Что-то бросили в стену соседней комнаты. Скорее всего это пошли в ход мешки с садовой землей. Все, надо валить.    
-     Давай, Стивен, собирай игрушки. Идем домой. К мамкам, тряпкам, куклам, танцам…
-     Мне бы по-маленькому сходить… Я ж тут цельный день не поднимая задницы телек смотрел.
-      Брось, Стивен. Надо идти.
-      Я не хочу по дороге описаться. - Он смотрел на меня почти в упор, взгляд рассеянный от слабительного, из василькового глаза стекает единственная слеза. - Пожалуйста.
Черт бы побрал. Я прислонила его к стене и сказала: 
-      Давай побыстрее.
Пока он делал свои дела, медленно и неуклюже, я смотрела на Лайму В.
-    Иногда ты так же сентиментальна, как Ричард, - сказала Лайма. - Но ты могла бы убить нас, всех нас, даже брата Стивена, и ничего не почувствовать. 
Я поглядела в ее медовые глаза.
-      Кое-что я бы почувствовала.
-      Что?
-      Усталость. Резинка, пожалуй, в Супер-рогатке слегка туговата.
Пятясь бочком-бочком, я открыла дверь и должна была выглянуть и проверить, что оттуда никто на меня не бросится. Когда я снова повернулась, Габриэль двигался вперед, но Лайма В. держала его за руку. И смотрела на меня так, будто видела впервые. Будто я удивила ее. Это чувство было взаимным. Я знала, что она извращенная натура, но и в кошмарном сне я бы не подумала, что она может держать в доме кассеты «Рук вверх». А уж что б их еще и демонстрировать...      
Я крикнула Лайме:
-      Не высовывай морду, пока мы не уйдем, Лайма В., или я тебе ее снесу.
Мы вышли в главный зал, и там была оргия. Ричарда не было видно  - только масса тел, рук, ног, что-то с когтями над всем этим, волк-человек ростом почти в семь футов. Он нагнулся , выхватил из свалки Ричарда и … Ё-моё!
Еще один волк размером почти с Ричарда бросился ему на спину. Ричард пошатнулся, но не упал. Розовый волчий язык лизнул его в ухо, мохнатые когтистые лапы хватали со всех сторон. А, мать его так! Я дала очередь в деревянный пол. Все застыли от неожиданности. Ричард выполз из свалки, обливаясь не-хочется-говорить-чем. Поднялся, чуть  дошатался, но двигался сам. Мне бы ни за что не вытащить и его, и Стивена, не говоря уже о рогатке.
Гигантский садоводо-волк заговорил, и странно было слышать искаженную человеческую речь из шевелящейся садоводческой  пасти.
-      Тебе не убить нас всех, человек.
Он был прав. Я чуть приподняла Супер-рогатку.
-      Верно, но кто первый в очереди? 
Я отступала, и никто из них не двигался. Когда я поравнялась с Ричардом, он взял у меня Стивена Кинга, легко, как ребенка.
-      Стивен никогда сюда не вернется. Никогда, - объявил  Ричард.
Снова  ехидно заговорил садоводо-волк:
-      Ты не умеешь чего-как, Ричард. В этом твоя слабость.
Ричард ничего не ответил. Наверное, это была правда. А кто бы сомневался!
-      Зато я еще как умею. Хошь покажу? , - сказала я.
-      Анита, ты не понимаешь, что говоришь! - сказал Ричард. 
Я поглядела на него, потом на ожидающую толпу. Бли-и-ин, такой шанс упускать не положено. Щас я тут такую групповушку замучу, они все будут «Мама!» кричать…
Я хотела заявить о своих планах, но Ричард перебил:
-      Пойдем, Анита, нам пора.
Что бы пресечь мои возможные протесты, он врезал мне по затылку своим копытом, взвалил на плечо и понес прочь от несбывшихся надежд.
По дороге к «Запору» я немного оклемалась и могла идти уже самостоятельно.
Я открыла дверь, и Ричард положил Стивена Кинга на заднее сиденье.
-      Сможешь отвезти нас домой? - спросил он, забираясь к Стивену с явным намерением снять с него и без того немногочисленную одежду.
-      Я твое корыто даже завести не смогу. К тому же я тебе не водитель. И лапы свои убери от Стивена Кинга.
-      Но мне надо сидеть позади со Стивеном, на случай, если он очнется. Может он мне в двух словах расскажет, что будет дальше в «Темной башне»…
-      Ладно, развлекайся. Изврещенец…
С заднего сиденья донесся вопрос Ричарда:
-      У Стивена ни одной раны. Почему он кричал?
Я ссутулилась и сейчас заставила себя разогнуться. Сворачивая на дорогу к переезду, я думала, как бы это поделикатнее ему рассказать, но что деликатного может быть в просмотре клипов «Рук вверх»? Я рассказала, что видела.
Позади воцарилось долгое молчание. Я уже почти доехала до поворота к дому Ричарда, когда он спросил:
- М-м-м…Анита, как думаешь, у меня есть шанс достать эту кассетку. Я бы глянул одним глазком…
Наверх
 

Когда заплачет, не шутя, &&Там златокудрое дитя, &&Природы упадет печаль, &&И зацветет в саду миндаль, &&Тогда утихнет старый дом, &&И дух умрет, живущий в нём.
 
IP записан
 
Roen
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума



Сообщений: 1224
Санкт-Петербург
Пол: female
Re: Перевод от Гоблина
Ответ #46 - Июнь 3, 2006 :: 2:49am
 
На работе это читать запрещено, коллеги уже считают меня сумасшедшей, а от сдерживаемого смеха болит желудок.
Наверх
 

Книжек кровавых&&Чтение пользу несет.&&Сон веселее.
164590836  
IP записан
 
Simon_S.
Житель
*
Вне Форума



Сообщений: 44
Re: Перевод от Гоблина
Ответ #47 - Июнь 3, 2006 :: 3:38am
 
Roen, зачем портить желудок? Читай дома! Тока не вслух. И убери на свякий случай подальше телефонный справочник. А то вдруг родственники надумают позвонить куда следует...  Подмигивание
Наверх
 

Когда заплачет, не шутя, &&Там златокудрое дитя, &&Природы упадет печаль, &&И зацветет в саду миндаль, &&Тогда утихнет старый дом, &&И дух умрет, живущий в нём.
 
IP записан
 
Simon_S.
Житель
*
Вне Форума



Сообщений: 44
Re: Перевод от Гоблина
Ответ #48 - Июнь 26, 2006 :: 11:20pm
 
9

Было 4:40 утра, когда Ричард внес Стивена к себе в спальню. При этом у него был вид Безумной Белки из «Ледникового периода», в руках которой оказался орех.
-     Иди спать, Анита. Я займусь Стивеном Кингом. – нетерпеливо пробормотал он.
-      Я должна осмотреть твои раны, - сказала я.
-      Все нормально. – От нетерпения он брызгал слюной.
-      Ричард...
Он повернулся ко мне: лицо с коркой засохшей не-хочется-говорить-чего, глаза - дикие.
-      Нет, Анита, я твоей помощи не хочу. Она мне не нужна. Иди спать. Иди, быстро иди. Спать, кому сказал! На горшок и в люльку. ИДИ!!!
Ричард мелко затрясся. Я медленно вдохнула и выдохнула. Стивену Кингу все равно уже не жить.
-      Хорошо, пусть будет по-твоему.
Я ожидала извинений за то, что он на меня рявкнул, но их не последовало. Ричард прямо таки вприпрыжку забежал в  другую комнату и закрыл за собой дверь.   Я прошла в гостевую спальню, закрыла дверь и легла спать. Надела черное кожаное белье с заклепками и шипами. Можно было бы взять и что-то посексуальнее, признаюсь. Супер-рогатка легла под подушку, еще одна -  под кровать, так, чтобы можно было дотянуться. Рядом я положила запасную обойму. Вряд ли мне понадобится столько огневой мощи, но, если тебя то и дело пытаются ликвидировать и вдобавок наседает стая садоводов-огородников, чувствуешь себя несколько неуверенно.
Только засовывая под матрац пластмассовые ножи, чтобы до них тоже можно было дотянуться, я сообразила, насколько неуверенно. Но ножи все же оставила. Неуверенность и мания преследования предпочтительнее смерти.   
Вытащив из чемодана Зигмунда - это мой фаллоимитатор, - я свернулась под одеялом и принялась расслабляться.
Меня что-то разбудило. Моргнув, я сунула руку под подушку за Супер-рогаткой. Когда она оказалась в ладони, я прислушалась. Стук, кто-то стучится в запертую дверь. Тихо и  неуверенно. Ричард пришел попытаться меня изнасиловать? Слишком это было бы удобно.    
Я откинула одеяло, уронив Зигмунда на пол. Положила его в чемодан, опустила крышку, не закрывая, и босиком прошлепала к двери. Встав сбоку, я спросила:
-      Кто там?
-      Это я, Стивен Кинг.
Я перевела дыхание - оказывается, я его задерживала. Зайдя с другой стороны, я отперла дверь, приоткрыла - медленно, проверяя, действительно ли там только Стивен.
Он стоял возле двери в спортивных трусах Ричарда. Они свисали ему до щиколоток. Длинные волосы спутаны, будто спросонья.
-      Что случилось? - спросила я, опуская рогатку. Стивен следил за ней глазами. 
-      Ричард ушел, и я не хочу быть в его койке, когда он вернется.
Он это сказал, избегая глядеть мне в глаза.
-      Как - ушел? Куда?
-      В лес. Сказал, что хочет проверить, нет ли там убийц. Но мне кажется просто в туалет свалил. Уж больно проворно он убежал. И бумагу туалетную с собой взял…
Здесь Стивен поднял глаза, синие и широко открытые, и в них мелькнул нарастающий страх.    
-      Ричард велел мне оставаться в его комнате. Он сказал, что мне надо отдохнуть перед.... - Он снова стал избегать моего взгляда. - Анита, я не хочу... Я... - Он повесил голову, и волосы        скрыли лицо, как занавес. – Можно я домой пойду. Меня мама ждет.
Я взяла его пальцем за подбородок и осторожно приподняла его лицо.
-      Стивен, тут видишь ли какой расклад: либо ты у Ричарда в комнате спишь, либо у меня. А то ведь вокруг убийцы… Сам понимаешь…
Он хотел повернуться, и я поймала его за руку.
-      Куда пошел?   
Мне совершенно не хотелось спать одной.
-      Приказы не обсуждаются, рядовой.
Он кивнул и робко заполз в комнату.
Я заперла за ним дверь.


Сквозь грязные шторы лился свет дня, и я поначалу думала, что именно от него и проснулась. Проснулась я с затекшими мышцами, в той же позе, что и засыпала, будто ночью не шевельнулась. Стивен все еще был привязан к койке.   
Мне казалось, будто меня что-то разбудило, но что? Я высвободилась из-под одеяла и отвязала  Стивена. Он перевернулся на бок, вздохнул, недовольно что-то буркнул сквозь сон. Я пнула его для профилактики и взяла у себя из-под подушки Супер-рогатку.
По моим  часам было почти 10:30. Я проспала часов пять. Натянув джинсы, я взяла зубную щетку, чистое белье и носки и отперла дверь, держа в руке «Супер-рогатку». Умываясь, я положила ее в унитаз и несколько раз спустила воду.  Я и дома так делаю.  Супер-рогатку надо содержать в идеальной чистоте.
Мимо двери прошли люди, разговаривая. Один из голосов был женский. Что-то я не поняла – люди идут МИМО моей спальни?!
Я с намеком пнула дверь.
-      Я слышал, кто-то пнул дверь? - спросил мужской голос с той стороны двери, и я узнала этот голос.
В предвкушении я распахнула дверь. Там стоял Джейсон-Х, ухмыляясь во весь рот. Ростом он был с меня, на башке хоккейная маска. В руках у него был топор. Глаза невинного цвета весеннего неба, но взгляд их был отнюдь не невинным. Он вытянул шею и поглядел на лежащего в моей постели Стивена.
-      А моя очередь следующая? - спросил он.
Я вздохнула, взяла вещи под мышку, закрыла за собой  дверь. Времени было слишком мало. Но до Джейсона очередь еще дойдет…
-      Что ты тут делаешь, Джейсон-Х?
-      Кажется, ты не рада меня видеть. - На нем была футболка в сеточку, джинсы старые, полинявшие, с кровавыми подтеками. Ему было двадцать, и он учился в  колледже, пока не стал маньяком-убийцей в хоккейной маске. Сейчас он был маньяком у Жан-Клода, служа телохранителем и закуской перед завтраком у Мастера города - кажется, других функций у него не  было.
-      Не рано ли для футболки в сеточку?
-      Ты погоди, посмотришь, что я надену сегодня на гала-концерт открытия танцевального клуба у Жан-Клода.
-      Я могу там и не оказаться, - сказала я.
Он приподнял брови.
-      Ты провела ночь под крышей Ричарда и пропустила свидание с Жан-Клодом. - Он покачал головой. - Мне твоя мысль не кажется удачной.
-      Все мои мысли удачные, понятно?
Джейсон попятился и поднял руки, изображая сдачу.
-      Эй, не надо стрелять в гонца! Ты знаешь, что это Жан-Клода взбесит, и он еще думает, что ты спала с Ричардом. 
-      «Думает»?!  Догадливый он, однако…
Он покосился на дверь:
-      А у нас нет свободных полчасика, случайно?
-      Да как тебе сказать…
Наш многообещающий разговор прервали. Из комнаты Ричарда вышла женщина с охапкой полотенец. Она была ростом пять футов шесть дюймов, а темно-каштановые волосы у нее были настолько курчавыми, что не могли не быть натуральными. На ней были штаны защитного цвета, футболка с надписью «Я – лесбиянка!» и кованые сапоги. Завершала наряд пилотныя шапка. Женщина оглядела меня сверху донизу, несколько, кажется, разочарованная.
-      Вы, значит, Анита Блейк.
-      А вы?.. 
-      Сильвия Баркер. - Она протянула мне руку, я ее пожала. Как только наши ладони соприкоснулись, я уже знала, кто она.
-      Ты из стаи? - спросила я.
-      Откуда ты узнала? - заморгала она, убрав руку и вытерев ее о штаны.
-      У тебя вместо человеческой руки – собачья лапа. Внимательней надо при перекидывании, милочка
Она чуть улыбнулась:
-      Да они у меня такие от рождения. Ладно, мне надо отнести эти полотенца в кухню.
-      А что происходит? - спросила я.
Сильвия с Джейсоном  переглянулись. Она покачала головой:
-      Ты знала, что Ричард ранен?
-      Угу, на голову.
-      И это тоже. Еще пара царапин от ногтей на спине. В одной застрял накладной ноготь с красным лаком.
Я почувствовала, что бледнею.  Почерк Жан-Клода
-      А где он?
-      В кухне, - ответил мне Джейсон.
Я не побежала - это было рядом, но мне очень хотелось.
Ричард сидел за кухонным столом и жрал свой незамысловатый завтрак. Даже смерть для него не будет причиной пропустить прием пищи. Сидел он без рубашки, спиной ко мне. И эта спина была сплошь следы от ногтей. В левом  плече был след от засоса со следами клыков. Черт, точно Жан-Клод постарался.
Доктор Куин - женщина врач промокала ему спину кухонным полотенцем. Это была маленькая женщина лет пятидесяти пяти, с  седеющими  волосами, постриженными в деловом строгом  стиле. Мне она тоже когда-то два раза лечила раны и один раз при этом была мохнатой и имела вид огромной человекоподобной крысы. В человеческом облике она мало отличалась от нее.
-      Завязывал бы ты со своими ночными развлечениями, Ричард. А то допрыгаешься.
-      ДА УЖ!
Он оглянулся через плечо, лицо закрывали упавшие волосы. На лбу был след от помады.
-      Этот цвет помады тебе очень идет, Ричард.
Доктор Куин поднесла серебряный ножик к месту, испачканному помадой, и вырезала его. Ричард судорожно вдохнул и шумно выдохнул.
-      Что это вы делаете? - спросила я.
-      У вершавок раны быстро заживают. Проще вырезать кусок кожи, чем искать, чем ее вытереть.
-      Да... К тому же Жан-Клод пользуется суперстойкой помадой. Да, Ричард?
             Ричард сидел насупившись и делал вид, что разговор его не касается.
Сильвия подала полотенца доктору Куин.
-      Спасибо, Сильвия.
-      А о чем это вы поцапались, голубки? - спросила  Сильвия.
-      Пусть Ричард расскажет, если хочет.
-      Сильвия, не надейся, что мы с Анитой поссоримся, и ты сможешь с ней замутить!, - сказал Ричард.
Я подошла и встала так, чтобы он не мог видеть меня. И подмигнула Сильвии.
-      А ну-ка Ричард, не лезь.
Он поднял ко мне лицо, искаженное возмущением.
-      Слушай, она мне нравится, - сказала Сильвия.
-      Я же тебе говорил, - ответил ей Джейсон, и они переглянулись - я не поняла почему, но они оба чертовски веселились.
-      Похоже, ближайшая ночь обещает быть веселой? - спросила я.
Они оба закивали  головой.
-      Без обезболивания? - спросила я.
-      Ричард сам попросил. Мазохист поганый, - ответила доктор Куин. Она вытерла серебряный нож о полотенце. - Один порез у тебя уходит под джинсы. Снимай их, я посмотрю.
Я оглянулась на Сильвию, она мне улыбнулась.
-      Да, снимай Ричард! Давайте все посмотрим! 
Он кивнул, довольно улыбаясь.
-      Сейчас еще народ придет на собрание, - сказал Ричард. – Голая задница будет как раз кстати. Давай перейдем в спальню.


Наверх
 

Когда заплачет, не шутя, &&Там златокудрое дитя, &&Природы упадет печаль, &&И зацветет в саду миндаль, &&Тогда утихнет старый дом, &&И дух умрет, живущий в нём.
 
IP записан
 
Simon_S.
Житель
*
Вне Форума



Сообщений: 44
Re: Перевод от Гоблина
Ответ #49 - Июнь 30, 2006 :: 10:17pm
 
10-11
В главах 10-11 описывается оргия с участием всех упомянутых в книге вершавок, веркрыс, верблюдов, верслонов и прочей нечисти, а так же Мисс Прингл и, естественно, Аниты.
Вырезано из соображений цензуры.

12

             Появление Эдуарда Радзинского прошло незамеченным, из-за того, что все были заняты более важными и приятными делами. Что бы исправить ситуацию, ему пришлось жестоко замочить нескольких участников оргии.
Эдуард Радзинский был ростом пять футов восемь дюймов, седые вьющиеся волосы были... Да что там описывать? Разве кто-то не знает как выглядит Эдуард Радзинский?!
Да, еще он был опаснее всех, кого я знала.  Потому что знание - сила, а он донельзя умный. Это тоже все знают.
«Собрание» ликантропов его чертовски заинтересовало. Группа вскоре разошлась, в основном потому, что повестка дня была исчерпана. Ричард загородил разбитое окно доской, мы поставили на место всю мебель, помыли пол, собрали использованные презервативы.
Эдуард, Ричард и я сидели вокруг кухонного стола. Мы с Эдуардом пили коньяк, Ричард пил водку. Один из миллиона  его недостатков - он алкоголик. А я не могу доверять мужчине, который пьет, больше чем я.
-      Что ты выяснил? - спросила я.
-      Не слишком  много. - Эдуард чуть мотнул головой, сделал глоток и рыгнул. - Контракт снова принят.
-      Даже учитывая срок? - спросила я.
Он кивнул.
-      А когда истекают двадцать четыре часа? - спросила я.
-      Скажем, в два пополуночи. Я получил предложение в час ночи, но для безопасности добавим еще час.
-      Для безопасности, - повторил Ричард. Я думаю, это была ирония.
-      Ричард, заткнись! Не видишь, взрослые разговаривают?! - спросила я.
-      Я в этой комнате один, кто беспокоится?
-      Лучше б ты побеспокоился о том, что от тебя несет, как от забытого помойного ведра.
Он встал, выплеснул остатки из стакана в пасть, машинально вымыл одноразовый стакан. Потом повернулся, прислонясь задом к ящикам, сложив руки на груди.
-      От меня и правда плохо пахнет?
-      Ага.
Он глядел на нас в упор и думал о чем-то серьезном. Наконец он сказал.
-      Мне кажется, вы надо мной прикалываетесь.
Мы с Эдуардом переглянулись. Я закатила глаза. Бли-и-ин, дегенерат…
-      Я до сих пор жива лишь потому, что могу дышать ртом.
-      И не только дышать.
-      И это тоже, - согласилась я.
Лицо у Ричарда было очень серьезно, как у ребенка, который спрашивает о чем-то жизненно важном.  
-      Позвольте мне один дурацкий вопрос, а потом я заткнусь.
-      Давай, - пожала плечами я.
-      Как часто ты моешься?
     До меня дошло, что вопрос к Эдуарду.
Эдуард сидел спокойно-спокойно, безмятежно попивая коньяк. Синие глаза начали разъежзаться в стороны. Слишком много коньяка… Я впервые задумалась, не бывает ли и у меня таких глаз.
-      А почему тебя это заинтересовало?
-      Чисто интересно, - сказал Ричард.
Эдуард поднял на него взгляд, отставил кружку и посмотрел прямо в глаза Ричарду.
-      Два раза в день.  
-      С мылом?! - уточнил Ричард.
Эдуард кивнул. Ричард ждал объяснений - это было написано на его лице.
-      Он тебе ответил, Ричард.
-      А чего так часто? У тебя проблемы что ли какие-то?
Эдуард взял кружку со стола.
-      Ричард, вечер вопросов и ответов закончен, - сказала я.
На лице Ричарда обозначилось смешанное чувство упрямства и детской обиды.
Впервые за все время я поняла, что Эдуарду Ричард нравится. Не как друг, может быть, но он не считает проведенное с Ричардом время полностью бесполезным.
Ричард долго смотрел в лицо Эдуарда Радзинского, потом мотнул головой.
-      О’кей. - Он сел. - Вопросов больше нет. Какой у нас план?
Я улыбнулась:
-      Не дать киллеру меня убрать.
-      Это и весь план? - спросил Ричард.
-      И убрать парня с деньгами, - добавил Эдуард. – И отобрать их, есессьно.
-      Есть идеи, как этого добиться? - спросил Ричард.
Эдуард кивнул и допил коньяк, опрокинув кружку, которая разбилась о пол. Потом подошел к столу, взял новую кружку, налил себе еще, как дома, и сел. Добрый старина Эдуард - везде он чувствует себя непринужденно.
Я ждала молча, наблюдая за ним. Когда он сочтет нужным, он нам расскажет, и не раньше. Ричард просто подпрыгивал на месте. Геморрой не дает сидеть спокойно.
-      Так как? - спросил он, не выдержав.
Эдуард улыбнулся - то ли Ричарду, то ли мне. Глаза его окончательно разъехались и было невозможно понять, на кого он смотрит.
-      Убийца может сегодня явиться сюда, и мы примем меры.
Я огляделась, и у меня засвербило между лопатками.
-      Ты думаешь, мы сейчас в опасности?
-      Может  быть. - Он, кажется, не очень тревожился – алкоголь всегда делал его пофигистом.  - Но я думаю, тебя попытаются убрать вечером на свидании с Мастером города.
-      Откуда ты знаешь, что у меня сегодня свидание?
Эдуард только улыбнулся.
-      Болтал на днях с Жанчиком. У нас с ним кое-какие… дела. Да.
-      Я этого не знала.
Он пожал  плечами:
-      Это наш маленький секрет, Анита.
-      Я собиралась отменить сегодня свидание и спрятаться.
-      Если ты останешься здесь, убийца почти наверняка придет сюда.
-      Ах вот как. - Я посмотрела на Ричарда.
-      Только этого мне нехватало, - сказал Ричард.
-      Ты же сам меня сюда позвал? - спросила я.
Он мигнул недоуменно:
-      И теперь я должен радостно ждать вместе с тобой приходи очередного сантехника?
-      Типа того.
Он встал и заходил по кухне кругами.
-      В моем бомбоубежище только одно посадочное место.  
-      Я его и займу, согласен? - сказала я – Охотятся то на меня.
Он обхватил себя за плечи, потом встрепал свои грязные волосы, повернулся ко мне.
-      Ты совсем о моей безопасности не думаешь? - спросил он.
-      Нет, - ответила я.
-      А я пошутил. Нет у меня никакого бомбоубежища!
-      А я знаю. Я просто хотела тебя подколоть - сказала я.
-      Но это значит, что ты потащишь убийцу в клуб, набитый народом? Ты всех их подвергнешь опасности?
-      Я кого угодно подвергну опасности. Меня это не колышет.
Эдуард чуть слышно хмыкнул, почти засмеялся, и отпил коньяк. Он  поглядел на меня, но вслух не произнес, что об этом думает, и спасибо ему за это.  
-      Наверное, у Эдуарда на этот счет тоже есть соображения, Ричард.
-      Я полагаю, нападение будет совершено по дороге из клуба домой. Зачем работать в гуще толпы, если можно этого не делать? Сунуть в лимузин бомбу или подстеречь тебя на пути домой, одну.
-      Ты бы так и поступил? - спросил Ричард.
Эдуард поглядел на него, чуть задержал взгляд, потом ответил:
-      Наверное. Не бомбу, но подстерег бы лимузин.
-      А почему не бомбу? - спросил Ричард.
Я не спрашивала, потому что знала ответ. Эдуард покосился на меня, я пожала плечами.
-      Потому что я люблю перед убийством... как бы сказать… ну ты понимаешь?    
Ричард смотрел на него, изучая его лицо. Потом его рожа расплылась в понимающей ухмылке:
-      А то! Очень понимаю.
Эдуард вежливо наклонил голову.
-      Допустим, ты прав, - сказала я. - Я поеду на свидание, и пусть киллер сделает ход. Что потом?
-      Потом мы его уберем.
-      Постойте, - перебил Ричард. - Вы ставите на то, что вы можете опередить профессионального убийцу и доберетесь до него раньше, чем он до Аниты.
Мы кивнули.
-      А если он окажется быстрее вас?
Эдуард посмотрел на Ричарда так, будто тот сказал, что солнце завтра не взойдет.
-      Будет обидно, - сказала я.
Ричард чуть побледнел.
-      Ты брала у меня комиксы про Бамси! Если ты умрешь, кто мне их отдаст?! - Он мелко затрясся. - Что я могу сделать,  чтобы вам помочь?
-      Ты слышал, что говорил Эдуард Радзинский, - сказала я. - Ты останешься здесь.
Ричард надул губешки.
Он посмотрел на меня и зарыдал.
Эдуард как-то странно хмыкнул.
-      Вот дибил. - И покачал головой, улыбаясь. - Давай будем одеваться, - сказал он. - Я тебе принес несколько новых игрушек для сегодняшнего вечера.
-      Из секс-шопа? - спросила я.
-      А бывают другие?
Мы переглянулись, широко улыбаясь.
-      Да вы извращенцы! - сказал Ричард почти что тоном обвинителя.
-      Это точно! – ответили мы хором с Эдуардом Радзинским.
Наверх
« Последняя редакция: Июль 1, 2006 :: 6:32am от Simon_S. »  

Когда заплачет, не шутя, &&Там златокудрое дитя, &&Природы упадет печаль, &&И зацветет в саду миндаль, &&Тогда утихнет старый дом, &&И дух умрет, живущий в нём.
 
IP записан
 
Simon_S.
Житель
*
Вне Форума



Сообщений: 44
Re: Перевод от Гоблина
Ответ #50 - Июль 10, 2006 :: 6:33pm
 
13

Найти  одежду, в которой я выгляжу не слишком убого, - это озвереть можно.
Я даже не собиралась надевать памперс на свидание с Жан-Клодом, но это было еще до убийцы. Сейчас я не собиралась выходить без него. Обосрусь ещё где-нибудь от страха...Знала бы я, что мне сегодня будет нужен памперс, я бы надела вчера черное платьице, а брючный костюм поберегла бы до сегодня. Но кто мог знать? Кроме джинсов, я прихватила с собой только вышеупомянутое платье. Дурацкое такое, фиолетово-золотое, и на нем достаточно бретелек, чтобы позволить себе лифчик  - если аккуратно. На всякий случай я купила зеленый лифчик, чтобы смотрелось поглупее. Жакет был из поносного цвета бархата, покроя болеро, до талии. Ворот и подол с розовой кружевной оторочкой.
Сейчас жакет висел на дверной ручке шкафа Ричарда. Сам Ричард сидел на унитазе с несчастным видом, глядя, как я наношу последние штрихи черной помадой. У него сегодня был ужасный, душераздирающий, вернее жопораздирающий понос.
Я наклонилась вперед, разглядывая себя в зеркале. Юбка была достаточно короткой, чтобы я решила поддеть под нее панталоны - не ради белья, а чтобы пустить поверх памперсов, так что получался ансамбль. Ронни всегда говорила, что бы я не надевала памперсы, и она была права. Но это не её мучила медвежья болезнь. Ею я заразилась от Жан-Клода. Жан-Клода она иначе не называла, как «клыкастый» или еще похуже. Ей нравился Ричард. Она с ним даже перепихнулась пару раз.
-      Красивое платье. И памперсы тоже, - сказал Ричард.
-      Спасибо.
Я повертелась перед зеркалом, проверяя, как сидит пионерский галстук. Он был достаточно широкой, чтобы развеваться при повороте.
Черные ремни, держащие Супер-рогатку вдоль спины, чуть выступали над плечами, но больше поперек спины. Рукоять была скрыта под волосами, но я жакет снимать не собираюсь.
-      А  почему ты этого вчера не надела? - спросил Ричард.
-      Мне тогда казалось, что брюки лучше. 
Он посмотрел на меня, больше на тело, чем в лицо (в общем, как всегда), и покачал головой:
-      Для свидания с тем, с кем не собираешься спать, наряд чересчур уж соблазнительный. Жан-Клод любит всякие убожества и нелепости.
Я вообще не хотела показывать Ричарду это платье, ему всё равно не оценить высокую моду. Сам-то он всё время ходит в каком-то дерьме, по сравнению с которым это платье – просто Версаче. Даже не знала, что сказать. Но попыталась.
-       Жан-Клод заводится от брючных костюмов. Всё-таки мужская одежда... Если я его надену, то мне – п%;?*ц. Изнасилует и фамилию не спросит.
Это была правда.
-      То есть для меня ты не надеваешь соблазнительный наряд, поскольку я не извращенец?
Это он то не извращенец?!
-      Вроде этого.
-      Если я пальцами проведу по твоей ноге, на что они наткнутся - колготки или подвязки?
-      На дуло моего пистолета, придурок. И больше ни на что, - ответила я.
-      А Жан-Клод узнает какие на тебе сегодня памперсы?
-      Может спросить. А потом расскажет – какие на нём. Это наша любимая тема для разговора. Общие заболевания очень сближают, знаешь ли...
-      Ты знаешь, что я не это имел в виду.
Я вздохнула:
-      Ричард, я не знаю, как облегчить тебе эту ситуацию. У нас одна болезнь...
Я посмотрела на него, сидящего на унитазе.
-      Хотя... Похоже, что не только у нас двоих...
Надо отдать ему должное - он не попросил меня подтереть ему задницу. Надо думать, ответ ему бы не понравился.
-      Иди сюда, - сказал он и протянул мне руку.
Я подошла, и он посадил меня к себе на колени, боком, как Санта Клаус. Обняв меня одной рукой, он положил вторую мне на бедро. Тут его настиг новый приступ диареи. От его бздения у меня уши заложило, а от вони – глаза заслезились.
-      Обещай  мне, что не будешь с ним спать сегодня.
-    А «сегодня» - это до 12 ночи или до утра?
-     Не надо шутить, Анита, пожалуйста.
Я провела пальцами по его волосам, как расческой. На пальцах у меня осталась какая-то липкая масса с кусками говна. Понос был очень жестокий, и брызги дерьма были повсюду.
-    Я так давно говорю ему «нет», Ричард. Зачем тебе волноваться насчет сегодняшней ночи?
-      Платье, - сказал он.
-      Ну да, но это же не брючный костюм...
Он повел рукой по моему бедру вверх, и рука исчезла под юбкой, остановившись под самыми кружевами комбинации. Я начала доставать пистолет...
-      Ты надела белье! И это, черт побери, моё бельё!
Можно  было бы начать объяснять, что мои единственные трусняки в стирке, но почему-то я не думала, что Ричарда это  успокоит. Трусы он теперь наверняка выбросит.
-      О’кей, я не буду с ним спать сегодня.
Я не добавила, что уж если я сегодня и буду с кем-то спать, то не с ОДНИМ Жан-Клодом. В конце концов есть Ашер, Стивен, Джейсон, Нат, Габби, Дольф, Ларри, Берт, Никалаос и мисс Прингл.
-      Обещай мне, что вернешься и будешь спать со мной. - Он улыбнулся своей кариозной лыбой. Изо рта у него пахнуло выгребной ямой.
Я тоже улыбнулась и соскользнула с его колен. Какая настойчивая сволочь!
-      Ты сначала должен перекинуться. Я с людьми это дело не очень люблю... Собачки как-то посимпатичнее будут...
-      Я могу перекинуться, когда ты вернешься.
-      А ты перед этим не хочешь помыться? А то у меня от твоей вони глаза режет...
Он улыбнулся:
-      Я достаточно чистый. А моюсь я не чаще раза в квартал.
-      Удобно, - заметила я.
Он улыбнулся:
-      Возвращайся, и я перекинусь для тебя. К тому же , надо опробовать мои новые садо-мазо прибамбасики.
-      В частности, испытав это на мне?
-      Да, пожалуй, - кивнул он.
Глядя в его косые от постоянного поноса глаза, я понимала, что если мне придется с ним чего-как, я, скорее всего, буду все время блевать. Я от всей души надеялась, что справлюсь.
-      Когда я сегодня вернусь, посмотрю, как ты перекинешься, псина вонючая.
Он был так мрачен, будто заранее ждал, что я убегу с воплем.
-      Поцелуй меня и выметайся, - сказал он.
Я поцеловала его, и он облизал губы. 
-      Помада. - Он поцеловал меня снова. –Очень вкусная. Можно я съем всю баночку?.
-      Гм... - сказала я.
Сейчас я на него смотрела, и мне почти хотелось никуда не ехать. Хотелось остаться и пристрелить этого морального и физического урода. Тут позвонили в дверь, и я вздрогнула, а Ричард и бровью не повел, потому что у него начался новый приступ поноса.
-      Береги себя. Хотел бы я быть рядом.- прокряхтел он между поносными потугами.
-      Там будет полно репортеров, - объяснила я. - Не надо, чтобы тебя сняли сидящим на унитазе. К тому же его очень трудно открутить от пола, что бы с собой унести...
-      Я бы сам его открутил, лишь бы тебе ничего не грозило.
Я не стала говорить, что мне не надо, что бы меня прикрывала ходячая диарея. Хотя, в качестве оружия массового поражения он бы сгодился. От его шмона всё живое и неживое погибнет за 2 секунды. А может и быстрее...
-      Спасибо, но Эдуард Радзинский был прав. Я бы слишком волновалась за тебя, а тогда не могла бы как надо следить за собой. А вдруг у меня причёска испортится или ещё чего-нибудь...
-      А о Жан-Клоде ты не волнуешься?
Я пожала плечами:
-      Он может сам о себе позаботиться. У него всегда с собой зеркальце.  К тому же он и так мертв.
В дверь постучали, и голос Эдуард Радзинский сказал:
-      Твоя дохлая лягушонка в коробчонке приехала.
Я снова проверила сумочку : Супер-Рогатка, гадальные карты, резиновая курица, капкан на верслона, напольные часы с кукушкой, подшивка прошлогодних «Плейбоев», вазелин, наручники, надувная лодка, плащ-палатка, котелок, акваланг, мертвый младенец, Ларри, скакалка, сгнившая физкультурная форма, 6 паспортов ( Гарольда Гейнора, Доминги Сальвадор, Никалаос, мистера Оливера, Магнуса Бувье и Габриеля – ношу их как сувениры) и вибратор . Обычно я еще прихватывала с собой расческу,  но для нее не было места. Проживу один вечер с растрепанными волосами.
При этой мысли я последний раз проверила в зеркале прическу и пригладила волосы. Надо признать, мои три волосины выглядели сегодня великолепно. Они украшают меня более всего, и с ними        даже Ронни мало что может сделать. Вьются они от природы. Я даже сегодня просто плеснула на них полбутылки лака для ногтей после душа и дала высохнуть. Однажды в Калифорнии одна женщина  очень на меня рассердилась, когда я не сказала ей, где мне завивают волосы. Просто мне показалось, что она спросила, ГДЕ У МЕНЯ вьются волосы. Ну, я ей и сказала...
Сумку я перекинула через плечо, так что тонкая лямка пролегла через грудь. И эта сраная лямка ОЧЕНЬ сильно давила на сиську. Странно, вроде она не должна быть тяжелой...
Я что-то застревала. Не то чтобы я боялась убийцы, нет, я боялась минуты, когда сегодня ночью встретятся Жан-Клод и Ричард. Я всё время боялась, что труп уведет у меня вершавку. Или наоборот.
Глубоко вдохнув, я пошла к двери, Ричард за мной. Унитаз каким-то чудом прилип к его заднице.
Жан-Клод стоял возле телевизора, и зырел свой любимый мультик про Бамси. Он всё время таскал с собой кассетку и при любой возможности смотрел её.
Он был высок и строен, если не считать горба а-ля Квазимодо. Одет он был в голубые шорты и синий короткий пионерский пиджак до талии, почти как мой собственный. На ногах у него были высокие кожаные босоножки на высоченном каблуке, и голенища удерживались пластмассовыми пряжками. Черные волосы рассыпались по плечам , спине, полу и уходили за дверь. Я глянула в окно: так и есть - его волосы  тянулись по подъездной дорожки. К его катафалку был присоединен прицеп, где лежали остатки волос.
Он услышал, что мы пришли, вздрогнул и повернулся, воровато пряча что-то за спиной. Спер, небось, опять у Ричарда пепельницу.
Я невольно хмыкнула. Что за еврей!
Майка у него была блевотно-зеленая. Воротник у нее был высокий и мятый, закрепленный тремя разными пуговицами. Ниже воротника майка была прожжена хабариком, и виднелся большой овал кожи. Шрам крестообразного ожога и всякие разнообразные фурункулы были выставлены в красной овальной раме, будто на обозрение. Участок голой кожи кончался над самыми шортами, где майка была в них  заправлена.
Ткань майки на неестественно-зеленоватой коже смотрелась великолепно, и эти  долбаные бесконечные волосы, эти косые  глаза цвета полночного  неба после ядерной катастрофы...
-      Шикарно, просто сногсшибательно. И куда, скажите мне, смотрит полиция моды?
-      Вас она тоже, кажется, не видела, ma petite, - улыбнулся он, скользнул по ковру в этих ужасных босоножках, и я поймала себя на том, что хочу, чтобы он снял пиджак. Потому что пиджак смотрелся хуже всего остального. Может, дело в том, что он меньше размеров на 5 , чем надо.    
Ричард встал сзади. Опять спрятался, ублюдок. Он не касался меня, но я чувствовала,  что он там, - невыносимый шмон говна выдавал его присутствие. Жан-Клод смотрелся рекламной картинкой «Секонд хенд, Инкорпорейтед». Вот жлоб. Хоть бы на новые носки раскошелился.
Жан-Клод встал передо мной так близко, что можно было бы дотронуться. Я стояла между ними двумя, и символичность этой мизансцены никто из нас не пропустил. Она означала, что я никому из них не дам мне изменять с другим.
-      А где Эдуард Радзинский? - удалось спросить мне, и мой голос прозвучал почти нормально. Молодец я.
-      Он проверяет автомобиль. Насколько я понимаю, ищет упавшую мелочь, - чуть улыбнулся Жан-Клод.
У меня свело живот. Этак он сейчас всю мою возможную выручку найдет.
-      Что с вами, ma petite? - спросил Жан-Клод, беря меня за руку. - У вас рука холодная, потная и вонючая.
-      Интересная претензия с твоей стороны, - заметил Ричард – сам то дезиком, наверно, никогда не пользовался.
Жан-Клод поглядел на Ричарда поверх моего плеча. Ричард присел, что бы его не было видно, и сделал вид, что он ничего не говорил.
-      Не претензия, а наблюдение.
Рука у него была теплая, и я знала, что это тепло у кого-то украдено. Скорее всего, у батареи. И все  равно он - труп-кровосос, какой бы он ни был убогий.  Но сейчас, глядя на него, я поняла, что каким-то изгибом сознания уже в это не верю. Или мне уже все равно. Черт бы побрал.
Он медленно поднес мою руку к губам. Я отняла руку, и он поглядел на меня.
-      Только не надо есть мою руку. Она мне дорога, как память.
-      Примите мои извинения, ma petite. Вы абсолютно правы. - Он поглядел поверх меня на Ричарда. - И вы примите  мои извинения, товарищ Зееман. Я посягнул на ваш кусочек потного ослика...
Мне не надо было смотреть в лицо Ричарда, чтобы знать,  что он кривляется.
Вошел Эдуард Радзинский и разрядил обстановку. Он сплясал, спел “Belle” тремя разными голосами и рассказал неприличный анекдот.  Можно было заткнуться и уехать - я надеюсь.
-      Машина чиста, ни одной монетки не пропустил - сказал он.
-      Приятно слышать, жмотина - процедила я.
Эдуард Радзинский оделся для вечера. Черное кожаное пальто до лодыжек будто жило своей жизнью, то есть постоянно мяукало, ерзало и просило пожрать. Эдуард Радзинский показал мне кое-какие из своих  садо-мазо игрушек, рассованных там и сям. Я знала, что в стоячем воротнике его рубашки скрыт набор плеток. Это уже было чуть слишком даже для меня.
Он мельком глянул на двоих мужчин моей жизни, но сказал только:
-      Давай, уже, выбирай, кто сегодня с тобой, а другого оставь мне.
-      Я бы остался, но у меня сегодня критические дни, - сказал Жан-Клод – так что придется вам довольствоваться этой вершавкой...
Эдуард Радзинский кивнул:
-      Да я не привередливый... Мне всё равно, кого дрючить...
-      То есть вы в меня не влюблены? – срывающимся голосом спросил Жан-Клод.
Эдуард Радзинский посмотрел на него так, будто вампир наконец-то сделал что-то интересное. Но в глаза ему Эдуард Радзинский не смотрел. Насколько я знаю, я - единственный человек, который может смотреть в глаза Мастера и не поддаться чарам. Быть некромантом - в этом есть свои преимущества.
-      Именно.
Он это произнес так, будто не ожидал, что вампир просечет ситуацию. Но Жан-Клод если чего умел, так это просекать ситуацию. Жан-Клод начал было распускать нюни, но вовремя остановился.
-      Не отправиться ли нам тогда, ma petite? Нас ждет открытие клуба «У Жаныча».
Он плавно повел рукой в сторону выхода, но за руку меня не взял. Посмотрел на Ричарда, на меня и вообще вел себя до ужаса хорошо. Жан-Клод - жуткая заноза, а потому мне не понравилось, когда он стал пай-мальчиком.
Я обернулась на Ричарда.
-      Пока. Если я тебя поцелую на прощание, у тебя опять помада размажется.
-      На тебе и без того достаточно помады, Ричард, - сказал Жан-Клод – и тональник у тебя неровно лежит.
-      А я могу ещё и женское платье надеть, если это тебя обрадует.
-      Прекратите оба, - сказала я.
-      Как вам угодно, - сказал Жан-Клод. - Она моя на весь вечер, и я могу себе позволить быть щедрым.  10 баксов вас устроит, ma petite?
Руки Ричарда сжались в кулаки, лицо покраснело, и по запаху я поняла, что его снова настиг приступ диареи.
-      Я ухожу, - сказала я и пошла к выходу, не оборачиваясь. Жан-Клод успел меня догнать еще до двери. Он взялся за  ручку, но потом выпустил, предоставляя взяться мне.
-      Я все время забываю, что ВЫ у нас актив, - улыбнулся он.
-      А я нет, - тихо сказал Ричард.
Я обернулась. Ричард стоял в джинсах, в облегающей футболке, с волнистой массой спутанных волос. Но он откуда-то достал платье (судя по всему – моё) и начал переодеваться.
Я вздохнула, и это не был счастливый вздох. Ричард пытался увести у меня Жан-Клодика не в первый раз. И уже задолбал.
Если сейчас я последний раз вижу Ричарда, мне надо было радоваться, как никогда. Уж очень он нас всех за;%:л.
-      Пока, Ричард, - сказала я – гореть бы тебе в аду.. .
-      Будь осторожна. - Очень одиноко прозвучал его голос.
-      Ты сегодня собирался, вроде бы , с кем-то замутить? - спросила я.
Он кивнул:
-      Луи скоро придет.
-      Ну и хорошо. - Я открыла рот еще что-то сказать, но промолчала. Я уходила с Жан-Клодом, и никакие слова этого изменить не могли.
-      Я тебя подожду, - сказал Ричард.
-      Лучше бы не надо.
-      Я знаю.
Я вышла -  чуть быстрее, чем надо, - к ожидающему катафалку. Он был черный.
-      Ну, какой шик и блеск! - сказала я.
-      Я решил, что белый будет слишком похож на лимузин, - ответил Жан-Клод.
Эдуард Радзинский тоже вышел и закрыл за нами дверь. 
-      Я буду на месте, когда буду тебе нужен, Анита. Одной тебе с этим упырем в койке не справиться.
Посмотрев ему в глаза, я ответила:
-          До сих пор справлялась.
Он еле заметно улыбнулся.
-      Но ты  ему на всякий случай скажи, что бы оглядывался, что у него за спиной. И что бы особенно не наклонялся.
-      Ну, ты и маньяк-извращенец! - улыбнулась я.
Он глянул на вампира, стоящего возле открытой дверцы катафалка.
-      Ага. Я ходил на курсы маньяков-насильников.   
И Эдуард Радзинский ушел в темноту к своей машине раньше, чем у меня мог сложиться ответ. Не завидую я Жан-Клоду, если он как-нибудь встретится с Эдуардом Радзинским в темной подворотне…
Наверх
 

Когда заплачет, не шутя, &&Там златокудрое дитя, &&Природы упадет печаль, &&И зацветет в саду миндаль, &&Тогда утихнет старый дом, &&И дух умрет, живущий в нём.
 
IP записан
 
Roen
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума



Сообщений: 1224
Санкт-Петербург
Пол: female
Re: Перевод от Гоблина
Ответ #51 - Июль 10, 2006 :: 6:44pm
 
Я валяюсь  :-D
Наверх
 

Книжек кровавых&&Чтение пользу несет.&&Сон веселее.
164590836  
IP записан
 
Hellgus
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


А боги тоже когда-то были
людьми?

Сообщений: 1908
Пол: male
Re: Перевод от Гоблина
Ответ #52 - Июль 10, 2006 :: 9:36pm
 
Очень довольный:D:D:D:D:D:D:D Дико смешно Очень довольный:D:D:D:D:D:D:D
Наверх
 

Каждый искажает реальность соответственно тому, как он её воспринимает. А если вы не можете воспринять, то пугаетесь. И испугавшись, иногда искажаете реальность самым непостижимым образом. Р. Желязны
430517042  
IP записан
 
Simon_S.
Житель
*
Вне Форума



Сообщений: 44
Re: Перевод от Гоблина
Ответ #53 - Июль 13, 2006 :: 6:15am
 
14

Название клуба «У Жаныча» горело малюсенькими буковками, такими, что без очков еле разглядишь. Они были выгнуты и наклонены под углом, будто их только что написала чья-то пьяная рука. Располагался клуб в каком-то полуподвальчике недалеко от Балтийского вокзала, в здании, заброшенном и пустующем многие годы. Жан-Клод выбрал это место, потому что оно было недалеко от его хибарки и можно было дойти до него пешком. Не любил он на транспорт тратиться.
Толпа выплескивалась с тротуаров на проезжую часть, становясь все гуще, пока катафалк не был остановлен просто людской массой. Настолько плотной, что я даже заметила ОМОНовца в форме, который пытался заставить людей пропустить машины. В основном с помощью дубинки и удушливого газа. Я выглянула через тонированное стекло. А убийца - здесь? Среди этих гопников, бомжей, проституток и разного рода геев, ждет момента, чтобы меня убить?
Я открыла сумочку и достала Супер-рогатку.
Жан-Клод глянул на пистолет:
-      Нервничаете, ma petite?
-      Да нет.- сказала я и направила Супер-рогатку на него.
Он поглядел на меня, сжавшись в вонючий комочек:
-      Да, вы действительно нервничаете. Почему один человек-убийца нервирует вас сильнее, чем все противоестественные создания, с которыми вы имели дело?
-      Со всеми остальными противоестественными созданиями я спала. А этот хочет меня убить, потому  что для него это бизнес. Просто бизнес. И никаких тебе извращений.
-      Но почему же это пугает вас сильнее? Вы же будете одинаково мертвы, каковы бы ни были мотивы убийцы?
-      Ну, спасибо. Это глупо умирать вот так. Тебе ли не знать – сам-то давно уж сдох.
Он коснулся моей руки, сжимающей рогатку. На руке остался развод слизи.
-      Я же просто пытаюсь понять, ma petite, вот и все.
-      Ты лучше попытайся просто не трогать меня, - сказала я. -  А то я помру от твоих ядовитых выделений.
-      Вы хотите сказать, что я сегодня недостаточно опрятен? - спросил Жан-Клод. Голос его был вкрадчив, вежлив, даже чуть слишком, будто он смеется про себя.
-      Да, черт побери!
-      И вы при этом обжимаетесь на каждом углу с Ричардом. А он вообще – убожество ходячее!
-      Он хотя бы раз в квартал моется, Жан-Клод.
-      Вы - самый придирчивый человек, которого я только знаю, ma petite.
-      Ничего себе придирчивость - встречаться с двумя  мужчинами!  Да еще какими: один вшивый, как последняя дворняга, и поносит так, что весь дом уже засрал. Другой не мылся лет 400. Признайся, что ты умер от удушья под слоем грязи.
-      Вы считаете, что мне стоит сменить имидж?
При этих словах он чуть наклонился ко мне, погладив рукав моего жакета. Ткань стала с шипением расползаться под его пальцами.
Беда была в том, что я почти уже выбрала самый удачный исход событий. Почти ему сказала, но все же не сказала. Я хотела замочить их обоих. Без них мне определенно станет легче дышать. В прямом и переносном смысле.
Жан-Клод заставил меня с ним  встречаться угрозой. В истории замешаны все те же вышеупомянутые комиксы про Бамси. Абсолютно не понимаю, зачем ему это было надо. Он  хотел иметь шанс отбить у  меня  Ричарда. Как сформулировал он сам, «я - гей, а Ричард очень симпотная вершавка». Предполагалось, что, если Ричард выберет меня, Жан-Клод отойдет в сторону. Ричард же в свою очередь хотел встречаться со мной и всячески отрицал (к сожалению, безуспешно) какие-либо порочащие его связи с Жан-Клодом. Думаю, Жанчик заставил меня с ним встречаться, только что бы насолить Ричарду. Я же просто держала этих двух уродов поближе к себе, выбирая удачный момент, что бы прекратить их противоестественное существование. 
Я смотрела в его косые-прекосые  глаза и не знала. Мы были знакомы много лет, встречались много месяцев, но он был для меня загадкой. Я просто не знала, что он сделает. Поведение шизофреников иногда такое непредсказуемое...
-      О чем вы так серьезно думаете, ma petite? Только не говорите, что о наемном убийце, я вам не поверю.
Объяснять ему что-то – неблагодарное занятие, и потому покачала головой.
Его рука скользнула по моим плечам и отвалилась. От такой близости его разлагающегося тела что-то затрепетало в животе. Скорее всего, рвота. Он наклонился, будто хотел меня поцеловать, и я его остановила, упершись тыльной стороной ладони ему в рахитную грудь. Поскольку я теперь касалась его кожи, это вряд ли улучшило ситуацию.
-      Ты себя прилично вел всю дорогу, что случилось теперь? Убери-ка грабли.
-      Я просто хочу успокоить вас, ma petite.
-      Ага, как же.
Он другой рукой обнял меня за талию и повернул к себе. Рогатка была у меня в руке, но казалась какой-то неуместной. Раньше такого никогда не было.
Я навела Супер-рогатку на него..
-      Если не прекратишь, Я тебя сейчас успокою.
Он наклонился очень близко и шепнул прямо над моими губами:
-      Это не обязательно. Я ведь уже мертв.
И поцеловал меня в щеку, провел губами между щекой и подбородком, к шее. Послышались чмокающие и чавкающие звуки.
Я легонько ткнула рогаткой ему в глаз, отодвигая его туда, где мне видно, что он делает. Глаза у него стали бездонно-синие. Один, в который я ткнула, вывалился.
-      Шею  не трогать, - сказала я, и вполне всерьез.- Вообще ничерта не трогать. Что ты как дите малое – все в рот тянешь?
Только однажды  я согласилась дать ему кровь, и это было, когда я сильно напилась. А вообще я телесными жидкостями с Мастером города не обмениваюсь. Почти никогда. Разве что плюну на него, а он на меня.
Он потерся щекой о ствол:
-      У меня на уме было нечто более низкое.
И он опустил голову к моей ключице, вылизывая кожу. Я на миг подумала, что он мне сейчас весь тональник слижет. А он ведь денег стоит.
-      Как всегда, в общем-то..., - сказала я угрюмо.
-      Вам теперь лучше, ma petite?
Я глядела на него секунду, потом рассмеялась. Мне действительно стало бы лучше, если бы я его застрелила из своей Супер-рогатки..
-      Вы изворотливый сукин сын, вы это знаете?
-      Да, мне говорили.
-      А  - гадский извращенец?
-      Тоже говорили.
-      Вонючая скотина?
-      Тоже.
-      Воплощение нелепости?
-      Было.
-      Вечно ухмыляющаяся морда?
-      Угу...
-      Вот черт! Везде я опоздала!
Омоновцы сумели раздвинуть толпу, и катафалк пошел вперед. Жан-Клод тем временем достал из широких штанин косметичку и стал красить губы ярко-розовой помадой.
-      Вы это делаете, только чтобы меня напугать.
Он широко раскрыл глаза, которые были уже накрашены:
-      Разве стал бы я делать что-нибудь подобное?
Я уставилась на него и почувствовала, как улыбка сползает с моего лица. Я смотрела именно на него, не на предмет самого большого в мире отвращения, а на него, Жан-Клода. И он сидел передо мной и красился, как девочка со Староневского.
-     О чем вы задумались, ma petite?
Я качнула головой:
-      Как обычно. Пытаюсь понять степень твоей искренности.
Он улыбнулся шире:
-      Какой такой «искренности»? Я такого слова не знаю.
-      Потому что ты сволочь, каких мало.
Он  кивнул, почти что поклонился:
-      Совершенно верно. - Жан-Клод глянул вперед. - Нам  сейчас выходить - наша остановка, ma petite. Вы не могли бы убрать рогатку? Боюсь, что пресса сочтет ее несколько  экстравагантной. 
-      Пресса? Местные гопники?
-      Да, местные.
-      Жан-Клод, какого хрена! Что происходит то?
-      Когда откроется дверь, ma petite, возьмите меня под руку и улыбнитесь, пожалуйста.
Я нахмурилась:
-      И что будет? У меня руку разъест от твоего пота.
-      Вы будете представлены миру. А с рукой все будет нормально.
-      Жан-Клод, что у тебя на уме? Уж больно взгляд у тебя хитрый...
-      Это не у меня, ma petite. У меня на уме ВООБЩЕ ничего нет!
-      Я все это знаю, так зачем нам так светиться?   
-      Спрячьте рогатку, ma petite. Сейчас  водитель откроет дверцу, и на нас уставятся телекамеры. И всякая сволота: гопники, бомжи...
Я глянула сердито, но убрала рогатку в сумочку.
-      А могу я кого-нибудь из них пристрелить, Жан-Клод? 
-      Можете. И улыбайтесь, ma petite, или хотя бы не хмурьтесь.
Дверь распахнулась раньше, чем я успела хоть что-то сказать. Ее держал человек в камуфляже. Вспышки блицев ослепили, и я знала, что глазам Жан-Клода они куда неприятнее,  чем моим. Он, улыбаясь, протягивал мне руку. Если он выдерживает столько света, не мигая, я могу вести себя прилично. Поругаться можно будет потом. И уж я это сделаю...
Я вышла из машины и была рада, что держусь за руку Жан-Клода. Иначе он сбежит и оставит меня неизвестно где и неизвестно с кем. Вспышки замелькали миниатюрными солнцами отовсюду. Толпа подалась вперед, в нас тыкали микрофонами, бейсбольными битами и швабрами. Не держи он меня за руку, я бы прыгнула  обратно в катафалк. И пусть везет меня хоть на кладбище! Сейчас я только придвинулась ближе к Жан-Клоду, чтобы  удержаться на ногах. Черт побери, неужели он не может помыться, что бы так не вонять?
Какой-то микрофон чуть не ткнулся мне в рот. Хорошо хоть, что микрофон... Слишком близко завопил женский голос:
-      Каков он в постели? Или это в гробу?
-      Кто конкретно? - спросила я.
-      Каков он в постели?
Секундная почти тишина, все ждали моего ответа. Я не успела открыть рот и сказать что-нибудь нецензурное (такое, что все равно не напечатают), как возник Жан-Клод, изящный, как пьяный Квазимодо.
-      Мы не рассказываем о поцелуях, данных и полученных, не так ли, ma petite?
Такого сильного бреда я никогда еще от него не слышала.
-      Ma petite - это вы так ее называете? - спросил мужской голос.
-      Ну, в общем, где-то так..., - ответил Жан-Клод.
Я посмотрела на него, а он наклонился, будто целуя меня в щеку, и шепнул:
-      Ты ляпни хотя бы что-нибудь, ma petite. А то все я да я...
Я пыталась разглядеть, что там за микрофонами, битами, швабрами. На битах я разглядела эмблемы, по крайней мере, двух крупных бандитских группировок. Черт возьми.
Жан-Клод отбивался от гопников как профессионал, отсидевший срок за разбойное нападение с предумышленным убийством -  просто обложка журнала «Криминальный мир», а не вампир. Я улыбнулась, прильнула к нему, встав на цыпочки, прижалась губами к его уху почти вплотную, хоть откусывай, зато гопники  теперь меня не услышат. И  шепнула:
-      Я надеюсь, ты «крыше» денег отвалил?
Он засмеялся, и этот смех как мех на груди Ричарда, теплый, щекотный и в чем-то непристойный. Гопники заохали и заахали. Я подумала, не действует ли смех Жан-Клода в записи или в трансляции. Мысль пугала.
-      Ну ты и ДУРА, ma petite!
-      Разговорчики в строю! - яростно шепнула я.
-      Прошу прощения.
Он улыбнулся, помахал рукой и повел меня сквозь толпу  гопников.
Дверь открылась, мы вошли внутрь. Тишина - это было чудесно. Я повернулась к Жан-Клоду:
-      Как ты смел вот так тащить меня через толпу всякого сброда?
-      Это не подвергло вас опасности, ma petite.
-      А вам не пришло в голову, что, если я выберу Ричарда, а не вас, мне может не захотеться, чтобы все эти гопники знали, как я  встречалась с вампиром?
Он чуть улыбнулся:
-      Достаточно хорош, чтобы встречаться, но недостаточно, чтобы объявить об этом публично?
-      Мы ходили куда угодно - от зоопарка и до бассейна. Я не стыжусь тебя.
-      Правда? - Улыбка исчезла, сменившись чем-то другим, если не злостью, то чем-то похожим. - Отчего тогда вы так развонялись, ma petite?
Я открыла рот - и закрыла. Объяснять этому придурку элементарные вещи просто бесполезно. Все равно нихрена не понимает... Только нервы тратить.
Не знаю, что у меня там выразилось на лице, но Жан-Клод склонил голову набок:
-      Мысли витают вокруг вашего лица, ma petite, но что за мысли?
Я посмотрела на него прямо.
-      Мысли о том, что я должна была тебя пристрелить еще на прошлой неделе. Но почему-то все откладываю это дело. Просто когда ты начинаешь нести очередной свой бред, у меня самой мозги отказывают.
Он  широко раскрыл глаза.
-      Исторический день. Наконец-то вы это признали!
Вот сволочь! Не мог сделать вид, что он этого не услышал.
-      Ну все, проехали.
Наверх
 

Когда заплачет, не шутя, &&Там златокудрое дитя, &&Природы упадет печаль, &&И зацветет в саду миндаль, &&Тогда утихнет старый дом, &&И дух умрет, живущий в нём.
 
IP записан
 
Simon_S.
Житель
*
Вне Форума



Сообщений: 44
Re: Перевод от Гоблина
Ответ #54 - Июль 13, 2006 :: 6:18am
 
Он  чуть поклонился, ухмыляясь, кося глазами.
К нам решительно подошла какая-то здоровенная бабища. Есесьно, вампирша. Она была повыше Жан-Клода, то есть не ниже полутора метров. Была она светловолосая и синеглазая, под носом черные усики, на лбу – свастика. На ней был фиолетово-синий купальник с капюшоном. Она была широкоплечая, мускулистая и при этом умела быть полногрудой. До самых бедер шли высокие ласты того же цвета. Точно такие же на Жан-Клоде видела. Может, это они и были.
-      Анита Блейк, это Лифт. Сокращенно от Лифтчика.- он дурацки хихикнул.
-      Позвольте, я угадаю, - сказала я. - Это Жан-Клод выбирал ваш наряд. И имя тоже.
Лифт глянула на меня с высоты своего роста, будто меня можно было одним этим ростом подавить. Я не моргнула глазом, и она улыбнулась:
-      Он у нас босс, туды его в качель... – пробурчала она.
Я уставилась на нее и чуть не спросила почему. Ее возраст давил на меня просто физически. Мне даже пришлось нагнуться.  Шестьсот лет - вдвое, если не больше, старше Жан-Клода. Так почему босс - он? Ответ я прочитала кожей, он был как холодный ветер. Он тоже взял у нее какие-то комиксы, и держит их в наглухо закрытом сейфе в Цирке проклятых. Вот ведь падла!
-    На что это ты уставилась? - спросила она, заглянула мне в глаза и покачала головой. -
-      На несчастную, обманутую женщину, -  печально сказала я.
Она уперлась руками в бедра:
-      И что это должно означать?
-      То, что я знаю, что сделал этот подонок. Но не переживай, ты не одна такая... Вот, возьми мою визитку. Я состою в Обществе анонимных любителей Бамси...
Она шагнула вперед:   
-      Не знаю я, о чем ты говоришь! Какой еще Бамси?
Ее кулаки угрожающе сжались, и каждый из них был с мою голову. А взгляд Лифт умолял меня не выдавать ее секрет.
-     В этом нет ничего постыдного. Бамси любят многие...
-     А ну-ка заткнись!!!
-     Да ладно тебе, Лифт... Я ведь все понимаю...
Лифт двинулась на меня с явным намерение меня принудительно заткнуть.
Вот этот момент, когда из-за отсутствия шапки-невидимки можно погибнуть. Нож я могла выхватить, но если я не хочу, чтобы она подходила близко, это не поможет..
-      Сколько у вас на счету ликвидаций вампиров, Анита? - спросил Жан-Клод.
Вопрос меня удивил, а ответ еще больше удивил Лифт.
-      Блин, я что записываю? Ну, на прошлой неделе где-то пяток замочила... Да на этой еще пару-тройку...
-      А сколько всего, ma petite?
-      Не помню, - ответила я. – Чего не помню – того не было!
-      Лифт из моих, ma petite. При ней вы можете говорить откровенно.
Я покачала головой:
-      Никогда не забивай голову лишними цифрами, Жан-Клод. Правило такое.
Лифт поглядела на меня, и то, что она увидела, ей не понравилось. Могу ее понять.
-      Значит, это и есть Истребительница. - Она покачала головой. - Маловата что-то...
Она обошла меня, рассматривая, как лошадь на ярмарке. Когда она зашла мне за спину, я открыла сумочку, и когда она вернулась на место, Супер-Рогатка была уже у меня в руке. Я, конечно, могла стрелять и из сумочки, но зачем, если нет необходимости?
Лифт еще раз покачала головой.
-      Хорошенькая, но не особо впечатляет. - Лифт встала позади Жан-Клода, закинув сильные руки ему на плечи, провела ниже и остановилась на талии, гладя пальцами его тело. Потом полезла ручищами ему в штаны.  Бедный Жанчик – все его имеют, как хотят... 
-      Хватит ломаться, как девочка, Жан-Клод.
-      Отвали на хрен. Второй раз я тебе это повторять не буду.
Лифт отпустила его и встала между нами.
-      Великого Жан-Клода довела до целомудрия маленькая человечица. Все смеются у тебя за спиной.   
-      До целомудрия? - переспросила я. – Я бы сказала до маразма.
Жан-Клод поглядел на меня и вздохнул.
-      Пока вы не перестанете строить из себя монашенку, ma petite, мне тоже приходится изображать монаха. Я себе даже рясу купил – потом вам покажу. Думаю побриться налысо и бороду отрастить. Как думаешь, мне пойдет?
У меня глаза полезли на лоб, и я ничего с этим не могла сделать. Пришлось хватать их и запихивать обратно.
-     Кажется, я вас удивил, ma petite.
-      Ага, особенно когда я тебя впервые увидела. Такой шок был...
-      Но если бы вы узнали, что я сплю с другой женщиной или мужчиной или животным, живым или мертвым, встречаясь при этом с вами, что бы вы сделали?
-      Посоветовала бы тебе в КВД обратиться.
-      Вот именно.
Лифт засмеялась - некрасивым, лающим смехом. Прям как Ричард.
-      Даже твоя человечинка тебе не верит.
Жан-Клод повернулся к ней.
-      А в задницу ты не хочешь пойти?
Она помотала головой, все еще смеясь и хрюкая.
-      А придется. – Он стал расстегивать свои нелепые шорты. Я приготовилась к невыносимой вони...
Смех оборвался, будто щелкнули выключателем. Она глядела на него и лицо ее исказилось отвращением.
-      Чуть больше покорности, Лифт. Или это вызов моей  власти?
Она вздрогнула.  Было видно, что она с трудом сдерживает рвоту. Ещё бы!
-      Нет, я хотела... то есть я не хотела.
Он просто смотрел. Этого оказалось достаточно, что бы она сложила-таки мозаику.
-      Тогда не лучше ли тебе попросить у меня прощения?
Она упала на одно колено, в свою же блевотню.
-     Я прошу прощения, Мастер. Я забылась.
-      Да, ты забылась, Лифт. Не превращай это в привычку. И следи за базаром. А-то прям не по понятиям живешь...
Лифт попыталась встать, но поскользнулась на рвоте и плюхнулась обратно в вонючую жижу. Это повторялось несколько раз, потом Лифт оставила попытки встать и осталась сидеть на полу.
-     Просто она совсем не выглядит такой опасной, как ты говорил.
-      Анита, - попросил Жан-Клод, - покажите ей, что у  вас в руке.
Я сдвинула сумочку, показав Супер-рогатку.
-      Я бы уже держала в руках твое горло раньше, чем ты  наставила бы эту игрушку.
-      Нет, - сказала я, - не вышло бы. И никакая тебе это не игрушка! Это оружие массового поражения!!!
-      Ты и правда так считаешь? - спросила она.
Я улыбнулась:
-      Лифт, я сегодня действительно не в настроении блефовать. Не испытывай меня. А-то я сейчас начну Третью мировую войну.
Она смотрела на меня, щуря свои дурацкие глаза.
-      Ты - дура долбанутая. - Она  повернулась к Жан-Клоду. - А почему ее выпустили из дурдома?
-      Слишком она буйная, что бы ее держать в замкнутом пространстве с другими людьми.
Лифт шагнула в сторону, почти испугавшись.
-      Через час открытие, у меня еще много работы. - И она поползла к двери, не сводя с меня глаз.
Я смотрела ей вслед, довольная ее реакцией, но не понимая ее. Как будто бы она психа впервые увидела!
-      Пойдемте, Анита, - сказал Жан-Клод, - я хочу показать вам мой клуб.
Я пошла вслед за ним, по клубу. Заброшенное здание он нифига не отремонтировал. Отовсюду валились куски штукатурка, норовя пробить башку зазевавшимся посетителям. Самые откровенные дыры в стенах он завесил неприличным постерами.  Только несколько подвешенных к потолку лампочек намекали на то, что это клуб. Вот, собственно, и всё.
-      Не слишком..., - сказала я. 
-      Я не хотел выпендриваться. 
-      У тебя получилось.
-      Если я отдам тебе один из комиксов про Бамси, ты будешь вместе со мной  радоваться моему клубу и будешь моей дамой, пока не появится убийца?
-      Это шантаж.
-      Он самый.
-      Но ведь это ж гей-клуб! Не повредит наш гетеросексуальный вид репутации твоего... заведения?
-      Да на тебя посмотреть – и сразу становится понятно, что ты сюда не просто так пришла!
-      Ты, блин, что имеешь в виду?! Я – нормальная!!!
              И при этих словах я сразу пожалела, что их сказала. Это была неправда. Я однажды замутила с бабищей. Один раз. И мне хватило этого одного раза.
Очевидно, что-то на моем лице выразилось, потому что Жан-Клод тронул меня за щеку.
-      Что случилось, ma petite? Что наполнило ваши глаза  таким... ужасом?
Я открыла рот и солгала:
-      Вспомнила, как Титаник затонул.
На его лице выразилось сочувствие.
-      Да... Много народу тогда погибло... Столько детей, женщин... Я видел, как они тонули, когда в шлюпке отплывал.
Да, меня все еще преследовали кошмары о той бабище, и это была правда. Стоило произнести ее имя, и у меня сводило под ложечкой. Из  всех лесбиянок, с которыми мне приходилось иметь дело, она ближе всех была к тому, чтобы мной завладеть. Не соблазнить -  это и так постоянно происходит.  Нет, она чуть не  сделала меня лесбиянкой.
И почему не сказать Жан-Клоду правду? А потому что не его это собачье дело. А если откровенно, я не хотела об этом думать. Потому как не умею.
-     Вы дрожите, ma petite.
Он отступил, рассматривая мое лицо.
Я мотнула головой:
-     Да ты заколупал уже докапываться! Я сейчас вообще домой уйду! Меня мама ждет!
-     Она ж умерла, вроде...
-     Вот сволочь! Мог бы не напоминать!
-     Чего ты заводишься-то? Не говори, что из-за Титаника – все равно не поверю!
-      Я точно не поверю, - сказал новый голос.








Ну чего, смешно хоть? Подмигивание Прокомментируйте как-нибудь что ли...  :поп:
Наверх
 

Когда заплачет, не шутя, &&Там златокудрое дитя, &&Природы упадет печаль, &&И зацветет в саду миндаль, &&Тогда утихнет старый дом, &&И дух умрет, живущий в нём.
 
IP записан
 
Simon_S.
Житель
*
Вне Форума



Сообщений: 44
Re: Перевод от Гоблина
Ответ #55 - Июль 25, 2006 :: 3:05am
 
15

Я повернулась к новому вампиру. Маленький, плюгавенький, кожа цвета свежевыстиранных портянок (то есть – серовато-черные), но  портянки не так шмонят, портянки не плывут   вниз по лестнице и не шагают по комнате с божественным величием. Обычно портянки шагают с солдатским величием.
Волосы спадали ниже плеч, даже не рыжие, а красные, почти цвета крови, и на фоне его бледности этот цвет просто кричал. А кричал он в основном «Помойте нас» и «Перекрасьте нас в другой цвет». Волосы были такие густые и тяжелые, что тянули его башку к полу, и поэтому он наклонял голову то в одну, то в другую сторону - в зависимости от того, куда они перевешивали. Одет он был в черный балахон с «Нирваной» моды каких-то тысяча семисотых годов. Тяжелую от грязи  ткань почти полностью покрывала густая слизь, такая ярко-зеленая, что просто блестела. Я просто побоялась представить себе её происхождение.  Она была под цвет его глаз, зеленых, как у кошки, зеленых, как изумруды. Ниже талии на нем были тренировочные штаны с пузырящимися коленками и свисающей почти до коленок задницей, абсолютно не оставлявшие простора воображению. Пояс  на талии был взят от военной формы. Не иначе как у Жан-Клода выклянчил. Завершали наряд сапоги до колен. Кирзачи.
Я думала, что знаю в городе всех психов, но вот за две минуты встретила уже двух новых.
-      И много сейчас в городе новых вампиров? - спросила я.
-      Есть несколько, - ответил Жан-Клод. - Это Демьян. Демьян, это Анита.
-      По-дурацки я себя чувствую в этом наряде, - сказал он.
-      Ты и выглядишь по-дурацки, правда, ma petite?
Я кивнула:
-      По-дурацки - вполне подходящая формулировка.
Жан-Клод обошел своего нового вампира, снимая воображаемые пушинки с его балахона. Заодно он дал ему пендель.
-      Вы не одобряете, Анита?
Я вздохнула.
-      Это как-то... - Я пожала плечами. - Почему вы всех вокруг себя одеваете так, будто они раньше времени  вышли из дурдома?
Он засмеялся, как Масяня.
-      Прекратите, - сказала я.
-      Вам же нравится, ma petite.
-      Да ладно!
-      У Жан-Клода всегда было потрясающее отсутствие чувства моды, - сказал Демьян. Я не ошибся?
Что-то было в его словах такое, от чего они были не комплиментом. Странно...
Жан-Клод  посмотрел ему глаза в глаза. Что было трудно, потому что Демьян был косоглазый.
-      И все же при всем моем  дизайнерском таланте ты здесь, в моих землях, и клянчишь мои шмотки.
Зрачки Демьяна разошлись ещё сильнее.
-      Спасибо, что напомнил.
-      Не забывай, кто здесь Мастер, Демьян, или будешь изгнан. А шмотки отберу!
Демьян выпрямился, но не отвернулся.
-      Ты хорошо сказал. Я даже это запишу. Я... я благодарен, что я здесь. - Он отвернулся, опустил глаза и в голос зарыдал. - Надеть маскарадный костюм -  это не худшее из всего, что мне приходилось делать.
-      Правильно. Худшее, что тебе придется делать, ты будешь делать сегодня в моей спальне. Понятно?
-      Понятно...-протянул Демьян.
В его голосе была скорбь, от которой мне захотелось попросить Жан-Клода разрешить ему не приходить сегодня в его спальню, но я не стала. В конце концов я могу присоединиться к этому беспределу.
Открылась дверь в противоположной стене зала. Дверь была со значком мужского туалета, но оттуда вышла женщина. Примерно моего роста, каштановые волосы с гроздьями каштанов до талии рассыпались по меху твидового пальтишка а-ля Нищая бабулька, доходящего до щиколоток. Еще на ней были спортивные штаны и спортивный же бюстгальтер. Какие тут сегодня все спортивные! Никак Жан-Клод культуризмом занялся. От штанов до лифчика накрест шли лямки громадного рюкзачелло. Черные кирзовые сапоги до колен на десять размеров больше, чем надо. Она спустилась по лестнице и пошла к нам свободным раскачивающимся шагом, слегка косясь то в одну, то в другую сторону. Пьяная, наверное... Вошла она как в свою комнату -  а может быть, она всегда и всюду так входила, чувствуя себя как дома. А может, она тут жила. Хотя, судя по пальтишку – она НИГДЕ не жила.
Она остановилась возле нас, улыбнулась, светло-карие глаза отливали зеленым из-за бирюзовой ленты на шее. Она стояла раскачиваясь, но потом кое-как установила своё тело под 45 градусов к полу.
-      Как тебе?
-      Прекрасно выглядишь, Кассандра, - сказал Жан-Клод.
-      Ты в своем костюме выглядишь лучше, чем я в своем, - позавидовал Демьян.- Я тоже хочу такое пальтишко.
-      Вопрос вкуса, - заметила я. Неужели ещё кто-то хочет одеваться, как бомж?
Женщина посмотрела на меня, потом смерила взглядом  Демьяна, и мы обе засмеялись.
Демьян не понял, Жан-Клод поглядел на меня.
-      Поделитесь с нами, пожалуйста, ma petite, что вы увидели смешного. По-моему, прекрасное пальтишко. Это я его ей подарил. Оно было мое, но я из него вырос.
Я снова переглянулась с Кассандрой, подавила второй приступ смеха и покачала головой, потом сделала глубокий вдох, и лишь когда была уверена, что могу говорить без смеха, сказала:
-      Господи, Жан-Клод, какой же ты УРОД!
-      Очень дипломатично, я просто потрясена.
-      Если бы ты знала, как трудно ma petite дается дипломатия, ты была бы потрясена еще сильнее, - сказал Жан-Клод.  На «урода» он не обиделся – это было его ласкательное имя. Ещё я называла его «уродиком, ублюдищем, додиком» и другими именами. «Додик» было его любимым.
Демьян все еще хмурился, недоумевая. Подумает ещё, что тоже может Жанчика уродом называть...
Жан-Клод посмотрел на Кассандру, на меня.
-      Вы знакомы?
Мы синхронно замотали головой.
-      Кассандра, Анита. Моя новая волчица, познакомься со светом моей жизни. Сегодня Кассандра будет одним из ваших телохранителей. Если повезёт, не только телохранителем... – Он подмигнул мне поочередно каждым глазом.
-      Ты просто молодец, я бы ни за что не догадалась, что ты проститутка.
Она улыбнулась шире:
-      Ричард говорил, ты поначалу не знала, что он – вершавка-проститут.
Тут же запылала искорка ревности. Да, конечно, если она  вершавка стороне Жан-Клода, то она должна быть среди последователей Ричарда.
-      Тебя не было на собрании вершавок-проституток.
-      Я была нужна Жан-Клоду. Он не мог отпустить одновременно и меня, и Джейсона. Надо же ему кого-то дрючить.
-      Вот как? - спросила я.
-      Не волнуйтесь, ma petite. На вас у меня силы всегда останутся. А ещё на Стивена, Ашера, Ричарда, Габби, Никалаос, миссис Прингл и, конечно же, Дольфа...- Он мечтательно закатил глаза и на несколько минут впал в транс.
-      С ним это бывает, - сказала я. – Каждый раз, когда он вспоминает Дольфа.
-      А что, этот Дольф настолько хорош? Тогда почему он не здесь?
-      Это обвинение? - спросил Жан-Клод.
-      Да вы просто ответьте на вопрос.
-      Он попросил вечером выходной, чтобы встретиться с братом. Кто я такой, чтобы мешать выполнению семейных обязанностей? Пусть даже таких противоестественных, как инцест?
Он при этом смотрел на меня так, будто разговор не доставляет ему удовольствия. М-да, мне тоже.
-      А где Стивен Кинг?
Он в задней комнате, - ответила Кассандра. – Набрасывает очередную главу «Темной башни». Он ее никогда не закончит…
Жан-Клод  перебил нас:
-      Девочки, я оставлю вас за вашим тупым девичьим разговором, мне надо еще распорядиться кое о чем перед открытием клуба. И в туалет хочется чертовски.
Он поцеловал мне руку и исчез, оставив нас одних в середине зала. Демьян шел за ним по пятам и пытался схватить Жан-Клода за задницу. Думаю, сегодня ночью в спальне Жан-Клода у него будет ещё и не такая возможность.
Я на миг занервничала. Мы с Кассандрой стояли на слишком открытом месте. Надо бы найти какой-нибудь укромный уголок и воспользоваться её услугами.
-      Пойдем  туда. - Я показала рукой на лестницу, ведущую на следующий этаж.
-      Хочешь делать это на лестнице? Ну, давай попробуем...
Мы сели на ступени, мне пришлось пригладить юбку, но это не слишком помогло. Приходилось держать колени вместе, чтобы не ослепить всю комнату. Эхе-хе.
-      Райна хотела снять тебя , - сказала я. - Угадала?
-      Она хочет снять любого, кто не совсем урод.
-      У нее тут новый хахаль вроде – Габриель что ли… , - сказала я.
Кассандра покачала головой:
-     Он  говорит, что ты однажды чуть не выпотрошила его.
Я отвернулась:
-      Да, было дело.
Кассандра тронула меня за руку, потом за другие места. Рядом с ней Сильвия выглядела жалким любителем.
От прикосновения я повернулась к ней.
-      Он к тебе неровно дышит, Анита. Но ещё неровнее он дышит к Ричарду.
Она была так серьезна, что я встревожилась.
-      Это еще что такое!? Еще один обожатель Ричарда?!
Кассандра глубоко вздохнула.
-      У него фантазии на его счет. Он хочет вооружить его твоей Супер-Рогаткой, чтобы он попытался убить его перед камерой, пока он будет его насиловать.
Я уставилась на нее. Мне хотелось сказать: «Ты шутишь»,  но я знала, что это не так. Габриэль достаточно для этого извращен.
-      И чем кончается кино в его варианте?
-      Твоей смертью.
-      А я-то тут причем? Пусть Ричард и сдохнет.
-      Ну... Ричарда он слишком сильно любит, что бы так просто замочить.
-      А я – препятствие на его пути?
Она кивнула.
Я обняла себя за плечи, за локти, напрягла спину, ощупывая бывшее со мной оружие. Я вооружена. Мне ничего не  грозит, но... а, черт!
Она тронула меня за плечо, начала стягивать с меня юбку и поцеловала.
-      Ну, как трогательно! Лесбиянки,- раздался за нами мужской голос.
Наверх
 

Когда заплачет, не шутя, &&Там златокудрое дитя, &&Природы упадет печаль, &&И зацветет в саду миндаль, &&Тогда утихнет старый дом, &&И дух умрет, живущий в нём.
 
IP записан
 
Simon_S.
Житель
*
Вне Форума



Сообщений: 44
Re: Перевод от Гоблина
Ответ #56 - Июль 25, 2006 :: 3:10am
 
Кассандра в тот же миг оказалась на ногах лицом к говорившему. Я выхватила из сумочки Супер-рогатку. Она чуть зацепилась за пачку прокладок, та вывалилась и прокладки рассыпались по полу. Я принялась их собирать и запихивать обратно в сумчеллу, и это обошлось мне в десять минут, но я её вытащила, и она была готова к стрельбе. Так-то лучше. Я развернулась на ступеньке, не вставая, на одно колено. Иногда, когда встаешь, представляешь собой более удобную мишень.    
На пять ступенек выше над нами стоял Сабин. Пугающе близко, поскольку ни я, ни она его не почуяли. Он был одет так же, как у меня в офисе: плащ-палатку с головы до ног и капюшон. Сейчас мне было видно, что одежды под плащом нет. Эксгибиционист проклятый! Небось, любил на улице девочек пугать. А может и мальчиков...
-     Жаль, что вы не видите выражения своего лица, миз Блейк.
Я  постаралась опустить бьющееся в горле сердце обратно в грудь и ответила:
-      Я не знала, что вы маньяк-извращенец. Ну, то есть знала, но не знала, что настолько...
Кассандра шагнула к нему, из ее горла послышалось тихое рычание.
-      Я тебя не знаю.
-      Успокойся, вершавка, - сказал Сабин. - Я гость Жан-Клода, не так ли, миз Блейк?
-      Да уж, - подтвердила я, - гость.
Я отвела Супер-рогатку в сторону, но не убрала. Чертовски умелый он был вампир, если смог подобраться незаметно ко мне и к вершавке.
-      Ты его знаешь? - спросила Кассандра. Она стояла надо мной, загораживая дорогу вампиру. Обязанности телохранителя она приняла на себя всерьез.
-      Мы  знакомы. Но недостаточно близко. А хотелось бы...
-      Он опасен?
-      Да, - ответила я, - и это заводит.
-      Правда? - спросила Кассандра, все еще не отступая ни на шаг.
Сабин поплыл вниз по ступеням, и плащ странно развевался за ним, как рукав на ампутированной руке.
-      Я пришел посмотреть на вечернее представление, только и всего.
-      Где Доминик? - спросила я.
-      Где-то здесь. Он не упускает возможность нахаляву позыреть какое-нибудь представление.
-      Ну да. Такой же еврей, как ты.
Он остановился на ступеньку выше Кассандры, на две выше меня.
-      Кто ваша прекрасная спутница?
-      Алиса, это пирог. Пирог, это Алиса.
Из-под плаща вылезла рука в черной перчатке и потянулась к Кассандре, будто собираясь погладить по лицу.  
Кассандра отдернулась:
-      Не трогай меня!
Рука застыла посреди пути.
Из тишины раздался его голос, и я вздрогнула.
-      Так отвратительно мое прикосновение?  А вообще, какого черта! Ты же проститутка!
-      От тебя пахнет болезнью и смертью. А я с ходячими болячками не трахаюсь!
Сабин втянул руку под плащ.
-      Я - Мастер, прибывший с визитом. У меня есть право просить... некоторого общества. Я могу попросить о тебе, вершавка.
Кассандра зарычала.
-      Никто никого силой ни в чью постель не уложит, -  сказала я.
-      Вы так в этом уверены, миз Блейк?
-      Ну только если я - вас...
Он поплыл вокруг Кассандры, зацепил ее плащом, и Кассандру передернуло.
Я не чуяла его запаха, у меня нет обоняния вершавки. Но я видела, что у него под плащом. Тут передернешься. Но не от страха.
-      Кассандра только отправлена в распоряжение Жан-Клода. А принадлежит она стае, и потому - да, я уверена.
Кассандра обернулась ко мне:
-      Ты меня защищаешь?
-      Но ведь это входит теперь в мои должностные обязанности?
Она всмотрелась мне в лицо.
-      Да, наверное.
Она говорила тихо, будто никогда и не рычала. До невероятности обычно она выглядела, если не считать наряда. Такое пальтишко ещё поискать надо...
-      Вы видели, каков я, миз Блейк. Вас тоже передергивает от моего прикосновения.
Я шагнула назад, с лестницы на пол. Более надежная опора.
-      Передергивает. Но не от отвращения.- Я ему подмигнула.
Сабин соскользнул на пол, темнота под капюшоном растаяла, и он откинул капюшон назад, открывая золотистые волосы и изъеденное болезнью лицо.
Он улыбнулся ей, красивые губы растянули гниющую  плоть.
-      Ты никогда ничего такого не видела?
Она шумно - даже мне было слышно - сглотнула слюну.
-      Никогда не видала такого ужаса.
Сабин повернулся ко мне. Один глаз был чистым и синим, другой выпирал из орбиты бугром гноя и сукровицы.
Теперь уже я сглотнула слюну.
-      Вчера у вас глаз был в норме.
-      Я говорил вам, что болезнь прогрессирует, миз Блейк.  Вы думали, я преувеличиваю?
Я покачала головой:
-      Нет. Нам надо с вами устроить небольшое свидание, пока у вас ещё чего-нибудь не сгнило.
Снова появилась из укрытия рука в перчатке. Я помнила, как эта рука поддавалась, когда я ее пожимала вчера. Черная перчатка остановилась около моего лица, почти касаясь. Я забыла о пистолете у себя в руке. Пальцы Сабина тронули мое лицо, и перчатка была наполнена жидкостью,  как какой-то похабный воздушный шар. Прикольно!
Он глядел на меня, и я не отвела глаз. Он взял меня за  нижнюю челюсть и сдавил. В перчатке были и твердые куски, какие-то косточки, но это уже не была рука - только перчатка придавала ей форму.
Я застонала от вожделения.
-      Может быть, мне попросить тебя? - сказал он.
-      Да, да, давай!
-      Ты снова злоупотребляешь моим гостеприимством? Ты ещё меня не удовлетворил - сказал Жан-Клод. Он стоял посреди зала и глядел на Сабина, всем своим видом выражая негодование и обиду.
Сабин скривился.
-     А может, я не педик! Ты об этом не подумал?

Он качнул головой, и на щеке лопнула кожа. Оттуда вы ступило что-то черное, гуще, чем кровь.    
-     А это уже не мои проблемы. Будешь делать, что прикажут! Я тут Мастер! Так что, сегодня ночью вместе с Демьяном дружными рядами в мою спальню.
-      Бывают  дни, Жан-Клод, когда я тебя просто обожаю, - сказала я.
Сабин обернулся к нему, и вампиры встретились взглядами.
-      Было время, когда только совет мог так говорить со мной, Жан-Клод.
-      Это было раньше.
-      Да, раньше, - вздохнул Сабин.
-      Ты волен смотреть спектакль, но не искушай меня снова, Сабин. А то я не стану дожидаться ночи.
Сабин отвесил полупоклон - без опоры на ноги это сделать непросто.
-      Ты - Мастер города. Твое слово - закон.
Слова были правильными, но тон - насмешливым.
Лифт подошла сзади и обратилась к Жан-Клоду:
-      Мастер, пора открывать двери.
Думаю, это было сделано намеренно. Обычно Жан-Клод не позволял своим вампирам называть его Мастером. Обычно он просил называть его ГОСПОДОМ БОГОМ.
-      Что ж, тогда все по местам, - прозвучал голос Жан-Клода. Мне показалось, что он был чуть придушенным. Может, из-за удавки не шее.
-      Я найду себе стол, - сказал Сабин.
-      Найди, - ответил Жан-Клод.- Но не вздумай спереть. За них деньги уплочены.
Сабин вернул капюшон на место, скользнул вверх по лестнице, направляясь к столам на втором ярусе. А может, собирался так и парить в стропилах.
-      Примите мои извинения, ma petite. Боюсь, что болезнь затронула его разум. Но сегодня ночью в моей спальне я ему мозги вправлю. Кассандра будет нужна в представлении, с вами останется Лифт.
Я поглядела на высокую вампиршу.
-      Она не станет подставлять себя под пулю ради меня. И уж там более, она не проститутка.
-      Если она не выполнит моей воли, я отдам ее Сабину.
Лифт побледнела - чертовски непросто для вампира, пусть даже сытого.  
-      Мастер, прошу вас, не надо!
-      Теперь я верю, что она подставит себя под пулю, - сказала я.
Если выбирать между пулей и постелью Сабина, я бы выбрала Сабина. Судя по лицу, Лив, она была со мной не согласна. Вот дура! Ничерта не понимает в мужчинах!
Жан-Клод ушел готовить свой выход. Сейчас переоденется во что-нибудь еще более  нелепое. Боже мой…
Кассандра встретилась со мной взглядом. Она была не просто бледной - зеленой, и резко отвела глаза, будто испугалась, что я увижу что-то не то.
-      Извини, Анита, - сказала она и вышла через ту же дверь, в которую вошла. Она была расстроена, и я ее понимала. Упустить такую возможность со мной переспать... Наверняка она хорошо бы действовала, если бы вампир попытался прибегнуть к насилию, но он просто стоял и гнил у нее на глазах. Что полагается делать, если монстр вдруг сочится гноем, а не пытается тебя изнасиловать?  Такому в Школе проституток не учат, наверное.
Двери открылись, и толпа хлынула, создавая волны громоподобного шума. Я приготовила свою Супер-рогатку. Сейчас прольётся чья-то кровь... Люблю я это дело!
Лифт была у моего локтя.
-      Твой стол вон там.
Я пошла с ней, потому что  хотела подобраться поближе к ворочающейся толпе. К тому же она теперь куда серьезнее стала заботиться о моей безопасности. Тоже можно понять. Разлагающееся тело Сабина - потрясающе эффективная угроза.
Я  бы лучше себя чувствовала, если бы думала, что Жан-Клод грозил не всерьез. Но я слишком хорошо его знала. Он отдал бы Лифт Сабину. На самом деле. И по глазам вампирши можно было понять, что она тоже это знает. Странно, что он её не завел.
А вот я надеялась не нескучную ночь в спальне Жан-Клода!!!
Наверх
 

Когда заплачет, не шутя, &&Там златокудрое дитя, &&Природы упадет печаль, &&И зацветет в саду миндаль, &&Тогда утихнет старый дом, &&И дух умрет, живущий в нём.
 
IP записан
 
Roen
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума



Сообщений: 1224
Санкт-Петербург
Пол: female
Re: Перевод от Гоблина
Ответ #57 - Июль 25, 2006 :: 5:30am
 
сцена с выпавшими из сумки прокками меня просто добила... а уж выражения сумчелла и рюкзачелло.. Улыбка Улыбка  :-D
Наверх
 

Книжек кровавых&&Чтение пользу несет.&&Сон веселее.
164590836  
IP записан
 
Simon_S.
Житель
*
Вне Форума



Сообщений: 44
Re: Перевод от Гоблина
Ответ #58 - Июль 25, 2006 :: 5:40am
 
Roen, детка, в моем активном лексиконе еще и не такие слова есть  Подмигивание
Наверх
 

Когда заплачет, не шутя, &&Там златокудрое дитя, &&Природы упадет печаль, &&И зацветет в саду миндаль, &&Тогда утихнет старый дом, &&И дух умрет, живущий в нём.
 
IP записан
 
Roen
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума



Сообщений: 1224
Санкт-Петербург
Пол: female
Re: Перевод от Гоблина
Ответ #59 - Июль 25, 2006 :: 7:50am
 
На обращение детка я могу отреагировать почти как Анита на ma petite Подмигивание
Наверх
 

Книжек кровавых&&Чтение пользу несет.&&Сон веселее.
164590836  
IP записан
 
Страниц: 1 2 3 4 5