Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
YaBB - Yet another Bulletin Board
  Встречайте! Нашу новую игру, увлекательный вроде как квест "School Days 2"! Скачивайте и играйте прямо сейчас! Или потом Улыбка
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Страниц: 1 ... 4 5 6 7 
Проклятие Марены (Прочитано 160 раз)
Jakly
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


...Не играй с мечтами
других...!

Сообщений: 2471
Москва
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #75 - Май 3, 2006 :: 1:32am
 
Warda, спасибо! ;-D  Уже и не надеялась... Круглые глаза Подмигивание
Наверх
 

Красота зависит лишь от точки зрения наблюдателя. (с)
 
IP записан
 
Eina
Магистр
****
Вне Форума


Бог меня простит, это
его специальность. (с)

Сообщений: 700
Ukraine
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #76 - Май 3, 2006 :: 7:53pm
 
Спасибо!!! Интересно, и ждем еще! Улыбка
Наверх
 

Покорность - вот единый путь,&&А этого мне гордость не велит...&&
273757166  
IP записан
 
hellmouth
Адепт
***
Вне Форума



Сообщений: 388
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #77 - Май 6, 2006 :: 9:14pm
 
Ой, как это я пропустила проду!
Warda, как всегда великолепно! :цветы:
Наверх
 

Ни один человек не может иметь все, что он хочет так, как он этого хочет...
267241374  
IP записан
 
Warda
Житель
*
Вне Форума


Тинталлэ

Сообщений: 46
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #78 - Май 8, 2006 :: 12:17am
 
Напоминаю - это не редактированный вариант. Много ошибок, кое-где хромает стилистика и даже, откровенно говоря, логика. Читайте только если не боитесь 8)
Если боитесь - ждите окончательного варианта 8)
Наверх
 

O Elbereth! Giltoniel!&&We still remember, we who dwell&&In this far land beneath the trees,&&Thy starlight on the Western Seas
&&
WWW WWW 157087841  
IP записан
 
Warda
Житель
*
Вне Форума


Тинталлэ

Сообщений: 46
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #79 - Май 8, 2006 :: 1:24am
 
Мы встретились в пещере около часу по полудню. Небо затянули серые тучи, похожие на грязный пух. Нас ждал противный моросящий дождь, который обычно затягивается на несколько часов. Я надеялась, что заварушка начнётся раньше, чем дождь - сидеть в засаде до вечера, ожидая, пока повозка доползёт до чернолесья по раскисшим до состояния простокваши дорогам, в мои планы не входило. Но природа, как Шторм, моими планами интересовалась мало. Прошел короткий дождик, который не облегчил висящих над головой туч, но основательно попортил дорогу. Повозка показалась на горизонте около пяти часов. Я смогла разглядеть трех конных наёмников в боевом облачении, кучера и стражника на козлах. Повозка была крытой, значит, внутри могло быть от двух до шести человек. Я надеялась на двух, конных рыцарей и без того сложно одолеть. Нас же было всего трое. Найти людей, заслуживающих доверия, в Тирите оказалось сложно. Вскоре после нашего отъезда на юг, кто-то из новеньких выдал убежище кулака городской полиции. Они тут же напали на пещеры, разбойники не были готовы к такому повороту. Многих перебили, кое-кого повесили на главной площади через несколько дней. Остатки банды ушли на юг, так что в городе знакомых у нас не осталось. Брать непроверенного человека в группу было слишком рискованно. Конечно, в леди Гиане, одетой жутко неудобное платье, с припудренными волосами и раскрашенным лицом, сложно было узнать Лезвие, но мало ли что. Неофициально Холл уже объявил награду за наши головы.
Экипаж приближался. К моему счастью забрала рыцарей были подняты, значит двоих, при доле удачи, мы сможем вырубить сразу – Шторм при помощи арбалета, а я ножом. Атаковать решили с двух позиций – я засела в кустах у дороги, а Шторм на противоположной стороне – за деревом. Одновременный удар с разных сторон не позволит третьему коннику быстро сориентироваться и, может быть, нам удастся быстро его вырубить.
Мы со Штормом переглянулись и приготовились. Одноглазый залёг недалеко от дерева со Штормом. Его задачей было вырубить возницу и стражника на козлах, чтобы карета остановилась. Я глубоко вздохнула, стараясь успокоиться. Патрон всегда говорил, что разбойничать нужно на холодную голову.
Шторм привлёк моё внимание и указал на карету. Я пригляделась – над задней частью приподнимались длинные перья. Такие, какими украшают свои береты «вольные стрелки» – наёмники, продающие свои услуги тем, кто больше предложит. Это было совсем плохо. Число возможных противников увеличилось до десяти. Мы приготовились. Звякнул арбалет, моё лезвие рассекло воздух. Два рыцаря свалились с коней прямо в грязь. Возница слетел с козел под колёса – Одноглазый неважный стрелок, но в этот раз он не промахнулся. Лошади громко заржали и понеслись вперёд. Всё происходило молниеносно – как только экипаж поравнялся с деревом, Шторм спрыгнул прямо на облучок, одним движением прикончил стражника и начал успокаивать лошадей. К этому моменту карета промчалась мимо меня, я бросила ножи в сидящих позади экипажа охранников. Один из стражей застонал и упал на дорогу. Карету подбрасывало на ушибах, поэтому я не могла точно сказать ранила я его или убила. Конник определил где я нахожусь, бросился вперёд, но Одноглазый кинулся ему наперерез и отвлёк внимание рыцаря. Справа раздался дикий шум. Судя по всему, карета перевернулась. Я помчалась на помощь Шторму, ломая ветки. Посреди дороги валялось колесо, отвалившееся, видно, от удара. Лошади протащили карету ещё несколько саженей – повсюду валялись обломки. Шторм, видимо, в конце-концов перерезал подпруги и кони унеслись в лес. Сейчас ганарец отбивался от четырёх стражников с алебардами и мечника. Это был чертовски неудачный расклад – сражаться с коротким мечом и щитом против алебард. Единственное преимущество ганарца заключалось в его ловкости и скорости. Он двигался так быстро, что я боялась метать ножи, чтобы не задеть его. Будь с нами хотя бы Вердо пять противников были бы мелочью, но магов среди нас не было. Я напала на одного из стражей сзади, стараясь отвлечь его от Шторма. В этот момент ганарцу не повезло – он среагировал на моё появление недостаточно быстро – пик алебарды проткнул ему плечо. Я перерезала стражнику горло и оттолкнула его в сторону. Один из нападавших отвлёкся от Шторма и кинулся к трупу. Рука ганарца, державшая щит, плохо подчинялась хозяину. Я оглянулась – под натиском рыцаря Одноглазый медленно отступал, приближаясь к нам. Видно он смог стащить рыцаря с лошади, но тот очень хорошо работал мечом. Одноглазый был ранен, но я не знала насколько серьёзно.
Нас оттесняли к обломкам кареты. Стражник, минуту назад стоявший у трупа то ли друга, то ли брата, уже держал в руках арбалет. Я чуть развернулась, стараясь отступать к лесу и одновременно отражать удары короткого меча, которым был вооружен вольный стрелок, недобитый мной недавно.
Дела обстояли хуже некуда. Одноглазый и Шторм были ранены. Ганарец почти не владел повреждённой рукой, Одноглазый был недостаточно быстрым, чтобы уклоняться от меча рыцаря, а его приверженность кожаным доспехам сейчас могла стать причиной его гибели. Арбалетный болт пролетел в четверти пяди от моей головы. Этот сукин сын решил сделать своей целью меня. Теперь приходилось следить, чтобы между арбалетчиком и мной оставалась спина вольного стрелка.
Шторм отступал в том же направлении, но Одноглазый в пылу схватки не заметил наших манёвров. От удара Шторма один из стражников отлетел в сторону Одноглазого. Поднявшись, он перекинулся на другую цель, и великан его не видел. Топор алебарды свистнул в воздухе и голова Одноглазого покатилась по траве. В последней судороге его руки дёрнулись, булава повернулась в воздухе и опустился на замершего от удивления противника. Сила удара была так велика, что шлем смялся и мозги его обладателя брызнули во все стороны. Я отскочила в сторону и сделала единственное, что мне оставалось – кинула нож в довольного стражника. Судя по раздавшемуся в ответ ору, нож достиг цели, но я даже не могла посмотреть на творение своих рук – вольные стрелок очень хорошо владел мечом. Мои движения постепенно замедлялись.. Меня нельзя назвать выносливым воином, моя прерогатива – скорость и изворотливость, а никак не стойкость. В долгом бою я быстро выдыхаюсь, и именно это со мной сейчас происходило. Меч противника соскользнул по предплечью – я слишком поздно дёрнулась в сторону. «Я не могу проиграть, великая Макошь! Я не могу проиграть!» - не знаю, кричала я эти слова вслух, или про себя, но они словно придали мне сил. Стрелок на одно мгновение открылся и я не без наслаждения воткнула ему кинжал в бок. Шторм прижался спиной к дереву – правая рука его безжизненно висела вдоль тела. Левая брючина насквозь пропиталась кровью, сапог был разрублен, и ганарец едва держался на ногах. Рядом, на земле, валялся труп стражника с окровавленной алебардой, двое оставшихся, тяжело дыша, переглядывались, решая как добить раненого. Где-то был ещё арбалетчик, возможно ,он как раз прицеливался в меня из-за кустов! Будто в ответ моим мыслям раскидистый куст по правую руку зашелестел. Я кинулась в сторону, на ходу посылая в невидимого противника два ножа. Шум стих, но я не услышала стонов или криков, и так и не поняла – попала я в цель, или напрасно потратила лезвия. Нужно было как-то вытаскивать Шторма. Похоже короткий перерыв закончился, стражники подняли алебарды. Я попыталась отвлечь одного при помощи брошенного ножа, но стражник во время заметил меня и прикрылся щитом, подходя ближе. Воевать с кинжалом против алебарды было просто смешно. Не выпуская противника из поля зрения, я двинулась к Шторму, сама не понимая зачем. Ещё одной долгой схватки мне не выдержать, но сдаваться живой я не собиралась. Неожиданно Шторм бросился в сторону прямо на меня.
- Закрой глаза! – заорал он и я послушалась его прежде, чем подумала о том, зачем это нужно. Ганарец повалил меня на траву, увлекая вниз по холму. Громыхнул взрыв – словно Перун и Летуница встретились в одном месте, в двух шагах от нас.
- Дыши как можно реже! – прошептал Шторм мне в ухо и откатился в сторону. Я открыла глаза – вся поляна была затянута густым, разъедающим глаза и ноздри дымом.
- Что это? – я едва сдерживала кашель.
- Уходи! – вместо ответа распорядился он.
- А ты? – я вскочила на ноги.
- Уходи, сейчас же! Их могло не задеть взрывом.
- Ты что, глухой? Вставай давай! – Я потянула Шторма за плечо, но он оттолкнул меня.
- Я же сказал, уходи! – он закашлялся и чуть приподнялся. Похоже, встать самостоятельно он не мог.
Я никак не могла сообразить чего он от меня хочет. Решил сдохнуть здесь геройской смертью, чтобы я до конца дней своих думала, что жизнью обязана этой кареглазой обезьяне?
- Без тебя не пойду!
- Кретинка! Я не смогу идти! – он показал на свою ногу, но мне почему-то не очень хотелось на неё смотреть. – Уходи! Дым скоро развеется!
Вместо ответа я присела рядом с ним и потянула за руку
- Если ты когда-нибудь сдохнешь, то только от моей руки! – пообещала я, помогая ему подняться
- Дура! – Выругался Шторм, но я поняла, что дальнейшего спора не будет.
Наверх
 

O Elbereth! Giltoniel!&&We still remember, we who dwell&&In this far land beneath the trees,&&Thy starlight on the Western Seas
&&
WWW WWW 157087841  
IP записан
 
Warda
Житель
*
Вне Форума


Тинталлэ

Сообщений: 46
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #80 - Май 8, 2006 :: 1:24am
 
Идти, поддерживая рослое тело ганарца, оказалось не так-то просто. Я не знала, сколько стражников осталось в живых, и как быстро они сориентируются в дыму.
- Если нам повезло – остался только арбалетчик. – Подумала я вслух.
Шторм промычал что-то в ответ. Его смуглая кожа побледнела и покрылась бисеринками пота от усилий. Мы всё дальше углублялись в лес. Ветки били по щекам, я, как могла, отодвигала зелёные побеги, но одновременно расчищать дорогу и тащить тяжеленного Шторма, удавалось с трудом. Иногда ганарец спотыкался и я чувствовала, как напрягалось его тело от резкой боли. Я ничем не могла помочь ему, да и времени на помощь не было.
Начался дождь. Первые капли застучали по листьям, смывая следы. Дождь с одной стороны помог нам, смывая следы, а с другой, наверняка, сбил дымовую завесу, а значит, времени у нас совсем не осталось, преследователи рванут за нами сию секунду.

К той поре, когда Шторм свалился с моего плеча, мы продвигались по лесу уже несколько часов. Начинало темнеть. До запрятанных в чаще лошадей оставалось совсем чуть-чуть, но сил уже не было. Я надеялась, что мы ушли достаточно далеко, чтобы немного передохнуть. Тащить на себе тяжеленного мужика, при этом стараться не шуметь и не останавливаться не так-то легко.
Мы остановились на небольшой полянке, расположенной в низине и укрытой со всех сторон кустарником. Здесь, внизу, можно было передохнуть пару минут. Огромная крона векового дуба закрывала почти всё небо над поляной и неплохо защищала от дождя. Усевшись на землю рядом со Штормом, я начала осматривать его раны. Алебарда стражника основательно перепахала Шторму ногу. До кости. Вторая рана была ничуть не лучше. Ему проткнули плечо, и моих медицинских навыков не хватало, чтобы определить, насколько сильны внутренние повреждения. Единственное, что я могла сделать, это разорвать свою рубашку на полосы и перетянуть раны Шторма. В результате на мне осталась одна сорочка, которая промокнет насквозь за пол минуты.
- Дура! Промокнешь! Тебе что, жить надоело? – снова расшипелся ганарец, приходя в себя.
Я промолчала.
- Уходи, идиотка!
- Заткнись. Иначе потащу за ноги!
Откуда-то справа раздался треск. Я едва успела отскочить за дерево, когда из кустов вывалился стражник. Он едва не наступил на Шторма.
- Бросила напарника, значит. Вот сука! – Ругнулся длинный, нескладный мужик, похожий на оглоблю. Он тоже был ранен, и судя по всему – одним из моих ножей. Стражник присел рядом со Штормом и уставился на ганарца. Я не могла видеть его лица, но вряд ли стражник планировал оказать бандиту первую медицинскую помощь.
- Где эта сучка? – Кулак стражника впечатался в живот Шторма. Тот резко выдохнул и дёрнулся. Он попытался откатиться в сторону, но почти не владея рукой и ногой сделать это было чертовски сложно. Всё, что удалось ганарцу, это немного продвинуться назад и опереться спиной на валун. Я выбирала удачный угол для нападения. Чуть продвинулась вправо, и слишком быстро перенесла вес на ногу. Крошечная ветка под сапогом не выдержала, и хруст её прозвучал для нас всех, как разряд грома. Я метнулась в сторону, но стражник оказался чертовски быстрым для своей комплекции. Бросить нож я не рискнула – могла бы попасть в Шторма, поэтому сиганула в сторону, стараясь не терять из вида цель. Сама цель не собиралась сидеть на месте и ждать, пока я выберу удачное положение. Стражник кинулся следом, я отвлеклась на наблюдение за противником и не заметила небольшой ямки, присыпанной листвой. Наверное, Стряшта от меня отвернулась, потому что нога провалилась в яму, я потеряла равновесие и полетела носом вперёд, на радость преследователю. Он в считанные секунды настиг меня и прижал к земле, усевшись сверху. Мои руки он заломил за спину, и через секунду я почувствовала, как его свободная рука обыскивает  мои брюки и сапоги. Сопротивляться я не могла – стоило мне шевельнуться, стражник командовал «лежать, сука!» И сильнее сжимал мои руки – так, что казалось, ещё немного.
Он никого не позвал на помощь, значит, остальные стражники были мертвы. Зачем он тогда стал нас преследовать? Прельстился наградой за головы?
Холодный воздух коснулся пяток. Стражнику удалось стянуть с меня сапоги, и блестящие ножи рассыпались по ржавым листьям. Я даже не успела расстроиться – мужик сполз с моего тела, схватил меня за волосы и рванул вверх. Видимо он хотел, чтобы я встала. Будь у меня хотя бы секунда, чтобы отдышаться, я бы, наверное, смогла вырваться, но после того как я работала лошадью для раненого Шторма, сил сопротивляться не было.
Стражник подтащил меня к дереву и хорошо приложил головой к стволу. В глазах помутнело. Что-то побежало по лицу и, судя по всему, это был не дождь. Я никак не могла понять, что этот мужик собирается делать. Он должен был связать меня и доставить в Тирит, в тюрьму, а вместо этого, пока я приходила в себя, он прислонил меня к стволу дуба и связал руки сзади.
- Ты убила моего брата, тварь! Тебе не жить! – прошипел он. Глаза стража выглядели совершенно безумными. Похоже, я напоролась на натурального маньяка. Твёрдый кулак влетел мне в бок. Сначала с одной стороны, потом с другой. Это было чертовски больно. За спиной стражника Шторм мучительно пытался найти на земле хоть какое-нибудь оружие. Подобранный камень выскользнул из его руки и покатился по листве. Нам снова не повезло – звук оказался слишком громким. Мой мучитель ещё не настолько вошел в раж, чтобы перестать воспринимать окружающее.
- Извини, приятель, верёвка у меня была только одна – усмехнулся он и пружинистой походкой подошел к Шторму. Для начала ублюдок пнул ганарца в проткнутое плечо. Свежая повязка тут же пропиталась кровью. Шторм выругался и попытался ударить в ответ. Он был слаб, как новорожденный котёнок. Стражник легко перехватил его здоровую руку и по лесу разнёсся хруст ломаемой кости. Я почувствовала, как мои собственные кости созвучно заныли. Верёвка впивалась в кисти рук так сильно, что началось онемение. Минут через десять я вообще не смогу шевелить пальцами.
- Лежи, наслаждайся. Я пока позабавлюсь с твоей сучкой!
Стражник направился ко мне, на ходу стягивая плащ. Его руки чуть подрагивали в предвкушении, но у меня не было времени на страх. Я пыталась нащупать плотно приклеенные к коже ножи, спрятанные под тонкой тканью сорочки.
В руке мужика появился изогнутый кинжал. Он был заточен из рук вон плохо, значит будет не только резать, но и рвать. Стараясь не думать о том, что мне предстоит, я удвоила усилия.
Кинжал медленно заскользил по ткани, задевая кожу. Сорочка тут же пропиталась кровью.
- Нравится? – Он выдохнул эту фразу прямо мне в лицо. Изо рта у него воняло хуже, чем от помойки. Прерывисто дыша, стражник наклонился и прижался ртом к моей шее. Его зубы вонзились в плоть, и я закусила губу, чтобы не закричать то ли от боли, то ли от омерзения.
- Я выбью тебе зубы. Все, до единого – Пообещала я. – Но ты этого не почувствуешь, потому что умрёшь!
- Захлопни пасть, тварь. Твой хахаль ещё жив? Наверное, ему интересно будет понаблюдать за нами!
Маньяк схватил Шторма за ногу и подтащил поближе.
- Ей понравится! Хоть узнает что такое настоящий мужик!
Я, наконец, достала лезвие, но пальцы меня уже едва слушались. Мысленно я молилась великой Макоши в надежде, что она поможет мне не выронить нож.
Когда одна из верёвок поддалась, маньяк уже разрезал на мне всю одежду. Слава Макоши, он не стал стягивать обрезки сорочки к рукам – просто стянул её с плеч. Теперь сосредоточенно размазывал кровь из разрезов по моему телу, иногда спрашивая у Шторма, как тому нравится рисунок. Когда мерзкие холодные руки скользнули к самому низу моего живота, я непроизвольно дёрнула ногой, и тут же получила пинок в голень. От боли я едва не разжала руки, но вовремя опомнилась и перехватила лезвие поудобнее. Пару раз я промахивалась мимо верёвки - руки были липкими от крови. Боль в ноге чуть утихла и я пошевелила пальцами, проверяя – цела ли кость. С третьей попытки пальцы откликнулись - ногой я всё ещё владела.
Стражник окончательно перестал себя контролировать. Его зрачки расширились, грудь вздымалась как после долгого бега. Он чуть отстранился от меня, чтобы расстегнуть ширинку и в этот момент мои руки освободились. Лезвие вошло ему в основание шеи, кровь хлынула на камзол, заливая тёмно-зелёную ткань. Мужик упал на колени. Я шагнула вперёд, но ушибленная нога подвернулась и я рухнула рядом с этим ублюдком.
- Всё-таки ты это почувствуешь – выкрикнула я и ударила кулаком прямо в приоткрытый рот. После первого удара маньяк упал на листву, вбок, но я не собиралась останавливаться. Я била, била и снова била, пока его лицо не превратилось в кровавое массу из раздробленных костей и мышц. Очнулась только когда холодные капли застучали по голым плечам. Ярость схлынула, вместо неё пришла боль. Разрезы по всему телу заныли так, что я застонала, но всё же подставила руки под потоки воды, чтобы смыть смесь из своей и чужой крови.
- Ты бы хоть оделась – заметил Шторм, неподвижно сидящий у валуна.
- Заткнись – беззлобно отозвалась я, подставляя тело очищающим каплям.
Обрывки сорочки удалось кое-как собрать, но брюки и нижнее бельё оказались испорчены окончательно. Я стянула с трупа стражника сапоги, и принялась было за брюки.
- Этот ублюдок намочил штаны! – я выругалась.
- Причём не раз. Ещё бы, такие виды – Шторм усмехнулся, глада на сорочку, обрезки которой снова расползлись в стороны.
- Надо было оставить тебя подыхать!
- Я предлагал.
Плащ стражника основательно промок, но прикрыться им было можно.
- Я дойду до пещеры и приведу лошадей. Заодно переоденусь – там есть кое-какие шмотки.  Если сможешь взобраться на лошадь – отвезу тебя к пещере и вернусь к карете, а ты постараешься не сдохнуть! – распорядилась я.
- Зачем тебе туда возвращаться?
- Там столько добра – Я пожала плечами – Оно нам таким трудом досталось, не оставлять же его.
- Одноглазый… - разговаривать Шторму становилось всё труднее. Казалось ещё пара секунд, и он снова потеряет сознание.
- Одноглазый мёртв, я видела, как стражники с ним разделались. У нас нет времени возиться с ним, при такой погоде костёр не разведёшь. Я только заберу всё самое ценное и вернусь в пещеру. Это всё!
Я двинулась в сторону убежища. До моих ушей долетел тяжелый вздох Шторма. Похоже, ему не очень нравился мой план, но я не собиралась советоваться с ганарцем.
Наверх
 

O Elbereth! Giltoniel!&&We still remember, we who dwell&&In this far land beneath the trees,&&Thy starlight on the Western Seas
&&
WWW WWW 157087841  
IP записан
 
Jakly
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


...Не играй с мечтами
других...!

Сообщений: 2471
Москва
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #81 - Май 8, 2006 :: 3:39am
 
Даа... Их осталось двое... Печально... Плачущий
Наверх
 

Красота зависит лишь от точки зрения наблюдателя. (с)
 
IP записан
 
Eina
Магистр
****
Вне Форума


Бог меня простит, это
его специальность. (с)

Сообщений: 700
Ukraine
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #82 - Май 10, 2006 :: 9:38pm
 
Уже вдвоем, уже у нас потери... Улыбка
Жутко интересно, спасибо!!!   :цветы:
Наверх
 

Покорность - вот единый путь,&&А этого мне гордость не велит...&&
273757166  
IP записан
 
Warda
Житель
*
Вне Форума


Тинталлэ

Сообщений: 46
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #83 - Май 20, 2006 :: 9:26am
 
    После дождя резко похолодало. Я добралась до пещеры буквально за пять минут, но успела продрогнуть до костей. Поднялся ветер. Нужно было торопиться, Шторм мог в добавок к своим ранам застудить лёгкие, а я не могла сейчас лишиться последнего помощника. Даже если потом планировала придушить его своими же руками.
     Лошади нетерпеливо переминались с ноги на ногу. Я быстро разделась, кое-как вытерлась нашедшимся среди вещей одеялом и натянула чистую одежду. Быстро отвязала двух лошадей и отправилась к поляне, на которой оставила Шторма. Он лежал не шевелясь, и только по крохотным облачкам пара, срывающимся с губ, можно было догадаться, что ганарец жив.
     - Транспорт прибыл.
     Услышав мой голос, Шторм приподнял голову и уставился на меня мутными глазами. Было ясно, что в сознании он пробудет очень недолго. Будь на его месте уроженец Ромнии, погрузить его на лошадь было бы невозможно, но Шторм был прирождённым наездником. Мне казалось, что даже если отрубить ему руки-ноги - он всё равно будет держаться в седле. Единственной покупкой, которую он сделал на деньги Марены, был потрясающе красивый жеребец по кличке Палач. Имя коня прекрасно отражало его характер - на ярмарке эта животина едва не затоптала нескольких человек, и поговаривали, что никто из тех, кто пытался объездить скакуна, не выжил. Но Шторм снова продемонстрировал свои чудесные способности. Уже через неделю после покупки Палач принял еду из рук ганарца, и спустя ещё несколько дней Шторм уже разъезжал на крупном, длинноногом чёрно-гнедом жеребце. Более того, ганарец легко обходился без седла - казалось, он и конь сливаются в одно целое. Естественно, "на дело" Палача не брали - слишком уж заметным был этот жеребец, такого, если увидишь один раз - не забудешь.
     Я кое-как помогла Шторму подняться в седло. Как только он очутился на лошади - тут же потерял сознание, но даже в забытьи крепко держался в седле. Правда, при каждом шаге коня я видела, как вздрагивает раненый - ему явно приходилось нелегко.
     Становилось всё холоднее. Можно было развести в пещере огонь, но я боялась, что кто нибудь нарвётся на оставленные товары Холла, пока я буду здесь возиться.
     В конце-концов, я просто завела лошадь в пещеру, и оставила Шторма в седле, надеясь, что тепло от жеребца не позволит ему замёрзнуть. К тому же, стаскивать его с лошади было тяжело для меня и весьма болезненно для него. Я даже подумала привязать его к седлу, но снова стало жаль времени. Злорадствуя, я представила себе картинку - вернусь в пещеру и увижу, что ганарец свалился с коня и сломал себе шею. Какая постыдная смерть для того, кто чуть ли не родился в седле. Но спустя мгновение одёрнула себя - зачем тогда было столько времени тащить его чуть ли не на себе?
     
     Несмотря на то, что убитый стражник не позвал на помощь, кто-то из охранников мог уцелеть при взрыве, поэтому я оставила лошадей чуть подальше и прокралась к месту нападения. Мне повезло - если, конечно, всё произошедшее сегодня можно было назвать везением. Золото, вырученное от продажи тканей, и контрабандой ввезённый молотый корень медуницы, щепотка которого на чёрном рынке стоила горсть серебра - всё было здесь. Кроме этого в повозке оказалось несколько баклаг с вытяжкой из рога тапира. Одна, правда, прорвалась, когда повозка завалилась на бок. На землю Чернолесья вылилось целое состояние - на деньги, вырученные от продажи одной бутыли вытяжки, можно было купить ферму где-нибудь на границе Ромнии. Я вернулась за лошадьми, погрузила даже не украденное, а в честном бою отбитое у стражей добро и двинулась к пещерам. Меня смущали две вещи. Раньше краденое продавал по своим каналам Одноглазый - и теперь, без него, я не могла и представить, что делать со всем этим. Второй проблемой был Шторм. Я же не могла приехать в свой городской дом в мужской одежде, с раненым "опекуном" и кучей ворованых товаров. После недолгого размышления решено было оставить награбленное здесь, в одном из переходов пещеры, а со Штормом придумать что-нибудь позже, когда доберёмся до Тирита.
     
     
     Патрон говорил мне, что не бывает постоянного везения или постоянного невезения. Одно всё время сменяет другое, и в твоих силах только чуть продлить момент, когда за твоей спиной стоит Сряшта, или стараться сократить моменты, когда Злосчастье обнимает медвежьей хваткой. Видно, после этого набега я сделала всё правильно. Правда, едва не сломала Шторму челюсть, когда приводила в себя. Мне нужно было узнать адрес надёжного лекаря, который даже если поймёт, что пациента отходили алебардой стражника - распространяться об этом не будет.
     Доктор был слегка недоволен, что его разбудили среди ночи, но кошелёк с золотыми монетами и блеск ножа быстро расположили его ко мне настолько, насколько это было возможно в таких обстоятельствах.
     Сама я перевязала свои раны, переоделась в платье и вернулась к себе. Когда Шторм не ночевал дома, это считалось нормальным, но если на ночь домой не явилась бы молодая леди - об этом шептались бы все слуги богатого квартала.
     
     Шторма я навестила на следующий же день. Отправилась на конную прогулку, переоделась прямо в городском парке и отправилась в нижний Тирит. Я опасалась, что меня узнают, поэтому натянула бесформенный балахон и огромную шляпу. На дворе стоял жаркий майский день, такое одеяние выглядело весьма странным, но я предпочитала выглядеть странным мужчиной, а не благородной леди. Найти дом лекаря оказалось делом сложным. Как я смогла вчера сориентироваться в путанице тёмных, узких улиц ночью, в свете фонарей, следуя отрывистым, неразборчивым указаниям Шторма? На миг мне даже показалось, что я не найду ганарца никогда. Я возвращалась к западным городским воротам, прошла через все улочки мастеровых, истратила пять серебряных монет на то, чтобы выспросить дорогу у уличных мальчишек - дом лекаря как сквозь землю провалился. Только через три часа я наткнулась на неказистую, узенькую улочку, утопающую в грязи после вчерашнего дождя, и вспомнила, что была здесь вчера. Ещё полчаса я напрягала память, вспоминая, куда же нас потом понесла нелёгкая и, наконец, нашла каменный дом с выщербленной лесенкой на входе. Вчера я споткнулась о выбоину на второй ступени и едва не сломала себе ногу.
     Я постучала. Дверь чуть приоткрылась. В проём выглянула сморщенная старуха в грязном переднике и застиранном чепце, из-под которого выбивались всклоченные седые волосы.
     - Чаго надобно? - прошамкала она.
     - Я к лекарю. Вчера ночью гостя к вам привёз!
     Старуха задумалась. Переодеваясь в пещере, я натянула рубаху и безрукавку Одноглазого, голос у меня от природы низкий, поэтому я надеялась, что доктор и его ассистентка, если эту древнюю развалину можно было так назвать, приняли меня за мужчину. Когда я уже потеряла надежду попасть внутрь, дверь распахнулась. В ноздри ударил запах пота, грязного белья и ещё чего-то, о чём и думать не хотелось. Я прошла по узкому коридору, поднялась по лестнице и оказалась в каморке, которую лекарь гордо называл лазаретом. Здесь стояли три кровати и стойка с инструментами. Крохотное окно под потолком не мыли лет двадцать, постельное бельё выглядело несвежим, медицинские инструменты были покрыты слоем ржавчины. Кровать, на которую положили раненного, оказалась слишком маленькой, и его длинные ноги свисали с края. Вчера я ничего этого не заметила, но теперь оставить здесь Шторма я просто не могла. Даже если бы здесь было чище, а доктор оказался кудесником, ганарца необходимо было вернуть домой. Неженатый мужчина может не ночевать дома одну ночь, или даже две, но затем его отсутствие будет выглядеть подозрительно, начнутся сплетни. Но самое главное - как я буду посещать приёмы и обхаживать Холла, если у меня не будет опекуна?
     Я объяснила лекарю, что хочу увезти Шторма. Тот, чувствуя, что теряет богатого клиента, начал рассказывать о том, как вредно сейчас перемещать раненого, и какие ужасные последствия могут быть у моего "столь необдуманного" решения. Но меня его кудахтанье не волновало. Единственное, о чём я сейчас думала - это что бы соврать слугам, когда привезу Шторма домой.
     Первым делом я вернулась к базару и наняла повозку. Затем мы перетащили раненого в бричку, и я приказала вознице отвезти его по указанному адресу. Возница долго упирался, но в дело снова пошли деньги. Я пообещала ему, что как только он привезёт раненного к нужному дому и расскажет придуманную мной историю - получит ещё столько же из рук хозяйки. После этого всё, что мне оставалось - это мигом вернуться назад, переодеться и оказаться дома раньше телеги со Штормом. Правда, в плане было целых три недочёта, на которые ганарец бы мне указал первым делом. Возница мог узнать заказчика в леди Гиане. Шанс был один к тысяче, но всё же он был. Впрочем, если бы возница просто решил скрыться с моими деньгами, выбросив Шторма в какую-нибудь канаву, до моего узнавания дело бы просто не дошло. И, наконец, Шторм мог просто не дожить до того момента, как повозка прибудет на место. Выглядел он из рук вон плохо - кожа бледная, под глазами ужасные тени, да ещё и пылал как печка. Я вознесла короткую молитву Макоши и понеслась в парк.
Наверх
 

O Elbereth! Giltoniel!&&We still remember, we who dwell&&In this far land beneath the trees,&&Thy starlight on the Western Seas
&&
WWW WWW 157087841  
IP записан
 
Warda
Житель
*
Вне Форума


Тинталлэ

Сообщений: 46
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #84 - Май 20, 2006 :: 9:27am
 
    Через час я сидела у окна в кабинете и пыталась читать. Я научилась этому не так давно, и находила это занятие, по большей части, совершенно бесполезным. К тому же переворачивать страницы руками в перчатках было не так-то просто; но мои пальцы сильно пострадали вчера ночью, поэтому приходилось прятать раненые руки в перчатки. Я как раз воевала с очередной страницей, когда в комнату вбежала запыхавшаяся служанка, имени которой я, естественно, не помнила.
     - Госпожа... Госпожа, там... Там господина Хельди привезли...
     - Что значит привезли? - на последнем слове голос сорвался.
     - Привезли. В телеге. Он не дышит совсем!
     Я подхватила юбки и понеслась к выходу.
     Телега стояла у подъездной аллеи. Вокруг толпились слуги, но стражи не было. Я подбежала к Шторму, на ходу вытаскивая из крохотной сумки-мешочка, пристроченной к поясу, зеркало.
     Ганарец ещё дышал.
     - Что стоишь? - набросилась я на первую попавшуюся прислужницу. - За доктором, быстро!
     Девица вздрогнула и унеслась.
     - Несите его в дом! Аккуратно! Положите на кровать и не трогайте, ради всех богов! - очень хотелось разбавить речь крепким словцом, но я держала себя в руках.
     - Кто его привёз?
     От толпы отделился возница и, чуть робея, подошел ко мне.
     - Где вы нашли его? - я осеклась, чувствуя, что это не самый уместный вопрос в данной ситуации. - Что случилось? - исправилась я, приложив руку к груди. Полагаю, придворные дамы волнуются именно так.
     - Да я случайно не него наткнулся. А чего? Ехал себе с базара, смотрю, чё-то в канаве виднеется. Белое такое. Ну, я думал, может кто из баб простыню упустил, или рубашку там. Бывает...
     - Да не тяните вы! - я притопнула ногой, изображая нетерпение. - Хотя нет. Идёмте со мной. В доме побеседуем.
     - Госпожа, разумно ли... - кто-то из слуг шепотом начал возмущаться.
     - Как только появится доктор, тут же сообщите мне, ясно? А теперь все работать. Живо!
     Я провела возницу в кабинет, ни на секунду не сомневаясь, что у дверей уже собралась толпа подслушивающих.
     Там он, как и планировалось, рассказал о том, как нашел раненного Шторма в канаве, отвёз к знакомому лекарю, но раненый, прежде чем окончательно потерять сознание, назвал этот адрес. Возница быстро понял, что господин не из трущоб, а из богатого квартала и, скорее всего, стал жертвой ограбления. Как только лекарь перевязал раны несчастного, возница решил вернуть пострадавшего родным, потому что в трущобах на хорошее лечение рассчитывать не приходится.
     Я распорядилась выдать горожанину пятьдесят золотых и отправить восвояси. Кто-то из слуг, особенно умный, тут же предложил позвать стражу, потому что "больно у этого мужика вид бандитский" - но вот чего-чего, а стражи в моём плане точно не было.
     Почти сразу после ухода возницы появился доктор. Полный крепыш на коротких ножках быстро поздоровался, отвесил мне несколько положенных по этикету комплиментов и попросил сопроводить его к больному. Мы поднялись наверх, в комнату Шторма. Доктор предложил мне выйти, но я твёрдо решила остаться и присела на стул рядом с кроватью. Кто-то из служанок принёс таз с горячей водой, крепыш разложил инструменты и начал снимать наложенные в трущобах бинты.
     - Знаете, Хельди не было дома почти два дня, я с ума сходила от беспокойства! Скажите, на него действительно напали? Великие Боги, что творится в городе...
     По мере того, как оголялось тело Шторма, глаза доктора увеличивались в диаметре. Увы, скрыть все Шрамы, полученные ганарцем за время разбойничьей жизни, мне было не под силу.
     - О, доктор, не удивляйтесь - у нас, на востоке, Хельди увлекался рыцарскими турнирами, но там они проходят иначе. Противники дерутся почти без доспехов, поэтому часто получают ранения.
     Мысленно я молилась, чтобы на теле Шторма не было ни одного клейма. Я не знала, сидел ли он когда-нибудь в арестантской, был ли на каторге. Если доктор сейчас увидит отметину Санте или Красной доли, то мне придётся убить его, а это значит, что умрёт и Шторм. Великая Макошь, помоги мне ещё раз!
     Я с такой силой сжала кулаки, что на ладонях остались красные отметины. Мне снова повезло - ни одного клейма на теле Шторма не было. Доктор снова предложил мне выйти, и я ещё раз отклонила его предложение, продолжая изображать наивную дурочку.
     - Понимаете, доктор, Хельди - он, ну, он такой... Он немного несдержанный, вспыльчивый, да ещё и ужасный волокита. Он мне вроде дядюшки, но это же не значит, что я не могу знать о его недостатках! Так вот, знаете, когда он не пришел ночевать, я подумала, что он наверняка у... ну, у женщины. В этом нет ничего удивительного, я так думаю, он холост и вообще...
     Доктор уже перевязал сломанную руку, снял бинты и осматривал рану на ноге. "Догадается или нет?" - раздумывала я, не прекращая болтовни. Конечно, я не думала, что богатый, известный доктор с солидной клиентурой, в своей жизни часто видел раны от боевого топора или алебарды, но в любом случае, я очень сильно рисковала.
     - Сначала, когда этот бродяга привёз Хельди, я тоже подумала, что это ограбление, но потом... Нет, ну зачем грабителям так издеваться над жертвой? Ведь это же нелогично! И поэтому... Даже не знаю, как вам сказать...
     Я замялась и уставилась в пол. Рука моя, против воли, вцепилась в руку Шторма.
     - Продолжайте, продолжайте, - ободрил меня доктор. - Я вас внимательнейше слушаю.
     - Я думаю, что муж какой-то дамы просто нанял головорезов, чтобы они проучили Хельди!
     Эту фразу я почти выдохнула, но тут же, заикаясь, продолжила.
     - Вот почему, доктор, я бы не хотела, чтобы кто-то узнал о произошедшем, понимаете? Для нас будет гораздо лучше, если все будут думать, что это было ограбление.
     В комнате стало тихо-тихо. Доктор достал из чемодана кожаные ремни, и я едва сдерживала себя, чтобы не зажмуриться.
     - Знаете, леди Гиана, вы на удивление здравомыслящая девушка. Действительно, пусть будет ограбление. Сейчас я буду зашивать раны, может быть, вам будет лучше уйти? Просто пошлите мне человека, который будет ухаживать за вашим опекуном - и я дам ему некоторые наставления.
     - Я останусь.
     Толстячок пожал плечами и начал привязывать Шторма к кровати.
     - Ой, а зачем вы это делаете? - естественно, я прекрасно знала, зачем тяжелораненого привязывают к кровати перед тем, как приступить к операции, но доктор о моих обширных познаниях догадаться был не должен.
     - Господин Хельди - довольно крупный мужчина. В момент операции он может очнуться и от боли, не контролируя себя, причинить вред не только себе, но даже нам с вами.
     Теперь я молилась, чтобы Шторм не очнулся. Однажды мне зашивали раненное бедро, и я была в сознании с того момента, как игла первый раз вошла в моё тело, до того, как монах завязал последний узел. Этого не пожелаешь и врагу, разве только Холлу - но он не в счёт.
     - А в городе совсем нет магов, способных исцелять?
     - Увы, нет. После битвы под Панарией маги стали большой редкостью. Лечебная магия и раньше-то встречалась не часто, а во время войны король объявил мобилизацию, почти все маги отправились на юг. Те, кто не погиб, в большинстве своём остались в столице, так что мы тут стараемся обходиться своими силами.
     Я вздохнула. Процесс выздоровления Шторма затягивался на неопределённое время.
     - Ну вот, я почти закончил. Кто будет ухаживать за раненым?
     - Я.
     - Вы? - глаза у доктора снова округлились.
     - Мы с Хельди очень близки, и я не могу доверить это кому-нибудь другому. У нас, на востоке, за мужчинами всегда ухаживают женщины из семьи!
     Последний аргумент, казалось, удовлетворил толстячка, и тот достал из необъемного портфеля несколько банок.
     - Хорошо, тогда запоминайте. Вот эта синяя жидкость, настойка... - он осёкся. - Впрочем, зачем вам это знать. Значит так, вот этой синей жидкостью нужно поить больного. Одна столовая ложка утром, одна вечером.
     - Но он же без сознания?!
     - Заливайте в рот, что я тут могу сказать. Вот этой жирной мазью нужно смазывать швы. Вы уверены, что справитесь?
     Я начинала злиться, но заставила себя улыбнуться и, хлопая глазами, убедить доктора в твёрдости своих намерений.
     - Перевязку нужно делать каждый день. Лучше утром. Сняли бинты, смазали швы, наложили бинты. Возможно, господину Хельди будет несколько неприятно, когда бинты будут снимать, но пусть потерпит.
     "Несколько неприятно!" - повторила я про себя. У доктора, оказывается, есть чувство юмора. Да даже Шторм будет орать, как резанный.
     - Если начнётся горячка, обтирайте... - доктор снова осёкся, оглядел меня с головы до ног, неодобрительно покачал головой, но продолжил. - Обтирайте его водой с добавлением вот этого порошка. Нужна всего одна щепотка на ведро, это очень сильное средство.
     - А горячка может и не начаться?
     Доктор вздохнул.
     - В вашем случае я бы на это не рассчитывал. Если на третий день не спадёт - снова вызывайте меня. Я в любом случае навещу вас чрез неделю, посмотрю, как идёт процесс выздоровления, но если что - я всегда к вашим услугам. И ещё - если он начнёт метаться в горячке, вам придётся его снова связать. То есть не вам лично, конечно, но связать всё равно нужно.
     Мы с доктором мило распрощались, и я вернулась к Шторму. Метаться по постели он начал через два часа.
     
     Это были тяжелые три дня, но я не могла сказать, почему. Мне и раньше приходилось не спать сутками, но я никогда не уставала настолько сильно. Шторм не приходил в сознание. Он метался по постели и стонал - не кричал, а именно стонал. Иногда он затихал ненадолго, но воцарявшаяся в комнате тишина была гораздо хуже его стонов. Я постоянно проверяла, дышит он или нет. На третий день пришел доктор и сказал, что рана на ноге воспалилась. Нужно было вскрывать. Инструменты поблескивали в свете солнца, было в этом что-то ненатуральное - яркий, солнечный день, блестящие инструменты, привязанный к кровати Шторм и воспалённая рана, прикрытая коркой запёкшейся крови. Заставить себя смотреть на это я не смогла. Смотрела куда угодно - в окно, на пустой камин, на заросшее жесткой щетиной лицо Шторма, только не на руки доктора, только не на его блестящие инструменты.
     Доктор прочистил рану, смазал чем-то и снова зашил. Сказать мне что-то утешительное он не мог - похоже, он и сам уже не надеялся на счастливый исход.
     Всё происходило будто во сне, я передвигалась как сомнамбула, делала что-то и, наверное, даже что-то говорила, когда-то ела.
     Через день после того, как рану вскрыли, очистили и снова зашили, Шторм разорвал ремни. Я проснулась от звука лопающейся кожи и вцепилась ему в руки, не позволяя двигаться. Кажется, я кричала что-то вроде: "Если ты не придёшь в себя, я тебя убью!".
     
     На пятый день меня разбудили слова: "Похоже, мне надо побриться!" Наверное, это был первый раз в моей жизни, когда я была рада слышать голос Шторма.
Наверх
 

O Elbereth! Giltoniel!&&We still remember, we who dwell&&In this far land beneath the trees,&&Thy starlight on the Western Seas
&&
WWW WWW 157087841  
IP записан
 
Warda
Житель
*
Вне Форума


Тинталлэ

Сообщений: 46
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #85 - Май 20, 2006 :: 9:27am
 
    Несмотря на запреты доктора, Шторм встал на ноги через две недели после операции. В этом была и моя вина - мне не нравилось, что мы тратим столько времени впустую. Ганарец отказался от моих услуг в качестве сиделки и попытался делать всё сам. Но если с ногой он ещё справлялся, то на перевязку плеча всё же приходилось звать меня. Будь мы в Кулаке, он бы обязательно поиздевался и над тем, как я тащила его через лес, и над тем, как, словно квочка, возилась с ним, когда он был без сознания. Но сейчас Шторм большую часть времени меня просто игнорировал.
     Через две недели после нападения пришло письмо от Холла. Он интересовался, смогу ли я составить ему компанию на выездных рыцарских игрищах, которые проводились в начале июня, раз в четыре года за городом, недалеко от Тирита. Я понятия не имела, что такое "выездные рыцарские игрища", и отправилась за советом к Шторму.
     - Рыцарские игрища - это спортивные соревнования. Конные забеги, стрельба из лука, метание ножей, поединки. На неделю большая часть тиритской знати выезжает в палаточный лагерь. Получается что-то вроде становища. Строится несколько арен для разного вида соревнований. Участники обычно - рыцари, бароны, мелкие князьки и прочие подыхающие от скуки господа.
     - Так он предлагает мне участвовать? - не совсем поняла я.
     - С ума сошла, девочка? Он предлагает тебе наблюдать за всем этим со зрительского места и в ужасе прижиматься к нему в особенно волнующие моменты.
     - Ясно. Одна я, поехать, конечно, не могу?
     - Можешь, конечно. Если хочешь, чтобы тебя сочли подстилкой второго бургомистра, - Шторм равнодушно пожал плечами и отвернулся к окну. При ходьбе ему приходилось опираться на трость - наверное, это было причиной его постоянно плохого настроения. Днём он или читал в библиотеке, или садился на Палача и уносился за город. Вечером закрывался в своей комнате и не спускался даже к ужину. Мы почти не разговаривали. Я злилась на него за то, что он так глупо подставился и вообще затягивает дело; на что злился он - я не знала.
     - Значит, поедем вместе. Я напишу Холлу, что буду на турнире с "опекуном".
     - Кто сказал, что я туда поеду?
     - А кто тебя спрашивает? - возмутилась я. - Куда ты денешься?
     Шторм замолчал и несколько секунд смотрел в окно. Часы на каминной полке пробили пять раз.
     - Интересно, тебе не приходило в голову просто кинуться ему в объятья, совратить и потом разбить его сердце?
     - Если бы оно у него было, я непременно воспользовалась бы этим планом!
     Ганарец развернулся и медленно вышел из комнаты, слегка хлопнув дверью. Я не сомневалась, что он поедет на игрища вместе со мной.
     
     До отъезда оставалась неделя, когда ко мне с неожиданным визитом нагрянул Холл Рейлей. Когда мажордом сообщил, что внизу стоит бургомистр и интересуется, смогу ли я принять его - я не сразу сообразила, о ком речь. Рейлей выезжал из дома исключительно на приёмы. Поговаривали, что всё остальное время он лежал дома в постели, ожидая прихода очередного лекаря.
     Я спустилась вниз и действительно увидела Холла. Роскошный наряд подчёркивал неестественную худобу и желтизну кожи бургомистра.
     - Я рада, что вы почтили нас своим присутствием, господин второй бургомистр, хоть это и было несколько неожиданным.
     Мы раскланялись.
     - Прошу прощения, если доставил вам неудобство, леди Гиана, но мне было необходимо встреться с вами до моего отъезда в столицу...
     - В столицу? - я возмутилась, причём гораздо более эмоционально, чем следовало. Судя по довольной улыбке на физиономии Холла, он решил, что я недовольна предстоящей разлукой. - Может быть, пройдём в сад, сегодня такая замечательная погода? - предложила я.
     - Да, конечно, пойдёмте в сад.
     Рейлей подал мне руку, и мы вышли во внутренний дворик. На улице было свежо - утренняя прохлада ещё не отступила под солнечными лучами, трава блестела от росы.
     - Вы, как всегда, великолепно выглядите, леди Гиана. Я с удовольствием стал бы статуей в вашем саду, только бы иметь возможность лицезреть вас каждое утро!
     Я сдержала смешок и подумала, что это обязательно надо процитировать Шторму. Он оценит.
     - К сожалению, у меня неожиданно возникли кое-какие дела в столице, и я вынужден отправиться в Ардам. Увы, я не смогу составить вам компанию на рыцарских игрищах, - продолжил Рейлей, усаживаясь на деревянную скамью под цветущей яблоней.
     - Как долго вы будете отсутствовать?
     - Меня не будет около месяца.
     Я разочаровано вздохнула, причём разочарование моё было натуральным. Мне придётся месяц сидеть без дела, а этот урод, может быть, сдохнет в столице.
     - Не расстраивайтесь, леди Гиана. На игрищах будет присутствовать Новио.
     - Новио?
     - Да. Мой сын. Он учился в закрытой школе для мальчиков, но в этом году возвращается домой. Правда, ему всего четырнадцать, но я думаю, что ему пора входить в высший свет.
     - Ваш сын, - протянула я. - Ваш наследник. Значит, вы женаты? - вопрос был очень глупым, но он сорвался с моих уст прежде, чем я поняла, что говорю вслух.
     - Видите ли, это очень долгая история. Я думал рассказать её вам, когда вернусь...
     - О, я буду ждать вас с нетерпением! - не кривя душой воскликнула я.
     - Мне бы очень хотелось, чтобы вы познакомились с Новио. Ему пойдёт на пользу общение с такой прекрасной дамой, как вы. Я был бы рад, если вы сблизились.
     - На что вы намекаете? - он что, собирается подложить меня под своего сына? В Кулаке иногда молодым пацанам покупали шлюху вскладчину.
     - Видите ли, леди Гиана... Вы, наверняка заметили, что я к вам весьма неравнодушен, - Холл сцепил худые руки и я уставилась на его длинные, тощие пальцы, похожие на ножки паука. - Я женился очень молодым, и брак мой не был счастливым. Вскоре после рождения сына моя жена тяжело заболела, и мне пришлось отправить её в приют при ордене Коруны. Это единственное место, где несчастной хоть как-то могли помочь. И следующие четырнадцать лет я провёл не холостым и не женатым. Такое положение меня вполне устраивало до тех пор, пока не появились вы, леди Гиана. Когда я встретил вас, мне на секунду показалось, что... - он замолчал, поднял глаза к небу, не иначе как для большей театральности, и продолжил. - Я понял, что вы - та самая женщина, которая мне нужна. В этот свой визит в столицу я буду ходатайствовать королю о расторжении брака. Он не откажет, в нашей стране раздельное проживание супругов сроком более десяти лет считается основанием для развода, так что я вернусь из Ардама уже холостым и тогда... Тогда мы поговорим о нашем с вами будущем. А пока я прошу вас пообщаться с моим мальчиком и позаботиться о нём.
     "Моим мальчиком", - отметила я про себя. Почему мне в голову ни разу не приходила мысль о сыне Рейлея? Ведь это было так просто.
     - Хорошо, господин второй бургомистр, я...
     - Просто Холл. Называйте меня по имени, леди Гиана.
     - Хорошо, Холл, - выдавила я. - Я постараюсь сблизится с вашим сыном и буду ждать.
     - Благодарю вас. Вы сделали меня счастливейшим человеком на земле!
     Рейлей прощался, а перед моими глазами стояла наша прошлая встреча. Мы танцевали на каком-то приёме, потом Холл увлёк меня в сторону балкона и чуть ли не силой вытащил на свежий воздух. Он обнял меня, довольно слабенько - но чего ещё ожидать от больного? - и попытался поцеловать. Сначала я опешила. Потом попробовала нащупать в рукаве нож, но его там не оказалось. Впрочем, для того, чтобы освободиться от его объятий, достаточно было хорошенько дёрнуться в сторону - хотя Хол, похоже, был удивлён тем, как легко я вырвалась. Пришлось изображать смущение и лепетать что-то о том, что на востоке порядочные мужчины так не поступают, и подобные нежности допустимы только между женихом и невестой. Я сейчас даже не помнила, какую чушь несла, но похоже, этот идиот поверил, что единственный способ затащить меня в постель это одеть мне колечко на палец. Если бы я была не леди Гианой, а простой хуторянкой, он бы изнасиловал меня там, где ему этого захотелось - но с благородной дамой так поступать было нельзя. Особенно с иностранкой.
     Мы попрощались, и я бросилась на поиски Шторма.
     
     - Что ты знаешь о жене Холла? - заорала я с порога, но тут же сбавила обороты и прикрыла дверь. Чужие уши были повсюду.
     Шторм отложил толстенную книгу и молниеносно убрал раненую ногу со столика. Если это движение и причинила ему боль, на его равнодушном выражении лица это не сказалось.
     - Ты что, собралась за него замуж?
     - Прекрати отвечать вопросом на вопрос! - прошипела я, садясь с ним рядом. - Он уехал в столицу, чтобы расторгнуть брак с женой. Пока его не будет, в город приедет его сын. Его единственный законный наследник, понимаешь?
     - Нет, не понимаю. Тебя интересует его жена или его сын?
     - И то, и другое. Рейлей только что рассказал мне грустную историю о своём несчастном браке, но это всё мелочи, конечно. Главное - его сын будет на игрищах, и мне нужен этот мальчик!
     - Тебе что, мальчиков не хватает?
     - Не притворяйся большим идиотом, чем ты есть! Мы должны похитить этого ребёнка!
     - И что ты будешь с ним делать потом?
     - Об этом я подумаю после того, как он окажется в моих руках. У тебя должны были остаться какие-нибудь связи. Нужно нанять кого-нибудь, вдвоём мы не справимся. Полагаю, эту часть тебе можно доверить?
     Я не стала дожидаться ответа. Шторм, может быть и ублюдок, но организовать похищение так, чтобы мы оказались не при чём, он сможет.
Наверх
 

O Elbereth! Giltoniel!&&We still remember, we who dwell&&In this far land beneath the trees,&&Thy starlight on the Western Seas
&&
WWW WWW 157087841  
IP записан
 
Warda
Житель
*
Вне Форума


Тинталлэ

Сообщений: 46
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #86 - Май 20, 2006 :: 9:27am
 
    Новио не появился на рыцарских игрищах. Сопровождающие его люди были убиты, а мальчик исчез. Только несколько человек в Тирите знали где он. Шесть нанятых Штормом разбойников, сам Шторм и я.
     Стражники носились по городу как ошпаренные. Производились постоянные облавы на притоны и таверны. В тюрьме оказалась куча народа. Холл спешно вернулся из столицы, но за неделю, прошедшую с момента похищения мальчика, ничего не изменилось. Второй бургомистр рвал и метал. Похитители не выставляли никаких требований и вообще словно испарились с лица земли. Никто не знал, зачем похитили Новио и что с ним.
     Я ликовала. Шторм нашел надёжных ребят, но я всё же немного беспокоилась. За любую информацию о Новио давали уже по сотне золотых. Вот только если сведения не подтверждались, несчастного, недавно одарённого такой кучей золота, вешали прямо на городской площади. Полиция зверствовала, но единственное, чего им удалось добиться - воришки, мошенники и даже нищие исчезли с улиц. Такое было сразу после облавы на Кулак и сейчас повторялось снова. Моему торжеству мешала только вечно недовольная физиономия Шторма. Я не знала, как это у него получается - вроде бы совершенно спокойное выражение лица, но от самой фигуры, от каждого члена, как круги по воде, расходится недовольство.
     Каждый день он спрашивал меня о том, что я собираюсь сделать с этим чёртовым мальчишкой. Каждый день я отправляла его к лешему. Это начинало надоедать. На самом деле, теперь у меня не было особенной необходимости в Шторме. Пока он был нужен для того, чтобы общаться с бандитами в качестве связного, но как только с мальчишкой будет покончено - я смогу разделаться и с ганарцем.
     
     В середине июня я решила, что пора начать действовать. Мальчика искали уже более двух недель. Многие склонялись к тому, что Рейлею не стоит рассчитывать её раз увидеть сына живым.
     Для того, чтобы поговорить со Штормом, пришлось вытащить его на конную прогулку. Это было сущим мучением. Ужасно неудобное дамское седло, лишающее возможности хоть как-то контролировать животное, огромная широкополая шляпа, которая, казалось, должна защитить от солнца не только меня, но и лошадь; и в добавок ко всему этому - огромный балахон, в котором не было никакой возможности быстро достать оружие. Каждый раз на "официальный выезд" я собиралась как на казнь, но прогулка верхом всё равно оставалась лучшим способом поговорить со спутником без чужих ушей.
     Мы со Штормом отправились в недавно отстроенный центральный парк. Здесь росли завезённые из дальних стран деревья, фонтаны вздымали к небу пенные струи, пели диковинные птицы. Мощеные дорожки для пеших и конных прогулок сетью опутывали специально выращенную и подстриженную траву. Такого парка не было даже в Ардаме.
     - Ты сможешь сегодня связаться с "твоими ребятами"? - начала я, как только лошади отошли от въездных ворот.
     - Девочка, посмотри - птички поют, солнышко светит. Ты можешь хоть пять минут просто наслаждаться прогулкой и не донимать меня своей местью?
     - Я? Донимать тебя? Ты что, с дуба упал? Кто уже леший знает сколько времени ходит вокруг меня кругами и ноет: "Ты решила, что делать с мальчиком, ты решила, что делать с мальчиком, ты решила, что делать с мальчиком"?
     - Поверь, дорогая, моё нытьё занимает гораздо меньше времени, чем твои планы по расчленению и медленному умерщвлению Холла. Последние полгода я только о них и слышу.
     - Я тебя с собой не звала! - заорала я, но тут же оборвала себя. Сейчас было не самое удачное время, чтобы ругаться со Штормом. - Сегодня встретишься со своими громилами. Мне нужен палец этого мальчонки.
     - Что?
     - Мне нужен палец Новио. Любой. Я хочу сделать подарок его папочке.
     Палач внезапно остановился. Я придержала лошадь, не понимая, что произошло с конём и его всадником. Шторм как-то странно посмотрел на меня, а через секунду жеребец и наездник промчались мимо. Можно было попытаться их догнать, но моей изящной, смирной до тошноты кобылке тягаться с Палачом было не по силам. Я развернула лошадку, в очередной раз попыталась вспомнить её имя и, в конце концов, просто воспользовалась шпорами. Кобылка потрусила к дому.
     
     Шторм вернулся только к вечеру.
     - Мне кажется, кто-то крадёт вино из погреба. В бочках его стало гораздо меньше, или мне это только кажется? Идём, проверишь! - распорядился он, появившись в дверях кабинета. Я как раз занималась самым подходящим делом для девицы из высшего света - вышиванием крестиком. Этот вид досуга я ненавидела даже сильнее, чем Шторма, поэтому к тому моменту, когда на пороге комнаты появился ганарец, я как раз дошла до нужной кондиции бешенства.
     Я молча проследовала за ним в подвал. Земляные стены и толстенная деревянная дверь хорошо изолировали звук, но так как в доме было полно прислужников, спускаться туда каждый раз, когда нужно было поговорить со Штормом, я не могла. Репутация алкоголички, которую мне бы тут же создали сплетники из прислуги, сейчас была совершенно ни к чему.
     Как только мы оказались в подвале, ганарец захлопнул дверь и прислонился к ней спиной.
     - Ты в своём уме, девочка?
     - Ты выполнил моё поручение?
     Мы заговорили одновременно и одновременно же замолчали, давая собеседнику высказаться.
     - У тебя совсем съехала крыша? Ты действительно решила отрубить мальцу палец?
     - В чём проблема? - вскинулась я. - Я же не заставляю тебя отрубить ему голову. В конце-концов, у этого ублюдка останется ещё девять. Или восемь. Или семь. Ему всё равно хватит.
     - Значит, ты хочешь его покалечить, а потом отпустить?
     - Я думаю над этим.
     - Не держи меня за идиота! - коротко бросил Шторм и раздраженно повёл плечами. - Ты не собираешься его отпускать.
     - Угадал. Не собираюсь. Я собираюсь вернуть его папаше по частям. Какое тебе до этого дело?
     - Я не хочу в этом участвовать. Это сумасшествие!
     - Не разыгрывай из себя святошу! Ты знал, на что шел, когда ещё в Отто соглашался помогать мне!
     - Я собирался помогать дурной девочке, а не маньячке!
     Я нащупала в рукаве лезвие. Шторм увидел, или даже почувствовал моё движение и предупредительно выставил вперёд руки.
     - Спокойно, девочка, ты же не хочешь, чтобы я сломал тебе пару-тройку костей?
     - Рискни!
     Ганарец вздохнул и запустил пальцы в волосы. Пожалуй, я впервые в жизни видела его таким. Растерянным? Озадаченным? Сложно было сказать. Гадать по физиономиям я не умела.
     - Как далеко ты собираешься зайти, Лезвие?
     - До конца, - я присела на деревянную бочку и начала перебирать руками ажурный пояс. Мне нужно было успокоиться.
     - И что, ты ни разу не подумывала о прощении? Знаешь, прощение - это главнейшая благодетель, и всё такое.
     - Я не умею прощать. И не желаю учиться!
     - Это твои проблемы. Но ты не собираешься прощать бургомистра. При чём здесь этот мальчик?
     - Я не виновата, что он - единственная ценность своего папаши!
     - Он тоже в этом не виноват.
     - Перестань, а? - почти попросила я. - Зачем эти проповеди? Мы перебили огромное количество людей. Одним больше - одним меньше, никакой разницы.
     - У каждого есть предел. Предел, когда ты перестаёшь убивать для пропитания или для защиты, и начинаешь убивать просто потому, что хочешь этого.
     - Ты не можешь помешать мне! Я убью его. Я хочу этого. Это моя месть, понимаешь? Я столько лет жила этим!
     Я вскочила с бочонка и принялась ходить из угла в угол, впечатывая каблуки в мягкую землю.
     Шторм молчал, глядя на меня внимательным взглядом. Золотистые глаза следили за каждым моим движением.
     - Ты же видела его, Сирена. Этого обрюзгшего старика, который и так одной ногой стоит в могиле. Неужели он достоин того, чтобы быть целью твоей жизни?
     - Тебя это не касается! Я шла к этой цели восемь лет. Ради неё я готова поставить на карту всё! Ради этой цели я убью сотни людей, если это будет нужно. Это моя жизнь - и я сама решу, как её прожить!
     - Прожить? Ты называешь это жизнью? - Шторм отодвинулся от стены и сделал несколько шагов по комнате. Он явно начинал злиться.
     - Да, я называю это жизнью!
     - Это не жизнь! Ненависть сжигает тебя изнутри. С тех пор, как мы вернулись из замка Марены, ты только и думаешь, что о мести. Ты засыпаешь с мыслями о ней и просыпаешься с ними же! Ты вообще подумала, как будешь жить после этого? Ты хоть раз думала о том, что будешь делить потом?
     - Это не твоё дело! - я боролась с желанием швырнуть в него глиняным кувшином, который кто-то из слуг забыл на скамье.
     - Это моё дело. Я не позволю тебе испортить себе же жизнь, поняла?
     - Ты! Да ты кем себя возомнил, чёрт тебя подери?! Ты кем себя возомнил? С чего ты взял, что можешь решать что-то за меня? Почему ты всё время лезешь в мою жизнь? Почему ты всё время вмешиваешься?!
     - Потому что я люблю тебя, дура! - заорал он и тут же осёкся.
     Я думала, что злиться дальше некуда. Что злости в меня больше не войдёт, но после его слов что-то взорвалось внутри. Взорвалось и выплеснулось наружу.
     - Он любит меня! Великие боги! Он любит меня и поэтому решил, что может за меня что то решать? Ты что, вообще идиот? Ты на что рассчитываешь? Что я после этого упаду к тебе в объятья, и ты увезёшь меня в голубую даль? Ты меня спросил?
     Шторм стоял у дверей, неподвижный, как каменная глыба.
     - Провались ты сквозь землю! Вместе со своими нравоучениями и любовью! Катись отсюда, ты мне не нужен. Мне никто не нужен! Я смогу сделать всё это сама, без тебя! Я уничтожу Холла! Я вырежу весь город, если будет нужно! Я получу то, чего так желаю, ясно тебе?
     Я и моргнуть не успела, как Шторм оказался рядом. Только дёрнулась в сторону, он схватил меня за волосы и крепко прижал к себе. Я чувствовала, как бешено колотится его сердце. Моё колотилось так же. Шторм схватил меня так крепко, что перехватило дыхание, а потом впился губами в мои губы. Я даже понять ничего не успела. Одно мгновение. Удар сердца. Ещё один. И вот уже я отлетаю к стене и встречаю холодные камни спиной.
     - Если передумаешь - ты знаешь, где меня искать, - бросил Шторм и вышел из подвала. Раздался щелчок поворачиваемого ключа.
     Я закричала, точнее, заорала как раненый зверь, пытаясь в одном крике выплеснуть всю ярость, злость и ненависть, переполнявшие меня.
Наверх
 

O Elbereth! Giltoniel!&&We still remember, we who dwell&&In this far land beneath the trees,&&Thy starlight on the Western Seas
&&
WWW WWW 157087841  
IP записан
 
NightLight
Неофит
*
Вне Форума


Я люблю этот Форум!

Сообщений: 20
Re: Проклятие Марены
Ответ #87 - Май 21, 2006 :: 12:18pm
 
какой накал страстей! проглотилось на одном дыхании, эх, надо было дождаться парочки продолжений сразу, теперь же изведусь, не зная что дальше... я так поняла, это проклятие марены на ней таким образом отразилось? что она совсем зациклилась на своей ненависти? тогда как же оно на шторме отразилось - в смысле то что он в нее влюбился это и есть его проклятие?
варда, спасибо большое!
Наверх
 
 
IP записан
 
hellmouth
Адепт
***
Вне Форума



Сообщений: 388
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #88 - Май 22, 2006 :: 4:18pm
 
Ух, какие страсти-мордасти. Спасибо!
Наверх
 

Ни один человек не может иметь все, что он хочет так, как он этого хочет...
267241374  
IP записан
 
Jakly
Дитя Тысячелетий
*****
Вне Форума


...Не играй с мечтами
других...!

Сообщений: 2471
Москва
Пол: female
Re: Проклятие Марены
Ответ #89 - Май 22, 2006 :: 9:59pm
 
Ааа, уже проду хочу! Очень довольный
Наверх
 

Красота зависит лишь от точки зрения наблюдателя. (с)
 
IP записан
 
Страниц: 1 ... 4 5 6 7